Новоселова патентное право

Равным образом нет необходимости называть в законе интеллектуальными правами те субъективные права на результаты интеллектуальной деятельности, за которыми достаточно определенно закрепились сложившиеся в доктрине и в праве иные обобщающие наименования. Речь идет об авторских, смежных и патентных правах. В отношении их закон лишь указывает на принадлежность каждой из этих групп субъективных прав к общей категории интеллектуальных прав (соответственно в п. 1 ст. 1255, п. 1 ст. 1303 и п. 1 ст. 1345 ГК).

Напротив, там, где закон имеет дело с двумя или несколькими разными субъективными правами на один и тот же результат интеллектуальной деятельности, для которых обобщающее понятие не выработано, в качестве общего наименования этих прав используется термин интеллектуальные права». Этим объясняется употребление термина «интеллектуальные права» применительно к правам на селекционные достижения в п. 1 ст. 1408, п. 1 ст. 1412 и п. 2 ст. 1415 ГК и к правам на топологию интегральной микросхемы в п. 1 ст. 1449 ГК.

Термин «интеллектуальные права» призван по возможности заменить в российском праве термин «интеллектуальная собственность» там и тогда, где и когда этот последний употребляется в значении, предусмотренном в п. viii ст. 2 Конвенции ВОИС. Преимущества первого термина перед вторым достаточно очевидны. Определение «интеллектуальный» ни в том, ни в другом случае не характеризует существительное, к которому оно относится: оно относится не к «собственности» и не к «правам», а к тому интеллектуальному продукту, который охраняется путем признания на него субъективных прав. И «интеллектуальные права» в ГК, и «интеллектуальная собственность» в Конвенции ВОИС — это субъективные права на интеллектуальный продукт. Но если в первом случае юридическое значение термина очевидно, то во втором, напротив, оно скрывается за используемым понятием собственности, во-первых, экономическим и, во-вторых, относящимся к качественно иным нематериальным объектам, и для его демаскировки требуются специальные правила, подобные тому, которое установлено в ст. 2 Конвенции ВОИС.

Не определяя содержание понятия интеллектуальных прав, ГК в то же время в ст. 1226 очерчивает круг субъективных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, обнимаемых этим понятием. Однако до выяснения вопроса о том, какие именно права причисляются законом к правам интеллектуальным, и в связи с этим вопросом необходимо обратить внимание на связанную с частью четвертой ГК новеллу в российском гражданском законодательстве, принципиально более важную, чем введение в него категории интеллектуальных прав.

С декабря 1961 г., определяя вслед за цивилистической доктриной предмет своего регулирования, отечественное гражданское законодательство неизменно устанавливало, что оно регулирует «имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения», а «в случаях, предусмотренных законом. также и иные личные неимущественные отношения» . Но за прошедшие почти полвека ни закон, ни практика его применения, ни наука гражданского права не смогли достаточно ясно и определенно сказать, в чем именно должна состоять и выражаться «связь» личных неимущественных отношений с имущественными для того, чтобы первые могли признаваться полноправным предметом регулирования со стороны гражданского законодательства . Поэтому из соответствующей нормы ГК (абз. 1 п. 1 ст. 2) в редакции, действующей с 1 января 2008 г., указание на то, что по общему правилу гражданское законодательство регулирует лишь личные неимущественные отношения, «связанные с имущественными», исключено.

Статья 1 Основ гражданского законодательства 1961 г., ст. 1 ГК РСФСР 1964 г.; см. также: п. 1 и 2 ст. 1 Основ гражданского законодательства 1991 г., абз. 1 п. 1 и п. 2 ст. 2 ГК.

Это обстоятельство отчасти было учтено еще в 1994 г. путем включения в часть первую ГК норм о защите гражданским законодательством неотчуждаемых прав и свобод человека и других нематериальных благ вне зависимости от какой-либо их связи с имущественными отношениями (п. 2 ст. 2 и п. 2 ст. 150 ГК).

Из числа интеллектуальных прав в ст. 1226 ГК особо выделено исключительное право: оно названо первым из этих прав и при этом совершенно определенно названо правом имущественным, в то время как ни одно другое интеллектуальное право подобной характеристикой в ГК не снабжено. Особое выделение исключительного права из круга интеллектуальных прав не означает, что оно является необходимым компонентом комплекса интеллектуальных прав, принадлежащих всякому конкретному автору или иному правообладателю, — исключительное право может быть в полном объеме отчуждено автором другому лицу, может прекратиться за истечением срока его действия, а другие интеллектуальные права тем не менее будут продолжать существовать. Причина и смысл особого внимания в законе к исключительному праву при описании в ст. 1226 ГК состава интеллектуальных прав в другом: из всей совокупности этих прав именно исключительное право является главным предметом гражданского оборота, именно в нем получает выражение имущественная ценность охраноспособного результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Имущественная ценность и оборотоспособность этого права делают необходимой регламентацию признания государством исключительных прав, их осуществления, обращения и прекращения, т.е. по сути дела вызывают необходимость в создании и существовании особой подотрасли гражданского права — права интеллектуальной собственности.

Новая для отечественного гражданского законодательства формулировка в ст. 1226 ГК, согласно которой на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации признаются помимо исключительного права (которое названо имущественным) «личные неимущественные и иные права (право следования, право доступа и другие)», не означает появление на свет субъективных гражданских прав, не являющихся ни имущественными, ни личными неимущественными. Самое простое объяснение этой формулировки состоит в том, что в ст. 1226 ГК прямо упомянуто лишь одно имущественное интеллектуальное право, в то время как имущественное содержание ряда «иных» названных в Кодексе интеллектуальных прав (например, права следования) не вызывает сомнений.

Вместе с тем за приведенным текстом ст. 1226 ГК стоит более серьезная причина, и заключается она в отсутствии достаточно для закона определенного критерия деления субъективных гражданских прав на имущественные и личные неимущественные. Это, казалось бы, устоявшееся и всем понятное их деление становится в условиях коммерциализации гражданского права все менее определенным, что нашло отражение и в части четвертой ГК. Достаточно сослаться на нормы о неотчуждаемости права следования (п. 3 ст. 1293), о квазиправе на авторское имя юридических лиц, предусмотренном для создателей сложных объектов (п. 4 ст. 1240), издателей энциклопедий и повременных изданий (п. 7 ст. 1260), изготовителей аудиовизуальных произведений (п. 4 ст. 1263), работодателей (п. 3 ст. 1295), изготовителей баз данных (п. 2 ст. 1333) и защищаемом теми же способами, что и право гражданина на авторское имя (п. 2 ст. 1251). Наиболее интересными в этом отношении являются нормы ст. 1323 ГК, по сути дела уравнивающие изготовителей фонограмм, независимо от того, является таким изготовителем гражданин или организация, во всех их интеллектуальных правах, включая права на имя (наименование), на защиту фонограммы от искажения и на ее обнародование.

В этих условиях в части четвертой ГК разумно нигде прямо не проводится деление конкретных интеллектуальных прав на имущественные и на личные неимущественные права, даже несмотря на то, что практическое значение такого деления в нормах Кодекса сохраняется (см., например, ст. 1251).

Выражение «интеллектуальные права» употребляется в ГК только во множественном числе. Характеристика любого единичного субъективного права — авторского, смежного, патентного и т.д. как интеллектуального не представляет практического интереса. Понятие «интеллектуальные права», как уже сказано, используется в ГК прежде всего для классификационных целей как средство отнесения субъективных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации к определенной категории, к определенному типу гражданских прав и разграничения таким образом с гражданскими правами других типов — вещными, обязательственными, корпоративными. Это разграничение и различение, влекущее совершенно конкретные практические последствия, отчетливо видны в новом тексте абз. 1 п. 1 ст. 2 ГК и, разумеется, в самой структуре Кодекса.

Квалификация интеллектуальных прав как гражданских прав особого типа, отличных от таких прав других типов, требует выяснения признаков интеллектуальных прав, вызывающих необходимость их объединения и выделения в одну особую категорию. В этом направлении еще много предстоит сделать цивилистической науке. Тем не менее и сейчас можно указать на некоторые основные признаки интеллектуальных прав.

На первый взгляд особый характер интеллектуальным правам придает наличие в их числе исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (или соответственно на средство индивидуализации). Такое предположение кажется тем более верным, что во многих случаях никаких иных прав, кроме исключительного, у правообладателя нет и быть не может. Однако такой вывод был бы неверен. Как уже отмечалось, многие интеллектуальные права могут существовать независимо от исключительного права (оно может быть в полном объеме отчуждено другому лицу или прекратиться за истечением срока его действия), но от этого они не утрачивают своей природы интеллектуальных прав, не становятся вещными или обязательственными.

Права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации объединяет в особую категорию гражданских прав нематериальная природа их объектов.

1. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации — это наиболее важная категория — правовое понятие и юридическая конструкция, используемая в разделе VII ГК.

Даже количественно положения об исключительном праве в целом и о его разновидностях, т.е. об исключительных правах на различные виды интеллектуальной собственности, — о понятии исключительного права, его содержании, основаниях возникновения и прекращения, сроке и сфере действия, способах распоряжения им и о его переходе к другим лицам — занимают основное место в составе правовых норм разд. VII ГК. В Гражданском кодексе они составляют разветвленную систему норм об исключительных правах, в которой можно выделить несколько подсистем, и прежде всего группу правил ГК о понятии и содержании исключительного права. С подробными общими положениями на этот счет, установленными в ст. 1229 ГК, соотносятся и сочетаются специальные правила о понятии и содержании отдельных видов исключительного права:

— на произведения науки, литературы и искусства (ст. 1270 ГК);

— на исполнение (ст. 1317 ГК);

— на фонограмму (ст. 1324 ГК);

— на сообщение радио- или телепередач (ст. 1330 ГК);

— изготовителя базы данных (ст. 1334 ГК);

— публикатора произведений науки, литературы и искусства (ст. 1339 ГК);

— на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1358 ГК);

— на селекционное достижение (ст. 1421 ГК);

— на топологию интегральной микросхемы (ст. 1454 ГК);

— на секрет производства (ст. 1466 ГК);

— на фирменное наименование юридического лица (ст. 1474 ГК);

— на товарный знак (ст. 1484 ГК);

— на наименование места происхождения товара (ст. 1519 ГК);

— на коммерческое обозначение предприятия (ст. 1539 ГК).

Поскольку круг, перечень видов результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которым государство предоставляет правовую охрану, может быть установлен в законе только как исчерпывающий, закрытый, исчерпывающим является и перечень предусмотренных в ГК видов исключительного права, т.е. исключительных прав на эти виды интеллектуальной собственности. В то же время для исключительных прав на многие ее подвиды (например, в авторском праве — на аудиовизуальные произведения, на проекты официальных документов, на произведения архитектуры и др.) в ГК дополнительно установлены некоторые специальные правила, что позволяет выделять и отдельные подвиды исключительного права: исключительное право на произведения изобразительного искусства, исключительное право на изобретения, исключительное право на полезные модели и др.

См.: ст. 1230, 1281, 1318, 1327, 1331, 1335, 1340, 1363, 1424, 1457, 1491, 1531. См. также: ст. 1467 и п. 2 ст. 1540.

См.: ст. 1231, 1256, 1321, 1328, 1332, 1336, 1341, 1346, 1409, 1475, 1479, 1517 и п. 1 ст. 1540.

Даже чисто внешне структура раздела VII ГК показывает, что он построен на базе некой единой юридической конструкции, применительно к которой и определены взаимоотношения участников гражданского оборота, связанные с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации. Мы имеем дело с единой подотраслью гражданского права, в основу которой положено признание законом субъективного гражданского исключительного права на все те результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, какие закон находит подлежащими правовой охране.

2. В Гражданском кодексе (как и в прежнем законодательстве), несмотря на большое число норм о субъектах и объектах исключительного права, об условиях его возникновения, его содержании, сфере действия и др., нет определения самого понятия исключительного права, не сказано достаточно определенно, в чем состоит исключительность этого права, отличающая его от субъективных гражданских прав других типов.

Основу содержания исключительного права как на результат интеллектуальной деятельности, так и на средство индивидуализации образует предоставляемая правообладателю законом возможность «использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом» (абз. 1 п. 1 ст. 1229 ГК). По сути дела в этих словах ГК сформулирован принцип свободы использования результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации лицом, обладающим исключительным правом на этот результат или на это средство. Источником этого общего положения ГК послужили формулировки двух прежних законов, а именно:

— Закона об авторском праве, по которому «автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом» (п. 1 ст. 16), а исполнителю в числе исключительных прав на исполнение или постановку принадлежит «право на использование исполнения или постановки в любой форме» (п. 1 ст. 37), и

— Закона о правовой охране топологий, в силу которого правообладателю принадлежит «исключительное право на охраняемую топологию, в том числе право использовать охраняемую топологию по своему усмотрению. » (п. 1 ст. 5).

Однако сама по себе возможность автора, исполнителя или иного лица свободно использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, вопреки сказанному в Законе об авторском праве (возможно, и в других нормах прежнего законодательства), исключительным правом не является. Такая возможность существует и в отношении тех интеллектуальных продуктов, которым правовая охрана не предоставляется либо вообще (например, идеям, принципам и т.п.), либо в данном государстве (например, произведениям иностранцев, обнародованным за границей, при отсутствии международных обязательств, как было в СССР до 1973 г.) и на которые, следовательно, исключительное право не возникает или не признается. В отношении интеллектуального продукта, исключительное право на который прекратилось и который стал общественным достоянием, возможность его использования в любой форме и любым не противоречащим закону способом не только не прекращается и не исчезает, а, напротив, предоставляется всем и каждому .

См.: п. 2 ст. 1282, п. 5 ст. 1318, п. 3 ст. 1327, п. 3 ст. 1331, п. 2 ст. 1364, п. 4 ст. 1457 ГК РФ.

Фактическая возможность использовать интеллектуальный продукт или средство индивидуализации приобретает юридическое значение только потому, что закон признает соответствующий продукт или средство подлежащим правовой охране и, как следствие, делает использование этого продукта или средства содержанием субъективного гражданского права. Такое предоставляемое законом право использовать подлежащие правовой охране результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (ст. 1225 ГК) предусмотрено в общей форме в п. 1 ст. 1229 ГК.

Это интересно:  Сколько стоит патент в челябинске 2019

В этом пункте статьи 1229 содержатся две нормы, характеризующие существо того права, которое названо в ней «исключительным».

Первая из них предоставляет обладателю исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладателю) право «по своему усмотрению. запрещать другим лицам использование» этого результата или средства (абз. 2). На первый взгляд в этой норме имеются в виду лишь разовые запреты конкретным лицам использовать определенный результат или средство . Но далее уточняется, что «отсутствие запрета не считается согласием (разрешением)». Таким образом, норма в целом приобретает смысл постоянно действующего адресованного другим лицам запрета использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а снабженное этим общим запретом право оказывается правом абсолютным.

Такой запрет тоже возможен и предусмотрен в ряде норм ГК — в п. 6 ст. 1252, п. 2 ст. 1258, подп. 3 п. 1 ст. 1274, п. 1 ст. 1302 и п. 2 ст. 1314.

Эта норма далее (абз. 3 п. 1 ст. 1229) дополнена санкцией-указанием на незаконность нарушения запрета (использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации «без согласия правообладателя») и на наступающую за это ответственность.

Санкция первой нормы текстуально «переплетена» со второй нормой, устанавливающей, что незаконность имеет место и ответственность наступает не всегда, а «за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом». Эта последняя норма, несмотря на ее отсылочный характер, чрезвычайно важна, так как из нее следует, что абсолютное по природе исключительное право использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации не является всеохватывающим (и в этом смысле «абсолютно абсолютным») по кругу противостоящих правообладателю обязанных лиц. На этой норме основаны многочисленные другие нормы ГК о пределах действия исключительных прав и об упомянутых в п. 5 ст. 1229 ГК ограничениях исключительных прав (подробнее см. ниже).

3. Содержащиеся в статье 1229 ГК (п. 1) нормы достаточно ясно говорят о содержании и природе того субъективного гражданского права использовать результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, которое закон называет «исключительным». Но из этих норм, как и из специально посвященной этому праву статьи 1229 ГК в целом (впрочем, равным образом и из прежнего законодательства), не следует с очевидностью, в чем же именно заключается его «исключительность».

Ответ, лежащий на поверхности, состоит в том, что право использовать такие результаты и средства «исключительно», поскольку оно путем прямого запрета в законе устраняет других лиц (всех, кроме тех, для кого закон предусмотрел изъятия) от возможности использовать эти интеллектуальные продукты, т.е. «исключает» для этих «других» такую возможность.

Такое распространенное объяснение природы исключительного права весьма неполно. Оно ограничивается констатацией того, что исключительное право — это просто иное наименование абсолютного права на нематериальные объекты. В сопоставлении с исключительным правом в таком его понимании субъективное право собственности может оказаться даже «более исключительным»: например, приобретатель всех прав на произведение изобразительного искусства менее ограничен законом в своих правомочиях собственника, чем в правомочиях обладателя исключительного права.

Качество «исключительности» субъективному абсолютному праву «монопольно» использовать интеллектуальный продукт закон придает тем, что, во-первых, предоставляет это право в отношении ограниченного (хотя и широкого) круга определенных в самом законе видов интеллектуальной собственности и, во-вторых, первоначально предоставляет его исключительно лицам определенных категорий и признает его за другими лицами лишь в качестве правомочия, полученного вторичным обладателем или производного от права автора (исполнителя, изобретателя) или заявителя.

В отличие от других разделов ГК в разделе VII Кодекса содержатся десятки норм, единственное назначение которых состоит в том, чтобы определить круг нематериальных объектов, подпадающих под действие соответствующих норм этого раздела и получающих таким образом правовую охрану путем предоставления на них исключительного права и других интеллектуальных прав. Эти нормы содержат общие и детальные перечни видов объектов, которым предоставляется или, напротив, не предоставляется правовая охрана, определения отдельных видов объектов, получающих правовую охрану, требования, соответствие которым необходимо для ее предоставления (условия охраноспособности), и т.п.

Предоставление исключительных прав не любым субъектам гражданского права, а лишь тем из них, кто отвечает предусмотренным законом специальным требованиям, наиболее очевидно в отношении прав на результаты интеллектуальной деятельности. Исключительное право предоставляется Гражданским кодексом:

— на произведение науки, литературы или искусства — «автору произведения» (подп. 1 п. 2 ст. 1255), т.е. «гражданину, творческим трудом которого оно создано» (ст. 1257);

— на исполнение — «исполнителю» (подп. 1 п. 1 ст. 1315), которым признается «гражданин, творческим трудом которого создано исполнение, — артист-исполнитель. а также режиссер-постановщик спектакля. и дирижер» (ст. 1313);

— на фонограмму — «изготовителю фонограммы» (подп. 1 п. 1 ст. 1323), которым признается «лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков» (ст. 1322),

См.: соответственно в отношении исключительного права организации эфирного или кабельного вещания — ст. 1329 и п. 1 ст. 1330, исключительного права изготовителя базы данных — ст. 1333 и п. 1 ст. 1334, исключительного права публикатора — п. 1 ст. 1337 и подп. 1 п. 1 ст. 1338 ГК.

Несколько сложнее проследить эту принципиальную линию законодательства в нормах патентного права. Исключительное право на изобретение, полезную модель и промышленный образец «удостоверяет» патент (п. 1 ст. 1354 ГК), выдаваемый не обязательно автору соответствующего решения, а «лицу, на имя которого испрашивается патент» заявителем (подп. 1 п. 2 ст. 1375, подп. 1 п. 2 ст. 1376, подп. 1 п. 2 ст. 1377 ГК). Именно этому лицу, после выдачи патента — «патентообладателю», принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца (п. 1 ст. 1358 ГК). Но производный характер исключительного права патентообладателя очевиден: прежде всего «автору изобретения, полезной модели или промышленного образца» принадлежит «исключительное право» (подп. 1 п. 2 ст. 1345 ГК) и, как следствие, ему же — «гражданину, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности» (ст. 1347 ГК), принадлежит «право на получение патента» (п. 3 ст. 1345 ГК). Иное, чем автор, лицо (физическое или юридическое) может оказаться «в башмаках» патентообладателя, но только потому, что ГК в предусмотренных им случаях и по основаниям, им установленным, допускает переход и передачу этого права другим лицам (п. 2 ст. 1357) .

Это обстоятельство нередко упускается из виду теми, кто усматривает противоречие между п. 1 ст. 1354 и п. 2 ст. 1345 (равно как и ст. 1348) ГК. Автору изобретения, полезной модели или промышленного образца исключительное право использования этого технического или художественно-конструкторского решения принадлежит при условии, что он становится патентообладателем, а первый патентообладатель, не являющийся автором, может основывать свое исключительное право использовать соответствующий интеллектуальный продукт только на правомерном переходе к нему от автора права на получение патента.

Существенные ограничения предусмотрены ГК и в отношении круга лиц, которые могут стать обладателями исключительного права на средство индивидуализации.

Так, лишь на первый взгляд может показаться, что обладателем исключительного права на использование товарного знака может быть любое «лицо, на имя которого зарегистрирован товарный знак» (п. 1 ст. 1484 ГК). В действительности ГК с помощью ряда норм сводит дело к тому, чтобы обладатель такого права был лицом, которое может участвовать и реально участвует в обороте соответствующего товара (ст. 1478, 1486, подп. 3 п. 3 ст. 1492 ГК).

Таким образом, исключительное право как субъективное гражданское право (и соответственно исключительные права как особая категория гражданских прав) исключительно в трех отношениях:

1) обладателю исключительного права предоставляется возможность использовать в соответствии с законом и под его защитой результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации из числа тех, которым закон предоставляет правовую охрану, определяя их с разной степенью детализации в качестве объектов исключительных прав. Это не значит, что иные нематериальные объекты, в том числе иные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, вообще оказываются вне сферы действия гражданского права, но из сферы действия его норм об исключительных правах они исключены определенно;

2) обладатель исключительного права принадлежит к той категории лиц, за которыми закон признает возможность быть субъектом исключительных прав соответствующего вида. При этом надо иметь в виду, что закон не просто по-разному подходит к определению круга возможных правообладателей исключительных прав разных видов (например, авторских прав и права на товарный знак, патентных прав и права на наименование места происхождения товара), но и проводит существенные различия (прежде всего, по объему и срокам правомочий) внутри этого круга — между авторами и их наследниками, между авторами-работниками и правообладателями-работодателями, между первичными и вторичными правообладателями и т.д.;

3) за изъятиями, установленными законом, никто не вправе без согласия обладателя исключительного права использовать являющиеся объектом этого права результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Нарушение этого запрета влечет гражданско-правовую и иную ответственность.

Этот общий вывод о природе и понятии исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации требует целого ряда уточнений и объяснений применительно к отдельным видам этих объектов (в особенности средств индивидуализации), но в целом только он объясняет особое место исключительных прав в системе гражданских прав.

К вопросу о территориальном действии исключительных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы (Новоселова Л.А.)

Дата размещения статьи: 02.12.2014

Территориальный принцип действия исключительных прав

Однако, несмотря на развитие международной кооперации, права на результаты интеллектуальной деятельности по своей природе остаются территориальными и национальными. Заключение международных договоров свидетельствует об ограничении принципа территориальности, но не его отрицании.

Общий принцип действия исключительных прав

Общий принцип, определяющий природу действия исключительных прав, закреплен в статье 1231 ГК РФ, согласно которой на территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и ГК РФ.
При признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются ГК РФ независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права. Иное может быть предусмотрено международным договором или ГК РФ.
Комментируемая статья конкретизирует положения о территориальном действии исключительных прав применительно к правам на изобретения, полезные модели и промышленные образцы. Исключительные права на указанные объекты признаются и охраняются на территории Российской Федерации при условии их государственной регистрации в соответствии с требованиями статьи 1353 ГК РФ и выдачи федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Международные договоры Российской Федерации

На данный момент не существует такого понятия, как «международный патент». Единый охранный документ (патент), действующий на территории всех стран-участниц, не предусмотрен ни Парижской конвенцией по охране промышленной собственности (далее также — Парижская конвенция, Конвенция), ни Вашингтонским договором о патентной кооперации (Patent Cooperation Treaty, далее также — PCT).
Государства, подписавшие Парижскую конвенцию, входят в Международный союз по охране промышленной собственности (далее — Союз), возможность вступления в который открыта для всех государств (на данный момент в Союзе состоят более ста государств, в том числе Российская Федерация).
Принятие Конвенции позволило облегчить для заявителей охрану прав на результаты интеллектуальной деятельности, первоначально возникших в одном государстве, на территории других стран — участниц Конвенции за счет того, что в рамках данного международного договора удалось решить следующие вопросы:
1) обеспечить так называемый национальный режим, который заключается в предоставлении гражданам других государств — участников Союза (и тем, кто к ним приравнен согласно статье 3 Парижской конвенции) такой же охраны промышленной собственности, как и своим гражданам, не имея при этом права требовать взаимности, поскольку предполагается, что Конвенция достаточно обеспечивает такую взаимность обязательствами, налагаемыми на государства в силу их присоединения к Конвенции. Таким образом, государства взаимно обеспечивают не равенство конкретных прав, а равенство в правах иностранных заявителей и граждан данного государства;
2) предоставить право конвенционного приоритета, то есть право на основании правильно оформленной первой заявки, поданной в одном из договаривающихся государств, в течение определенного срока испрашивать охрану в любом другом договаривающемся государстве, сохраняя при этом в качестве даты подачи в любом другом государстве дату подачи первой заявки.
Таким образом, Парижская конвенция устанавливает режим взаимного признания и охраны прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы между государствами — участниками Конвенции, что исключает необходимость для этих стран заключать множество двусторонних международных договоров, а также предусматривает существование специального правила определения приоритета, который получил соответствующее название — конвенционный (статья 1382 ГК РФ). Однако Конвенция не решает вопроса территориального предела действия патентных прав, что означает на практике необходимость получения патента в каждой стране, на территории которой заявитель заинтересован в защите своих исключительных прав.
В Договоре о патентной кооперации также не предусматривается создание единого охранного документа, действительного на территории всех стран, подписавших данный договор. Однако вводится понятие «международная заявка», под которой понимается заявка, поданная в соответствии с Договором о патентной кооперации. Процедура прохождения международной заявки с момента ее подачи и до принятия решения об охраноспособности заявленного изобретения разделена на две фазы: международную и национальную. На международной фазе по каждой заявке в обязательном порядке проводится международный патентный поиск, осуществляется ее публикация и, по желанию заявителя, может быть проведена международная предварительная экспертиза. На национальной фазе в каждом государстве, на территории которого заявитель заинтересован в охране своего изобретения, в соответствии с нормами национального патентного законодательства данного государства выносится решение о соответствии заявленного изобретения установленным критериям охраноспособности и в случае положительного результата выдается охранный документ. Следовательно, подавая международную заявку, необходимо принимать во внимание, что на международной фазе в отношении такой заявки будут совершаться действия, регламентированные нормативными документами PCT, в то время как на национальной фазе в отношении ее будут совершаться действия, предусмотренные национальным патентным законодательством.
Следовательно, рассмотренные выше международные договоры (Парижская конвенция и PCT) не предусматривают признание исключительного права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, удостоверенные патентами, выданными иными патентными ведомствами, за исключением федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности Российской Федерации.
К международным договорам, в соответствии с которыми основанием для охраны исключительного права на территории Российской Федерации является патент, выданный не Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, относится Евразийская патентная конвенция (далее — ЕАПК), в которой участвуют Республика Армения, Азербайджанская Республика, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Киргизская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан и Туркменистан (далее — договаривающиеся государства).
В соответствии с данной Конвенцией учреждена Евразийская патентная организация (ЕАПО). С 1 января 1996 года Евразийское патентное ведомство (ЕАПВ), выполняющее все административные функции ЕАПО, принимает евразийские заявки на изобретения и выдает евразийские патенты, имеющие единый характер действия после их выдачи на территории всех государств — участников ЕАПК. Конвенция не предусматривает приема заявок и выдачи патентов на полезные модели и промышленные образцы.
В статье 13 ЕАПК закреплены следующие положения о действительности евразийского патента и осуществлении прав:
— любой спор, касающийся действительности евразийского патента в конкретном договаривающемся государстве или нарушения евразийского патента в конкретном договаривающемся государстве, разрешается национальными судами или другими компетентными органами этого государства на основании данной Конвенции и Патентной инструкции. Решение имеет силу лишь на территории договаривающегося государства;
— за нарушение евразийского патента в каждом договаривающемся государстве предусматривается такая же гражданско-правовая или иная ответственность, как и за нарушение национального патента;
— любой национальный суд или другой компетентный орган договаривающегося государства может потребовать, чтобы истец представил ему перевод евразийского патента на государственный язык данного договаривающегося государства.
Следовательно, при проведении национальных процедур по указанным спорам должны применяться материальные нормы патентного права, закрепленные в нормативных правовых актах Евразийской патентной организации.
Кроме того, согласно правилам 13 и 62.1 Патентной инструкции к ЕАПК Евразийское патентное ведомство правомочно осуществлять регистрацию передачи права на евразийскую заявку или евразийский патент в форме уступки права, а также регистрировать в определенных случаях залог указанных прав. Действие документов, подтверждающих такие регистрации, распространяется на территории государств — участников ЕАПК, в отношении которых действует евразийский патент, в том числе и на территорию Российской Федерации.
К дате уплаты первой годовой пошлины за поддержание патента в силе владелец евразийского патента, исходя из своих экономических интересов, вправе ограничить круг государств — участников ЕАПК, в которых он в дальнейшем намерен поддерживать в силе евразийский патент.
Таким образом, кроме патентов на объекты патентных прав, выдаваемых Роспатентом, на территории Российской Федерации признаются исключительные права на изобретения, удостоверенные патентами, выданными Евразийским патентным ведомством, функционирующим на основании Евразийской патентной конвенции.
Двусторонние соглашения, заключенные Россией с рядом стран СНГ, также не предусматривают возможности выдачи патентов, действующих на территории двух договаривающихся стран без регистрации в национальном патентном ведомстве, за исключением патентов, выданных в СССР и подлежащих охране в порядке, установленном национальным законодательством каждой из сторон. Данное положение закреплено во всех перечисленных выше региональных двусторонних соглашениях, за исключением Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о сотрудничестве в области охраны интеллектуальной собственности.
Для патентов, выданных до образования независимых государств на территории бывшего СССР, действуют правила, закрепленные в перечисленных соглашениях, предусматривающие обязанность сторон принять необходимые меры, обеспечивающие:
— признание действия на своей территории ранее выданных охранных документов СССР на объекты промышленной собственности;
— выплату авторам вознаграждения за использование изобретений и промышленных образцов, защищенных авторскими свидетельствами и свидетельствами СССР, в соответствии с правовыми актами того государства, в котором имело место указанное использование;
— возможность преобразования авторских свидетельств СССР на изобретения и свидетельств СССР на промышленные образцы в национальные патенты на оставшийся срок действия;
— возможность прекращения действия на территории каждого государства ранее выданных на объекты промышленной собственности охранных документов СССР и национальных охранных документов, выданных на эти объекты по охранным документам СССР, по мотивам несоответствия охраняемого объекта условиям охраноспособности, предусмотренным законодательством, действовавшим на дату подачи заявки на этот объект;
— предоставление заявителям обоих государств и их патентным поверенным права оформлять заявки на выдачу национальных охранных документов и ходатайства на преобразование охранных документов СССР на объекты промышленной собственности в национальные охранные документы и вести переписку, связанную с этими заявками, ходатайствами и охранными документами, на русском языке.
При этом в региональных двусторонних соглашениях, за исключением Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о сотрудничестве в области охраны интеллектуальной собственности, предусмотрено также следующее положение: любое физическое или юридическое лицо Российской Федерации или договаривающейся стороны сохраняет право использования изобретения или промышленного образца без заключения лицензионного договора, если использование этого изобретения или промышленного образца правомерно началось до даты подачи другими лицами ходатайства о выдаче национального патента на изобретения или промышленный образец, на которое или на который ранее была подана заявка на выдачу авторского свидетельства или свидетельства СССР или выдано авторское свидетельство СССР.

Это интересно:  Патент и енвд одновременно

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Новоселова патентное право

Интервью с Л.А. Новоселовой, доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации, председателем Суда по интеллектуальным правам

Указом Президента РФ от 1 декабря 2012 г. доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, судья Высшего Арбитражного Суда РФ Людмила Александровна Новоселова назначена на должность председателя Суда по интеллектуальным правам. Редакция получила возможность задать Людмиле Александровне несколько вопросов о будущем патентных судов в России.

Людмила Александровна, о необходимости введения в России патентных судов говорят уже не первый год. Какое место, по Вашему мнению, займет Суд по интеллектуальным правам в судебной системе России? Действительно ли необходимо создавать подобную инстанцию?

— Необходимость изменения судебной системы таким образом, чтобы она могла обеспечивать эффективную защиту интеллектуальных прав, давно назрела. Об этом говорили эксперты, таких изменений с нетерпением ждут ученые и изобретатели, представители бизнес-сообщества. Многие специалисты считают формирование специализированного суда необходимым шагом к созданию государством системы, способной действенным образом сохранить и приумножить национальный интеллектуальный потенциал. Увеличение количества и усложнение конфликтов, связанных с защитой интеллектуальных прав, — существенное, но далеко не главное обстоятельство, которое принималось во внимание при принятии решения об образовании специализированного суда.

Наиболее важным фактором является сама природа таких споров, рассмотрение которых требует не только глубоких юридических знаний и умения увидеть реальную причину конфликта, но и оценки технических, научных решений. Судьям, которым такие сложнейшие дела приходится рассматривать наряду с многочисленными спорами о разводах либо взыскании денег, порой не удается с необходимой тщательностью разобраться во всех нюансах предмета, в отношении которого на момент возникновения спора есть только два «специалиста» — это истец и ответчик. Думаю, не случайно в целом ряде стран пришли к необходимости создания особого судебного органа, специализирующегося на патентных спорах. Аналогичное направление выбрано и в странах Евросоюза. В феврале 2004 г. Еврокомиссия предложила создать Европейский патентный суд, который бы занимался разрешением споров в области интеллектуальной собственности.

Создание специализированного суда позволяет не только сформировать коллектив из судей, глубоко разбирающихся в «интеллектуальных» хитросплетениях, но и включить в штат специалистов в области различных областей знаний, что невозможно в рамках обычных судов. Такое организационное решение позволяет сконцентрироваться только на одном предмете, повысить качество и оперативность рассмотрения споров, обеспечить единообразие судебной практики.

Сейчас трудно давать какие-либо прогнозы, но, как представляется, у Суда по интеллектуальным правам (далее также — Суд) может быть большое будущее.

Как известно, патентные суды уже много лет успешно действуют в Великобритании и Германии. Какое место они занимают в судебной системе этих стран и какие категории споров рассматривают? Насколько российская модель будет похожа на существующие зарубежные?

— Действительно, за рубежом некоторый опыт уже накоплен. В частности, Патентный суд был создан в Германии и функционирует там с 1961 г. В Великобритании патентный суд входит в состав Канцлерского суда.

Разработчики российской концепции Суда по интеллектуальным правам прежде всего ориентировались на германскую модель, поэтому о ней расскажу подробнее.

Патентный суд Германии создавался в качестве самостоятельного и независимого федерального суда для вынесения решений по жалобам на решения бюро экспертиз или патентных отделов Патентного ведомства. Он также рассматривает иски о признании патентов недействительными, об отказе от патентов, о выдаче принудительных лицензий. Патентный суд Германии рассматривает споры в отношении как изобретений, так и других объектов интеллектуальной собственности — полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков, а также сортов растений. Судьи Патентного суда Германии должны удовлетворять условиям, которые необходимы для занятия должности судьи в соответствии с федеральным законом о судьях (быть сведущими в праве), или являться компетентными специалистами в какой-либо отрасли техники (быть сведущими в технике), иметь стаж практической работы не менее пяти лет и обладать необходимыми познаниями в области права. При этом в качестве специалиста, сведущего в технике, может выступать лишь лицо, которое внутри страны в качестве зачисленного в установленном порядке учащегося университета, технического, сельскохозяйственного высшего учебного заведения либо горной академии посвятило себя изучению естествознания или технических дисциплин, сдало государственный или академический выпускной экзамен, после этого не менее пяти лет подряд занималось практической работой и обладает необходимыми познаниями в области права. Иными словами, это специалист с высшим образованием в конкретной области техники, имеющий пятилетний опыт работы и знающий патентное право.

В Патентном суде Германии действуют палаты для вынесения решений по жалобам на решения бюро экспертиз или патентных отделов Патентного ведомства (технические палаты); палаты для вынесения решений по искам о признании патентов недействительными, об отказе от патентов, о выдаче принудительных лицензий (палаты по делам о недействительности). Наиболее интересной отличительной чертой данного суда является то, что в состав указанных палат входят председатель (как правило, юрист), а также три-четыре заседателя (юрист и технические специалисты). Такое сочетание технических специалистов и юристов позволяет оперативно и качественно рассматривать возникающие вопросы, не прибегая к дорогостоящей процедуре экспертизы. Традиционно в качестве привлекаемых специалистов в области техники выступают лучшие патентные эксперты патентного ведомства Германии.

Патентный суд Германии является частью судебной системы, его решения могут быть обжалованы в высших судебных инстанциях страны.

Иногда патентными судами называют их суррогаты, например суд Патентного ведомства Японии, который является частью административной структуры. Так, согласно ст. 136 и 137 Патентного закона Японии судебное рассмотрение дела в Патентном ведомстве производится коллегией, состоящей из трех или пяти судей-экспертов, квалификация которых определяется постановлением Кабинета министров и которые назначаются президентом Патентного ведомства. Такие судьи не являются юристами, их решения могут быть обжалованы в судебный орган гражданской юрисдикции.

Является ли целью создания российского Суда по интеллектуальным правам в большей степени судебный контроль за решениями патентного ведомства (как это предполагает германская модель)? Или Суд будет рассматривать также дела в рамках искового производства, т.е. споры, касающиеся интеллектуальных прав?

— Вряд ли будет правильным говорить о том, что основная цель Суда по интеллектуальным правам — это контроль за решениями Роспатента. Главной задачей является обеспечение единообразной судебной практики в сфере защиты интеллектуальных прав в предпринимательской сфере. Решение этой задачи обеспечивается за счет того, что все споры подобного рода, рассмотренные в первой и апелляционной инстанциях арбитражных судов, будут пересматриваться в кассационном порядке Судом. Кроме того, часть споров — об установлении патентообладателя, о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования — будет приниматься к производству Судом по первой инстанции без предварительного рассмотрения требований в соответствии с какой-либо административной процедурой.

Почему Суд по интеллектуальным правам создается в системе арбитражных судов?

— Это решение, на мой взгляд, определяется тем, что арбитражные суды изначально в большей степени ориентированы на специализацию при рассмотрении споров. Кроме того, наиболее сложные и экономически значимые отношения в сфере интеллектуальных прав складываются именно в предпринимательской деятельности.

Специализированные суды по интеллектуальным правам будут созданы во всех регионах России или только в федеральных округах? Какова будет их иерархия?

— В настоящее время не планируется создавать специализированные суды в регионах. Дела, связанные с защитой интеллектуальной собственности (кроме тех, которые рассматриваются Судом в качестве суда первой инстанции), рассматриваются в арбитражных судах на местах. Пересматриваются решения также апелляционными судами на местах. А вот для кассационного пересмотра, как уже говорилось, все эти дела будут попадать в Суд по интеллектуальным правам. Надзорные функции возложены на Высший Арбитражный Суд РФ.

В чем особенности Суда по интеллектуальным правам? Какие дела будут ему подведомственны? Какова будет судьба тех дел по спорам об интеллектуальных правах, которые на день начала работы Суда по интеллектуальным правам будут находиться в производстве судов?

— Суд по интеллектуальным правам должен занять особое место в системе арбитражных судов.

Ряд споров, как уже отмечалось, он будет рассматривать в качестве суда первой инстанции. В качестве суда кассационной инстанции Суд по интеллектуальным правам будет пересматривать свои собственные решения и дела, рассмотренные арбитражными судами субъектов Российской Федерации и арбитражными апелляционными судами по спорам в области интеллектуальных прав.

До начала работы Суда по интеллектуальным правам споры, касающиеся защиты интеллектуальных прав, рассматриваются арбитражными судами и судами общей юрисдикции в соответствии с установленными правилами. После начала работы Суда они продолжат рассмотрение дел, которые уже были приняты к производству. Такие дела в Суд по интеллектуальным правам передаваться не будут. Он будет пересматривать в кассационном порядке судебные акты, принятые к моменту его создания арбитражными судами первой и апелляционной инстанций.

Следует обратить внимание на то, что в п. 1 ст. 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ внесены изменения, которые свидетельствуют о расширении подведомственности дел арбитражным судам. По категориям споров, которые рассматриваются Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции, не имеет значения субъектный состав правоотношения, т.е. являются ли участниками спора организации, индивидуальные предприниматели или граждане. Введено также правило об изменении подведомственности дел по спорам о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами. Такие споры также подлежат рассмотрению арбитражными судами независимо от субъектного состава правоотношений. Суд по интеллектуальным правам такие дела по первой инстанции не рассматривает; они принимаются в производство арбитражными судами по общим правилам о подсудности. Но пересматриваться в кассационном порядке они будут Судом по интеллектуальным правам.

Это интересно:  Пошлина за выдачу патента на изобретение

Изменяется и подсудность некоторых споров. Так, Высший Арбитражный Суд РФ не будет рассматривать в качестве суда первой инстанции дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в области правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Эти споры будут подведомственны Суду по интеллектуальным правам.

Будет ли Суд по интеллектуальным правам рассматривать дела об административных правонарушениях в сфере интеллектуальной собственности, которые сейчас находятся в подведомственности арбитражных судов?

— Создание Суда по интеллектуальным правам не повлияет на изменение подведомственности таких споров. Они будут рассматриваться по первой инстанции и в апелляционном порядке по прежним правилам, но в порядке кассации пересматриваться Судом по интеллектуальным правам.

Несомненно, будущие судьи Суда по интеллектуальным правам должны обладать соответствующими знаниями в области интеллектуальных прав. Кто именно сможет претендовать на должность такого судьи? Где судьи будут совершенствовать свои знания?

— Конечно, судейский корпус Суда по интеллектуальным правам должен формироваться с учетом стоящих перед ним особых задач. Однако прежде всего кандидат должен соответствовать требованиям, которые устанавливает Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации»: достижение возраста 30 лет и наличие стажа работы по юридической специальности не менее семи лет. Если вакантной должности соответствуют несколько кандидатов, учитывается также наличие у них специальности и (или) квалификации, соответствующих специализации суда.

Крайне важно, чтобы судьи специализированного суда понимали необходимость постоянной учебы, совершенствования своих знаний. Такая учеба, безусловно, будет проводиться как в обычном порядке в различных учебных заведениях, так и в самом суде с привлечением специалистов из Роспатента, Федеральной антимонопольной службы, Российской академии интеллектуальной собственности, Федерального института промышленной собственности. В связи с этим очень бы хотелось надеяться на помощь со стороны наших ведущих учебных заведений, научных институтов и работающих в них специалистов.

Сложность и специфичность интеллектуальных споров несомненны, судьям Суда по интеллектуальным правам предстоит сложная работа. Придут ли им на помощь, помимо помощников-консультантов, новые участники арбитражного процесса?

— Да, для изучения специальных вопросов, возникающих при рассмотрении конкретных дел, относящихся к компетенции Суда, в его аппарате предусматривается формирование группы советников, обладающих квалификацией, соответствующей специализации суда. Это не юристы, а специалисты в соответствующей области знаний — инженеры, химики, биологи и т.д. АПК РФ предусматривает, что советники аппарата Суда могут привлекаться при рассмотрении споров в качестве специалистов.

Специалист — это новая для арбитражного процесса фигура. Как следует из ст. 55.1 АПК РФ, специалистом в арбитражном суде является лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам, который обязан явиться в суд, ответить на поставленные вопросы, дать в устной форме необходимые пояснения. В отличие от эксперта, специалист привлекается в процесс по инициативе суда и дает консультации в устной форме и без проведения предварительных специальных исследований; для привлечения специалиста суду нет необходимости приостанавливать производство по делу. Специалист может привлекаться для разрешения специальных вопросов любым арбитражным судом. Особенностью же Суда по интеллектуальным правам является то, что у него есть возможность привлекать в качестве специалистов работников суда — советников аппарата специализированного суда. Однако Суд не лишен возможности привлекать для решения подобных вопросов и советников извне.

Как Вы считаете, возрастет ли после — открытия Суда по интеллектуальным правам количество споров соответствующей тематики по сравнению с нынешним объемом таких дел, поступающих в арбитражные суды? Как Суд будет завоевывать доверие?

— Количество дел в сфере защиты интеллектуальных прав, несомненно, будет расти. Для этого есть объективные причины — увеличение удельного веса так называемой интеллектуальной собственности в структуре современного бизнеса, наукоемкого и развивающегося за счет использования инновационных технологий. Соответственно растет и понимание того, что права в данной области необходимо защищать с использованием доступных юридических методов.

Для того чтобы заслужить признание профессионального сообщества, необходимо очень много работать. Представляется, что Суд по интеллектуальным правам должен стать площадкой, где отрабатываются новые технологии в осуществлении правосудия, обеспечивающие его доступность и открытость, превратиться в центр юридической мысли. Необходимы самые тесные рабочие контакты со всеми государственными и общественными организациями, которые работают в сфере защиты интеллектуальных прав, не менее важно активное взаимодействие с научными работниками, творческое использование зарубежного опыта.

Приоритетной задачей Суда по интеллектуальным правам является работа с кадрами, постоянное повышение квалификации судей. В данном случае узкая юридическая специализация судей дает огромное преимущество. Один мудрый китайский философ сказал: если хочешь получить хороший результат работы, сначала заточи инструменты. Полностью готовых специалистов для решения поставленных перед судом задач пока нет. Но есть люди, обладающие необходимыми профессиональными навыками и мотивацией, которые позволят им очень быстро войти в курс дела и обеспечить высокий авторитет суда.

Людмила Александровна, большое спасибо за беседу. Желаем новому Суду по интеллектуальным правам успешной деятельности!

Новоселова патентное право

25 февраля 2013 года Ученый Совет Университета имени О.Е. Кутафина избрал на должность заведующего кафедрой интеллектуальных прав д.ю.н., профессора Людмилу Александровну Новоселову – Председателя Суда по интеллектуальным правам.

Гринь Елена Сергеевна – к.ю.н., доцент кафедры интеллектуальных прав, заместитель заведующего кафедрой.

В 2017 году кафедра интеллектуальных прав была награждена престижной юридической премией «Фемида» в номинации «Право и образование ».

Возможности кафедры позволили привлечь к научно-педагогической работе прежде всего судей и сотрудников Суда по интеллектуальным правам , которые изначально составили основной «костяк» кафедры интеллектуальных прав. Это обеспечивает получение студентами знаний об интеллектуальной собственности с уклоном в практическую плоскость: учебный процесс осуществляется в контексте будущей профессиональной деятельности с помощью, в частности, модельных судебных заседаний в Суде по интеллектуальным правам, игровых судебных процессов в рамках практических занятий в Университете и проч.

С 2016 года кафедра объявила набор на магистерскую программу «Магистр права в сфере интеллектуальной собственности».

Деятельность кафедры интеллектуальных прав не ограничивается только учебно-образовательным процессом – за время, прошедшее с момента образования, кафедрой было выпущено значительное число публикаций научного, учебного и методического характера . Прежде всего можно упомянуть «Научно-практический комментарий судебной практики в сфере защиты интеллектуальных прав», подготовленный под общей редакцией Л.А. Новоселовой (издательство «Норма», 2014) – этот комментарий был закуплен Судебным департаментом при Верховном Совете Российской Федерации в количестве нескольких тысяч экземпляров для всей судебной системы России. Кроме того, кафедрой был подготовлен учебник для академического бакалавриата под ред. Л.А. Новоселовой «Право интеллектуальной собственности» (издательство «Юрайт», 2016); подготовлена монография к 85-летию Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) «Права на товарный знак» (издательство «Норма», 2016). Коллективом кафедры ведется плодотворная работа над серией учебников «Право интеллектуальной собственности» в четырех томах для магистров. На сегодняшний день подготовлены Том 1 «Общие положения» и Том 2 «Авторское право» , Том 3 « Средства индивидуализации » сейчас готовятся к печати Том 4 «Патентное право».

Том 1 «Общие положения» стал лауреатом национальной премии по литературе в области права 2018 года.

Более того, отличительной особенностью кафедры интеллектуальных прав является акцент именно на научно-исследовательской работе. Кафедра готова предоставлять научно-исследовательские темы и руководство аспирантами и докторантами, а также способствовать апробации результатов научно-исследовательской работы в Суде по интеллектуальным правам . Таким образом, в рамках кафедры создаются условия для полноценной, высокоэффективной и результативной академической работы, результаты которой могут найти реальное использование в судебной практике по разрешению дел в сфере защиты интеллектуальной собственности.

Ведущим научным мероприятием кафедры и в целом Университета является Международный юридический форум «Правовая защита интеллектуальной собственности: проблемы теории и практики» (IP Форум).

IP Форум стал традиционным и одним из наиболее масштабных научных проектов Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Руководством Университета неоднократно отмечался высокий уровень подготовки и проведения этого мероприятия. Более подробно о IP Форуме

Перечень дисциплин, реализуемых кафедрой Интеллектуальных прав в 2018 /2019 учебном году

Бакалавриат

Магистратура

Магистерская программа «Магистр права в сфере интеллектуальной собственности »

Блок 1.
— Защита брендов: стратегии, системы, методы
— Правовое регулирование инновационных технологий

График консультаций преподавателей кафедры интеллектуальных прав
на 2018/2019 учебный год

Фамилия, имя, отчество День недели Время Аудитория
Преподаватели, консультирующие 1 раз в неделю
1. ст.преп. Михайлов Семен Викторович понедельник 16.30-17.50 528
2. зам. заведующего кафедрой, доц. Гринь Елена Сергеевна среда 16.30-17.50 528
3. доц. Куропацкая Елена Григорьевна вторник 16.30-17.50 344
4. проф. Шебанова Надежда Александровна четверг 16.30-17.50 269
5. проф. Рузакова Ольга Александровна суббота 16.30-17.50 123
Преподаватели, консультирующие 2 раза в месяц
6. доц. Гаврилов Денис Александрович 1-й и 3-й понедельник месяца 16.30-17.50 228
7. зав. кафедрой д.ю.н., проф. Новоселова Людмила Александровна 1-я и 3-я среда месяца 16.30-17.50 567
8. преп. Полежаев Олег Александрович 2-й и 4-й четверг месяца 16.30-17.50 568
Преподаватели, консультирующие 1 раз в месяц
9. проф. Васильева Елена Николаевна 3-й понедельник месяца 16.30-17.50 126
10. доц. Булаевский Борис Александрович 1-й вторник месяца 16.30-17.50 443
11. доц. Огородов Дмитрий Владимирович 3-й вторник месяца 16.30-17.50 771
12. доц. Солдатова Вера Ивановна 2-й вторник месяца 16.30-17.50 471
13. преп. Мартынюк Сергей Викторович 4-й вторник месяца 16.30-17.50 771
14. доц. Усольцева Светлана Валерьевна 2-я среда месяца 16.30-17.50 26-б
15. ст. преп. Ворожевич Арина Сергеевна 2-й четверг месяца 16.30-17.50 671
16. преп. Оганесян Авак Наполеонович последний четверг месяца 16.30-17.50 121
17. преп. Ламбина Валерия Станиславовна 1-я пятница меясца 16.30-17.50 269
18. преп. Петрова Юлия Вячеславовна 2-я пятница месяца 16.30-17.50 568
19. доц. Голофаев Виталий Викторович 2-я пятница месяца 16.30-17.50 269
20. преп. Снегур Александр Анатольевич 3-я пятница месяца 16.30-17.50 269
21. преп. Авакян Елена Георгиевна 4-я пятница месяца 16.30-17.50 269
22. преп. Нагродская Виктория Борисовна 1-я суббота месяца 16.30-17.50 528

Таблица модулей

Учебная дисциплина: Право интеллектуальной собственности
Институт судебных экспертиз
Курс: 4 (очная форма обучения)
Форма промежуточной аттестации: зачет
VII семестр

№ модуля, период изучения и дата рубежного контроля Наименование темы Количество баллов по результатам текущего и рубежного контроля Количество практич. занятий
БМ1 Тема 1. Интеллектуальная собственность как объект правовой охраны. Общие положения
об интеллектуальной собственности
0-5 2
Тема 2. Авторское право. Права, смежные с авторскими 0-5 2
Тема 3. Гражданско-правовая защита авторских и смежных прав 0-5 2
Рубежный контроль. 0-5
Итого за модуль: 20 6
БМ2 Тема 4. Патентное право 0-5 2
Тема 5. Защита патентных прав 0-5 2
Рубежный контроль. 0-10
Итого за модуль: 20 4
БМ3 Тема 6. Правовая охрана средств индивидуализации 0-5 2
Тема 7. Защита прав на средства индивидуализации 0-5 2
Тема 8. Правовая охрана иных объектов интеллектуальной собственности 0-5 2
Рубежный контроль. 0-5
Итого за модуль: 20 6
Итого за дисциплину: 60 16

№ модуля, период изучения и дата рубежного контроля Наименование темы Количество баллов по результатам текущего и рубежного контроля Количество практич. занятий
БМ1 Тема 1. Патентное право. Основные черты патентного права. Объекты патентных прав. Состав патентных прав. Участники правоотношений. 0-4 2
Тема 2. Предоставление правовой охраны. Патентоспособность изобретения, полезной модели, промышленного образца. 0-6 3
Тема 3. Патентные права. Право авторства и иные права создателя объекта. 0-5 2
Рубежный контроль. 0-5
Итого за модуль: 20 7
БМ2 Тема 4. Исключительное право на объект патентных прав. Распоряжение исключительным правом. 0-3 2
Тема 5. Ограничения исключительного права. 0-3 2
Тема 6. Создание объекта патентных прав по договору. 0-4 2
Тема 7. Процедура получения патента. Признание патента недействительным. 0-5 3
Рубежный контроль. 0-5
Итого за модуль: 20 9
БМ3 Тема 8. Право на селекционное достижение 0-5 2
Тема 9. Лицензионные договоры. 0-5 2
Тема 10. Защита патентных прав. 0-5 2
Рубежный контроль. 0-5
Итого за модуль: 20 6
Итого за дисциплину: 60 22

—>

Магистерская программа «Магистр в сфере интеллектуальной собственности и права новых технологий»

Магистерская пр ограмма «Магистр в сфере интеллектуальной собственности и права новых технологий» ориентирована на подготовку специалистов-юристов, обладающих комплексом знаний, обеспечивающих правовое сопровождение процесса создания и использования – в том числе коммерческого – различных результатов интеллектуального труда.

Руководитель программы: проф, д.ю.н., председатель Суда по интеллектуальным правам Л.А. Новоселова

Основные изучаемые дисциплины:

В рамках программы предполагается детальное изучение договорных конструкций, обеспечивающих включение результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации в хозяйственный оборот, с учетом выбора наиболее оптимальной конструкции с точки зрения налогообложения и минимизации правовых рисков. Магистрантам предлагается ознакомиться с правовой охраной авторских и смежных прав, средств индивидуализации, изобретений и полезных моделей и др. Особое внимание в программе уделяется юрисдикционным формам защиты и судебной защите прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Отличительной особенностью магистерской программы является ее межкафедральный характер. Благодаря этому магистрантам представляется возможность изучения таких уникальных дисциплин, как: антимонопольное регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности, правовое регулирование инновационной деятельности, интеллектуальная собственность в спорте, налогообложение в сфере интеллектуальных прав, трансграничные аспекты оборота прав на результаты интеллектуальной деятельности, административно-правовой аспект государственного регулирования в сфере интеллектуальной собственности и др.

Наиболее актуальные дисциплины предлагаются кафедрой интеллектуальных прав для изучения магистрантам: интеллектуальные права в сети Интернет, интеллектуальная собственность в шоу-бизнесе, защита творчества в индустрии моды, защита брендов: стратегия, системы, методы и др.

Условия зачисления:

Более подробную информацию об условиях зачисления в магистратуру смотрите в разделе Приемная кампания 2018 г.

Потенциальные работодатели:

1. Суд по интеллектуальным правам;

2. Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент;

3. Инновационный центр «Сколково;

4. Акционерное общество «РОСНАНО;

5. Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом;

6. Юридические фирмы, специализирующиеся в сфере интеллектуальных прав.
ПРЕЗЕНТАЦИЯ МАГИСТЕРСКОЙ ПРОГРАММЫ «МАГИСТР В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ПРАВА НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ»

—>

Статья написана по материалам сайтов: lexandbusiness.ru, www.gpntb.ru, www.msal.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector
Лаборант кафедры
Королева Анастасия Георгиевна
кабинет: 316
телефон: