Случаи о нарушении авторских прав в россии

Газета «Известия» опубликовала на своем сайте в качестве иллюстрации к статье фотографию ТЦ «Аркадия». Взяла она ее с сайта, посвященного аренде офисов, о чем сделала соответствующую подпись. Однако автором изображения оказался фотограф и журналист Александр Пыпин, который разрешения на публикацию фотографии не давал, и он пошел в суд. Он доказывал, что «Известия» нарушили его исключительные права. А его оппоненты убеждали судью, что фотография фасада здания при обычном ракурсе и дневном свете не может считаться произведением, а значит, не является и объектом охраны авторских прав. Но в итоге суд встал на сторону истца.

Фотограф и журналист Александр Пыпин владеет сайтом, посвященным развитию торговли и коммерческой недвижимости в России (fstore.ru). На нем он публикует сделанные им фотографии различных торговых центров и сопровождает их статьями. Одну из его фотографий, на которой изображен московский торговый центр «Аркадия», опубликовала на своем сайте газета «Известия» без указания авторства Пыпина – это была иллюстрация к статье, рассказывающей о возможном банкротстве одной из компаний-распорядителей ТЦ «Аркадия». При этом изображение торгового центра, сделанное Пыпиным, она взяла не с его личного сайта, а с сайта компании Rich Russian Brothers, занимающейся продажей и арендой коммерческой недвижимости. На это указывает подпись под фотографией на сайте газеты: «исходник фото: rrbg.org».

Судебное заседание по этому делу состоялось на этой неделе, 31 марта.

– Ответчик опубликовал на своем сайте фотографическое произведение, созданное моим доверителем, – начала свою речь представитель истца Наталья Михайлова, – и этим фактом нарушил его исключительные и личные неимущественные права как автора. Мой доверитель является автором фотографического произведения с видом на ТЦ «Аркадия» и свое авторство готов подтвердить. Он может предоставить цифровой исходник этого изображения с разрешением, превышающим разрешение фотографии в интернете на его сайте и тем более разрешение фотографии, опубликованной на сайте ответчика. Мы хотели бы ходатайствовать о приобщении к материалам дела диска с цифровым исходником его фотографии.

– Можно поподробнее рассказать про исходник? – попросила Михайлову судья Марина Сальникова.

– Фотография, являющаяся предметом сегодняшнего спора, была сделана на цифровую камеру, и в памяти фотоаппарата сохранился файл, который был создан при фотографировании, – поясняла Михайлова. – Этот файл был впоследствии изменен истцом и опубликован в интернете, а неизмененный файл содержится на этом диске. То есть это исходник фотографии.

Судья вопрос о приобщении диска к материалам дела отложила, посчитав его преждевременно заявленным, и поинтересовалась у представителя истца, какие конкретно права Пыпина были нарушены.

– В первую очередь право на воспроизведение и доведение до всеобщего сведения фотографического произведения, – отвечала Михайлова. – Любое лицо в любое время и в любом месте, зайдя на официальный сайт газеты «Известия», может увидеть фотографию ТЦ «Аркадия», сделанную моим доверителем.

Кроме того, Михайлова указала на нарушение личных неимущественных прав Пыпина: в частности, права на неприкосновенность произведения, права авторства и права быть признанным в качестве автора произведения.

– При опубликовании фотографии ответчик не указал, что автором является истец, – поясняла она. – А по гражданскому законодательству автору предоставляется право выбрать способ указания на него в произведении. Ответчик истца этого права лишил, опубликовав фотографию так, как счел необходимым.

– Мы не согласны, – возражал представитель газеты «Известия» Александр Манько. – Мы считаем, что спорная фотография не является объектом авторского права, то есть не является фотографическим произведением. Она просто фиксирует естественный фасад здания. Она сделана с обычной высоты человеческого роста, с обычного ракурса, без какого-либо художественного замысла.

По его мнению, изображение, чтобы считаться фотографическим произведением, должно быть создано при определенном свете и ракурсе, с определенной экспозицией и тенями, а также должно подвергаться какой-то обработке.

– Я не понимаю, – удивлялась Михайлова, – а что тогда фотографическое произведение? Вы признаете, что спорная фотография сделана с помощью фотоаппарата?

– Это просто фотография, а не фотографическое произведение, – отвечал Манько.

– А в чем тогда, по вашему мнению, проявляется авторский замысел? – продолжала задавать вопросы ответчику Михайлова.

– Прежде всего, в определенных условиях фотографирования. А не просто фасад здания. Особое видение здания например.

– А почему вы полагаете, что угол здания не является видением истца? – недоумевала Михайлова.

– Я не вижу в нем ничего эстетического. Это просто обычная фотография, – резюмировал Манько и перешел к своему следующему доводу.

Он попросил суд обратить внимание на то, что фотографию Пыпина ответчик взял не с его личного сайта, а с абсолютно другого.

– Мы представили нотариально заверенную копию распечатки с сайта rrbg.org, где, кстати, не написано и не указано что истец является автором изображения, – добавил он.

Судья выступление Манько прервала и обратилась к стороне истца:

– А вы чем конкретно подтверждаете авторство Пыпина?

Михайлова ответила, что, во-первых, его личным сайтом, где произведение было впервые опубликовано, а во-вторых, диском с цифровым исходником, содержащим данные о размере фотографии.

– Видите ли, при опубликовании большую фотографию можно сделать меньшей без потери качества, а меньшую большей без потери качества сделать затруднительно, – поясняла она. – Соответственно, максимально существующий размер фотографии и является исходником.

– Это вы сейчас про диск с цифровым файлом, да? – уточнила судья.

– Да, именно о нем, – отвечала Михайлова. – Кроме того, на этом диске в файле содержится информация о дате съемки – 29 октября 2005 года. А этой информации больше нигде в интернете нет. То есть подобный исходник – это как негатив, и он может принадлежать только автору произведения.

Этого объяснения судье хватило, чтобы вернуться к вопросу о приобщении к материалам дела диска с цифровым файлом. Представитель ответчика возражал: по его мнению, для изучения файла с фотографией необходимы специальные технические знания, которыми суд не обладает. Однако судья ходатайство о приобщении диска и его дальнейшем осмотре удовлетворила.

– Закон определяет фотографическое произведение как объект авторского права, подлежащего защите независимо от его эстетической ценности, – добавила в конце заседания Михайлова. – Ответчик, являясь СМИ, не может не знать о соблюдении авторских прав!

§ 4. Случаи нарушения авторских прав издателя. Документирование факта нарушения авторских прав издателя. Действия издателя при обнаружении контрафактных тиражей

Конечно, издатель не осуществляет непосредственно изготовление печатных экземпляров произведений. Данную работу выполняют полиграфические предприятия, в частности типографии, которые как раз и осуществляют тиражирование произведений полиграфическим способом. Чаще всего тиражирование выполняется изготовителями по заказу издателей, которые ведут работу с авторами. В некоторых случаях типографии осуществляют тиражирование по договору с третьими лицами (в большинстве случаев с авторами или их правопреемниками — «издание за счет автора») или по собственной инициативе (расходы соответственно ложатся на типографию). В последнем случае они могут действовать как правомерные либо как незаконные издатели (в науке такая категория лиц получила название «пираты»).

Издатель печатной продукции может обладать рядом прав в зависимости от того, каким образом он был ими наделен. В частности, издатель имеет право на использование, которое включает в первую очередь право на воспроизведение (тиражирование) и распространение (продажу) объектов авторского права. Данную деятельность он может осуществлять не только на основании письменных договоров с авторами (соавторами) или иными обладателями авторских прав (правопреемниками авторов, например наследниками, лицензиарами и др.), но также на основании специальных норм закона. Ранее эти нормы содержались в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах». Теперь они включены в часть четвертую ГК РФ, а именно: 1)

издателю энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий принадлежит право использования таких изданий. Издатель вправе при любом использовании такого издания указывать свое наименование или требовать его указания — п. 7 ст. 1260 ГК РФ (ранее — п. 2 ст. 11 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»); 2)

издателю, выступающему работодателем, принадлежат исключительные права на использование служебного произведения, т.е. созданного автором в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя — ст. 1295 ГК РФ (ранее — ст. 14 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). При использовании подобных произведений работодатель подтверждает свои права трудовым договором (контрактом) с автором (например, фотографом или журналистом издательства).

Следовательно, издатель может потребовать защиты только этих прав (полученных по договору или принадлежащих ему по закону).

Обозначенная проблема рассматривается в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1999 г. N 47 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», которое применяется в части, не противоречащей части 4 ГК. Из пункта 10 названного документа следует, что использование произведений, если иное не установлено законом, допускается только на основании авторского договора, предметом которого являются конкретные права на использование, передаваемые по авторскому договору. Такие права могут передаваться полностью или частично другим лицам лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором. В частности, Высший Арбитражный Суд РФ в качестве примера рассматривает следующий случай.

Товарищество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о возмещении убытков, понесенных в связи с нарушением ответчиком его исключительных прав на художественный фильм.

В обоснование требования истец представил договор, заключенный между ним и третьим лицом, по которому были приобретены исключительные права на спорный фильм.

Арбитражный суд обоснованно отказал в удовлетворении иска по следующим мотивам.

Судом установлено, что акционерное общество продавало видеокассеты с фильмом, исключительное право на распространение которого, по мнению истца, было приобретено товариществом по возмездному договору с третьим лицом.

По условиям этого договора предусматривалась передача товариществу исключительного права на распространение фильма. Однако из материалов дела усматривалось, что исключительное право на использование произведения третье лицо само приобрело у изготовителя аудиовизуального произведения по договору, в котором отсутствовало условие о возможности передачи этого права. Дополнительных соглашений к договору также не заключалось.

В соответствии со ст. 31 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» права, переданные по авторскому договору, могут передаваться полностью или частично другим лицам лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором.

При таких обстоятельствах третье лицо не вправе было передавать исключительное право на использование произведения истцу. А истец, исходя из этого, не мог быть признан обладателем исключительных прав и требовать их защиты .

Пункт 10 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1999 г. N 47. «Права, переданные по авторскому договору, могут передаваться другим лицам лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором».

Таким образом, все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются непереданными, а лицо, следовательно, не вправе ими воспользоваться. Кроме того, необходимо отметить, что если в авторском договоре о воспроизведении (например, посредством издания) произведения вознаграждение определяется в виде конкретной фиксированной суммы, то в договоре должен быть установлен максимальный тираж произведения. Следовательно, экземпляры произведений, выходящие за рамки установленного тиража, являются контрафактными.

В описанной ситуации в суде истец должен будет подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. Данные положения закреплены в п. п. 14, 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2006 г. N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» (применяется в части, не противоречащей части 4 ГК).

Таким образом, если издатель обнаружит контрафактные экземпляры произведения, его позиция по делу в суде будет зависеть от того, какие права нарушены, и от его процессуального положения. Например, если издатель выступает истцом по делу и требует, чтобы ответчик прекратил производство контрафактной продукции, то ему следует, ссылаясь на нарушение его прав, подтвердить, что ответчик не имеет оснований осуществлять подобную деятельность, поскольку издатель подписал договор или обладает правами на произведение в силу закона. Однако если издатель является ответчиком по делу, то он должен будет доказать, что продукция, которую он выпускает, не может рассматриваться как контрафактная.

Это интересно:  Как доказать нарушение авторских прав

Следует также отметить, что суд (общей юрисдикции или арбитражный суд) может вынести решение о конфискации контрафактных экземпляров произведения, материалов, а также оборудования, которые использовались для воспроизведения. Контрафактные экземпляры произведения по требованию правообладателя авторских прав могут быть переданы последнему (ч. 3 ст. 32.4 КоАП РФ).

В части четвертой ГК РФ содержится отдельная статья, регулирующая обеспечение иска по делам о защите авторских прав (ст. 1302 ГК РФ, ранее эти положения были зафиксированы в ст. 50 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»). В частности, законодатель указал, что «суд может запретить ответчику или лицу, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно является нарушителем авторских прав, совершать определенные действия (изготовление, воспроизведение, продажу, сдачу в прокат, импорт либо иное предусмотренное гражданским законодательством использование, а также транспортировку, хранение или владение) в целях введения в гражданский оборот экземпляров произведения, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными».

Помимо этого, суду предоставлено право наложить арест на все экземпляры подобных произведений, а также на материалы и оборудование, используемые или предназначенные для их изготовления или воспроизведения. Кроме того, при наличии достаточных данных о нарушении авторских прав органы дознания или следствия обязаны принять меры для розыска и наложения ареста на указанные экземпляры произведения, материалы и оборудование, включая в необходимых случаях меры по их изъятию и передаче на ответственное хранение.

В соответствии с п. 15 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» суд принимает решение о конфискации контрафактных экземпляров произведений независимо от наличия ходатайства об этом со стороны истца. Например, издательство обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о запрещении распространять произведение (повесть, рассказ, роман и т.п.), выпущенное в свет ответчиком, поскольку исключительные права на него принадлежат издательству.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, признав истца обладателем исключительных прав на издание и распространение произведения.

Истец обжалует это решение и в жалобе ссылается на то, что суд в нарушение п. 4 ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» не принял решения о конфискации и уничтожении контрафактных экземпляров произведения.

В настоящее время данный нормативный акт утратил силу.

Суд апелляционной инстанции решение оставил без изменения, указав на то, что истец должен был предъявить соответствующее ходатайство. Однако суд кассационной инстанции изменил и решение, и постановление, сославшись на то, что в соответствии с п. 4 ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» контрафактные экземпляры произведений подлежат обязательной конфискации по решению арбитражного суда. Конфискованные экземпляры подлежат уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских прав.

В результате, поскольку требование о передаче контрафактных экземпляров издательству действительно не предъявлялось, суд кассационной инстанции счел необходимым и принял решение об их конфискации и уничтожении независимо от наличия ходатайства об этом со стороны истца.

Рассматривая данный вопрос, можно привести еще один пример, связанный с контрафактной продукцией.

Федеральный арбитражный суд Московского округа рассматривал дело по такому иску.

Исковые требования заявлены по основаниям п. п. 1, 2 ст. 16, п. 3 ст. 48, п. 2 ст. 49, п. 1 ст. 49.1 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» и мотивированы тем, что ответчик, опубликовав справочник под названием «Практика продаж ювелирных изделий», более 2/3 творческого материала которого составляют произведения, исключительные имущественные права на которые принадлежат истцу на основании авторских договоров от 1 июня 2004 г. N 1, от 8 декабря 2004 г. N 3, тем самым нарушил исключительные права истца на данные произведения, что является основанием для взыскания с ответчика компенсации за допущенное нарушение. Кроме того, по мнению истца, экземпляры справочника «Практика продаж ювелирных изделий», опубликованного ответчиком, являются контрафактными и подлежат изъятию.

Решением Арбитражного суда г. Москвы, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда, исковые требования удовлетворены: с ООО «Ювелир-Информ» в пользу ООО «Международный бизнес-центр «6 карат» взыскана компенсация за нарушение авторских прав; ООО «Ювелир-Информ» запрещено распространение контрафактного тиража справочника «Практика продаж ювелирных изделий» с выходными данными: тираж 5 тыс. экземпляров, цена свободная, номер подписан в печать 25 марта 2005 г.;

судом также принято решение об изъятии у ООО «Ювелир-Информ» контрафактных экземпляров справочника «Практика продаж ювелирных изделий».

При этом суды обеих инстанций исходили из того, что ответчик незаконно воспроизвел в изданном им справочнике «Практика продаж ювелирных изделий» охраняемые произведения, обладателем исключительных имущественных прав на которые является истец на основании авторских договоров от 1 июня 2004 г. N 1, от 8 декабря 2004 г. N 3.

На принятые по делу судебные акты ООО «Ювелир-Информ» подана кассационная жалоба, в которой заявитель просит решение и постановление апелляционной инстанции отменить в связи с неправильным применением судами норм материального и норм процессуального права, а также в связи с несоответствием выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

По мнению заявителя, спорные материалы, включенные в издаваемые истцом книги 1, 2 «Практика продаж ювелирных украшений», были правомерно воспроизведены ответчиком в справочнике «Практика продаж ювелирных изделий» в соответствии с условиями заключенного между ООО «Международный бизнес-центр «6 карат» и ООО «Ювелир-Информ» договора от 3 декабря 2003 г.

В судебном заседании представитель заявителя доводы кассационной жалобы поддержал, представитель ООО «Международный бизнес-центр «6 карат» возражал против ее удовлетворения по доводам, изложенным в отзыве, полагая, что суды первой и апелляционной инстанций полностью выяснили и оценили фактические обстоятельства и приняли законные и обоснованные судебные акты.

Арбитражный суд кассационной инстанции, проверив в соответствии со ст. 286 АПК РФ законность принятых по делу решения и постановления апелляционной инстанции, изучив материалы дела, выслушав явившихся представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, ООО «Международный бизнесцентр «6 карат» на основании авторских договоров от 1 июня 2004 г. N 1, от 8 декабря 2004 г. N 3 является обладателем исключительных прав на использование произведений: «Драгоценные металлы и их сплавы», «Конструктивные элементы ювелирных изделий», «Классификация ювелирных изделий», «Уход за ювелирными изделиями», «Торговые ярлыки: как читать информацию на бирке», включенных в издаваемую истцом книгу 1 «Практика продаж ювелирных украшений», а также «Мерчандайзинг ювелирного магазина», «Технология продаж ювелирных украшений», включенных в издаваемую истцом книгу 2 «Практика продаж ювелирных украшений».

Таким образом, факт принадлежности истцу исключительных прав на использование спорных произведений установлен судами и подтвержден имеющимися в материалах дела доказательствами.

При разрешении спора суды первой и апелляционной инстанций установили, что ответчик незаконно, без разрешения истца как владельца исключительных прав использовал вышеуказанные произведения путем их воспроизведения в изданном им справочнике «Практика продаж ювелирных изделий».

При этом довод кассационной жалобы относительно законности использования ответчиком спорных произведений на основании договора от 3 декабря 2003 г. судом кассационной инстанции отклоняется.

Как установлено судами обеих инстанций, предметом договора от 3 декабря 2003 г. являлось соглашение двух организаций (ООО «Международный бизнес-центр «6 карат» и ООО «Ювелир-Информ») по вопросу осуществления образовательной деятельности, повышения квалификации и подготовке специалистов в ювелирной отрасли.

В обоснование законности воспроизведения спорных материалов ответчик ссылался на положения разд. 3 указанного договора «Авторское право», в соответствии с которым деловые связи, программы, методические разработки, появившиеся в период действия настоящего договора, являются собственностью обеих сторон в равной степени и могут использоваться каждой из них самостоятельно в случае его расторжения.

При этом необходимо учитывать, что авторское право всегда действует лишь по отношению к конкретному произведению, поэтому при заключении авторского договора должен быть согласован и вопрос о видах и характере передаваемых по договору прав (предмет договора), и вопрос о том произведении, в отношении которого они действуют (объект договора).

Учитывая отсутствие в договоре от 3 декабря 2003 г. указания на какое-либо конкретное произведение, а также на конкретный вид и характер прав, передаваемых в отношении указанного произведения, данный договор не может быть расценен как авторский. При таких обстоятельствах суды обеих инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что договор о сотрудничестве в области образовательной деятельности не может служить обоснованием правомерности воспроизведения ответчиком спорных материалов, обладателем исключительных прав в отношении которых является истец.

Довод кассационной жалобы о том, что лица, передавшие ООО «Международный бизнесцентр «6 карат» имущественные права на спорные произведения, не являются авторами последних, судом кассационной инстанции отклоняется, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства, которые бы свидетельствовали об авторстве других лиц в отношении произведений: «Драгоценные металлы и их сплавы», «Конструктивные элементы ювелирных изделий», «Классификация ювелирных изделий», «Уход за ювелирными изделиями», «Торговые ярлыки: как читать информацию на бирке», включенных в издаваемую истцом книгу 1 «Практика продаж ювелирных украшений», а также «Мерчандайзинг ювелирного магазина», «Технология продаж ювелирных украшений», включенных в издаваемую истцом книгу 2 «Практика продаж ювелирных украшений».

Согласно п. 1 ст. 48 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», незаконное использование произведений или объектов смежных прав либо иное нарушение предусмотренных настоящим Законом авторского права или смежных прав влечет за собой гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. В соответствии с п. 2 ст. 49 того же Закона обладатели исключительных прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., определяемом по усмотрению суда, арбитражного суда или третейского суда исходя из характера нарушения.

В силу вышеуказанных правовых норм достаточным основанием для взыскания с нарушителя авторского и смежных прав компенсации является факт нарушения таких прав, что и было установлено судом.

При этом, обращаясь с требованием о взыскании компенсации, истец вправе указать ее размер, который, по его мнению, будет адекватным последствиям допущенного правонарушения, а ответчик соответственно приводить на это свои возражения, однако определение окончательного размера компенсации, подлежащей выплате в пользу истца, является прерогативой суда, который при этом исходит из обстоятельств дела и представленных доказательств, оцениваемых судом по своему внутреннему убеждению.

Кроме того, в силу положений п. 1 ст. 49.1 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» контрафактные экземпляры произведений, т.е. экземпляры, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторского и смежных прав, подлежат конфискации в судебном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При таких обстоятельствах выводы судов обеих инстанций об удовлетворении исковых требований являются обоснованными в связи с доказанностью истцом факта нарушения ответчиком принадлежащих ему исключительных прав в отношении спорных произведений.

Таким образом, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, и судебные акты приняты при правильном применении норм материального и процессуального права. Учитывая изложенное, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу судебных актов, предусмотренные ст. 288 АПК РФ.

Это интересно:  Нарушение авторских прав в сети интернет

Руководствуясь ст. ст. 274, 284, п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 АПК РФ, суд постановил: решение Арбитражного суда г. Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО «Учебно-методический и информационноконсультативный центр «Ювелир-Информ» — без удовлетворения .

Нарушение авторских прав в России (известные дела)

№ дела Истец — Ответчик Предмет иска Хронология спора, инстанции, решения А56-582/00

ООО «СофтЛэнд» Восстановить положение, существовавшее до нарушение прав, и прекратить действия, связанные с использованием программных продуктов 30.03.2000.

ООО «СофтЛэнд» Восстановить положение, существовавшее до нарушение прав, и прекратить действия, связанные с использованием программных продуктов 06.04.2000. Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга

Кратко охарактеризуем перечисленные прецеденты, принимая во внимание тот факт, что в последующей главе «Статус доказательств в спорах, связанных с использованием сети Интернет» изложены вопросы, связанные с составом, характером и оценкой представленных, в том числе и по спорам, связанным с нарушением авторских прав, доказательств.

В первом деле, связанном с нарушением авторских прав в сети Интернет, так называемом деле «Промо-Ру», ответчик в середине 1999 года издал под редакцией А. Высоткина книгу «Реклама в Internet». По заявлению истца, данная книга на 54 процента состояла из произведений Т. Бокарева, которые были опубликованы в сети Интернет по адресу www.promo.ru и в ряде журналов до даты подписания в печать названной книги. Истец после получения исключительных прав на произведения Т. Бокарева предъявил к издательству иск о нарушении авторских прав.

В данном споре можно выделить два ключевых момента. Во-первых, позиции сторон и суда расходились относительно характера переданных истцу прав. В ряде решений суда указывалось, что истец не является обладателем исключительных имущественных прав и, согласно ст. 30 и 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», не вправе запрещать соответствующее использование объектов авторского права.

По договору от 03.08.1999 истцу были переданы все исключительные права на публикацию, репродуцирование и издание в РФ произведений Бокарева Т. А. в печатной форме, как в виде отдельного издания или нескольких изданий, так и совместно с произведениями других авторов (п. 2.1), а также все права на публикацию, репродуцирование и издание в РФ произведений автора в электронной форме (п. 1.1, 2.1, 2.2 договора).

Также в договоре между истцом и автором присутствовал п. 2.3, по которому за автором сохранялось право публиковать произведения (права на которые были переданы истцу) «на собственном сайте в сети Интернет по адресу http://www.promo.ru».

Именно последний пункт вызвал у суда сомнения в исключительном характере переданных прав. В своем решении от 19.04.2000 суд, в частности, указал:

«Из текста договора от 03.08.99 не вытекает, что истец является обладателем исключительных авторских прав на распространение экземпляров произведений путем их публикации, поскольку п.п. 2.3, 3.4 договора автор вправе любое использование произведений, в том числе сохраняет за собой право публиковать произведения» .

Истец возражал против данного толкования договора, и во время последнего рассмотрения дела кассационная инстанция в своем решении от 04.09.2000 в части доводов о толковании договора встала на сторону истца:

«Однако, именно право на публикацию произведений было прямо передано истцу в соответствии с вышеуказанными пунктами договора. Сохранение автором за собой права на публикацию произведений на собственном сайте в сети Интернет (п. 2.3 договора) не означает право автора использовать эти произведения другими способами, указанными в п.п. 2.1 и 2.2 договора, и разрешать такое использование третьим лицам, что прямо запрещено п. 3.1 договора» .

К сожалению, далее наука в связи с заключением мирового соглашения была лишена возможности узнать окончательное толкование судом условий договора.

Вторым принципиальным моментом, имевшим место в начале процесса, явилось исследование представленных истцом доказательств по делу. Поскольку ответчик не назвал лицо, которое, по его мнению, являлось автором книги, задача истца, в частности, состояла в представлении материалов, доказывающих факт создания произведений, представленных в книге, минимум до даты подписания книги в печать. В качестве таковых материалов в деле были рассмотрены статьи Т. Бокарева в средствах массовой информации, закономерно не вызвавшие споров относительно их принадлежности и сроков публикации, и материалы, полученные с использованием сети Интернет: распечатки сайта истца, материалы от провайдера сайта www.promo.ru — компании «Зенон», которая представила информацию о датах размещения файлов со статьями Т. Бокарева в сети Интернет, а также материалы, полученные от компании «Агама», владельца поисковой системы «Апорт»1, которые содержали распечатки содержания проиндексированных данной поисковой системой до даты подписания в печать книги «Реклама в Internet» страниц сайта Т. Бокарева.

Вот какой вывод относительно представленных истцом материалов был сделан судом 08.02.2000 при рассмотрении дела в апелляционной инстанции:

«Представленные истцом в материалы дела доказательства, свидетельствующие по его мнению о нарушении исключительных прав, а также доводы и аргументы сторон были должным образом исследованы судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции полагает, что им была дана правильная правовая оценка в соответствии со ст. 59 АПК РФ. С указанной оценкой доказательств соглашается и суд апелляционной инстанции.

Доводы заявителя о нарушении судом норм процессуального права, в т. ч. ст. 57 АПК РФ являются несостоятельными, т. к. письменные доказательства, представленные в деле, в т. ч. полученные по запросам истца от компании „Зенон» и владельца поисковой системы „Апорт» — компании „Агама», содержат необходимые реквизиты, позволяющие идентифицировать информацию, содержащуюся в них: текст документа, адрес его местонахождения в сети Интернет, имя файла, дату и время создания документа, в связи с чем были обоснованно приняты во внимание судом и оценены в совокупности с другими доказательствами.

Факт создания Т. Бокаревым переданных истцу по договору объектов авторского права подтверждается датами создания страниц с текстами, принадлежащими автору на 07.05.1999 г. т. е. до даты подписания книги А. Высоткина в печать (27.06.99 г.), а также доказательствами размещения статей Т. Бокарева в журналах „Yes» № 1 весна 1999 г., „ИнфоБизнес» 15.09.98 г., „Экспресс Электроника» № 11, 1998 г. (приложение к делу), т. е. задолго до подписания книги А. Высоткина в печать.

Вывод суда о наличии текстовых совпадений статей Т. Бокарева и части содержания книги А. Высоткина является обоснованным и соответствует материалам дела. По существу выявленных текстовых совпадений ответчик аргументированных возражений не представил».

В другом деле, приведенном в таблице 5, рассматривалась следующая ситуация. Ответчик А. Чернов разместил на своем сайте nagual.pp.ru гипер-ссылку на опубликованный без разрешения правообладателей роман «Голубое сало». Автор данного романа Сорокин В. Г. и издавшая произведение фирма «Ад Маргинем» предъявили к А. Чернову иск о защите авторских прав.

Суд, не найдя оснований в удовлетворении исковых требований, аргументировал свою позицию, в частности, таким образом:

«. ссылка на сайт www.chat.ru/katarakta/salo.html, помещенная в домене ответчика „nagual.pp.ru», не может служить доказательством факта нарушения авторских прав истцов, потому что согласно ст. 4 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» воспроизведением считается запись произведения в память ЭВМ.

Ответчиком Черновым А. А. факт сканирования романа в сеть «Интернет» отрицается, сведения, указанные Черновым А. А., о месте нахождения произведения не являются его воспроизведением, истцами же доказательств о распространении романа Сорокина В. Г. в каком-либо виде не представлено, представителем истца лишь высказано предположение о возможности распространения ответчиком романа, кроме того, сервер открыт для доступа неограниченного количества пользователей сети „Интернет», а адрес электронной почты не подтверждает факт опубликования (сканирования) и распространения текста романа в сети „Интернет» ответчиком.

Поскольку в судебном заседании установлено, что ответчиком Черновым А. А. сделана лишь ссылка на адрес места нахождения романа, он не может нести ответственность за содержание информации и прав третьих лиц на нее. Наличие ссылки на этот адрес у ответчика или любого другого лица не является нарушением авторскихправ на указанный роман и не является действием по его распространению, поскольку наличие ссылки на роман не есть распространение (воспроизведение) неограниченному кругу лиц».

Таким образом, суд посчитал, что размещение ссылки на адрес местонахождения романа в сети Интернет не является нарушением авторских прав.

В двух делах ООО «Сильмарилл» против ООО «СофтЛэнд» истец заявлял, что в результате размещения на сайте ответчика в сети Интернет по адресу www.softland.ru свыше десяти инсталляционных программ нарушены принадлежащие ему, истцу, авторские права на использование ряда программ для ЭВМ, предназначенных для поддержки таможенной деятельности. Ответчик заявлял, что авторские права на программы принадлежат ему, и что им не нарушались соответствующие права истца.

По той части программ, по которой стороны в качестве авторов заявляли различных физических лиц (а также истец заявлял, что они созданы в порядке служебного задания, а ответчик возражал и указывал на заключенные им с авторами договора о передаче имущественных авторских прав), суд вынес определение о прекращении производства по делу, указав в мотивировочной части судебного акта, следующее:

«В силу положений ст.ст. 18, 10, 11 и 12 Закона РФ „О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», ст.ст. 14, 16, 30 и 49 Закона РФ „Об авторском праве и смежных правах» принятие решения по существу спора невозможно без выяснения вопроса: были созданы программы в порядке служебного задания или нет?

Разрешение спора влияет на права и обязанности физических лиц — авторов, поэтому дело не может быть рассмотрено без их участия».

Во втором деле, связанном с теми программами, которые, по заявлению ответчика, им не использовались, суд вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Хотя по части указанных программ было доказано, что они размещались на сайте ответчика, суд аргументировал свое решение тем, что истцом не были представлены доказательства использования исходных кодов программ истца с целью их модификации и разработки новых продуктов и доказательства существования заключенных ответчиком договоров, связанных с использованием программного обеспечения, а также тем, что ответчик не распространял информацию о наличии у него прав на указанные программы.

Нужно отметить, что на данное решение, как и на решение об отказе в удовлетворении исковых требований, связанных с другими программами (права на которые ответчиком не оспаривались), повлияла объективная сложность индивидуализации программ для ЭВМ, права на которые находились в споре: суд не мог на основании представленных доказательств сделать вывод о том, насколько сходны или различны данные программы. Этому способствовало и то, что сами программы были весьма значительными по объему и обладали большим набором сходных функциональных возможностей .

Два последних приведенных спора можно считать типичными для сферы производства программного обеспечения в Российской Федерации. Фактически имело место противостояние двух групп учредителей и программистов, приведшее к уходу части учредителей и части коллектива программистов из первоначально существовавшей компании во вновь образованное юридическое лицо. И естественно, что в связи с «миграцией» разработчиков программного обеспечения на начальном этапе раздельного производства часть продукции компаний обладала схожими чертами.

В деле ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом» против ЗАО «Публичная библиотека» и ООО «Вектор Инфо» истец обратился в суд с иском в связи с тем, что на сайте www.public.ru за период с 1999 по 2000 год ответчиками были опубликованы 82 документа, созданные корреспондентом истца Г. Пьяных и напечатанные в изданиях ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом». Немаловажно, что доступ к полным текстам указанных материалов осуществлялся на платной основе.

В данном деле суд посчитал, что за Г. Пьяных сохраняются исключительные права на произведения, размещенные на сайте www.public.ru, в связи с нормой п. 4 ст. 14 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» .

Также интересен вывод суда о статусе упомянутого сайта.

«Согласно ст. 12 Закона РФ от 09.10.92г. № 3612 „Основы законодательства о культуре» каждый человек имеет право на приобщение к культурным ценностям, на доступ к библиотечным фондам во всех областях культуры.

Это интересно:  Штраф за нарушение авторских прав на изображение

Статья 14 ФЗ от 29.12.94 г. „О библиотечном деле» устанавливает, что в основе государственной политики в области библиотечного дела лежит принцип создания условий для всеобщей доступности информации, собираемой и предоставляемой библиотекой.

Перечень основных услуг и условия их предоставления, а также порядок доступа к фондам библиотек устанавливается библиотеками самостоятельно (ст. 7 ФЗ „О библиотечном деле»)».

Таким образом, суд посчитал, что на сайт и его владельцев распространяется законодательство о библиотечном деле. Нужно заметить, что, не имея в распоряжении учредительных и правоустанавливающих документов ответчиков и информации о том, извлекалась ли прибыль за счет организации платного доступа к ресурсу www.public.ru, сложно охарактеризовать указанный вывод, однако все равно можно усомниться в наличии у ответчиков права на использование названных произведений.

По ст. 1 Федерального Закона от 29 декабря 1994 года № 78-ФЗ «О библиотечном деле»:

«Библиотека — информационное, культурное, образовательное учреждение, располагающее организованным фондом тиражированных документов и предоставляющее их во временное пользование физическим и юридическим лицам».

В случае с www.public.ru документы не предоставлялись во временное пользование, поскольку посетители сайта получали для использования электронные копии соответствующих документов.

Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 20 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» допускается без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения репродуцирование в единичном экземпляре без извлечения прибыли «правомерно опубликованного произведения библиотеками и архивами для восстановления, замены утраченных или испорченных экземпляров, предоставления экземпляров произведения другим библиотекам, утратившим по каким-либо причинам произведения из своих фондов». А поскольку репродуцирование — это факсимильное воспроизведение в любых размере и форме одного или более экземпляров оригиналов или копий письменных и других графических произведений путем фотокопирования или с помощью других технических средств, иных, чем издание, и оно не включает в себя хранение или воспроизведение указанных копий в электронной (включая цифровую), оптической или иной машиночитаемой форме (ст. 4 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»), то действия по размещению и организации публичного доступа к указанным в данном деле произведениям может считаться нарушением авторских прав.

Причиной предъявления ЗАО «Медиа-Лингва» иска против ОАО «Рамблер Интернет Холдинг» и ГУП «Издательство „Русский язык»» послужило размещение на сайте ОАО «Рамблер Интернет Холдинг» по адресу www.rambler.ru/dict ряда созданных ГУП «Издательство „Русский язык»» словарей.

В 1997 году в результате заключения трех договоров истец получил от второго ответчика (ГУП «Издательство „Русский язык»»)исключительные права на использование нескольких словарей «в компьютерной форме». Второй ответчик посчитал, что указанные договора расторгнуты в одностороннем порядке и предоставил первому ответчику соответствующие права на размещение спорных словарей в сети Интернет, что и было сделано в середине 2001 года .

Суд первой инстанции посчитал, что договора между истцом и вторым ответчиком не были расторгнуты, однако в удовлетворении исковых требований отказал, приведя в мотивировочной части решения следующее обоснование:

Далее суд квалифицировал действия первого ответчика как «воспроизведение словарей путем записи в память ЭВМ и сообщение произведения для всеобщего сведения через Интернет либо публичный показ (аналогия норм ст. 16 Закона РФ „Об авторском праве и смежных правах»)».

Если не ставить под сомнение позицию суда о характере и объеме прав истца, то формально, казалось бы, можно согласиться, что истец не обладал исключительными правами, связанными с использованием произведения в сети Интернет. Однако, представляется, что суд недостаточно исследовал и квалифицировал имеющиеся в деле доказательства и соответствующие общественные отношения, поскольку в указанных договорах упоминалась «компьютерная форма» распространения, т. е., по сути, в другой формулировке было изложено право на воспроизведение.

Также в данном деле трудно согласиться с другим тезисом суда, напрямую затрагивающим проблемы юрисдикции сети Интернет. В решении от 12 января 2001 года суд указал:

«Отсутствие у истца прав на компьютерное использование словарей путем воспроизведения и публичного показа словарей именно в Интернете подтверждается так же наличием в авторских договорах с издательством условий об ограничении территории использования прав Россией и странами СНГ, что само по себе исключает возможность использования Интернета как глобальной международной компьютерной информационной сети только на территории, ограниченной Россией и странами СНГ».

Представляется, что такое «наднациональное понимание» сети Интернет не соответствует природе отношений и предмету спора и создает возможность (хотя в России и не прецедентное право) возникновения опасной тенденции в трактовании объема авторских прав. Это может использоваться для оправдания незаконного размещения в сети Интернет тех или иных произведений в тех случаях, когда у лица, получившего исключительные права по договору, в последнем будет отсутствовать словосочетание «сеть Интернет».

В последнем из приведенных в таблице 5 дел в удовлетворении исковых требования было тоже отказано. Данное дело рассматривалось по иску П. Соколова-Ходакова к А. Антонову в связи с размещением последним на сайте «Русский музыкальный портал», расположенном по адресу www.rmp.ru, ряда фонограмм , исключительные права на которые были получены истцом по договорам с правообладателями,и в соответствии с ними данные произведения были включены в созданное истцом «самостоятельное мультимедийное произведение „Энциклопедия русской музыки ЗВУКИ^и»» , расположенное по адресу www.zvuki.ru.

Интересно, что ответчик, в частности, использовал в своей защите следующий тезис:

«Структура web-сайта RMP.ru позволяла размещать на нем музыкальные фонограммы в формате МР3 любому пользователю Интернета. Ответчик не записывал соответствующие музыкальные произведения в память своей ЭВМ, им было создано только техническое решение, позволяющее ограниченному числу лиц (пользователям Интернета) обмениваться имеющимися у них в указанном формате записями» .

Завершая обзор предметной российской судебной практики, можно заметить настораживающий факт, что во всех спорах в удовлетворении исковых требований было отказано. Это можно объяснить, в частности, слабой предварительной проработкой закрепления прав на произведения, созданные в рамках служебного задания (споры ООО «Сильмарилл» — ООО «СофтЛэнд», ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом» — ЗАО «Публичная библиотека», ООО «Вектор Инфо»), когда истцам не удавалось придать в суде спорным произведениям статус служебных, а также пороками авторских договоров, на основании которых истцам передавались исключительные имущественные права на объекты авторского права (практически все описанные споры), и объективной сложностью индивидуализации ряда объектов — в первую очередь, программ для ЭВМ, для которых сложно сделать вывод о тождестве, сходстве или различии большого объема исходных текстов и кодов.

По итогам проведенного анализа характера общественных отношений в сфере использования объектов авторского права в сети Интернет и предметной судебной практики, рассмотрим краткую методику защиты авторских прав, которую возможно использовать для объектов, относящихся как к сфере информационных технологий в общем, так и к сети Интернет в частности.

Эту методику можно реализовать в рамках построения системы учета и регистрации объектов авторского права, которая выполняла бы, в частности, следующие функции.

1. В случае создания и ^пользования служебных произведений: —

фиксация перечня должностных обязанностей работников; —

постоянный или периодический учет и регистрация создаваемого работниками программного обеспечения и баз данных посредством различных способов индивидуализации объектов.

2. В случае получения прав на объекты авторского права: —

определение целей будущего использования объектов и закрепление таковых целей в соответствующих соглашениях с учетом требуемого объема и характера передаваемых прав; —

индивидуализация передаваемых объектов.

3. Контроль за оборотом принадлежащих лицу авторских прав.

В рамках данной системы, как и в случае, если перед лицом в результате незаконных действий нарушителей его авторских прав встает задача обеспечения доказательств, возможно прибегнуть к различным организационно-техническим способам их обеспечения. В частности, среди таковых возможно упомянуть следующие: 1.

Фиксация объекта на бумажном носителе (распечатка) и публикация объекта в бумажном средстве массовой информации. 2.

Депонирование объектов авторского права (в том числе, и на магнитооптическом носителе) в собственном хранилище или путем использования услуг соответствующих организаций . 3.

Регистрация программ для ЭВМ и баз данных (в том числе, сайта) в порядке, предусмотренном ст. 13 Закона РФ «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» . 4.

Обращение к экспертным организациям и учреждениям с просьбой исследовать содержание того или иного носителя или сайта в сети Интернет. 5.

Обращение к провайдерам тех или иных информационных ресурсов или систем с просьбой зафиксировать их содержание, а также предоставить информацию о доступе к ним. 6.

Использование услуг нотариусов (от засвидетельствования даты распечатанного материала до назначения экспертизы). 7.

Использование цифровых технологий защиты объектов авторского права.

Последнее действие может заключаться в шифровании файлов, защите носителей информации, маркировке информации с помощью специальных «цифровых водяных знаков», цифровых меток и меток времени и т. д. .

В связи с упоминанием вопроса использования «цифровых водяных знаков» и меток для защиты объектов авторского права вспомним весьма интересный судебный прецедент, который имел место в Санкт-Петербурге. В деле В. С. Заренко против ОАО «Полиграфо-формление» (третье лицо ООО «Истек») истец создал оригинал-макеты коробок для конфет. По данным макетам были изготовлены и выпущены соответствующие коробки, но никаких договоров с истцом на этот счет заключено не было, в связи с чем истцом был подан иск о нарушении авторских прав. Нужно отметить, что спор первоначально рассматривался в Арбитражном суде г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области (истец являлся предпринимателем), однако судом было вынесено решение о прекращении производства по делу. Тем не менее еще при рассмотрении спора в рамках арбитражного процесса ответчик усомнился в авторстве истца, на что истец попросил суд и представителей ответчика ознакомиться посредством увеличительной лупы с представленными ответчиком макетами коробок конфет. Каково же было удивление присутствующих в зале, когда в результате указанных действий на данных объектах удалось разглядеть сведения об авторе произведения, размещенные автором посредством специального программного обеспечения при изготовлении графических файлов макета.

После многолетнего развития данного дела 4 декабря 2001 года Василеостровский районный суд вынес решение об обязании ответчика выплатить истцу за контрафактное использование его работ при оформлении коробок для кондитерских изделий 1000 МРОТ, 5000 рублей в качестве компенсации за моральный ущерб и возвратить ему комплект оригиналов, якобы утраченных на ОАО «Поли-графоформление» при производстве тиражей готовой продукции. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда 21 марта 2002 года оставила данное решение без изменения.

В завершение проведенного исследования следует отметить, что и без того значительная сложность рассмотрения «обычных» споров в сфере авторского права резко возрастает при перенесении отношений в виртуальную среду сети Интернет.

Лица, заинтересованные в защите собственных авторских прав в сети Интернет, должны постоянно использовать имеющиеся способы защиты объектов авторских прав.

Владельцам ресурсов и систем, с помощью которых осуществляется использование объектов авторского права третьих лиц, целесоб-разно детально описать связанные с этим отношения в регламентах использования ресурсов и систем, указать пределы собственной ответственности и обозначить собственную политику при обнаружении фактов нарушения авторских прав.

При рассмотрении дел исследованной категории в суде целесоб-разно привлекать к участию в них провайдеров ресурсов и систем и экспертов. В идеале, при наличии возможности и соответствующей ситуации, представляется полезным рассмотрение тех или иных спорных объектов авторского права непосредственно в сети Интернет либо моделирование имевших место отношений на локальном компьютере с целью полного и всестороннего изучения обстоятельств дела и соответствующих им общественных отношений в сфере использования сети Интернет.

Статья написана по материалам сайтов: lib.sale, lawbook.online.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector