Договор о патентном праве 2000

¦ Государство ¦ Дата, с которой ¦

¦ Республика Молдова ¦ 28.04.2005 ¦

Россия приняла решение о присоединении к Договору с оговоркой

(Распоряжение Правительства РФ от 09.02.2009 N 137-р).

¦ Соединенное Королевство ¦ 22.03.2006 ¦

¦ Всего: 13 государств ¦

Вступил в силу 28.04.2005.

Ратификация в отношении Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Острова Мэн.

PATENT LAW TREATY
(Geneva, 2000)
(Status on January 15, 2006)

¦ State ¦ Date on which State became ¦

¦ ¦ party to the Treaty ¦

¦ Bahrain ¦ December 15, 2005 ¦

¦ Croatia ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Denmark ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Estonia ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Finland ¦ March 6, 2006 ¦

¦ Kyrgystan ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Nigeria ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Republic of Moldova ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Romania ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Slovakia ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Slovenia ¦ April 28, 2005 ¦

¦ Ukraine ¦ April 28, 2005 ¦

¦ United Kingdom ¦ March 22, 2006 ¦

¦ (Total: 13 States) ¦

Entered into forse on April 28, 2005.

Ratification in respect of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the Isle of Man.

Ассоциация содействует в оказании услуги в продаже лесоматериалов: оцилиндрованное бревно под ключ по выгодным ценам на постоянной основе. Лесопродукция отличного качества.

Присоединение России к договору о патентном праве

Еременко В.И., доктор юридических наук, начальник отдела права Евразийского патентного ведомства.

Решение о присоединении России к Договору о патентном праве (далее — Договор), заключенному на Дипломатической конференции в г. Женеве 1 июня 2000 г., принято путем издания распоряжения Правительства РФ от 9 февраля 2009 г. N 137-р в соответствии со статьей 21 Федерального закона О международных договорах Российской Федерации» по предложению Минобрнауки России, согласованному с МИДом России, Минфином России и Минэкономразвития России.

СЗ РФ. 2009. N 7. Ст. 880.

В связи с вышеизложенным не соответствуют действительности утверждения некоторых авторов о том, что Российская Федерация является участником Договора о патентном праве со 2 июня 2000 г. . В действительности Российская Федерация подписала в 2000 г. Заключительный акт Дипломатической конференции, т.е. своего рода протокол о намерениях подписать Договор, но сам Договор не подписала, а присоединилась к нему 12 мая 2009 г. в результате уведомления Генерального директора Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) согласно указанному выше распоряжению Правительства РФ.

Корчагин А.Д., Богданов Н.В., Казакова В.К., Полищук Е.П. Постатейный комментарий к Патентному закону Российской Федерации с учетом дополнений и изменений, внесенных Федеральным законом от 2 февраля 2003 г. N 22-ФЗ. М., 2004. С. 108.

Дата вступления в силу присоединения России к Договору (дата, на которую Россия стала участницей Договора) — 12 августа 2009 г., т.е. спустя три месяца после даты уведомления Генерального директора ВОИС в форме сдачи ему на хранение документа о присоединении (ст. 21(2) Договора). Кроме России участниками Договора являются 19 государств, в том числе Кыргызстан, Молдова, Украина, Узбекистан.

Этот Договор посвящен процедурным нормам патентного права. В нем предусмотрены упрощенные формальные требования, которые могут устанавливать национальные и региональные патентные ведомства при подаче заявок, упорядочены процедуры получения и сохранения патента в силе.

Для заявителей и патентовладельцев обеспечены сокращение затрат, меньший риск совершения ошибок и возможность их исправления без утраты прав, а для патентных ведомств — возможность более эффективной работы. Кроме того, договаривающиеся стороны правомочны предусматривать для заявителей и патентовладельцев более благоприятные условия, чем требования, упомянутые в Договоре и Инструкции к нему (кроме требований к дате подачи заявки).

Присоединение России к Договору произошло с оговоркой, предусмотренной его статьей 23(1), согласно которой любое государство или межправительственная организация путем оговорки может заявить, что положения статьи 6(1) не применяются ни к какому требованию в отношении единства изобретения, применимому в соответствии с Договором о патентной кооперации (PCT) к международной заявке.

Концепция статьи 6 Договора заключается в том, чтобы к национальным и региональным патентным заявкам применить требования в отношении формы и содержания международных заявок согласно PCT. При этом термин «форма и содержание заявки» понимается как аналогичный термин согласно статье 27(1) PCT, т.е. полностью в контексте процедуры, исключая требования материальных норм патентного права.

Поэтому смысл оговорки согласно статье 23(1) Договора заключается в следующем: в отношении международной заявки требование правила 13 Инструкции к PCT («Единство изобретения») является вопросом, регулируемым материальными нормами патентного права, а не вопросом формальных процессуальных требований, которым, собственно, и посвящен Договор.

Целесообразно рассмотреть основные положения Договора и Инструкции к нему , которые в той или иной мере нашли отражение в российских нормативных правовых актах.

Одним из ключевых институтов Договора является дата подачи заявки на патент на изобретение. Она устанавливается согласно требованиям статьи 5 Договора и правила 2 Инструкции к нему. В пункте 1 ст. 5 Договора предусмотрены элементы заявки, которые должны быть представлены, по выбору заявителя, на бумаге или иным способом в ведомство для установления даты ее подачи. Так, датой подачи заявки является дата, на которую ведомство получило следующие элементы заявки:

  • явное или подразумеваемое указание на то, что эти элементы предназначены быть заявкой;
  • указания, позволяющие установить личность заявителя или позволяющие ведомству связаться с ним;
  • часть, которая внешне представляется описанием изобретения.

Упомянутый выше перечень элементов заявки исчерпывающий, поэтому никакая Договаривающаяся Сторона не может требовать каких-либо дополнительных элементов (например, формулы изобретения, как это предусмотрено статьей 11(1)(iii)(e) PCT). В целом требования к упомянутым выше элементам заявки более либеральны по сравнению с аналогичными требованиями согласно статьям 11(1)(iii)(a) и 11(1)(iii)(c) PCT. Так, подпункт «i» допускает «подразумеваемое» указание на то, что представленные элементы предназначены быть заявкой, а в подпункте «ii» говорится об указаниях, позволяющих установить личность заявителя или связаться с ним, в то время как в соответствующей норме PCT требуется указание имени заявителя. В каждом отдельном случае толкование упомянутых выше указаний в элементах заявки будет осуществляться в ведомствах.

В российском законодательстве вопросу установления даты подачи заявки на выдачу патента на изобретение посвящен пункт 3 ст. 1375 ГК РФ. Ею считается дата поступления в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности заявки, содержащей заявление о выдаче патента, описание изобретения и чертежи, если в описании на них имеется ссылка, а если указанные документы представлены не одновременно, — дата поступления последнего из документов. При установлении даты подачи заявки не требуется представление формулы изобретения. Но только при установлении даты подачи: на дальнейших этапах прохождения заявки формула изобретения является ее неотъемлемой частью.

Это интересно:  Сроки оплаты патента на работу

Как следует из вышеизложенного, такое послабление не столь радикально, как предписывает Договор в целях установления даты подачи заявки на патент на изобретение.

В России такое досадное недоразумение исправлено на уровне подзаконного акта , хотя вполне очевидно, что такие важные вопросы должны быть закреплены в Гражданском кодексе РФ.

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти (далее — БНА ФОИС). 2009. N 21.

Так, в соответствии с пунктом 23.6 Регламента в качестве заявления о выдаче патента для целей определения даты подачи заявки наряду с заявлением, составленным и оформленным в соответствии с установленными требованиями, могут быть признаны документ или несколько документов, представленные на русском языке и содержащие явное или подразумеваемое указание на то, что эти и другие поступившие вместе с ними документы в совокупности (далее — первоначальные документы) следует рассматривать как заявку на выдачу патента на изобретение, а также указания, позволяющие установить, кто является заявителем или как с ним связаться. В качестве описания изобретения для целей установления даты подачи заявки наряду с описанием, составленным и оформленным в соответствии с установленными требованиями, может быть признан документ, представленный на любом языке, внешне выглядящий как описание.

Кроме того, для целей установления даты подачи заявки ссылка в первоначальных документах на ранее поданную заявителем, его правопреемником или правопредшественником заявку заменяет описание и чертежи, если эта ссылка сделана на русском языке и содержит указание на то, что она приведена для замены описания и чертежей в целях установления даты подачи, а также название ведомства, куда подана заявка, на которую дана ссылка, номер этой заявки и дата ее подачи. При этом не позднее двух месяцев с даты поступления первоначальных документов, содержащих такую ссылку, заявитель должен представить копию ранее поданной заявки и ее перевод на русский язык, если она была подана в зарубежное ведомство и (или) не на русском языке.

В пункте 23.6(11) Регламента содержится норма, предоставляющая дополнительные преимущества при установлении даты подачи заявки, по сравнению с положениями Договора и Инструкции к нему: представление заверенной копии первой (ранее поданной) заявки для целей установления даты подачи рассматриваемой заявки может быть заменено указанием цифровой библиотеки ведомства, куда была подана первая (ранее поданная) заявка, если такая библиотека имеется и упомянутое ведомство обеспечивает свободный доступ к ней для Роспатента. При этом, правда, не вполне ясно, как в таком случае (только при указании цифровой библиотеки ведомства) заявитель сможет обеспечить перевод на русский язык ранее поданной заявки, если она была подана в зарубежное ведомство не на русском языке?

В статье 3(1) указано: положения настоящего Договора и Инструкции к нему применяются к национальным и региональным заявкам на патенты на изобретения и на дополнительные патенты.

Вместе с тем любая Договаривающаяся Сторона может применять некоторые или все положения Договора и Инструкции к Договору к другим заявкам (хотя она и не обязана это делать), например к заявкам на полезные модели.

В Российской Федерации положения, касающиеся заявки на выдачу патента на полезную модель, закреплены в статье 1376 ГК РФ, пункт 3 которой по сути идентичен пункту 3 ст. 1375, относящейся к заявке на выдачу патента на изобретение.

Норма пункта 3 ст. 1376 ГК РФ детализирована в пункте 20.10 Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на полезную модель и их рассмотрению, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на полезную модель (далее — Регламент по полезным моделям), утвержденного Приказом Минобрнауки России от 29 октября 2008 г. N 326 . Положения пункта 20.10 Регламента по полезным моделям в принципе повторяют соответствующие положения пункта 23.6 настоящего Регламента в том, что касается заявления о выдаче патента, указаний, позволяющих установить, кто является заявителем или как связаться с ним, а также описания для целей установления даты подачи заявки, поэтому они не нуждаются в дополнительных комментариях.

БНА ФОИС. 2009. N 10.

Единые формальные требования к заявке сформулированы в статье 6 Договора и правиле 3 Инструкции к нему.

  • перевод любой части заявки, которая составлена на языке ином, чем принятый ее ведомством;
  • уплату пошлин в отношении заявки;
  • копию предшествующей заявки, если испрашивается ее приоритет, и перевод, если предшествующая заявка составлена на ином языке, чем принятый ведомством.

Очень важным является пункт 6 ст. 6 Договора, определяющий доказательства, которые любая Договаривающаяся Сторона может потребовать для подтверждения любого материала относительно формальных элементов заявки, заявлений о приоритете и точности переводов. Такие доказательства могут быть затребованы лишь в случае, если ведомство имеет основания сомневаться в достоверности упомянутых выше материалов. Уведомляя заявителя о необходимости представления доказательств, ведомство согласно правилу 5 Инструкции к Договору обязано указать причину сомнений в достоверности представленного заявителем материала. Равным образом ведомство должно уведомлять заявителя в случае невыполнения им одного или нескольких упомянутых выше формальных требований. Невыполнение заявителем этих требований в течение предписанного срока влечет за собой санкции, предусмотренные законодательством Договаривающейся Стороны, в том числе потерю права на приоритет. Вместе с тем ни одна Договаривающаяся Сторона не может аннулировать дату подачи заявки вследствие несоблюдения заявителем требований, предписанных статьей 6 Договора.

К сожалению, в российском законодательстве упомянутые выше положения Договора и Инструкции к нему не нашли адекватного отражения. Лишь в пункте 23.3 настоящего Регламента урегулирован запрос исправленных и недостающих документов заявки. Так, в соответствии с указанным пунктом этот запрос может направляться заявителю столько раз, сколько это необходимо для устранения недостатков заявки и ее документов, а если заявитель в установленный срок не представит запрашиваемые документы или ходатайство о продлении срока их представления, заявка признается отозванной.

Евразийская патентная организация (далее — ЕАПО) в настоящее время не является участницей указанного Договора, однако в Патентную инструкцию к Евразийской патентной конвенции инкорпорировано на одиннадцатом (восьмом очередном) заседании Административного совета ЕАПО (Москва, октябрь 2001 г.) большинство прогрессивных норм Договора и Инструкции к нему, облегчающих положение пользователей евразийской патентной системы.

Так, изменения и дополнения внесены в правило 21 Патентной инструкции, определяющее общие требования к евразийской заявке. Пункт 1 этого правила дополнен нормой, унифицированной с соответствующей нормой Договора, согласно которой Евразийское патентное ведомство (далее — ЕАПВ) может требовать представления доказательств в отношении любого документа, содержащегося в заявке, если оно имеет обоснованные сомнения в достоверности документа или точности его перевода на русский язык.

Следует также отметить чрезвычайно важное значение правила 33 Патентной инструкции, полностью унифицированного с положениями Договора (ст. 5) и Инструкции к нему (правило 2), посвященного установлению даты подачи евразийской заявки.

Это интересно:  Патент продлили но на месяц позже

Упрощение различных процедур в ведомствах договаривающихся сторон — одна из основных целей Договора. Этой цели в полной мере служит его статья 7, где речь идет о представительстве для любой процедуры в ведомстве. В пункте (2)(a) этой статьи закреплены важные ограничения в отношении обязательного представительства интересов различных лиц в ведомствах договаривающихся сторон. Так, согласно этому пункту заинтересованные лица, в том числе заявитель и патентовладелец, даже если они являются иностранцами, могут вести дела в ведомствах самостоятельно (т.е. без посредничества патентного поверенного) в связи со следующими процедурами:

(i) — для целей даты подачи заявки;

(ii) — простой уплатой пошлины;

(iii) — любой другой процедурой, как предписано Инструкцией к Договору;

(iv) — выдачей расписки или уведомления ведомством в отношении любой процедуры, упомянутой в подпунктах «i — iii».

Кроме того, согласно пункту 2(b) ст. 7 Договора пошлина за поддержание в силе (в том числе патента) может быть уплачена любым лицом.

Для целей упрощения процедуры в ведомстве предусмотрена возможность представления генеральной доверенности. Так, согласно правилу 7(2)(b) Инструкции к Договору одна доверенность достаточна, даже если она относится к нескольким заявкам или патентам одного и того же лица или к одной или нескольким заявкам и одному или нескольким патентам одного и того же лица, если все упомянутые заявки и патенты обозначены в одной доверенности. Равным образом одной доверенности достаточно, даже если она относится ко всем существующим и будущим заявкам или патентам этого лица.

Из всех упомянутых выше положений Договора и Инструкции к нему о представительстве, благоприятных для заявителей, российское патентное законодательство восприняло лишь норму о генеральной доверенности (п. 12.2 настоящего Регламента).

Совершенно иная ситуация с представительством сложилась в Евразийском патентном ведомстве. Помимо возможности представления генеральной доверенности важная норма закреплена в правиле 30(6), сходная по своему содержанию с соответствующими положениями Договора о патентном праве и Инструкции к нему. Так, заявитель, патентовладелец или иные заинтересованные лица имеют право вести дела непосредственно с ЕАПВ в отношении процедур, связанных с:

  • установлением даты подачи;
  • уплатой пошлин, включая годовую пошлину за поддержание евразийского патента в силе;
  • представлением копий предшествующих заявок;
  • получением уведомлений ЕАПВ в отношении перечисленных выше процедур.

Комментируемая норма существенно упрощает процедуру выдачи евразийского патента, делая исключение из положения об обязательном представительстве перед ЕАПВ, предусмотренном статьей 15(12) ЕАПК.

В статье 8 Договора и правиле 8 Инструкции урегулированы важные вопросы представления сообщений, включающих в себя любую заявку или любое ходатайство, заявление или документ, корреспонденцию или иные сведения о заявке или патенте. Причем термин «сообщение» относится только к материалам, подаваемым в ведомства договаривающихся сторон.

Развитие научно-технического прогресса в сфере коммуникаций предопределило включение в международное патентное право положений о передаче сообщений в электронной форме или электронными средствами.

Согласно статьям 8(1)(b) и 8(1)(b)(c) Договора помимо установления даты подачи заявки и с учетом статьи 6(1) Договора (требования к форме и содержанию заявки) ни одна Договаривающаяся Сторона не обязана допускать представление сообщений иначе, как на бумаге, или исключать представление сообщений на бумаге. Иными словами, эти нормы обеспечивают такое регулирование, когда договаривающаяся сторона может не принимать заявки, поданные в электронной форме или электронными средствами, но не вправе исключить представление заявок на бумаге.

Кроме того, в соответствии со статьей 8(1)(d) Договора Договаривающаяся Сторона должна допускать представление сообщений на бумаге для целей соблюдения срока, установленного ведомством.

В правиле 8(1) Инструкции к Договору указан срок, в течение которого все Договаривающиеся Стороны обязаны разрешать представление сообщений на бумаге, — пять лет с даты принятия Договора. После 2 июня 2005 г. любая договаривающаяся сторона с учетом статей 5(1) и 8(1) Договора может исключить представление сообщений на бумаге или продолжать разрешать это. Следовательно, область применения бумаги при представлении сообщений может быть сужена до предела. Использование бумаги должно быть сохранено лишь в двух случаях: для целей установления даты подачи и соблюдения любого срока, предписанного ведомством. Во всех других случаях любая Договаривающаяся Сторона может ввести требование о подаче сообщений, в том числе заявок, исключительно в электронной форме.

Указанная ситуация обусловлена появлением так называемых «мегазаявок», в основном в сферах высоких технологий, насчитывающих десятки, а иногда и сотни тысяч страниц, которые не могут быть обработаны на основе традиционных бумажных технологий.

Таким образом, в обозримом будущем мы можем стать свидетелями закрытия доступа заявителей, не оснащенных электронными средствами подачи заявок, к таким мировым центрам патентования, как Япония, США, Европейская патентная организация, которые пока не являются участниками Договора.

В Евразийском патентном ведомстве электронная подача евразийских заявок стала возможной с 1 января 2008 г., что представляет для заявителей целый ряд преимуществ . В настоящее время 40% евразийских заявок подаются в электронной форме. При этом у заявителей имеется право выбора, поскольку согласно правилу 21 Патентной инструкции евразийская заявка может быть подана в письменной форме на бумажном носителе или в другой форме, предусмотренной ЕАПВ, в том числе в электронной. Евразийская заявка, поданная в электронной форме, по своему юридическому статусу приравнивается к евразийской заявке, поданной в письменной форме на бумажном носителе.

В Роспатенте возможность подачи заявки в электронном виде в обозримом будущем обозначена в пункте 13.4 настоящего Регламента: «Заявка, поданная в электронном виде с использованием электронно-цифровой подписи, регистрируется, если при ее подаче соблюдены требования, установленные Роспатентом на дату ее подачи». В настоящее время указанные требования не установлены ни в одном нормативном правовом акте. Такие требования должны быть установлены как минимум на уровне подзаконного нормативного правового акта, утвержденного Минобрнауки России, а возможность подачи заявки в электронном виде должна быть предусмотрена в Гражданском кодексе РФ.

Особые требования предписаны правилом 16 Инструкции к Договору в отношении документации, касающейся основания для изменения личности заявителя или владельца. Так, если такое изменение заявителя или владельца произошло в результате заключения договора, Договаривающаяся Сторона может требовать, чтобы ходатайство содержало информацию, касающуюся регистрации договора, если такая регистрация является обязательной в соответствии с ее законодательством, и чтобы к ходатайству, по выбору лица, подавшего его, прилагался один из следующих документов:

  • копия договора. При этом может возникнуть требование, чтобы такая копия была заверена в установленном порядке как соответствующая оригиналу договора;
  • выписка из договора, отражающая изменение. Такая выписка должна быть заверена в установленном порядке как действительная выписка из договора;
  • незаверенное свидетельство о передаче права по договору, имеющее содержание, предписанное в Типовом международном бланке, и подписанное сторонами (либо заявителем и новым заявителем, либо владельцем и новым владельцем).

Упомянутые выше три различных документа могут альтернативно служить в качестве доказательства изменения личности заявителя или владельца, ставшего результатом заключения договора.

Это интересно:  Тест историй патент 2019 год

В российском законодательстве отсутствует в полном объеме указанная выше альтернатива, поскольку не предусмотрен аналог незаверенного свидетельства о передаче права по договору, подписанному обеими Сторонами. Так, в соответствии с пунктом 9.9.2 Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по регистрации договоров о предоставлении права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, охраняемые программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, а также договоров коммерческой концессии на использование объектов интеллектуальной собственности, охраняемых в соответствии с патентным законодательством Российской Федерации, утвержденного Приказом Минобрнауки России от 29 октября 2008 г. N 321 , для государственной регистрации договора в Роспатент представляются, в частности, два экземпляра договора или выписки из договора, содержащей его существенные условия.

БНА ФОИС. 2009. N 22.

Иная концепция заложена в правиле 62.1 Патентной инструкции, при разработке которого были учтены упомянутые выше положения правила 16 Инструкции к Договору. Так, в пункте 1 указанного правила изложен перечень сведений, которые должно содержать заявление о регистрации передачи права на евразийскую заявку или евразийский патент. Согласно пункту 2 этого правила заявление о регистрации передачи права может быть подписано заявителем или патентовладельцем либо новым заявителем или новым патентовладельцем. При этом, однако, требуется представление в ЕАПВ документов, подтверждающих передачу права, в том числе копий договоров о передаче права. Представление таких документов не требуется, если заявление подписано совместно заявителем и новым заявителем либо патентовладельцем и новым патентовладельцем.

В заключение следует признать: российские нормативные правовые акты в свете присоединения России к Договору о патентном праве от 1 июня 2000 г., налагающему на нее соответствующие международно-правовые обязательства, ввиду явных пробелов и несоответствий нуждаются по многим аспектам в совершенствовании.

Библиография

Еременко В.И. Развитие международного патентного права // Законодательство и экономика. 2002. N 2.

Корчагин А.Д., Богданов Н.В., Казакова В.К., Полищук Е.П. Постатейный комментарий к Патентному закону Российской Федерации с учетом дополнений и изменений, внесенных Федеральным законом от 2 февраля 2003 г. N 22-ФЗ. М., 2004. С. 108.

Рыбаков Д.В. Электронная подача евразийских заявок // Патентный поверенный. 2009. N 1.

Основные положения Договора о патентном праве (PLT) (2000 г.)

Договор о патентном праве (PLT) призван гармонизировать и оптимизировать формальные процедуры, применяемые в отношении национальных и региональных патентных заявок и патентов, и, соответственно, сделать эти процедуры более удобными для пользователей. PLT предусматривает максимальные перечни требований, которые может применить ведомство Договаривающейся стороны (важным исключением являются только требования в отношении даты подачи заявки). Это означает, что Договаривающаяся сторона может установить требования, которые являются менее жесткими с точки зрения заявителей и правообладателей, однако положения Договора являются обязательными в том смысле, что они содержат максимальные требования, которые национальное ведомство может предъявить к заявителям или правообладателям. Договор, в частности, содержит положения по следующим вопросам:

  • требования в отношении присвоения даты подачи заявки стандартизированы, чтобы снизить до минимума вероятность пропуска по неосмотрительности заявителя даты подачи заявки, которая исключительно важна с точки зрения всей процедуры. PLT требует, чтобы ведомство любой Договаривающейся стороны присваивало заявке дату подачи при соблюдении трех простых формальных требований: во-первых, наличие указания о том, что данные, полученные ведомством, предполагается использовать в виде заявки на патент на изобретение; во-вторых, наличие данных, позволяющих ведомству установить личность заявителя или связаться с ним (однако Договаривающейся стороне разрешается требовать наличия и тех, и других данных); в-третьих, наличие раздела, который выглядит как описание изобретения. Ведомство не вправе требовать в качестве условия присвоения даты подачи заявки никаких иных дополнительных данных. В частности, Договаривающаяся сторона не вправе устанавливать в качестве условия присвоения даты подачи заявки наличие в заявке одного или нескольких пунктов формулы изобретения или оплату пошлины. Как уже упомянуто выше, эти требования не являются максимальными, но представляют собой абсолютный минимум: таким образом, Договаривающаяся сторона не вправе установить дату подачи заявки без соблюдения всех этих требований;
  • набор формальных требований к национальным и региональным заявкам стандартизирован путем включения в PLT требований, касающихся формы или содержания международных заявок, выдаваемых в соответствии с РСТ, включая содержание бланка заявления РСТ и использование этого бланка заявления в сочетании с указанием о том, что заявку следует обрабатывать в качестве национальной заявки. Это устраняет или ограничивает несогласованность процедур между национальными, региональными и международными патентными системами;
  • введены стандартизированные типовые международные бланки, которые должны приниматься ведомствами всех Договаривающихся сторон;
  • упрощен ряд процедур в патентных ведомствах, что способствует сокращению расходов как заявителей, так и ведомств. Примерами таких процедур являются исключения из обязательного представительства, ограничение требования о представлении доказательств на систематической основе, требование к ведомствам принимать в некоторых случаях одно сообщение, относящееся к нескольким заявкам или патентам (например, одну доверенность) или ограничение требования о представлении копии ранее поданной заявки и ее перевода;
  • PLT предусматривает механизмы, позволяющие избегать непреднамеренной утраты существенных прав в результате несоблюдения формальных требований или сроков. К ним относится обязанность ведомств уведомлять заявителей или других заинтересованных лиц, продление сроков, сохранение действия процедур оформления, восстановление прав и ограничение случаев аннулирования патентов на основании формальных нарушений, которые не были замечены ведомством на стадии подачи заявки;
  • упрощен процесс подачи заявок в электронной форме, при сохранении возможности подачи заявок как на бумажных носителях, так и в электронной форме. PLT предусматривает право Договаривающихся сторон полностью отказаться от бумажной переписки и перейти исключительно на электронную переписку со 2 июня 2005 г. Тем не менее они обязаны принимать документы в бумажной форме, направляемые для целей установления даты подачи заявки и обеспечения соблюдения сроков, даже после этой даты. В этой связи было принято Согласованное заявление, согласно которому промышленно развитые страны обязались и впредь оказывать поддержку развивающимся странам и странам с переходной экономикой в том, что касается перехода на электронную систему подачи заявок.

PLT был заключен в июне 2000 г. и вступил в силу в апреле 2005 г.

Право свободного присоединения к PLT предоставлено государствам-членам ВОИС и/или государствам-участникам Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 г.). Право присоединения к нему также предоставлено ряду межправительственных организаций. Ратификационные грамоты или акты о присоединении должны сдаваться на хранение Генеральному директору ВОИС.

[рус., англ.] (по состоянию на 15.01.2006)

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, www.wipo.int, www.lawmix.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector