+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Защита прав авторов на результаты интеллектуальной деятельности

Патентно-информационный отдел

Содержание

Гражданско-правовые способы защиты

В соответствии со статьями 12, 1252 Гражданского Кодекса (далее — Кодекс) обладатели исключительных прав на объекты промышленной собственности, авторских и смежных прав вправе требовать от нарушителя:

1) признания прав.

Признание прав может относиться к личным неимущественным правам авторов и исполнителей или к имущественным правам.

Признание права может сопровождаться публичным объявлением о существовании определенного права, которое делается нарушителем или за его счет.

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Восстановление прежнего положения возможно далеко не всегда, эта мера защиты в некоторых случаях все же может быть применена (уничтожение экземпляров, проставление на экземплярах имен создателей и т. п.).

Прекращение действий, составляющих правонарушение или создающих угрозу правонарушения в сфере авторского права и смежных прав, может быть применено практически всегда. Это запрет рекламы, предложения продажи экземпляров, запрет продажи, допечатки тиража и т. п.

3) возмещения убытков, включая упущенную выгоду.

Обладатель исключительных прав, выдвигая требование о возмещении убытков, должен доказать факт наличия убытков, их размер, а также то, что убытки были причинены действиями нарушителя.

Обычно в сфере интеллектуальной собственности убытки проявляются в форме упущенной выгоды, т. е. той суммы, которую правообладатель мог бы получить, если бы нарушитель заключил договор с правообладателем и использовал охраняемый результат интеллектуальной деятельности возмездно, на законных основаниях.

4) взыскания дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав, вместо возмещения убытков.

Обладатель исключительных прав может отказаться от требования о возмещении своих убытков и потребовать взыскать с нарушителя тот доход, который нарушитель получил от использования объектов промышленной собственности или авторского и смежного права (п. 2. ч. 2 ст. 15 Кодекса).

Доход должен быть получен нарушителем именно в результате нарушения прав патентообладателей, авторских и смежных прав, а не в результате законных действий.

Обладатель исключительных прав может потребовать выплаты ему доходов, полученных нарушителем, не отказываясь от возмещения реального ущерба.

5) компенсации морального вреда;

В сфере интеллектуальной собственности моральный вред подлежит компенсации лишь в тех случаях, когда нарушены какие-либо личные неимущественные права.

Требования о компенсации морального вреда регулируются статьями 150–152 и 1099–1101 Кодекса.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

6) изъятия оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.

Требования предъявляются к изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю. По решению суда изъятое оборудование, устройства и материалы подлежат уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации.

7) принятия иных предусмотренных законодательными актами мер, связанных с защитой интеллектуальных прав.

Помимо возмещения убытков, взыскания дохода или выплаты компенсации в твердой сумме суд или арбитражный суд за нарушение интеллектуальных прав взыскивает штраф в размере 10 % от суммы, присужденной судом в пользу истца. Сумма штрафов направляется в установленном законодательством порядке в соответствующие бюджеты.

Меры административно-правового характера

Согласно пункту 2 статьи 7.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (далее – КоАП РФ) незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, за исключением случая недобросовестной конкуренции, выражающейся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

Нарушение авторских и смежных прав путем ввоза, продажи, сдачи в прокат или иного незаконного использования экземпляров произведений или фонограмм в коммерческих целях, в случаях, если:

  • эти экземпляры являются контрафактными;
  • на них указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав;

в том числе иные нарушения авторских и смежных прав в целях извлечения дохода за исключением случая недобросовестной конкуренции, выразившиеся во введении в оборот товара с незаконным использованием объектов авторских и смежных прав влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения (ст. 7.12 КоАП РФ).

Меры уголовно-правового характера

В соответствии со статьей 147 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (далее – УК РФ) незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

В отношении объектов авторского права или смежных прав, согласно статье 146 УК РФ, их незаконное использование, а равно присвоение авторства, если это деяние причинило крупный ущерб, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере от двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Если те же деяния совершены либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо в особо крупном размере, либо лицом с использованием своего служебного положения, то в данном случае наказание предусматривается в виде лишения свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

За защитой своего права обладатели исключительных авторских и смежных прав вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд, третейский суд, орган дознания, органы предварительного следствия в соответствии с их компетенцией.

По решению суда, арбитражного суда или судьи единолично контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат обязательной конфискации и уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе.

Контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.

Если изобретения, созданные в России и заявленные от имени российских юридических или физических лиц, первоначально патентуются в других странах, это явится прямым нарушением законодательства по интеллектуальной собственности. Согласно ст. 7.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) нарушение установленного порядка патентования объектов промышленной собственности в иностранных государствах влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей, на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до восьмидесяти тысяч рублей.

ПРАВОВАЯ ОХРАНА И ЗАЩИТА ПРАВ НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В результате изучения главы студент должен: знать

  • • понятие и значение защиты авторских прав;
  • • знаки защиты авторских и смежных с ними нрав;
  • • эффективность судебной формы защиты авторских и смежных с ними прав; уметь
  • • оперировать юридическими понятиями и категориями;
  • • правильно выбирать подходящую форму защиты авторских и смежных с ними прав применительно к конкретной ситуации;
  • • принимать решения и совершат!» юридические действия в точном соответствии с законом;
  • • давать квалифицированные юридические заключения и консультации; владеть
  • • юридической терминологией;
  • • навыками работы с правовыми актами;
  • • навыками анализа различных правовых явлений, юридических фактов, правовых норм и правовых отношений;
  • • навыками анализа правоприменительной, правоохранительной и судебной практик;
  • • навыками разрешения правовых проблем и коллизий;
  • • навыками принятия необходимых мер защиты и смежных прав.

Понятие правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности

Вопрос о понятиях «правовая охрана» и «правовая защита» является одним из наиболее сложных и дискуссионных. Выделяют два основных подхода. Сторонники первого подхода утверждают, что указанные понятия идентичны, сторонники второго подхода утверждают, что это взаимосвязанные понятия, но они не тождественны. Рассмотрим оба вышеуказанных подхода.

В соответствии с первым подходом термин «охрана прав» является более широким по содержанию, чем термин «защита прав». Сторонниками такого подхода являются: О. С. Иоффе, А. П. Сергеев, Е. А. Суханов, Э. П. Гаврилов, Н. И. Матузов, Н. С. Малеин и др.

Исследование данного вопроса, на наш взгляд, следует начать с общих позиций, изложенных специалистами теории государства и права.

Так, Н. И. Матузов высказывает следующее: «Охрана и защита субъективного права или охраняемого законом интереса — не одно и то же: охраняются они постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются» [1] . С ним солидарен и Н. С. Малеин, который правовую охрану рассматривает как юридические правила по поводу определенного блага, а защиту права рассматривает как меры, предусмотренные в законе в тех случаях, когда право уже нарушено [2] .

Ведущий специалист в области гражданского права А. П. Сергеев утверждает, что понятием «охрана гражданских прав» охватывается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальных ход реализации прав. В него включаются меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера. В понятие «защита» (понятие охраны в узком смысле слова), по его мнению, следует включать «лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании» [3] .

Другие специалисты в области гражданского права в целом соглашаются с вышеизложенными точками зрения, более конкретизируя применительно к гражданским правам. Так, Э. П. Гаврилов подчеркивает, что «термины “охрана” и “защита” подлежат обязательному разграничению. Охрана есть установление общего правового режима, а защита — те меры, которые предпринимаются в случаях, когда гражданские нрава нарушены или оспорены» [4] . Аналогичную позицию занимает и Е. А. Суханов. Он отмечает, что правовая охрана осуществляется, по сути, с помощью всей совокупности правовых норм, обеспечивающих нормальное и беспрепятственное развитие рассматриваемых отношений. Правовая защита — более узкое понятие, применяемое только к случаям их нарушения. Она представляет собой совокупность правовых способов (мер), которые применяются к нарушителям отношений [5] .

В. И. Царенко и В. А. Хома по этому вопросу солидарны с вышеизложенными точками зрения и отмечают, что охрана и защита прав авторов и смежных с ними прав — это взаимосвязанные между собой понятия, но они не тождественны.

Защита прав интеллектуальной собственности определяется как комплекс мероприятий, направленных на признание и восстановление прав интеллектуальной собственности в случае их нарушения. Разграничение понятий охраны и защиты возможно и необходимо осуществлять относительно их цели. Цель охраны — создание государством гарантий правообладателю для надлежащей реализации права собственности (во всех ее правомочиях — владения, пользования и распоряжения) на объект интеллектуальной собственности. Цель защиты права собственности в случае нарушения, непризнания или его оспаривания — восстановление или признание такого права путем применения принудительных мер государственными органами или путем самозащиты правообладателя интеллектуальной собственности [6] .

Второй подход объединяет специалистов, придерживающихся точки зрения, что «охрана» и «защита» — равнозначные понятия.

Так, Г. Н. Стоякин объединяет данные термины и рассматривает их как «систему правового регулирования общественных отношений, которая предупреждает правонарушение, а в случае их совершения устанавливает ответственность за допущенные правонарушения» [7] . Н. В. Витрук, условно разделяя охрану и защиту прав и подчеркивая их тесную связь, приходит к выводу о том, что оба эти явления составляют единое целое — «охрану (защиту) прав» [8] .

Мы придерживаемся первой точки зрения, разделяя понятия «охрана» и «защита». Аналогичной позиции, на наш взгляд, придерживается и законодатель. Так, действующее законодательство содержит самостоятельные нормы, посвященные охране авторских и смежных с ними прав, которые базируются на определенных принципах.

Прежде всего, необходимо учитывать международные принципы охраны прав авторов и смежных прав, которые закреплены, в частности, в Бернской конвенцией по охране литературных и художественных произведений 1886 г., а также в Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций 1961 г.

В соответствии с Бернской конвенцией охрана прав авторов базируется на следующих принципах:

  • 1) национального режима охраны авторского права на литературные и художественные произведения, в соответствии с которым любому произведению, созданному в одной из стран — участниц Конвенции в любой другой страие-участнице предоставляется такая же охрана, как и созданным в ней произведениям;
  • 2) возникновения авторского права независимо от выполнения каких- либо формальностей: регистрации, депонирования и т.п.;
  • 3) предоставления охраны во всех странах — участницах Конвенции независимо от наличия охраны или срока ее действия в стране происхождения произведения.

Применительно к произведениям, охраняемым авторским правом, предусматривается, что охрана в стране происхождения произведения регулируется внутренним законодательством. Автор, если он не является гражданином страны происхождения произведения, в отношении которого ему предоставляется охрана, пользуется в этой стране такими же правами, как и авторы — граждане этой страны (ст. 5 Бернской конвенции).

Охрана предоставляется авторам, которые являются гражданами одной из стран — участниц Бернской конвенции в отношении их произведений как выпущенных, так и не выпущенных в свет, и авторам, которые не являются гражданами одной из стран — участниц Бернской конвенции в отношении их произведений, выпущенных в свет впервые в одной из стран или одновременно в стране, не являющейся участницей этой Конвенции, и в стране — участнице Бернской конвенции. Авторы, не являющиеся гражданами одной из стран — участниц Бернской конвенции, но имеющие свое обычное местожительство в одной из таких стран, приравниваются для целей Бернской конвенции к гражданам этой страны.

Исходя из ст. 4 Бернской конвенции охрана распространяется на авторов кинематографических произведений, изготовитель которых имеет свою штаб-квартиру или обычное местожительство в одной из стран — участниц Бернской конвенции, а также на авторов произведений архитектуры, сооруженных в какой-либо стране — участнице Бернской конвенции, или других художественных произведений, являющихся частью здания или иного сооружения, расположенного в какой-либо стране — участнице Бернской конвенции.

В отношении исполнителей, изготовителей (производителей) фонограмм и вещательных организаций ст. 2 Международной конвенции 1961 г. устанавливается национальный режим охраны, под которым понимается режим, предоставляемый внутренним законодательством договаривающегося государства, в котором испрашивается охрана:

  • 1) для исполнителей, являющихся его гражданами, в отношении осуществляемых на его территории исполнений, передачи в эфир или первой записи;
  • 2) изготовителей фонограмм, являющихся его гражданами или юридическими лицами, в отношении фонограмм, впервые записанных или впервые опубликованных на его территории;
  • 3) вещательных организаций, штаб-квартиры которых расположены на его территории, в отношении передач в эфир, осуществляемых с помощью передатчиков, расположенных на его территории.

Кроме того, заслуживают внимания и другие принципы, в числе которых принцип автоматической охраны. Исходя из ст. 5(2) Бернской конвенции, использование авторских прав на произведение и их осуществление «не связаны с выполнением каких бы то ни было формальностей». Это означает, что право на произведение возникает с момента его создания и не требует регистрации.

Также к числу основных относится и принцип презумпции обладателя авторского права. В соответствии с этим принципом автором произведения считается лицо, указанное на товаре, в котором воплощен объект авторского права, если не доказано иное.

Самостоятельного внимания заслуживает принцип дихотомии. В ст. 9(2) Соглашения ТРИПС 1994 г. установлено, что «авторско-правовая охрана предоставляется на выразительные формы, а не на идеи, процедуры, методы эксплуатации или математические концепции как таковые». В соответствии со ст. 2 Договора ВОИС по авторскому праву 1996 г. «авторско-правовая охрана распространяется на форму выражения, а не на идеи, процессы, методы функционирования или математические концепции как таковые». Обе нормы в действительности абсолютно идентичны, поскольку различие в формулировках существует только в русском тексте, а в английском они одинаковы: «Copyright, protection extends to expressions and not to ideas, procedures, methods of operations or mathematical concepts as such».

Данная международная норма и выражает принцип дихотомии, в соответствии с которым охраняются не идеи, а любые формы их выражения. Поскольку форма выражения идей — это содержание произведения, следовательно, охраняется содержание произведения, но не идеи, которые в нем выражены. Принцип дихотомии устанавливает правовое различие между идеями и содержанием произведения, но не между формой и содержанием произведения, как иногда считают [9] .

Охрана предоставляется произведениям при наличии условий охраноспособности, к которым относятся:

  • — творческий характер произведения;
  • — объективная форма, в которой существует произведение;
  • — правомерное использование охраняемых объектов.

Российское законодательство предусматривает, что охрана авторских и смежных прав осуществляется как при жизни автора, гак и в некоторых случаях после его смерти. К примеру, ст. 152.1 ГК РФ посвящена охране изображения гражданина. В соответствии с данной статьей обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда:

  • 1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
  • 2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;
  • 3) гражданин позировал за плату.

Российское законодательство (ст. 152.1 ГК РФ) ничего не говорит о сроке охраны изображения гражданина. Нормы международного законодательства содержат срок охраны. В частности, Соглашение ТРИПС и Бернская конвенция в ст. 7 (4) устанавливают, что срок охраны фотографических произведений не может быть короче 25 лет со времени создания такого произведения. А ст. 9 Договора ВОИС по авторскому праву говорит о том, что в отношении фотографических произведений Договаривающиеся Стороны не применяют положения ст. 7(4) Бернской конвенции.

Поскольку ст. 152.1 ГК РФ ничего не закрепляет в отношении срока охраны фотографических произведений, а нормы международного нрава исключают применение срока, установленного Бернской конвенцией, то следовательно, к таким произведениям применяется общее положение об охране произведений.

Охране посвящена и ст. 1267 ГК РФ, которая предусматривает, что авторство, имя автора и неприкосновенность произведения охраняются бессрочно. Согласно этой норме автор вправе в порядке, предусмотренном для назначения исполнителя завещания, указать лицо, на которое он возлагает охрану авторства, имени автора и неприкосновенность произведения (абз. 2 п. 1 ст. 1266 ГК РФ) после своей смерти. При отсутствии таких указаний или в случае отказа назначенного автором лица от исполнения соответствующих полномочий, а также после смерти этого лица охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения осуществляется наследниками автора, их правопреемниками и другими заинтересованными лицами.

Аналогичным образом охрана авторства, имени автора и неприкосновенности осуществляется и при переходе произведения в общественное достояние.

Кроме авторских прав, охране подлежат также и смежные с авторскими права. Предоставление на территории РФ охраны объектам смежных прав в соответствии с международными договорами РФ осуществляется в отношении исполнений, фонограмм, сообщений передач организаций эфирного или кабельного вещания, не перешедших в общественное достояние в стране их происхождения вследствие истечения установленного в такой стране срока действия исключительного права на эти объекты и не перешедших в общественное достояние в Российской Федерации вследствие истечения срока действия исключительного права (ст. 1304 ГК РФ).

В этом контексте представляет интерес решение, вынесенное Судом ЕС по делу ЭМИ/Электрола (EMI/Electrola) [10] .

Обладатель исключительных прав на аудиозапись обратился за судебной защитой в Германии против несанкционированного импорта указанных записей из Дании, на территории которой были произведены записи без согласия правообладателя, поскольку срок их правовой охраны в этом государстве истек, а следовательно, по законодательству Дании они были произведены правомерно. В стране импорта, в Германии исключительные права указанного правообладателя подпадали под охрану законодательства. Суд Европейского союза в своем решении указал, что «аудиозаписи» были правомерно произведены в одном государстве — участнике

Европейского союза, но не в силу указания либо разрешения обладателя смежных прав, а в силу истечения сроков правовой охраны, предусмотренных законодательством данного государства.

Таким образом, различие национального законодательства привело к подобным ограничениям прав правообладателя аудиозаписи.

Статья 1316 ГК РФ предусматривает по отношению к смежным правам, что авторство, имя исполнителя и неприкосновенность исполнения охраняются бессрочно.

В зависимости от момента создания объекта смежных прав законодательство предусматривает определенную специфику. Так, в соответствии с п. 46 постановления Пленума ВС РФ И ВАС РФ от 26.03.2009 № 5/29 право изготовителя базы данных (§ 5 гл. 71 ГК РФ) охраняется только в отношении базы данных, созданной или обнародованной после 31 декабря 2007 г.

Право публикатора на произведение науки, литературы или искусства (§ 6 гл. 71 ГК РФ) охраняется только в отношении произведения, правомерно обнародованного публикатором после 31 декабря 2007 г.

В связи с созданием Таможенного союза актуальным становится вопрос об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности. Для реализации данного права создан таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности. В соответствии с приказом ФТС России от 13.08.2009 № 1488 «Об утверждении Административного регламента Федеральной таможенной службы но исполнению государственной функции по ведению таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности» если правообладатель подает заявление в таможенный орган о включении объекта его интеллектуальной собственности в таможенный реестр, то он обязан предъявить правоустанавливающий документ, подтверждающий охраноспособность результата интеллектуальной деятельности.

Защита прав авторов на результаты интеллектуальной деятельности

Особо хотелось бы остановиться на вопросах защиты исключительных прав. Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования:

1) о признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним;

3) о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб;

4) об изъятии материального носителя — к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права.

В порядке обеспечения иска по делам о нарушении исключительных прав к материальным носителям, оборудованию и материалам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, могут быть приняты обеспечительные меры, установленные процессуальным законодательством, в том числе может быть наложен арест на материальные носители, оборудование и материалы.

Для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

В случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации.

Спорные вопросы по защите нарушенных или оспоренных прав интеллектуальной собственности осуществляются в административном, судебном порядке, не является гражданско-правовой новацией, так как часть 4 входит в состав Гражданского кодекса Российской Федерации, и, следовательно, данная статья не нужна, ее необходимо отменить. Достаточно будет действия нормы ст. 1250, которую надо переименовать для соответствия принятым терминам следующим образом: Защита исключительных имущественных прав интеллектуальной собственности», а ст. 1252 «Защита исключительных прав» отменить, поскольку она дублирует нормативные положения статьи о «Защите исключительных имущественных прав интеллектуальной собственности».

Особенности защиты исключительных имущественных прав в зависимости от правовых режимов интеллектуальной собственности необходимо рассматривать в гл. 70 «Авторское право», 71 «Права, смежные с авторскими», 72 «Патентное право», 73 «Право на селекционное достижение», 74 «Право на топологии интегральных микросхем», 75 «Право на секрет производства (ноу-хау)», 76 «Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий».

Представляется, что статья 1251 «Защита личных неимущественных прав» должна быть изложена следующим образом: «В случае нарушения личных неимущественных прав автора их защита осуществляется в соответствии с положениями главы 8 «Нематериальные блага и их защита» Гражданского кодекса РФ (настоящего Кодекса)».

Можно несколько иллюстрировать вопросы защиты права интеллектуальной деятельности, приведя в пример судебную практику в сфере защиты авторского права.

Широкое использование результатов творческой деятельности в силу различных причин сопровождается негативными последствиями, представляющими серьезную угрозу для общества в связи с высоким уровнем незаконного использования этих результатов. Все большую угрозу правообладателям представляет незаконное размещение произведений и фонограмм в телекоммуникационных сетях, в частности в сети Интернет и сети сотовой связи.

В связи с этим возникла объективная потребность в обобщении судебной практики и подготовке руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по этим вопросам. В первом полугодии 2004 г. Верховный Суд РФ обобщил практику рассмотрения гражданских дел в сфере защиты интеллектуальной собственности. Результаты обобщения показали, что у судов возникали сложности в применении законодательства, регулирующего отношения, связанные с созданием и использованием объектов авторского права и смежных прав.

Так, например, практически по всем делам у судов существовала необходимость привлечения специалистов, обладающих познаниями в различных областях науки и техники.

С учетом значительного увеличения количества дел, связанных с защитой интеллектуальной собственности, высший орган судебной власти — Верховный Суд РФ счел целесообразным обратиться к проблемам охраны и защиты авторского права и смежных прав в судах общей юрисдикции. В результате 19 июня 2006 г. принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О вопросах, возникающих у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных прав».

Большинство судебных споров в области защиты авторских прав на музыкальные произведения касаются порядка применения положений авторского договора. Так, например, К. обратился в Черемушкинский районный суд г. Москвы с иском к ПБОЮЛ «Маматов И.Р.» о защите авторских прав. Истец просил признать недействительным авторский договор N 27/ВП от 7 февраля 2000 г., заключенный между ним и ответчиком. К. является автором нескольких музыкальных произведений и текстов к ним, по поводу которых и возник спор.

Исковые требования основывались на том, что, по мнению истца, условия договора не соответствовали требованиям Закона об авторском праве и смежных правах: в нем не были указаны конкретные права, передаваемые по договору, фактически не установлена обязанность контрагента выплачивать вознаграждение за использование произведений, переданы права на произведения, не известные на момент заключения договора, в том числе на произведения, которые могут быть созданы в будущем. Ответчик ПБОЮЛ «Маматов И.Р.» иск не признал. В своих возражениях он, в частности, указал, что согласно пп. 1.1 и 2.3 договора истец передает ему все исключительные имущественные авторские права, предусмотренные в ст. 16 Закона, которая содержит исчерпывающий перечень прав на использование произведений. И, следовательно, утверждение истца об отсутствии в договоре указания о том, какие конкретные права переданы по договору, несостоятельно.

Таким образом, суть спора заключалась в оценке обязательств сторон, определяющих предмет оспариваемого договора, а следовательно, и правовой характер договорных отношений. Решением Черемушкинского районного суда иск был удовлетворен. Разрешая спор, суд пришел к выводу: оспариваемый договор «не соответствует природе авторских договоров». В обоснование своего решения суд сослался на следующие обстоятельства.

Договор не предусматривает использование переданных авторских прав на музыкальные произведения самим ответчиком. А также, в нарушение ст. 31 Закона об авторском праве, не предусматривает выплату вознаграждения по каждому способу использования переданных по договору прав, т.е. договор носит безвозмездный характер. В соответствии с условиями договора ответчик принял на себя обязательства по передаче предоставленных ему по договору прав на использование произведений истца третьим лицам и сбору денежных отчислений, которые должны поступать от этих пользователей. За автором же закреплялось право на получение доли (в процентном отношении, причем размер процента не был указан) от общей суммы сборов, полученных за использование произведений третьими лицами. По мнению суда, уплата вознаграждения за использование произведения третьими лицами не может считаться соблюдением требования Закона, поскольку третьи лица не являются сторонами договора, а потому на них договором не могут возлагаться какие-либо обязанности. Кроме того, сама форма исчисления размера вознаграждения носит условный характер и не может быть реализована, поскольку не урегулирован метод контроля за соблюдением прав автора.

Суд также обратил внимание на условия, предусматривающие передачу прав истца на произведения, не известные на момент заключения договора, в том числе на произведения, которые могут быть созданы в будущем, что прямо противоречит ст. 31 Закона об авторском праве.

Президиум Московского городского суда по надзорной жалобе ответчика отменил решение Черемушкинского суда и направил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Вывод суда о том, что в договоре не определены конкретно передаваемые по нему права, несостоятелен, поскольку в нем прямо указано, что передаются все исключительные имущественные права, предусмотренные ст. 16 Закона об авторском праве и смежных правах. Такая ссылка позволяет «недвусмысленно установить, какие именно права на использование произведений были переданы по договору». Возможность последующей передачи ответчиком полученных по авторскому договору прав полностью или частично третьим лицам отвечает нормам п. 4 ст. 31 Закона об авторском праве и смежных правах, предусматривающим условия предоставления сублицензий по авторским договорам.

Возмездный характер договорных отношений подтверждается разделом 7 договора, определяющим финансовые условия, согласно которым К. «получает долю в процентном соотношении от общей суммы сборов, полученных за использование произведений третьими лицами». Предусмотрена также обязанность ПБОЮЛ «Маматов И.Р.» предоставлять К. по его требованию информацию и необходимые финансовые документы, отражающие ход сбора вознаграждения за использование произведений третьими лицами, а также о текущем круге третьих лиц, использующих произведения.

Суждение суда о том, что по договору были переданы права на произведения К., не известные на момент заключения договора, высказано без учета содержания п. 1.1 договора и приложения к договору, из которых следует, что К. передает ПБОЮЛ «Маматов И.Р.» исключительные права на использование всех его произведений, созданных на момент подписания приложений. При этом было обращено внимание на то, что недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК РФ).

Помимо конкретных споров, касающихся применения Закона об авторском праве и смежных правах, вопросы также возникают по некоторым процессуальным моментам. Так, например, особенно актуален в настоящее время вопрос об определении надлежащего ответчика в связи с развитием информационных технологий и размещением на web-сайтах тех или иных произведений и объектов смежных прав.

Этот вопрос возник при рассмотрении Черемушкинским межмуниципальным судом г. Москвы дела по иску Соколова-Ходакова к Ю.А. Антонову. Истец утверждал, что ответчик разместил на своем сайте фонограмму, права на использование которой принадлежат ему. Ответчик возражал против иска, указывая, в частности, на то, что структура сайта позволяет размещать на нем музыкальные фонограммы в формате МРЗ любому пользователю Интернета, располагающему такими фонограммами. Суд в своем решении отметил, что законом не определено, кто должен нести ответственность в этом случае — администратор сайта или лицо, разместившее на нем фонограмму. По-видимому, этот вопрос должен решаться также на основании упомянутых 2 моментов — инициативы и контроля.

Существенное значение имеет рассмотрение споров о защите авторских и смежных правах на музыкальные произведения в арбитражных судах.

Практика арбитражного суда свидетельствует о том, что наиболее «популярным» нарушением авторских прав является изготовление или распространение произведений и фонограмм без согласия автора, то есть контрафактной продукции. В случае выявления подобных нарушений обладатели исключительных авторских и смежных прав вправе обратиться за их защитой в суд.

Постановлением кассационной инстанции отменено решение арбитражного суда, которым отказано в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных смежных прав на музыкальные произведения. Отказ мотивирован тем, что истцом — закрытым акционерным обществом — не представлено доказательств составления уполномоченным государственным органом, который управомочен принимать решения о привлечении к ответственности за нарушение смежных прав, акта, зафиксировавшего факт продажи контрафактной продукции. Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала на то, что данный вывод суда противоречит положениям статей 48 и 49 Закона «Об авторском праве и смежных правах», которыми предусмотрено, что за нарушение авторских и смежных прав наступает гражданская, уголовная и административная ответственность, и обладателю смежных прав предоставлено право самостоятельно обратиться в установленном порядке в арбитражный суд за защитой своего права (пункт 4 статьи 49 Закона).

Для установления факта нарушения авторских прав, характера и размера нарушения суд, как правило, исследует авторский договор, заключенный между сторонами. При этом особое внимание уделяется условиям, на которых авторские права переданы пользователю, объем этих прав, способ и порядок использования произведения.

Установление факта нарушения личных неимущественных прав является основанием для удовлетворения иска об их восстановлении. Обоснованность требований о признании прав авторства и восстановления ранее существовавшего положения, а также прекращения противоправных действий может быть подтверждена документально (наличие письменного авторского договора) либо свидетельскими показаниями.

В случае заявления требований о восстановлении нарушенных имущественных прав, а именно возмещения убытков или взыскания доходов, полученных нарушителем, — истец должен не только определить размер этих убытков или доходов, но и документально подтвердить их.

Практика свидетельствует о том, что реально доказать размер понесенного ущерба, а также упущенной выгоды достаточно сложно, а в ряде случаев, при отсутствии у нарушителя надлежаще оформленной бухгалтерской документации, практически невозможно.

Наибольшее распространение в практике арбитражных судов получило рассмотрение исков о выплате компенсаций. В определенной степени этому способствовало информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.09.99 N 47 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», в пункте 13 которого дано разъяснение, что компенсация, установленная подпунктом 5 пункта 1 статьи 49 Закона подлежит взысканию при доказанности правонарушения, а не убытков. При этом размер компенсации определяется судом исходя из конкретных обстоятельств.

Решением арбитражного суда были удовлетворены исковые требования закрытого акционерного общества к предпринимателю без образования юридического лица о взыскании компенсации за незаконное использование ответчиком произведения, авторские права на который принадлежат истцу, в результате чего был причинен ущерб в виде недополучения доходов, которые на основании статьи 49 ФЗ «Об авторском праве и смежных правах» подлежат возмещению.

Таким образом, неуклонный рост количества дел по спорам об авторских правах убедительно свидетельствует о том, что судебное разбирательство стало наиболее приемлемой формой разрешения конфликтов в сфере интеллектуальной собственности. Изучение практики по данной категории дел позволяет уяснить наиболее сложные моменты в оценке правоотношений сторон, судебные подходы к разрешению конфликтных ситуаций, что в конечном итоге предоставляет возможность лицу, чьи права на объект интеллектуальной собственности были нарушены, грамотно и обоснованно требовать их восстановления. Судебные споры в отношении защиты авторских и смежных прав на музыкальные произведения имеют широкое распространение, чем обусловлена их значимость сегодня.

Интеллектуальная собственность — собственность на результаты интеллектуальной деятельности, интеллектуальный продукт, входящий в совокупность объектов авторского и изобретательского права.

Особенности использования и защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности имеют существенное значение в настоящее время. В этом отношении следует выделить тенденции конкретизации ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Действующее гражданское законодательство России предусматривает конкретный механизм договорного и законодательного регулирования отношений в сфере использования результатов интеллектуальной деятельности. Важно подчеркнуть создание системы договоров, предметом которых выступают права на результаты интеллектуальной деятельности. При этом предметом договоров об использовании результатов интеллектуальной деятельности, на которые имеются исключительные права, является передача данных прав, а сами идеальные результаты служат объектами прав. Если же на результат интеллектуальной деятельности не существует исключительных прав, а есть лишь фактическая монополия его создателя, то предметом договора является передача самого этого результата.

Нарушение исключительных прав влечет возникновение ответственности, которая может быть гражданской, уголовной, административной.

В настоящее время формируется судебная практика по вопросам защиту прав на результаты интеллектуальной деятельности. При этом необходимо дальнейшее совершенствование механизма реализации ответственности за нарушение данных прав, в частности, механизма взыскания убытков.

авторское право интеллектуальная деятельность

Защита прав на результаты интеллектуальной деятельности

Основные задачи отдела по защите прав на результаты интеллектуальной деятельности:

  1. Проведение оценки интеллектуальной собственности, которая включает выработку технологий оценки, разработку алгоритмов оценки научно-технического уровня результатов НИОКР и иные юридически значимые действия, позволяющие отразить стоимостную характеристику объектов интеллектуальной собственности.
  2. Оказание услуг по аудиту интеллектуальной собственности юридических и физических лиц, в том числе и проведение экономической экспертизы объектов интеллектуальной собственности, которая заключается в том числе и экономическая экспертиза убытков, причиненных неправомерным использованием объектов интеллектуальной собственности, а также размера вознаграждений авторам объектов интеллектуальной собственности.
  3. Проведение научных исследований в области права интеллектуальной собственности, в том числе и с учетом ведущих зарубежных институтов (например, Институт им.Макса Планка по инновациям и интеллектуальной собственности (Германия, Мюнхен) и Институт им. Макса Планка по сравнительному и частному праву (Германия, Гамбург).
  4. Консультирование юридических и физических лиц по вопросам права интеллектуальной собственности
  5. Оказание услуг по регистрации (программ для ЭВМ, товарных знаков), а также возможность заключения договоров с авторами на защиту прав автора на литературные произведения и иные объекты авторских прав
  6. Систематическое проведение семинаров, лекций для студентов, аспирантов, магистрантов по Методике написания научных проектов для участия в различных конкурсах, грантах, в том числе и на международном уровне.
  7. Проведение системной работы по анализу и систематизации служебных произведений преподавателей Университета с целью их дальнейшей оценки и экономической эффективности, в том числе и для осуществления регистрационных действий (базы данных).
  • Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Ольга Викторовна Сушкова
  • г. Москва, ул. Молодогвардейская, д.46, корпус 1, кабинет 204 (м. Молодежная)
  • Телефоны: 8 (499) 963-01-01, доб. 2073,
    8 (916) 792-85-89
  • e-mail: ovsushkova@mail.ru

Основные направления деятельности:

  1. Научно-исследовательская и информационно-аналитическая работа:
    • — выполнение НИР по конкурсам, в том числе и с учетом положений Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»
    • — организация и проведение научно-практических конференций;
    • — обучающих семинаров, лекций для студентов, аспирантов, магистрантов по Методике написания научных проектов для участия в различных конкурсах, грантах, в том числе и на международном уровне.
  2. Учебно-методическая работа:
    • — оказание образовательных услуг;
    • — разработка программ профессиональной подготовки;
    • — разработка программ повышения квалификации и совместно с факультетом ДПО и их реализация:
      1. Аудит интеллектуальной собственности юридического лица;
      2. Порядок проведения учета (инвентаризации) интеллектуальной собственности юридического лица;
      3. Досудебное и судебное урегулирование споров, связанных с защитой прав на результаты интеллектуальной деятельности;
      4. Государственная регистрации объектов интеллектуальной собственности;
      5. Методы и способы защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности.
        • — проведение обучающих и практических семинаров.
  3. Консультирование и проведение экспертизы по проблемам права интеллектуальной собственности.
  4. Оказание услуг по защите прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Концепция развития:

  1. Формирование групп (ы) студентов, магистров, аспирантов с целью их вовлечения в деятельность Отдела и воспитание из них будущих экспертов, могущих оказывать юридические услуги в сфере права интеллектуальной собственности
  2. Создание и развитие сайта Отдела для продвижения его услуг с акцентом на наличие практической возможности по реализации патентования технических разработок в Роспатенте, заключения лицензионных договоров, регистрации товарных знаков и осуществления иной практически значимой деятельности.
  3. Развитие консалтингового направления деятельности: консультации по вопросам ИС, реклама, публичные лекции для заинтересованных лиц, размещение на сайте Отдела статей по острым проблемам ИС, в том числе и по судебной практике Суда по интеллектуальным правам, а также иных ведущих зарубежных судебных органов, например Швейцарского федерального патентного суда, Германского федерального патентного суда, Китайского суда по интеллектуальной собственности и иных.
  4. Научная деятельность Отдела, проведение научных конференций, круглых столов, симпозиумов, участие в НИР в том числе и силами студентов, магистров, аспирантов Университета.
  5. Взаимодействие с Учредителем Университета – Министерством юстиции Российской Федерации

Статья написана по материалам сайтов: studme.org, studbooks.net, rpa-mu.ru.

»

Это интересно:  Защита конституционных прав в интернете
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector