+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Нарушение патента на изобретение

О нарушении патента говорится в статье 15 Патентного закона РФ:

«1. Любое физическое или юридическое лицо, использующее запатентованные изобретение, полезную модель или промышленный образец с нарушением Патентного закона, считается нарушителем патента.

2. Патентообладатель вправе требовать:

прекращения нарушения патента;

возмещения лицом, виновным в нарушении патента, причиненных убытков в соответствии с гражданским законодательством;

публикации решения суда в целях защиты своей деловой репутации;

осуществления иных способов защиты прав в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

3. Требования к нарушителю патента могут быть заявлены также обладателем исключительной лицензии, если иное не предусмотрено лицензионным договором».

То есть, речь идет о несанкционированном использовании любым физическим или юридическим лицом запатентованных изобретений.

Поскольку под нарушением патента понимается неправомерное использование изобретения, требование о прекращении нарушения патента заключается прежде всего в требовании прекращения неправомерного использования изобретения. Суд может вынести решение о прекращении незаконного изготовления продукта с использованием запатентованного изобретения. Одновременно должны быть прекращены и другие действия, нарушающие права патентообладателя: реклама незаконно изготовленных продуктов, их ввоз, продажа и т.д.

Основное требование, которое предъявляется патентообладателем при нарушении его прав, является возмещение убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы это право не было нарушено (ст. 15 ГК РФ).

Также патентообладатель может потребовать публикации решения суда для защиты своей деловой репутации.

Нарушение прав автора

Право создателей изобретений на получение патента может быть нарушено любым лицом, притязающим на приобретение прав патентообладателя без достаточных к тому оснований. Так, заявка на выдачу патента может быть подана лицом, которому стал известен творческий замысел автора и который выдает его за собственную разработку.

Независимо от того, когда обнаружен данный факт — до или уже после выдачи патента, средством защиты является предъявление иска в суд либо о пресечении незаконных действий лица, претендующего на получение патента, либо о признании выданного патента недействительным.

Нарушение права авторства выражается в присвоении результата чужого творческого труда и попытке выдать его за собственную разработку. Чаще всего на практике право авторства нарушается при создании разработки усилиями нескольких лиц. Исключение из числа соавторов лиц, принимавших творческое участие в работе над изобретением, или, напротив, включение в авторский коллектив лиц, оказавших лишь техническое содействие, являются наиболее типичными видами нарушений прав авторства.

Гражданско-правовая защита рассматриваемого права осуществляется путем иска о признании прав авторства либо, напротив, иска об исключении конкретных лиц из числа соавторов.

Право на авторское имя может быть нарушено прежде всего путем неуказания имени действительного разработчика в опубликованных сведениях о разработке, других официальных и неофициальных публикациях, в которых говорится о созданной разработке. Если автор, наоборот, отказался быть упомянутым в качестве такового в публикуемых сведениях о заявке, нарушением будет публикация его имени.

Способом защиты права на имя выступает требование о восстановлении нарушенного права, в частности о внесении исправлений в сделанную публикацию.

Право автора на получение вознаграждения от работодателя, а иногда и от иных пользователей разработки нарушается тогда, когда соответствующее вознаграждение автору не выплачивается либо выплачивается в неполном объеме или несвоевременно. В этих случаях автор может обратиться в суд с требованием о принудительном взыскании с обязанных лиц причитающегося ему вознаграждения. За несвоевременную выплату вознаграждения в пользу автора может быть взыскана неустойка.

3.2. Нарушение прав патентообладателей

В соответствии со статьей 14 Патентного закона РФ любое физическое или юридическое лицо, использующее изобретение защищенные патентом, без согласия патентообладателя, является нарушением патентных прав. В законе названы и наиболее типичные виды нарушений — несанкционированные патентообладателем изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение запатентованного продукта в хозяйственный оборот.

Права патентообладателей могут быть нарушены как в рамках заключенных ими лицензионных договоров, так и вне договоров. Нарушение лицензионного договора может состоять в выходе лицензиата за пределы предоставленных ему по договору прав или в невыполнении или ненадлежащем выполнении лежащих на нем обязанностей, например по своевременной и полной уплате вознаграждения.

Способы защиты, которым располагает патентообладатель (лицензиар), обычно определяются в самом лицензионном договоре или вытекают из общих положений гражданского законодательства. Наиболее распространенными мерами защиты являются взыскание убытков, неустойки, досрочное расторжение лицензионного договора и т.п.

Внедоговорное нарушение патентных прав имеет место при любом несанкционированном использовании разработки третьими лицами. Обязанность доказывания факта нарушения патентных прав возлагается на патентообладателя. Решающее значение при этом имеет установление четких границ действия патента и того, что они нарушены ответчиком.

Нередко нарушители патентных прав, желая замаскировать свои противоправные действия, вносят чисто внешние изменения в заимствованные объекты, в частности производят замену одних признаков другими. Если такая замена не привносит в объект техники ничего существенно нового, это служит основанием для признания патентных прав нарушенными.

Если факт нарушения патентных прав доказан, патентообладатель вправе применить к нарушителю санкции, предусмотренные действующим законодательством. Самым распространенным способом защиты патентных прав является требование патентообладателя о прекращении нарушения. В частности, решением суда нарушителю может быть предписано прекратить незаконное изготовление запатентованного продукта или производство продукта запатентованным образом. Указанные действия признаются контрафактными и относятся к наиболее грубым нарушениям патентных прав.

С точки зрения юридической сущности рассматриваемая санкция является мерой гражданско-правовой защиты, а не мерой ответственности. Поэтому она в равной мере может быть применена как к виновным, так и невиновным нарушителям патентных прав.

Другой способ защиты патентных прав — требование о возмещении убытков. В рассматриваемой области убытки патентообладателя чаще всего выражаются в форме упущенной выгоды, что может быть связано с сокращением объемов производства, вынужденным повышением цен и т.п. Опираясь на ст. 15 ГК, патентообладатель вправе требовать присуждения в свою пользу всех доходов, незаконно полученных нарушителем патентных прав.

Требовать компенсации наряду с этим морального вреда патентообладатель, по общему правилу, не может, если только он не является одновременно автором разработки и правонарушением не затронуты его личные права.

3.3. Охрана российских изобретений за рубежом

Действие патентов на изобретения, как правило, ограничивается территорией тех государств, патентные ведомства которых их выдали. Чтобы разработка пользовалась правовой охраной в других странах, она должна быть там запатентована. Иными словами, обладатель прав на разработку должен составить и подать заявку на выдачу патента во всех тех странах, где он желает получить охрану.

Прежде всего патентообладатель должен решить вопрос относительно целесообразности самого зарубежного патентообладания. Для патентования за границей отбираются разработки, имеющие перспективы коммерческой реализации в виде экспорта продукции, продажи лицензий, создания совместных предприятий и т.п.

Патентование изобретений за границей, как правило, целесообразно, если их использование в объектах техники обеспечивает более высокие технико-экономические и иные показатели по сравнению с лучшими зарубежными образцами. При этом есть смысл патентовать лишь такие изобретения, за использование которых можно осуществлять практический контроль. Если же применение изобретения ограничивается внутренними потребностями зарубежных фирм и может быть осуществлено любым заинтересованным лицом лишь на основе сведений, содержащихся в описании, перспективы коммерческой реализации такой разработки на внешнем рынке практически отсутствуют.

Должны учитываться особенности патентного законодательства стран патентования и участие этих стран в международных и региональных договорах по охране промышленной собственности. В разных странах к патентоспособности разработок предъявляются разные требования; решения не охраняемые в одних странах, могут быть вполне патентоспособными в других и т.п.

Статья 14. Нарушение патента

1. Любое физическое или юридическое лицо, использующее изобретение, полезную модель или промышленный образец, защищенные патентом, с нарушением настоящего Закона, считается нарушителем патента.

2. По требованию патентообладателя нарушение патента должно быть прекращено, а физическое или юридическое лицо, виновное в нарушении патента, обязано возместить патентообладателю причиненные убытки в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

3. Требования к нарушителю патента могут быть заявлены также обладателем исключительной лицензии, если иное не предусмотрено лицензионным договором.

Это интересно:  Патент технология полуавтоматической дуговой сварки

Раздел V. Получение патента Статья 15. Подача заявки на выдачу патента

1. Заявка на выдачу патента подается автором, работодателем или их правопреемником (далее — заявитель) в Патентное ведомство.

2. Заявление о выдаче патента представляется на русском языке. Прочие документы заявки представляются на русском или другом языке. Если документы заявки представлены на другом языке, к заявке прилагается их перевод на русский язык. Перевод на русский язык может быть представлен заявителем в течение двух месяцев после поступления в Патентное ведомство заявки, содержащей документы на другом языке.

3. Заявка может быть подана через патентного поверенного, зарегистрированного в Патентном ведомстве. Физические лица, проживающие за пределами Российской Федерации, или иностранные юридические лица либо их патентные поверенные ведут дела по получению патентов и поддержанию их в силе через патентных поверенных, зарегистрированных в Патентном ведомстве. Полномочия патентного поверенного удостоверяются доверенностью, выданной ему заявителем.

Требования к патентному поверенному, порядок его аттестации и регистрации определяются Положением о патентных поверенных, утверждаемым постановлением Правительства Российской Федерации.

Статья 16. Заявка на выдачу патента на изобретение

1. Заявка на выдачу патента на изобретение (далее — заявка на изобретение) должна относиться к одному изобретению или группе изобретений, связанных между собой настолько, что они образуют единый изобретательский замысел (требование единства изобретения).

2. Заявка на изобретение должна содержать:

заявление о выдаче патента с указанием автора (авторов) изобретения и лица (лиц), на имя которого (которых) испрашивается патент, а также их местожительства или местонахождения;

описание изобретения, раскрывающее его с полнотой, достаточной для осуществления;

формулу изобретения, выражающую его сущность и полностью основанную на описании;

чертежи и иные материалы, если они необходимы для понимания сущности изобретения;

К заявке на изобретение прилагается документ, подтверждающий уплату пошлины в установленном размере или основания для освобождения от уплаты пошлины, а также для уменьшения ее размера.

3. Требования к документам заявки на изобретение устанавливаются Патентным ведомством.

Статья 17. Заявка на выдачу свидетельства на полезную модель

1. Заявка на выдачу свидетельства на полезную модель (далее — заявка на полезную модель) должна относиться к одной полезной модели или группе полезных моделей, связанных между собой настолько, что они образуют единый творческий замысел (требование единства полезной модели).

2. Заявка на полезную модель должна содержать:

заявление о выдаче свидетельства с указанием автора (авторов) полезной модели и лица (лиц), на имя которого (которых) испрашивается свидетельство, а также их местожительства или местонахождения;

описание полезной модели, раскрывающее ее с полнотой, достаточной для осуществления;

формулу полезной модели, выражающую ее сущность и полностью основанную на описании;

чертежи; реферат. К заявке на полезную модель прилагается документ, подтверждающий уплату пошлины в установленном размере или основания для освобождения от уплаты пошлины, а также для уменьшения ее размера.

3. Требования к документам заявки на полезную модель устанавливаются Патентным ведомством.

Юридические услуги, адвокат, закон, юрист, суд, консультация, развод

ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ПАТЕНТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Статья В.И. Еременко посвящена вопросам гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности за нарушение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Автором проведен анализ некоторых решений высших судебных органов страны в указанной сфере.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16 лет. Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом: виновное лицо осознает общественную опасность совершаемого деяния, предвидит возможность или неизбежность причинения вследствие такого деяния крупного ущерба и желает этого либо сознательно допускает или относится к этому безразлично.
Уголовная ответственность за нарушение патента дифференцирована, поскольку в части 2 ст. 147 УК РФ установлены два квалифицирующих признака: совершение деяния группой лиц по предварительному сговору; организованной группой.
Уголовные санкции по части 1 указанной статьи следующие: штраф в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы до двух лет, либо лишение свободы на тот же срок. По части 2 указанной статьи могут быть назначены следующие уголовные санкции: штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет.
Таким образом, максимальная уголовная санкция за нарушение патента — лишение свободы на срок до пяти лет, что не дает оснований для отнесения нарушения патента к разряду тяжких преступлений (до шести лет) со всеми вытекающими из этого обстоятельства правовыми последствиями. Вполне очевидно, что нарушение патента представляет собой не меньшую общественную опасность, чем нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ) и незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ), максимальный срок наказания за которые — лишение свободы до шести лет.
Представляется целесообразным рассмотреть еще одну проблему, связанную с уголовной ответственностью за нарушение патента.
Отличающийся от мировой патентной практики подход к перечню нарушающих патент (контрафактных) действий в российском гражданском законодательстве (речь идет о примерном перечне действий по использованию изобретения, полезной модели или промышленного образца согласно пункту 2 ст. 1358 ГК РФ) чреват серьезными осложнениями, особенно в сфере уголовной ответственности за нарушение патента.
Указанное опасение подтверждается разъяснениями, которые дал судам Пленум ВС РФ в пункте 9 Постановления N 14: Нарушение изобретательских и патентных прав, ответственность за которое предусмотрена статьей 147 УК РФ, выразившееся в незаконном использовании изобретения, полезной модели или промышленного образца, может состоять, в частности (здесь и далее выделено мной. — В.Е.), в использовании указанных объектов без согласия патентообладателя (за исключением случаев, когда законом такое использование допускается без согласия патентообладателя), выраженного в авторском или лицензионном договоре, зарегистрированном в установленном порядке, а также при наличии такого договора, но не в соответствии с его условиями либо в целях, которые не определены федеральными законами, иными нормативными актами.
К использованию указанных объектов может относиться, например, их ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы запатентованные изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован запатентованный промышленный образец, а также совершение указанных действий в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом; совершение таких же действий в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ; осуществление способа, в котором используется запатентованное изобретение.
В тех случаях, когда установление использования (в продукте, изделии и т.п.) виновным чужого изобретения, полезной модели или промышленного образца требует специальных знаний в той области науки, техники или ремесла, в которой создан каждый из охраняемых объектов, суд должен располагать соответствующим заключением эксперта или мнением специалиста».
Использование в цитируемом тексте вводных слов «в частности» и «например» означает, что Пленум ВС РФ согласен с примерным (открытым) перечнем контрафактных действий в сфере уголовной ответственности за нарушение патента. Это открывает возможность привлечения к уголовной ответственности за деяния, которые непосредственно не указаны в законе, что грубо нарушает принципы применения уголовной ответственности.
Однако уже в пункте 18 рассматриваемого Постановления Пленум предлагает для судов исчерпывающий (закрытый) перечень контрафактных действий, но теперь в сфере уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака. При этом Пленум вполне закономерно не воспринял примерный (открытый) перечень действий по незаконному использованию товарного знака, закрепленный в пункте 2 ст. 4 ранее действовавшего Закона о товарных знаках (в настоящее время п. 2 ст. 1484 ГК РФ).
Налицо противоречивая позиция Пленума ВС РФ, которая, несомненно, нуждается в корректировке в части разъяснения судам относительно установления исчерпывающего (закрытого) перечня контрафактных действий, нарушающих чужие исключительные права на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Пути господни неисповедимы, а нарушение патента на группу изобретений тем более

Некоторым судьям невдомек, что подача заявки и получение патента на группу изобретений (полезных моделей) является правом заявителя, а не его обязанностью. Заявитель может подать, например, три отдельные заявки на три изобретения и получить три отдельных патента, но эти же изобретения могли быть заявлены и в одной заявке на группу изобретений при соблюдении условия единства изобретения, с получением соответственно одного патента с формулой изобретения, включающей три независимых пункта на каждое изобретение. Аналогичным образом заявитель может подать на каждый вариант полезной модели отдельную заявку и по каждой получить патент, а может, при соблюдении условия единства полезной модели, объединить варианты полезной модели в одной заявке, изложив каждый вариант в отдельном независимом пункте формулы, и получить один патент.

Это интересно:  Срок уплаты патента в 2019

Напомним содержание п. 1 ст. 1375 ГК РФ:

Заявка на выдачу патента на изобретение (заявка на изобретение) должна относиться к одному изобретению или к группе изобретений, связанных между собой настолько, что они образуют единый изобретательский замысел (требование единства изобретения)» и п. 1 ст. 1376 ГК РФ: «Заявка на выдачу патента на полезную модель (заявка на полезную модель) должна относиться к одной полезной модели или к группе полезных моделей, связанных между собой настолько, что они образуют единый творческий замысел (требование единства полезной модели).

Все эти правила направлены на уменьшение суммарных затрат пошлин за подачу и проведение экспертизы, и особенно пошлин за поддержание патентов в течение многих лет, так как поддерживать один патент ровно в три раза дешевле, чем поддерживать три отдельных патента. Есть еще много других факторов, влияющих на решение заявителя получить один патент на группу изобретений, нежели дробить свои изобретения на множество отдельных заявок и патентов. Предусматривая возможность выдачи одного патента на группу изобретений (полезных моделей), законодатель не ставил целью ущемить права патентообладателя в сравнении с правами, которые он получал, имея несколько патентов на каждое отдельное изобретение (полезную модель).

Наши судьи, видимо, телепортиро-вались в позапрошлый век и руководствуются утвержденным императором Николаем II Положением о привилегиях на изобретения и усовершенствования от 20 мая 1896 г., в котором предусматривалась возможность включения в заявку нескольких отдельных объектов изобретения, но при условии, что они в совокупности составляют один определенный способ производства и не могут применяться в отдельности. И так поступали не только в России, но и в западноевропейских странах, а точнее, Россия поступала так, как поступали там, так как российское патентное право по сути копировалось с немецкого.

Однако прошло уже почти 40 лет, как в России условие «не могут применяться в отдельности» в отношении группы изобретений в одной заявке было отменено, а в европейских странах еще раньше. Суть измененного условия состоит в том, что обязательность только совместного и одновременного использования всех изобретений уже не является необходимой при подаче заявки на группу изобретений. Достаточным условием подачи заявки на группу изобретений является соблюдение единого изобретательского замысла, осуществление которого необязательно требует одновременного использования всех изобретений группы. В России, а точнее в СССР, сказанное было закреплено в п. 45 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденного постановлением Совета министров СССР от 21 августа 1973 г. № 584:

Заявка на выдачу авторского свидетельства или патента должна относиться к одному изобретению или к группе изобретений, связанных между собой настолько, что они образуют единый общий изобретательский замысел.

В то же время была принята Инструкция о порядке выплаты вознаграждения за изобретения и рационализаторские предложения, утвержденная приказом Госкомизобретений СССР от 15 января 1974 г., в п. 24.

Инструкция о порядке выплаты вознаграждения за изобретения и рационализаторские предложения:

« Изобретение считается использованным, если при изготовлении устройства, вещества или осуществлении способа использованы все признаки, перечисленные в обеих частях формулы изобретения, состоящей из одного пункта.

Если формула изобретения состоит из нескольких пунктов, то изобретение считается использованным при условии использования всех признаков, перечисленных в первом пункте формулы изобретения, независимо от того, использованы ли признаки последующих пунктов формулы.

Если авторское свидетельство выдано по заявке, поданной в соответствии с п. 45 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, и формула изобретения состоит из нескольких пунктов, содержащих два или более изобретения, относящихся к разным объектам (устройство, способ, вещество), то каждый из этих пунктов формулы имеет равноценное правовое значение. В этом случае изобретение считается использованным при условии использования хотя бы одного пункта формулы, составляющего предмет изобретения.

Изобретение признается использованным и в тех случаях, когда допущена замена одного или нескольких признаков изобретения другими взаимозаменяемыми элементами (эквивалентами). Эквивалентной считается замена признака или признаков, указанных в формуле изобретения, если сущность этого изобретения не меняется, достигается такой же результат, а средства выполнения заменены на равноценные, известные в данной области.»

Читая вышеизложенное, несложно понять, что нарушение патента имеет место, если без разрешения патентообладателя использовано хотя бы одно изобретение по независимому пункту формулы изобретения в патенте на группу изобретений 1 .

Сказанное является постулатом патентного права, так как обратное мнение о том, что патент на группу изобретений считается нарушенным только при одновременном использовании всех изобретений, входящих в формулу изобретения, лишает смысла получение патента на группу изобретений. Во многих случаях просто технически невозможно и экономически нецелесообразно изготавливать и использовать одновременно все изобретения, которым предоставлена охрана в независимых пунктах многозвенной формулы изобретения одного патента. Особенно это ущемляет патент с допустимой группой изобретений, относящихся к объектам одного вида (несколько устройств, веществ и т. д.), одинакового назначения, обеспечивающим получение одного и того же технического результата (варианты).

Специалисты со стажем патентной работы знают, что еще в Инструкции по экспертизе объектов техники на патентную чистоту, утвержденной постановлением ГК СМ СССР по делам изобретений и открытий 29 января 1974 г. и введенной в действие с 15 декабря 1975 г., в последнем абзаце п. 3.4.11 было указано: «Если нарушен хотя бы один из независимых пунктов патентной формулы, то это означает, что нарушен и патент в целом, вне зависимости о того, нарушены или нет остальные пункты патентной формулы. Таким образом, объект подпадает под действие хотя бы одного из независимых пунктов патентной формулы, подпадает под действие данного патента».

И хотя данную Инструкцию в 2002 г. отменили совсем по другим причинам, это вовсе не означает, что приведенное правило оценки патентной чистоты изменилось или могло измениться. Оно почти дословно изложено в пункте 3.7 проекта Руководства 2 , следующим образом 3 : «Если нарушен хотя бы один из независимых пунктов патентной формулы, то это означает, что нарушен и патент в целом вне зависимости от того, нарушены или нет остальные пункты патентной формулы. Таким образом, объект, подпадающий под действие хотя бы одного из независимых пунктов патентной формулы, подпадает под действие данного патента».

Более 40 лет изучаю патентное право, имею достаточный опыт его правоприменения, но не знаю стран ни на одном континенте, где суды определяют нарушение патента на группу изобретений иначе. Но, как читатели уже поняли, все суды, кроме российских, которые и в этом вопросе опять оказались «впереди планеты всей». Я достаточно лояльно отношусь к судейским ошибкам в наших патентных делах, так как понимаю, что у судей нет практики и опыта, особенно когда оценивается использование или неиспользование изобретения, в том числе с учетом доктрины эквивалентов, но должен же быть предел, который нельзя переходить. Как говорится, что-то святое должно оставаться. Это «святое» очерчивается знаниями предмета, в отношении которого дано право судить, а у многих нынешних судьей таких специальных знаний по патентному праву нет. Возможно, что не их в этом вина, но нам от этого не легче.

Толкование судами норм действующего патентного права представляет собой процесс познания мыслей правотворческого органа, связанный с получением достоверных знаний о содержании норм права. Если предметом познания в процессе толкования являются нормы права, то цель толкования заключается в том, чтобы раскрыть содержание правового предписания, установить выраженную в норме права волю правотворческого органа. Так вот, правотворческий орган в отношении толкования нарушения патента на группу изобретений уже недвусмысленно свою волю высказал еще во времена СССР.

Некоторые российские суды тем не менее этот предел уже переступили, а это уже не смешно, так как при таком их подходе многие тысячи российских и евразийских патентов, выданных на группу изобретений, перестают быть правовым инструментом, с помощью которого регулируются конкурентные отношения на рынке. Можно считать, что сила патентов, подтверждающих исключительное право на группу изобретений, превращается в пшик. Это же реализация мечты всех производителей контрафактной продукции, особенно дженериков. А именно: руками российских судей превращать патенты в красивые, но ничего не решающие бумажки, так как подавляющее большинство российских и евразийских патентов на лекарственные средства всегда выдается на группу изобретений, и чтобы их нагло нарушать, достаточно сказать в суде, что не все изобретения по независимым пунктам данного патента используются одновременно. Иногда начинаешь понимать, что такое понятие, как «вредительство», неспроста всплывает в мозгах обывателей.

Это интересно:  Услуги такси патент

Формула изобретения по данному патенту содержит два независимых пункта: п. 1 — способ вакуумной перегонки жидкого продукта, п. 2 — установка для вакуумной перегонки жидкого продукта. Использование ответчиком всех признаков из независимого п. 2 формулы изобретения в отношении изобретения «Установка для вакуумной перегонки жидкого продукта» было подтверждено всеми судебными экспертными заключениями.

Возбуждая иск о нарушении исключительного права, истец не ставил перед судом вопрос об установлении нарушения в отношении противоправного использования ответчиком изобретения из независимого п. 1 формулы изобретения на способ вакуумной перегонки жидкого продукта, так как считал достаточным установление факта использования изобретения на устройство и, таким образом, констатации нарушения патента в отношении изобретения, запатентованного в п. 2 формулы.

Суды общей юрисдикции всех инстанций, не отрицая использование изобретения по второму независимому пункту формулы изобретения, тем не менее указали, что патент, выданный на группу изобретений, считается нарушенным только в случае, если незаконно используются все изобретения, входящие в группу. Хоть стой, хоть падай, а лучше сразу лечь.

Истец-патентообладатель, российский ученый, докт. техн. наук В. Г. Цегельс-кий, не согласившись с таким решением, прошел апелляционные и кассационные инстанции, а также обращался с надзорной жалобой в Верховный суд Российской Федерации (далее — ВС РФ), но все они подтвердили решение районного суда. Удивительное единомыслие.

Истец дважды апеллировал в ВС РФ с обращением о внесении в президиум ВС РФ мотивированного представления о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности и приводил примеры судебных решений, в которых патент на группу изобретений (полезных моделей) был признан нарушенным при установлении факта противоправного использования только одного изобретения (полезной модели) по независимому пункту из группы изобретений (группы полезных моделей) 4 .

ВС РФ на это ответил следующее: «Оснований для внесения такого представления из обращения не усматривается, поскольку изложенные в нем доводы не свидетельствуют о нарушении обжалуемым судебным постановлением единства судебной практики». Вот так, коротко и безапелляционно.

В своей книге 5 , описывая данное дело, я уже говорил по этому случаю: «Ошибка судов общей юрисдикции (если такое решение можно назвать ошибкой) не должна стать примером для подражания, т. к. такое судебное решение дискредитирует российскую правовую систему». То же было повторено во втором издании книги 6 .

Читая определение от 25 марта 2013 г. «О передаче дела в Президиум ВАС РФ» № ВАС-609/13, начинаешь вновь верить, что российское патентное право еще не погибло. Поэтому считаю необходимым привести его полностью, включая фамилии судей, не поленившихся разобраться и понять суть спора.

Определение от 25 марта 2013 г. «О передаче дела в Президиум ВАС РФ» № ВАС-609/13

«Высший арбитражный суд Российской Федерации

от 25 марта 2013 г. № ВАС-609/13

О передаче дела в президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации

запрещении ответчику совершать действия, нарушающие исключительные права на указанные полезные модели, в том числе: изготавливать, предлагать к продаже, продавать, иным образом вводить в гражданский оборот изделия «панель фасадная»;

изъятии у ответчика и уничтожении за его счет контрафактной продукции — изделий «панель фасадная», в которых использованы полезные модели, защищенные патентами № 33768, 33769;

обязании ответчика опубликовать в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.

решением Арбитражного суда Свердловской области от 7 марта 2012 г. в иске отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 июня 2012 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 2 октября 2012 г. судебные акты оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший арбитражный суд Российской Федерации о пересмотре судебных актов в порядке надзора, общество «ИНСИ» указывает на нарушение единообразия в толковании и применении судами положений ст. 1358 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды указали, что в спорной продукции ответчика не использованы все признаки полезной модели, приведенные в независимом пункте, содержащемся в формуле полезной модели патента № 33769.

Между тем, делая указанные выводы, суды не учли следующее.

В соответствии с п. З ст. 1358 ГК РФ изобретение или полезная модель признаются использованными в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего продукта или способа действий, предусмотренных п. 2 настоящей статьи.

Если при использовании изобретения или полезной модели используются также все признаки, приведенные в независимом пункте содержащейся в патенте формулы другого изобретения или другой полезной модели, а при использовании промышленного образца -все признаки, приведенные в перечне существенных признаков другого промышленного образца, другое изобретение, другая полезная модель или другой промышленный образец также признаются использованными.

Согласно п. 3.3.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу свидетельства на полезную модель, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 17 апреля 1998 г. № 83, действовавших в момент подачи обществом «ИНСИ» заявки на выдачу свидетельства на полезную модель, формула может быть однозвенной и многозвенной и включать, соответственно, один или несколько независимых пунктов.

Многозвенная формула применяется для характеристики одной полезной модели с развитием и/или уточнением совокупности ее признаков применительно к частным случаям выполнения или использования полезной модели или для характеристики группы полезных моделей.

Многозвенная формула, характеризующая группу полезных моделей, имеет несколько независимых пунктов, каждый из которых характеризует одну из полезных моделей группы. При этом каждая полезная модель группы может быть охарактеризована с привлечением зависимых пунктов, подчиненных соответствующему независимому.

Независимый пункт формулы полезной модели должен относиться только к одной полезной модели. Он излагается в виде логического определения объекта полезной модели ее признаками и определяет объем испрашиваемой правовой охраны (п. 3.3.2.2).

Аналогичные положения содержатся в действующем в настоящее время Административном регламенте Роспатента по полезным моделям (п. 9.8).

При названных обстоятельствах судебные акты нарушают единообразие в применении судами норм права, что в соответствии с подпунктом 1 п. 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для передачи дела в президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 300, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд определил:

  1. Передать в президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации дело N° А60-17304/2011 Арбитражного суда Свердловской области для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Свердловской области от 7 марта 2012 г. по делу № А60-17304/2011, постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 июня 2012 г. и постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 октября 2012 г. по тому же делу.
  2. Направить копии определения, заявлений и прилагаемых к ним документов лицам, участвующим в деле.
  3. Предложить лицам, участвующим в деле, представить отзыв в президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации на заявление о пересмотре судебных актов в порядке надзора в срок до 29 апреля 2013 г.«.

Убежден, что сомневаться в исходе дела не стоит. Но мало исправить ситуацию по конкретному судебному спору. Нужно, чтобы не только арбитражные суды, но и суды общей юрисдикции прекратили ошибочную практику и пересмотрели свою позицию раз и навсегда. Этого можно достичь, если в очередном совместном постановлении пленумов ВС РФ и ВАС РФ по вопросам применения законодательства об интеллектуальной собственности оба высоких суда подтвердят изложенную выше позицию ВАС РФ.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, www.buroadvokat.ru, www.gorodissky.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector