Защита информации авторских прав на программное обеспечение

Информационная безопасность РФ

Правительство Российской Федерации в пределах своих полномочий и с учетом сформулированных в ежегодных посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию приоритетных направлений в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации координирует деятельность федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также при формировании в установленном порядке проектов федерального бюджета на соответствующие годы предусматривает выделение средств, необходимых для реализации федеральных программ в этой области.

Совет Безопасности Российской Федерации проводит работу по выявлению и оценке угроз информационной безопасности Российской Федерации, оперативно подготавливает проекты решений Президента Российской Федерации по предотвращению таких угроз, разрабатывает предложения в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, а также предложения по уточнению отдельных положений настоящей Доктрины, координирует деятельность органов и сил по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации, контролирует реализацию федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации решений Президента Российской Федерации в этой области.

Федеральные органы исполнительной власти обеспечивают исполнение законодательства Российской Федерации, решений Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации; в пределах своей компетенции разрабатывают нормативные правовые акты в этой области и представляют их в установленном порядке Президенту Российской Федерации и в Правительство Российской Федерации.

Межведомственные и государственные комиссии, создаваемые Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации, решают в соответствии с предоставленными им полномочиями задачи обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации взаимодействуют с федеральными органами исполнительной власти по вопросам исполнения законодательства Российской Федерации, решений Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, а также по вопросам реализации федеральных программ в этой области; совместно с органами местного самоуправления осуществляют мероприятия по привлечению граждан, организаций и общественных объединений к оказанию содействия в решении проблем обеспечения информационной безопасности Российской Федерации; вносят в федеральные органы исполнительной власти предложения по совершенствованию системы обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

Органы местного самоуправления обеспечивают соблюдение законодательства Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

Органы судебной власти осуществляют правосудие по делам о преступлениях, связанных с посягательствами на законные интересы личности, общества и государства в информационной сфере, и обеспечивают судебную защиту граждан и общественных объединений, чьи права были нарушены в связи с деятельностью по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации.

В состав системы обеспечения информационной безопасности Российской Федерации могут входить подсистемы (системы), ориентированные на решение локальных задач в данной сфере.

Подведем итог. Конечно, все, что здесь написано – это всего лишь планы и теории. Изучая прессу, можно утверждать, что никаких практических результатов эта доктрина не дает. Например, в некоторых пунктах сказано, что нужно создавать специальные организации, которые будут заниматься той или иной деятельностью. Но, насколько я знаю, никакие новые организации в последнее время не создавались. Уже существующие борются с компьютерными преступлениями, совершающимися в Интернете, отслеживают хакеров, которые проникают в закрытые информационные сети государства. И все. Никаких серьезных действий по отношению к пиратскому программному обеспечению и к пиратам не проводится. Поэтому они чувствуют себя в относительной безопасности. И продолжают свою работу. Во второй главе я расскажу о законах, которые должна защищать от пиратства.

2.Защита авторских прав на программное обеспечение

1. Общие положения

программа для ЭВМ — это объективная форма представления совокупности данных и команд, предназначенных для функционирования электронных вычислительных машин (ЭВМ) и других компьютерных устройств с целью получения определенного результата. Под программой для ЭВМ подразумеваются также подготовительные материалы, полученные в ходе ее разработки, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения;

база данных — это объективная форма представления и организации совокупности данных (например: статей, расчетов), систематизированных таким образом, чтобы эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ;

адаптация программы для ЭВМ или базы данных — это внесение изменений, осуществляемых исключительно в целях обеспечения функционирования программы для ЭВМ или базы данных на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя;

модификация (переработка) программы для ЭВМ или базы данных — это любые их изменения, не являющиеся адаптацией;

декомпилирование программы для ЭВМ — это технический прием, включающий преобразование объектного кода в исходный текст в целях изучения структуры и кодирования программы для ЭВМ;

воспроизведение программы для ЭВМ или базы данных — это изготовление одного или более экземпляров программы для ЭВМ или базы данных в любой материальной форме, а также их запись в память ЭВМ;

распространение программы для ЭВМ или базы данных — это предоставление доступа к воспроизведенной в любой материальной форме программе для ЭВМ или базе данных, в том числе сетевыми и иными способами, а также путем продажи, проката, сдачи внаем, предоставления взаймы, включая импорт для любой из этих целей;

выпуск в свет (опубликование) программы для ЭВМ или базы данных — это предоставление экземпляров программы для ЭВМ или базы данных с согласия автора неопределенному кругу лиц (в том числе путем записи в память ЭВМ и выпуска печатного текста), при условии, что количество таких экземпляров должно удовлетворять потребности этого круга лиц, принимая во внимание характер указанных произведений;

использование программы для ЭВМ или базы данных — это выпуск в свет, воспроизведение, распространение и иные действия по их введению в хозяйственный оборот (в том числе в модифицированной форме). Не признается использованием программы для ЭВМ или базы данных передача средствами массовой информации сообщений о выпущенной в свет программе для ЭВМ или базе данных.

2. Под правообладателем в настоящем Законе понимается автор, его наследник, а также любое физическое или юридическое лицо, которое обладает исключительными имущественными правами, полученными в силу закона или договора.

СУД И ПРАВОВАЯ ОХРАНА ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

Защита программ для ЭВМ осуществляется с помощью следующих видов судопроизводства — гражданского (или арбитражного), уголовного и административного. Гражданско-правовая ответственность применяется судами общей юрисдикции и арбитражными судами, уголовная и административная — исключительно судами общей юрисдикции.

Гражданско-правовые средства защиты авторских прав на программные продукты

Как уже известно, законодательством (ст. 18 п. 1 Закона о правовой охране программ для ЭВМ и п. 3 ст. 49 Закона об авторском праве и смежных правах) предусмотрена возможность использования гражданско-правовых средств защиты владельцев прав на программные продукты. Такая возможность реализуется путем обращения в суд общей юрисдикции или арбитражный суд.

Вопрос о подведомственности конкретного дела решается следующим образом. Согласно ст. 25 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (далее — ГПК) судам общей юрисдикции подведомственны дела по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, если хотя бы одной из сторон является гражданин. В соответствии со ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) арбитражному суду подведомственны дела об экономических спорах, возникающих из гражданских правоотношений между юридическими лицами, в том числе с участием иностранных организаций.

Таким образом, автор программы для ЭВМ может обращаться с иском к физическому или юридическому лицу, заподозренному в пиратстве, в суд общей юрисдикции (районный или городской). Если же автор передал свои имущественные права по договору какому-либо юридическому лицу (например, фирме-работодателю в случае выполнения служебного задания), это лицо становится правообладателем и тоже может защищать свои права. Иски таких правообладателей к физическим лицам рассматриваются в судах общей юрисдикции, а к юридическим лицам — только в арбитражном суде.

Чаще всего на практике подобные иски заявляются фирмами, обладающими авторскими правами на программы для ЭВМ, к другим фирмам, уличенным в компьютерном пиратстве, — поэтому они подлежат рассмотрению в арбитражных судах. В связи с этим далее будут рассмотрены действия правообладателей при подготовке таких исков и порядок их рассмотрения.

Право на обращение в суд реализуется путем подачи заинтересованным лицом (истцом) искового заявления. Требования к исковому заявлению сформулированы в ст. 102 АПК РФ, согласно которой в этом документе необходимо изложение доказательств, подтверждающих основания исковых требований, сами требования должны быть мотивированы ссылками на законы и иные нормативные акты, сопровождаться указанием цены иска и расчетом взыскиваемой или оспариваемой суммы.

Копия искового заявления должна быть направлена лицам, участвующим в деле. Ответчик вправе дать отзыв на исковое заявление. Судья единолично решает вопрос о приеме искового заявления, и в случае положительного решения этого вопроса выносит определение о подготовке дела к разбирательству.

В этой же стадии судья проверяет относимость и допустимость доказательств. Письменными доказательствами признаются акты, договоры, справки и иные документы, имеющие значение для дела (ст. 60 АПК РФ). Кроме того, в ст. 62 АПК РФ предусмотрены вещественные доказательства, к которым могут быть отнесены контрафактные экземпляры произведений.

Прежде чем обращаться в суд с исковым заявлением, необходимо решить, какие доказательства будут предъявлены. Это зависит от основания иска.

Иски о защите авторских прав на программные продукты, как правило, предъявляются в связи с тем, что ответчики без согласия правообладателя осуществляют следующие, наиболее распространенные на практике нарушения:

  • — установку (инсталляцию) программ для ЭВМ на жесткие диски продаваемых персональных компьютеров (независимо от того, заключается ли при этом договор купли-продажи компьютера либо программного обеспечения);
  • — продажу контрафактных экземпляров программ для ЭВМ, содержащихся на компакт-дисках;
  • — воспроизведение программ для ЭВМ корпоративными пользователями без согласия правообладателя.

К доказательствам использования ответчиком принадлежащих истцу авторских прав прежде всего относятся контрафактные экземпляры программных продуктов, изготовление или использование которых влечет за собой нарушение авторского права (ст. 17 Закона о правовой охране программ для ЭВМ). Наряду с контрафактными экземплярами программных продуктов (например, выпущенных без разрешения правообладателя компакт-дисков), к исковому заявлению могут быть приложены рекламные материалы и другие доказательства, свидетельствующие о факте нарушения авторских прав.

Сложнее дело обстоит в тех случаях, когда контрафактные экземпляры как таковые отсутствуют, поскольку ответчик лишь воспроизводит нелицензионные копии программных продуктов на персональных компьютерах либо осуществляет их незаконное распространение. Поэтому такие факты необходимо зафиксировать документально и, в частности, сделать немедленно распечатки файлов-каталогов с подписями работников фирмы-правонарушителя. С их помощью можно будет идентифицировать программы для ЭВМ и наличие авторских прав на них у правообладателя. Можно также получить списки клиентов такой фирмы, которые ранее пользовались ее услугами по распространению программных продуктов. От них возможно в дальнейшем выяснить, носили ли эти продукты лицензионный характер.

Важно заранее определиться, с помощью какой организации могут быть собраны необходимые доказательства и изъяты контрафактные экземпляры.

В соответствии со ст. 50 Закона об авторском праве и смежных правах при наличии достаточных данных о нарушении авторских или смежных прав органы дознания обязаны принять меры для розыска и наложения ареста на экземпляры произведений или фонограмм, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также материалы и оборудование, предназначенные для изготовления указанных экземпляров произведений или фонограмм, включая в необходимых случаях меры по их изъятию и передаче на ответственное хранение.

Это интересно:  Защита интеллектуальных прав в сети интернет

В связи с этим можно обратиться в органы внутренних дел с соответствующей просьбой (например, о проведении проверочной закупки в торговом предприятии, занимающемся реализацией контрафактных экземпляров).

Последние, как правило, могут принять меры к розыску и наложению ареста на какое-либо имущество в связи с расследованием уголовного дела или разбирательством административного правонарушения. Однако независимо от принятого ими процессуального решения (даже в том случае, когда такое решение будет связано с отказом в возбуждении уголовного дела), правообладатель вправе использовать полученные с их помощью материалы для обращения в суд в порядке арбитражного судопроизводства.

В случае отказа органов внутренних дел на проведение соответствующих мероприятий существует возможность собрать необходимые доказательства с помощью какой-либо иной организации. Одной из таких организаций является Российское общество потребителей. Это общественное объединение, которое в соответствии со ст. 45 Федерального закона РФ О защите прав потребителей» вправе вносить в органы власти материалы о привлечении к ответственности лиц, виновных в реализации товаров, не соответствующих установленным требованиям.

Полученные таким образом документы прилагаются к исковому заявлению, наряду с другими письменными доказательствами: документы, подтверждающие отсутствие договоров на использование программного продукта с фирмой-ответчиком; документы, подтверждающие права истца на программный продукт; доверенность на ведение дела (представительство в гражданском процессе, как правило, основано на договоре поручения, и обязательно должно быть оформлено доверенностью, а полномочия члена коллегии адвокатов удостоверяется ордером, выданным одним из учреждений адвокатуры); письменное заключение специалиста о том, что используемые экземпляры программного продукта являются контрафактными.

Так, например, по делам против компаний, незаконно устанавливающих программные продукты на продаваемые компьютеры, корпорация Майкрософт в качестве доказательства отсутствия договора представляет справку об отсутствии договорных отношений с ответчиком. Но этим данный документ не ограничивается. В нем также разъясняется механизм законного распространения программ для ЭВМ. Суду сообщается, что оптовые продажи продуктов, предназначенных для продажи только с персональными компьютерами, осуществляются авторизованными партнерами Майкрософт, которые заказывают продукцию непосредственно в корпорации и осуществляют ее доставку в Российскую Федерацию. У них, в свою очередь, продукты приобретают продавцы ПК, составляющие разветвленную сеть. Каждый из них при осуществлении мелкооптовой и розничной продажи имеет договорные отношения с авторизованным партнером, регламентирующие объем и условия закупок. Такая информация имеет для суда значение, поскольку дает определенное представление о формах легального распространения программных продуктов.

В качестве одного из доказательств может быть использовано соответствующее решение антимонопольного органа — в том случае, если заблаговременно привлечь ответчика к ответственности, предусмотренной антимонопольным законодательством.

Согласно ст. 66 АПК РФ суд при подготовке разбирательства вправе назначить экспертизу — по ходатайству участников процесса «для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний». Можно представить в суд вопросы для экспертов и их кандидатуры, но окончательно содержание вопросов устанавливается судом. Такая необходимость возникает при наличии сомнений, идентичен ли используемый ответчиком программный продукт тому, авторские права на который принадлежат истцу.

Здесь же ставится вопрос об обеспечении иска: судья может (ст. 76 АПК РФ) вынести решение о наложении ареста на имущество или денежные средства, принадлежащие ответчику. Соответствующее ходатайство подается истцом, если он опасается, что непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта.

Арбитражным судом выдастся исполнительный лист, который непосредственно направляется судебному приставу-исполнителю.

Во время подготовки данных дел к рассмотрению суд по заявлению истца может применить, наряду с мерами, предусмотренными ст. 76 АПК РФ, специальные способы обеспечения иска (ст. 50 Закона об авторском праве и смежных правах): запрещение ответчику совершать определенные действия (изготовление, воспроизведение, продажа, сдача в прокат, импорт или иное использование, а также транспортировка, хранение или владение с целью выпуска в гражданский оборот экземпляров произведений, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными); наложение ареста и изъятие таких экземпляров произведений, а также материалов и оборудования, предназначенных для их изготовления и воспроизведения.

Принятие мер для обеспечения исполнения судебного решения имеет значение еще и потому, что арбитражный суд может не ограничиться удовлетворением требований истца (например, о взыскании убытков). Законодательство предусматривает возможность применения такой меры, как вынесение решения о конфискации контрафактных экземпляров программ для ЭВМ или баз данных, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и об их уничтожении либо о передаче в доход бюджета, либо истцу по его просьбе в счет возмещения убытков (ст. 18 Закона о правовой охране программ для ЭВМ).

При рассмотрении подобного иска арбитражный суд прежде всего выясняет вопрос: является ли истец обладателем исключительных авторских прав на программы для ЭВМ. В силу ст. 9 Закона об авторском праве и смежных «правах при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения. К числу доказательств, подтверждающих наличие указанных прав у правообладателя, относятся сведения о факте создания программного продукта, в силу которого возникает авторское право, документ о регистрации в РосАПО (если таковая состоялась), а также договоры о передаче авторских прав.

В тех случаях, когда истцом является иностранное юридическое лицо, применяется п. 3 ст. 5 Закона об авторском праве и смежных правах, согласно которой «при предоставлении на территории Российской Федерации охраны произведению в соответствии с международными договорами Российской Федерации автор произведения определяется по закону государства, на территории которого имел место юридический факт, послуживший основанием для обладания авторским правом». В США, например, весь объем прав на программу для ЭВМ, созданную по заданию работодателя, принадлежат последнему, включая не только исключительное имущественное право использовать это произведение, но и все личные неимущественные права (Свод законов США, раздел «Авторское право», ст. 201-6). Таким образом, если такая программа была разработана и впервые выпущена в США, то в качестве ее автора на территории Российской Федерации также будет признано соответствующее юридическое лицо, а не конкретный разработчик.

Участвующие в арбитражном процессе иностранные граждане и организации обладают теми же процессуальными правами, что и российские граждане и организации. Законодательство не содержит каких-либо исключений из общего порядка судопроизводства применительно к иностранным его участникам (ст. 210, 211 АПК РФ).

Как и другие лица, участвующие в деле, они имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства, участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям и экспертам, заявлять ходатайства, давать устные и письменные объяснения суду, представлять свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в деле, обжаловать решения и определения суда и пользоваться другими процессуальными правами.

Установив наличие у истца исключительных авторских прав, суд должен выяснить, в каких именно формах ответчик осуществлял их использование, и какими доказательствами подтверждается факт такого использования.

К числу таких доказательств относятся протоколы контрольных закупок, проведенных органами внутренних дел в связи с обращением к ним за помощью правообладателей. Так, по делу по иску Майкрософт к Т. в ходе контрольной закупки были приобретены два системных блока для персональных компьютеров, на их жестких дисках было установлено наличие программ для ЭВМ, права на которые принадлежат Майкрософт. Кроме того, было изъято два аналогичных системных блока, содержавших те же программные продукты. Один из них являлся так называемым «технологическим» компьютером, использовавшимся для противоправного копирования программ для ЭВМ в системные блоки, собираемые Т. Названные обстоятельства были установлены с помощью специалиста В., присутствовавшего при проведении контрольной закупки. Будучи допрошен в качестве свидетеля, он подтвердил их наличие в судебном заседании.

При рассмотрении дела по иску Майкрософт к Д. возник вопрос о допустимости такого рода доказательств.

Ответчик заявил, что они были получены с нарушением федерального закона, поскольку принадлежащие Д. компьютеры были изъяты органами внутренних дел вне рамок уголовно-процессуадьной процедуры.

Суд отверг доводы ответчика, исходя из следующих обстоятельств. В торговом зале Д. органами внутренних дел была произведена контрольная закупка в строгом соответствии со ст. 11 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции». На системных блоках указанных компьютеров содержались программы для ЭВМ, авторские права на которые принадлежали истцу. Согласно п. 2 ст. 50 Закона об авторском праве и смежных правах при наличии достаточных данных о нарушении авторских прав органы дознания обязаны принять меры для розыска и наложения ареста на экземпляры произведений, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, предназначенные для изготовления и воспроизведения указанных экземпляров, включая в необходимых случаях меры по их изъятию и передаче на ответственное хранение. Действительно, орган дознания не был вправе наложить арест на изъятые у Д. компьютеры (при отсутствии уголовного дела). Однако истец непосредственно после изъятия обратился с заявлением в арбитражный суд, который в порядке ст. 75, 76 АПК РФ наложил арест на изъятые компьютеры. Поэтому соответствующие доказательства были обоснованно признаны судом допустимыми.

После установления факта использования ответчиком определенных программ для ЭВМ суд должен разрешить вопрос о том, идентичны ли они тем программам, права на которые принадлежат истцу. Чаще всего такая идентичность подтверждается заключениями специалистов в области программного обеспечения, которые представляются в суд истцами. Суды принимают представленные истцом подобные документы в качестве доказательств. В назначении экспертизы необходимость возникает крайне редко, поскольку ответчики обычно не отрицают факта использования программных продуктов истца, утверждая лишь, что действовали на законном основании.

В то же время заключение специалиста способно выявить некоторые обстоятельства, подтверждающие незаконное, нелицензионное происхождение программ для ЭВМ. Так, в состав законно распространяемых программных продуктов входят, наряду с компакт-дисками, определенные документы — лицензионное соглашение с покупателем, техническая документация, часто — регистрационная карта пользователя. В последней указывается «ключ» данного диска (или регистрационный номер), без знания которого невозможен доступ к содержащимся в нем программам и оказываемая правообладателем техническая поддержка. Компакт-диски, противоправно скопированные, реализуются без каких-либо прилагаемых документов и, кроме того, снятая при их изготовлении защита позволяет незарегистрированному пользователю осуществлять бездоговорное использование программного продукта.

Так, в заключении специалиста по делу Д. отмечалось, что при использовании программы истца на дисплей выводится информация о ее пользователе «Лене Голубкове из неизвестной организации».

Установление такого рода обстоятельств имеет значение для проверки наличия (отсутствия) договора, дающего право на использование программ для ЭВМ. В подтверждение факта заключения такого договора по рассмотренным делам ответчики ссылались на различные доказательства, но все они не располагали документами, подтверждающими передачу им авторских прав.

По иску Майкрософт к Т. представитель ответчика ссылался на то, что программные продукты были приобретены законно, однако соответствующие документы в суд представлены не были. Между тем без документального подтверждения не мог быть сделан вывод о правомерности использования программ для ЭВМ, так как объем прав, предоставляемых пользователю, определяется исключительно положениями соответствующего договора. В таком договоре, на практике именуемом лицензионным (либо соглашением об открытой лицензии), указывается разрешенный правообладателем способ использования программ для ЭВМ, включающий реализацию одного или нескольких разновидностей имущественных прав — как, например, право на распространение программы для ЭВМ путем предоставления доступа к программному продукту, в том числе сетевыми и иными способами, а также путем продажи, проката и др.

Это интересно:  Срок защиты авторских прав

По делу по иску Майкрософт к С. истец обоснованно исходил из того, что продавец компьютеров, который записывает на жесткие диски последних программы для ЭВМ (ответчик), должен был заключить соответствующий договор с обладателем прав на эти программы. Если же такой договор не заключен, тем самым нарушается авторское право на воспроизведение и распространение программ для ЭВМ.

Возражая против иска, ответчик предъявил типовую (безымянную) лицензию, которая прилагается к легально распространяемым экземплярам соответствующих программных продуктов. Такие лицензии выпускаются в порядке п. 3 ст. 14 Закона о правовой охране программ для ЭВМ, согласно которой применительно к массовым пользователям допускается особый порядок заключения договора правообладателя с покупателем — путем изложения его типовых условий на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ.

Таким образом производится продажа экземпляров программ для ЭВМ, содержащихся на компакт-дисках (так называемая коробочная версия продукта, содержащая текст типовой лицензии). В этих случаях пользователь вправе установить (инсталлировать) конкретную программу для ЭВМ на один компьютер, поскольку согласно ст. 25 Закона об авторском праве и смежных правах лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе без разрешения правообладателя осуществлять запись и хранение в памяти только одной ЭВМ или одного пользователя в сети. Если же лицо, которое приобрело один экземпляр программы для ЭВМ, предполагает произвести большее (чем на один компьютер) количество инсталляций данной программы, для этого ему необходимо заключить отдельный лицензионный договор с правообладателем, где в письменной форме были бы указаны соответствующие условия.

Суд удовлетворил иск Майкрософт в связи с тем, что С. устанавливал программы истца на продаваемые компьютеры, не имея ни такого договора, ни должного числа типовых лицензий (по числу проданных компьютеров).

Ответчик по другому иску Майкрософт — фирма А. была изобличена в установке нелицензионных программных продуктов на компьютеры другой организации. Отвечая на исковые требования, ответчик не смог предъявить документы о передаче ему авторских прав на распространение соответствующих программ. Он сослался на приобретение их по договору купли-продажи. Суд, удовлетворяя иск, указал, что к отношениям по использованию объектов авторского права неприменимы нормы, регулирующие договор купли-продажи.

Кроме того, суд по данному делу признал правомерным довод истца о том, что к отношениям по передаче в данном случае авторских имущественных прав на программы для ЭВМ не применима ст. 16 Закона о правовой охране программ для ЭВМ. В соответствии с этой нормой допустима передача вещных прав на экземпляр произведения, но не авторских прав на его воспроизведение (инсталляцию). При этом объектом передачи должны являться определенные экземпляры произведения, овеществленные на каком-либо материальном носителе. Согласно ст. 6 Закона об авторском праве и смежных правах передача права собственности на материальный объект сама по себе не влечет передачи каких-либо авторских прав на произведение. Что же касается отношений по передаче авторских имущественных прав на программы для ЭВМ, то они регулируются законодательством об интеллектуальной собственности (ст. 16, 30 Закона об авторском праве и смежных правах). В п. 2 письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 октября 1993 г. № С-13/ОСЗ-317 специально обращается внимание на то, что передача таких имущественных прав может осуществляться на основе авторского договора о передаче исключительных прав или на основе авторского договора о передаче неисключительных прав.

Таким образом, при рассмотрении исков к тем, кто устанавливает нелицензионные продукты на компьютеры, особенно важно установить отсутствие договора о передаче авторских прав. В то же время следует иметь в виду, что по делам незаконных пользователей между правообладателем и предполагаемым нарушителем часто заключен такой договор, однако его условия нарушаются пользователем, который устанавливает предусмотренные договором программы на большее (чем предусмотрено договором) число компьютеров. Здесь в предмет доказывания входят такие обстоятельства, как использование авторских прав, не переданных по договору, превышение объема использования произведения и др.

Закон об авторском праве и смежных правах (ст. 49) предусматривает дополнительную альтернативу такому способу защиты, как возмещение убытков. Вместо этого правообладатель вправе требовать взыскания дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских прав.

Первые два из названных средств гражданско-правовой защиты применительно к компьютерному пиратству не имеют сколько-нибудь серьезного практического значения. Вряд ли кто-нибудь из правообладателей будет ставить вопрос о признании собственных авторских прав, поскольку пираты, как правило, не присваивают авторство на украденные программы. Что же касается восстановления положения, существовавшего до нарушения авторского права, то восстановить его в полном объеме после факта пиратства уже невозможно.

Требование о прекращении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, достаточно часто встречается в судебной практике. Правообладатели требуют запретить бездоговорному пользователю (пирату) дальнейшее использование тех или иных программных продуктов. Если суд удовлетворяет иск, то запрет действует лишь до момента заключения соответствующего лицензионного договора. Как правило, такой запрет применяется в сочетании с взысканием убытков, незаконных доходов или компенсации.

Наиболее эффективные три следующих способа защиты — взыскание убытков, незаконно полученных доходов и выплата компенсации. Хотя компенсацией именуется только один из трех названных способов, по существу все три являются разными видами компенсации причиненного правообладателю вреда. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ним лишь косвенным образом (взыскание незаконно полученного дохода), либо вообще относительно независима от него (выплата компенсации).

Задача правообладателя — доказать размер причиненных убытков, а также сам факт нарушения его авторских прав и причинную связь между ними.

Под убытками понимаются (ст. 15 ГК РФ):

  • — расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, — утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб);
  • — неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Применительно к незаконному использованию программных продуктов речь, как правило, может идти о возмещении упущенной выгоды. В ее состав могут входить следующие компоненты: (1) стоимость незаконно воспроизведенных либо незаконно распространенных экземпляров произведений (компакт-дисков), или цена лицензионного соглашения на распространение программ для ЭВМ; (2) стоимость доходов правонарушителя от нарушения авторских прав.

К числу средств доказывания первого компонента из числа названных следует отнести, во-первых, исследование письменных документов об оптовой и розничной цене легально распространяемых экземпляров программных продуктов (справки дилеров и дистрибуторов, прайс-листы, рекламные материалы, в ряде случаев — заключение товароведческой экспертизы, а также копии договоров с правообладателями, типовые лицензии и др.); во-вторых, показания сотрудников фирм-правообладателей и организаций, легально распространяющих программные продукты.

Доказывание второго компонента возможно отнюдь не только с помощью показаний правонарушителя, стремящегося, как правило, уменьшить свои доходы, учитывая широко распространенную практику уклонения от налогов. По запросу суда можно получить копии бухгалтерских документов из налоговых и статистических органов. Скажем, если фирма-ответчик продает программное обеспечение, имеет прибыль, и она зафиксирована в бухгалтерских документах, эти документы помогут подсчитать ее доходы. Под доходами правонарушителя следует понимать положительную разницу между выручкой от торговли, оказанием услуг, выполнением работ, связанных с нарушением авторских прав, и соответствующими расходами. Для определения размера неправомерно полученных доходов также может быть назначена судебно-бухгалтерская экспертиза, перед которой ставятся вопросы о сумме дохода нарушителя за определенный период времени, а также об отражении в бухгалтерской отчетности прав на использование программных продуктов.

В то же время правообладатель нередко терпит и реальный ущерб, в который входят расходы, затраченные на выявление правонарушения и изобличение правонарушителя, документальное фиксирование обнаруженных обстоятельств. Этот вид убытков доказывается с помощью представления платежных документов и договоров с лицами и организациями, оказывавшими услуги правообладателю по выявлению правонарушителя, а также показаниями соответствующих свидетелей.

Поскольку доказать наличие убытков и доказать их размер бывает достаточно сложно, правообладатель вправе прибегнуть к другому, не менее эффективному способу защиты нарушенного права — выплате компенсации. При этом ему следует обосновать перед судом сделанный им выбор. Чаще всего на практике его мотивировка сводится к невозможности точного подсчета убытков, что, в частности, связано с затруднительностью определения доходов нарушителей.

Так, по делу по иску Майкрософт к Д. истец заявил, что не располагает точными данными о том, сколько компьютеров, незаконно загруженных его программами, было продано ответчиком. В органах внутренних дел, проводивших контрольную закупку, соответствующая информация также отсутствовала, что было обусловлено недостатками в организации учета у ответчика. В связи с этим компенсация была определена истцом в размере, примерно соответствовавшем его неполученным доходам в случае, если бы программы устанавливались на каждый проданный ответчиком компьютер в течение одного месяца. Причем по данному делу истец потребовал компенсацию в сумме 1000 минимальных размеров оплаты труда, что ниже установленного Законом о правовой охране программ для ЭВМ минимума в 5000 таких размеров. При этом он руководствовался ст. 49 Закона об авторском праве и смежных правах, так как установленный ею нижний предел компенсации существенно ниже. Суд признал право истца на снижение размера компенсации по сравнению со специальным законом и удовлетворил заявленные им требования, в число которых также входило требование прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Правовая природа выплаты компенсации несколько отлична от возмещения убытков. Это особый вид ответственности, введенной законодателем с учетом трудности доказывания потерь от этих правонарушений. Целью введения нормы явилось обеспечение более эффективной защиты соответствующих прав в тех случаях, когда их обладатель не имеет возможности точно определить свои убытки. В результате толкования указанного положения одним из разработчиков законодательства о защите интеллектуальной собственности сделан вывод о том, что «компенсация . может быть взыскана с нарушителя даже в тех случаях, когда правообладатель не понес убытков или не смог доказать их размер, а также если нарушитель не получил доходов в результате правонарушения или хотя и получил доходы, но их размер невозможно установить.

В то же время размер требуемой компенсации не может быть заявлен без какого-либо обоснования. Как правило, компенсация рассчитывается исходя из предполагаемого размера убытков и доходов нарушителя, степени его вины. При этом принимается во внимание минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством на момент подачи искового заявления.

Применение компенсации законодательство (ст. 18 Закона о правовой охране программ для ЭВМ) связывает с одним обязательным условием — оно возможно лишь в случаях нарушения авторских прав с целью извлечения прибыли. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 4 июня 1996 г. специально обратил внимание на то, что в судебных актах, принятых Арбитражным судом Республики Хакассия по конкретному делу, не отражено, допущены ли нарушения авторского права с целью извлечения прибыли, хотя установление такого факта является условием для выплаты компенсации.

Цель извлечения прибыли (дохода) достигается в результате коммерческой (или в широком смысле предпринимательской) деятельности. Для установления наличия такой цели необходимо установить факт занятия ответчиком предпринимательской деятельностью. Вместе с тем следует иметь в виду, что последняя может осуществляться и некоммерческой организацией. Доказыванию подлежит сам факт занятия кем бы то ни было производственной, коммерческой (торговой) деятельностью, оказанием услуг с целью извлечения прибыли.

Это интересно:  Защита авторских прав за рубежом

Этот вопрос важен при рассмотрении дел против незаконных пользователей нелицензионного программного обеспечения. Здесь подлежит исследованию вопрос, использовались ли нелицензионные программные продукты в ходе предпринимательской деятельности. Иногда последние могут использоваться в целях благотворительности, безвозмездного оказания услуг.

Средствами доказывания в данном случае являются любые документы, подтверждающие занятие ответчиком предпринимательской деятельностью; документация, изготовленная с помощью персональных компьютеров, на жестких дисках которых содержались нелицензионные программы для ЭВМ; показания свидетелей (операторов ЭВМ, других сотрудников, клиентов).

Помимо возмещения убытков или выплаты компенсации, по усмотрению суда может быть взыскан штраф в доход республиканского бюджета в размере 10% от суммы, присужденной судом в пользу истца (ст. 18 Закона о правовой охране программ для ЭВМ).

По результатам разрешения спора суд выносит решение, в котором могут быть определены размер возмещения убытков либо сумма компенсации, а также предусмотрена конфискация контрафактных экземпляров. Решение арбитражного суда вступает в законную силу по истечении месячного срока после его принятия, а в случае апелляционного обжалования — с момента вынесения постановления апелляционной инстанцией. Решение суда общей юрисдикции вступает в силу по истечении срока на кассационное обжалование и опротестование, если оно не было обжаловано или опротестовано.

Презентация на тему: Защита информации и авторских прав на программное обеспечение. — презентация

Презентация была опубликована год назад пользователемФарзона Рахмонова

Похожие презентации

Презентация на тему: » Презентация на тему: Защита информации и авторских прав на программное обеспечение.» — Транскрипт:

1 Презентация на тему: Защита информации и авторских прав на программное обеспечение

2 Что такое защита информации? Защита информации – это комплекс мер, которые предназначены для безопасного хранения и защиты информации от нежелательных пользователей. Безопасность коммерческих тайн и оборота документов является главной задачей в защите информации.

3 Основные категории защиты информации: 1. защита доступа к ПК; 2. защита от нелегального­ пользования программами; 3. защита данных на дисках; 4. защита информации в сети

4 Методы защиты информации: 1. Препятствование 2. Управление доступом 3. Маскировка 4. Регламентирование 5. Принуждение 6.Побуждение

5 Понятие авторского права Авторское право в объективном смысле — совокупность норм гражданского права (гражданско-правовой институт), регулирующих отношения по признанию авторства и охране произведений науки, литературы и искусства, установлению режима их использования, наделению их авторов неимущественными и имущественными правами, защите прав авторов и других правообладателей. Авторское право в субъективном смысле — это субъективное право автора или иного правообладателя по использованию произведения науки, литературы или искусства.

8 Способы защиты авторских прав: Признание права Пресечение действий Возмещение убытков Изъятие контрафактных экземпляров произведений Публикация решения суда Взыскание компенсации за нарушение авторских прав

9 Защита авторских прав может осуществляться в двух формах: 1) Внеюрисдикционный порядок защиты ; 2) Юрисдикционный порядок защиты

ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

Существует два вида защиты прав производителей программных продуктов — юридическая и техническая.

Юридическая защита основана на том, что создана достаточная правовая база для охраны прав авторов интеллектуальной собственности и в том числе компьютерных программ.

Юридическая защита предусматривает гражданскую, уголовную и административную ответственность за нарушение авторских прав создателей программных продуктов. Юридическая защита является эффективной, так как она гарантирует возмещение ущерба автору, права которого были нарушены. (Подробнее аспекты юридической защиты будут рассмотрены в следующей главе.)

Техническая защита направлена на то, чтобы техническими средствами затруднить или сделать невозможным использование программного продукта незаконным пользователем.

Техническими средствами защиты программных продуктов можно реализовать несколько подходов к данной проблеме:

1) противодействовать копированию программы на другой диск;

2) разрешив собственно копирование программы, противодействовать попыткам запуска и/или исполнения незаконной копии;

Заметим, что при таких подходах необходимо также противодействовать попыткам нарушителя исследовать легальную копию программы;

3) не противодействовать ни копированию, ни исполнению программы, но, сопроводив ее скрытой информацией об управлении правами, в случае необходимости иметь достоверную улику, подтверждающую авторство и незаконное использование.

Фирмы-производители по-разному подходят к защите своих программных продуктов. Одни решают проблемы с помощью технических средств защиты, включая их в состав своих программных продуктов. Другие — используют юридическую защиту, как, например, корпорация Microsoft . В состав своих знаменитых продуктов производители не включают технические средства защиты от копирования, противодействующие созданию копий продуктов. Программные продукты свободно копируются, но сопровождаются информацией об управлении правами. Корпорация использует предупреждающие сообщения о том, что продукт защищен авторским правом и международными соглашениями.

Новые технологии защиты оригинальных продуктов корпорация Microsoft включила в операционную систему Windows 2000 и пакет Office 2000. На все лицензионные компакт-диски, содержащие операционную систему, наносится голографическое изображение на лицевой стороне. «При повороте диска под определенным углом к источнику света на голограмме проявляется название продукта и специфиче c кие для этого продукта графические символы, занимающие всю поверхность диска от сетевого отверстия до внешнего края. на системные блоки компьютеров, приобретаемых с предустановленной операционной системой Windows 2000, на заметном месте должна наклеиваться новая этикетка с «сертификатом подлинности» ( Certificate of Authenticity , COA ). На этикетке должно быть голографическое изображение медной плетеной нити со словами « Microsoft » и « Genuine », а также с названием продукта и его уникальным номером. При повороте этикетки цвет эмблемы Microsoft меняется с золотистого на серебристый и наоборот. Розничные версии Windows 2000 будут поставляться в коробках с аналогичными сертификатами подлинности». Для защиты от незаконных установок пакета Office 2000 корпорация Microsoft также использует сплошные голограммы на компакт-дисках, содержащих данный программный продукт, а также специальную программу мониторинга через Internet , которая способна предотвращать нелегальную установку пакета Office 2000 (Мастер регистрации — Registration Wizard ).

В соответствии с различными подходами к защите прав создателей компьютерных программ, защиту программного обеспечения можно классифицировать следующим образом:

· защита от собственно незаконного копирования

· защита от незаконного использования;

· защита от исследования программ;

· идентификация программных продуктов.

Очевидно, что комплексный подход к защите программного продукта с использованием одновременно нескольких методов повышает надежность защиты. Именно поэтому чаще говорят о технологиях или системах защиты, основанных на том или ином подходе.

Технические средства защиты можно разделить на

Программными являются средства защиты, реализованные программным образом.

Это наиболее доступные средства.

Относительно программной защиты необходимо принять во внимание следующее.

Любая программная защита может быть раскрыта в конечное время.

Известный специалист по программной защите от копирования А.Щербаков разъясняет: «Верность этого утверждения следует из того, что команды программы, выполняющей защиту, достоверно распознаются компьютером и в момент исполнения присутствуют в открытом виде как машинные команды. Следовательно, достаточно восстановить последовательность этих команд, чтобы понять работу защиты. А таких инструкций, очевидно, может быть лишь конечное число [4]

Аппаратными называются средства защиты, использующие специальное аппаратное оборудование.

Аппаратная защита является самой надежной, но слишком дорога и рассчитана поэтому в основном на корпоративных заказчиков. В настоящее время многие фирмы и организации во всем мире работают над тем, чтобы сделать аппаратную защиту удобной и дешевой, а также рассчитанной и на массового индивидуального пользователя.

К программно-аппаратным средствам относятся средства, комбинирующие программную и аппаратную защиту.

Это наиболее оптимальные средства защиты. Они обладают преимуществами как аппаратных, так и программных средств.

Для определения надежности механизмов, алгоритмов и методов, используемых для защиты авторских прав в области программного обеспечения, возьмем за основу базовые понятия и положения существующих стандартов по оценке безопасности информационных технологий.

Основополагающими документами в области оценки безопасности информационных технологий являются:

· «Критерии оценки надежных компьютерных систем» ( Trusted Computer Systems Evaluation Criteria , TCSEC ) [5], известные под названием «Оранжевая книга» (по цвету обложки), опубликованные в 1983 году Министерством обороны США;

· «Критерии оценки безопасности информационных технологий» ( Information Technology Security Evaluation Criteria , ITSEC ) [6], известные под названием «Гармонизированные критерии Европейских стран», опубликованные в 1991 году от имени соответствующих органов Франции, Германии, Голландии и Великобритании;

· Руководящие документы Гостехкомисии России [7-11], являющиеся российскими нормативными документами по критериям оценки защищенности средств вычислительной техники и автоматизированных систем, принятые в 1992 году.

· И наконец, «Общие критерии оценки безопасности информационных технологий» (далее — Общие критерии), являющиеся международным стандартом, в котором отражена современная нормативная база оценки безопасности информационных технологий; принятые в июне 1999 года. В разработке этого стандарта участвовали США, Канада, Англия, Франция, Голландия.

С позиций перечисленных нормативно-технических документов оценка безопасности информационных технологий — это методология исследования свойств безопасности продукта или системы информационных технологий.

Замечание . Под безопасностью здесь понимается обеспечение целостности, доступности, конфиденциальности объекта оценки.

Оценка безопасности информационных технологий имеет качественное, а не количественное выражение, и представляет собой определенным образом упорядоченные качественные требования к механизмам обеспечения безопасности, их эффективности и гарантированности реализации.

Рассмотрим базовые понятия документов по оценке безопасности информационных технологий, которые следует применять для оценки надежности методов и механизмов защиты.

Надежность объекта оценки рассматривается как степень доверия, которую разумно оказать данному объекту.

Гарантированность определяется как мера уверенности, с которой можно утверждать, что меры безопасности объекта эффективны и корректно реализованы.

Для проверки способности механизмов (методов) защиты противостоять внешним (попытки взлома) и внутренним (неправильная эксплуатация) угрозам необходимо провести оценку уязвимости механизма (метода) защиты.

При оценке уязвимости с точки зрения противодействия внешним угрозам необходимо:

n произвести анализ уязвимости (слабых мест) механизма;

n оценить мощность механизма.

Анализ уязвимости предполагает выявление возможных недостатков механизма защиты, которые могли бы быть использованы злоумышленником для взлома защиты. Предполагается различный уровень подготовленности и оснащенности злоумышленника.

На основе анализа уязвимости оценивается мощность механизма защиты.

Мощность механизма защиты — способность защитного механизма противостоять прямым атакам.

Замечание. В Общих критериях мощность механизма защиты получила название силы функции безопасности .

Для мощности механизма защиты определены три градации мощности — базовая, средняя и высокая.

Мощность механизма защиты оценивается как базовая, если анализ показывает, что механизм обеспечивает адекватную защиту против непреднамеренного или случайного нарушения безопасности объекта оценки нападавшими, обладающими низким потенциалом нападения.

Другими словами, механизм защиты обладает базовой мощностью, если он способен противостоять отдельным случайным угрозам (атакам).

Мощность механизма защиты оценивается как средняя, если анализ показывает, что механизм обеспечивает адекватную защиту против нападавших, обладающих умеренным потенциалом нападения.

Другими словами, механизм защиты обладает средней мощностью, если он способен противостоять злоумышленнику с ограниченными ресурсами и возможностями.

Мощность механизма защиты оценивается как высокая, если анализ показывает, что механизм обеспечивает адекватную защиту против нападавших, обладающих высоким потенциалом нападения.

О высокой мощности механизма защиты стоит говорить в случае, если защита может быть нарушена только злоумышленником с высокой квалификацией, набор возможностей и ресурсов которого выходит за пределы практичности.

Далее мы подробнее рассмотрим юридические аспекты защиты прав авторов компьютерных программ, а затем и технические средства защиты программного обеспечения.

Статья написана по материалам сайтов: studwood.ru, www.myshared.ru, mf.grsu.by.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector