+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Нарушение авторских и смежных прав состав

Гальченко Андрей Игоревич, заместитель прокурора Октябрьского района г. Иваново. Юрист 1-го класса. Специалист по авторским и смежным правам.

Родился 20 декабря 1976 г. в г. Иваново. В 1998 г. окончил юридический факультет Ивановского государственного университета.

Имеет публикации в журнале Следственная практика».

Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав установлена ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав», помещенной в гл. 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» раздела VII «Преступления против личности». Тем самым законодатель подчеркнул особую важность борьбы с данными преступлениями, посягающими прежде всего на конституционные авторские и смежные права авторов и иных правообладателей.

Непосредственным объектом данных преступлений необходимо рассматривать общественные отношения, возникающие по поводу реализации гражданами права на свободу литературного, художественного и других видов творчества. Предметом преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ, являются объекты авторского права и смежных прав.

Статья 146 УК РФ состоит из трех частей, при этом в диспозиции ч. 1 и ч. 2 указаны разные противоправные деяния в сфере авторских и смежных прав.

Объективная сторона преступления, предусмотренная ч. 1 ст. 146 УК РФ, выражается в присвоении авторства (плагиате). При этом обязательно наступление последствия в виде причинения крупного ущерба автору или иному правообладателю и наличие причинной связи между присвоением авторства и последствием.

Объективная сторона преступления, предусмотренная ч. 2 ст. 146 УК РФ, выражается в совершении одного из следующих деяний:

  1. незаконное использование объектов авторского права или смежных прав;
  2. приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта в крупном размере.

Заметим, что в ст. 146 УК РФ перечислены далеко не все возможные нарушения авторских и смежных прав, и потому не всякое нарушение авторских и смежных прав подпадает под признаки состава преступления.

Плагиат

Право авторства означает право признаваться автором произведения и требовать такого признания от всех третьих лиц. Это важнейшее из личных неимущественных прав. Непосредственно из данного правомочия вытекают все другие права автора — как неимущественные, так и имущественные. Исходя из этого можно утверждать, что под присвоением авторства понимается присвоение любым лицом права создателя называться автором данного произведения.

Следует отметить, что ч. 1 ст. 146 УК РФ не применяется к владельцам смежных прав, поскольку Закон «Об авторском праве и смежных правах» (далее — ЗоАП) не закрепляет за ними права авторства.

Слово «плагиат» (от латинского «plagio» — похищаю), ранее не употреблявшееся в отечественном законодательстве, означает умышленное присвоение авторства. Некоторые авторы рассматривают понятие «присвоение авторства» шире понятия «плагиат». Под плагиатом они понимают только выпуск в полном объеме или части чужого произведения под своим именем, а под присвоением авторства кроме этого и другие противоправные действия — издание под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами без указания их фамилий, использование в своих трудах произведений других авторов без ссылки на них и т.д. В связи с этим возникает вопрос: «Все ли указанные деяния являются уголовно наказуемыми?» В настоящее время законодатель отождествил понятия «присвоение авторства» и «плагиат», в связи с этим все перечисленные деяния должны рассматриваться и как присвоение авторства, и как плагиат, а поэтому являются уголовно наказуемыми.

Присвоение авторства возможно в отношении чужого произведения, обнародованного не только под подлинным именем автора, но и под псевдонимом либо анонимно.

Такой вывод можно сделать на основе анализа ч. 1 ст. 15 ЗоАП, в соответствии с которой автору в отношении его произведения принадлежит право на имя, т.е. право использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом либо без обозначения имени (анонимно). Присвоение авторства будет и в том случае, если лицо обнародует или использует чужое произведение не только под своим подлинным именем, но и под псевдонимом.

Следует также определить, является ли уголовно наказуемым такое деяние, как принуждение к соавторству, т.е. оказание различными способами давления на автора с целью получения его согласия на указание в качестве соавтора лица (как принуждающего к соавторству, так и иного), не принимавшего участие в создании произведения. По данному вопросу нет единой точки зрения: одни авторы полагают, что принуждение к соавторству (отказу от авторства) должно рассматриваться как форма присвоения авторства; другие полагают, что это форма незаконного использования объектов авторского права; третьи считают, что принуждение к соавторству (отказу от авторства) не относится ни к тому, ни к другому.

Представляется более верным мнение тех юристов, которые полагают, что принуждение к соавторству или отказу от авторства само по себе не держит состава преступления. Однако если в результате имевшего место принуждения к соавторству или отказу от авторства какое-либо произведение будет использоваться с указанием в качестве одного из соавторов лжеавтора или отсутствием указания на одного из соавторов, то такое деяние может преследоваться по ч. 1 ст. 146 УК РФ.

Состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 146 УК РФ, является материальным. Уголовная ответственность за присвоение авторства наступает лишь в случае причинения крупного ущерба автору или иному правообладателю. Однако понятие крупного ущерба применительно к данному составу преступления в законе не определено, что существенно осложняет работу. Ни в судебной практике, ни в юридической литературе также нет единого мнения по вопросу крупного ущерба.

Присвоение авторства — это личное неимущественное право человека, и его нарушение может повлечь только нематериальные последствия, соответственно и крупный ущерб может выражаться только в форме морального вреда. Между тем ряд авторов полагает, что в понятие «крупный ущерб» моральный вред (ущерб) включен быть не может. При таком подходе применение ч. 1 ст. 146 УК РФ невозможно. Однако большинство ученых, сотрудников правоохранительных органов и судей в понятие «крупный ущерб» включают ущерб как имущественный, так и моральный.

Таким образом, учитывая положения Гражданского кодекса РФ, можно сделать вывод, что под ущербом в ч. 1 ст. 146 УК РФ должны пониматься выраженные в денежной форме нравственные страдания автора или иного правообладателя от присвоения авторства на произведение, ущерб от нарушения конституционного права на охрану законом интеллектуальной собственности (ст. 44 Конституции РФ), а также ущерб деловой репутации, причиненный автору (или иному правообладателю). При определении размера причиненного ущерба необходимо принимать во внимание также степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, при этом учитывать степень нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен ущерб.

Однако для признания присвоения авторства преступлением недостаточно установить размер ущерба: необходимо признать причиненный ущерб крупным. Законодатель в ст. 146 УК РФ не указал стоимостных критериев крупного ущерба, поэтому указанная категория является оценочной. Как справедливо отмечает О.А. Дворянкин, при определении крупного морального ущерба необходимо руководствоваться субъективным критерием (оценка ущерба как крупного самим автором) и принятыми в обществе оценками правил поведения в данной сфере .

См.: Дворянкин О.А. Защита авторских и смежных прав. Ответственность за их нарушение. Уголовно-правовой аспект. М., 2002. С. 141, 142.

Также отметим, что указание в ч. 1 ст. 146 УК РФ на возможность причинения ущерба «иному правообладателю» порождает вопрос о том, как присвоение авторства может причинить ущерб не автору, а только правообладателю, если право авторства не передается? Следует считать, что плагиат всегда затрагивает имущественную сферу интересов автора, а после его смерти — его наследников. Поэтому под «иными правообладателями» в ч. 1 ст. 146 УК РФ необходимо понимать только наследников автора, а не каких-либо иных лиц .

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Расширенный уголовно-правовой анализ / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М., 2004. С. 307, 308.

Незаконное использование объектов авторских и смежных прав

Диспозиция ч. 2 ст. 146 УК РФ определяет в качестве уголовно наказуемого деяния «незаконное использование» объектов авторских и смежных прав.

«Право на использование произведения есть не что иное, как возможность авторов самим решать все вопросы, связанные с предоставлением третьим лицам доступа к произведению и с его использованием» .

Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. М., 2000. С. 217.

Авторы по-разному подходят к определению круга тех действий, которые охватываются понятием «использование объектов авторского права». Однако представляется, что понятие незаконного использования авторских прав и в гражданском, и в административном, и в уголовном праве должно определяться на основе ст. 16 ЗоАП. В данной статье перечислены конкретные способы использования произведения, на которые должно быть получено разрешение автора. В литературе неоднократно поднимался вопрос о том, является ли приведенный в данной статье Закона перечень способов использования произведения исчерпывающим, как считают одни авторы, или неисчерпывающим, представляющим собой лишь типичные случаи использования произведения, как считают другие.

На мой взгляд, следует согласиться с утверждением тех авторов, которые полагают, что в п. 2 ст. 16 ЗоАП исчерпывающим образом перечислены исключительные имущественные права. Если же исходить из того, что в статье перечислены лишь наиболее распространенные способы использования произведения, то мы столкнемся с невозможностью определения границ ответственности третьих лиц, использующих произведение иным, не указанным в законе, способом.

Итак, в соответствии с ч. 2 ст. 16 ЗоАП под использованием объектов авторского права понимается осуществление следующих действий:

распространение экземпляров произведения любым способом: продажа, сдача в прокат и т.д.;

импортирование экземпляров произведения в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешением обладателя исключительных прав;

публичный показ либо публичное исполнение произведения;

сообщение произведения (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения путем передачи в эфир и (или) последующей передачи в эфир;

сообщение произведения (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью иных аналогичных средств;

переделывание, аранжировка или иная переработка произведения.

На основе изложенного можно сделать вывод, что под незаконным использованием объектов авторского права понимается совершение в отношении их действий, предусмотренных ч. 2 ст. 16 ЗоАП, без заключения с автором или иными правообладателями авторского договора в письменной форме (в случае, когда заключение такого договора является обязательным) либо с нарушением условий такого договора.

Под незаконным использованием объектов смежных прав понимается совершение в отношении их действий, предусмотренных ч. 2 ст. 37 (исполнение, постановка), ч. 2 ст. 38 (фонограмма), ч. 2 ст. 40 и ч. 2 ст. 41 (передача) ЗоАП с нарушением данного Закона, вопреки воле исполнителей, производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания или их правопреемников.

С 11 апреля 2003 г., т.е. с момента внесения изменения в ст. 146 УК РФ, впервые уголовно наказуемыми деяниями признаются также приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта.

Данные действия сами по себе не входят в понятие незаконного использования объектов авторского права и смежных прав, однако они тесно связаны с незаконным распространением произведений. Суть понятий «приобретение», «хранение», «перевозка», «в целях сбыта» в ст. 146 УК РФ не раскрывается, и разъяснений Верховного Суда РФ по данному вопросу нет.

Вместе с тем под приобретением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм необходимо подразумевать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного.

Под хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм во владении виновного (при себе, если это не связано с их перевозкой, в жилище, на складе, в магазине и других местах). Ответственность за хранение наступает независимо от его продолжительности.

Под перевозкой следует понимать умышленные действия по перемещению контрафактных экземпляров произведений или фонограмм из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспортного средства.

Все эти действия должны быть совершены с целью сбыта, под которым надлежит понимать любые способы возмездной или безвозмездной передачи контрафактных экземпляров произведений или фонограмм другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.), а также иные способы распространения.

Обязательным признаком преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, является то, что незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта совершены в крупном размере.

В примечании к ст. 146 УК РФ указано, что данные деяния признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 50 тыс. рублей. Таким образом, состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 146 УК РФ, сконструирован как формальный, т.е. ответственность предусмотрена за сам факт нарушения авторских и смежных прав, независимо от наступления каких-либо последствий. В данном случае и «стоимость произведений или фонограмм», и «стоимость прав» относятся к масштабу деяния, а не к его последствиям.

Это интересно:  Как обойти нарушение авторских прав

На практике следователи сталкиваются с проблемой исчисления размера совершения противоправных деяний, ведь не совсем ясно, какую стоимость экземпляров произведений или фонограмм имел в виду законодатель. В связи с этим в юридической литературе и на практике имеются разногласия по данному вопросу. Одни полагают, что это стоимость контрафактных произведений или фонограмм, по которой их реализовывал нарушитель. Другие придерживаются мнения, что это средняя стоимость соответствующих им оригинальных произведений или фонограмм, по которой они реализуются в данном населенном пункте. Однако верна точка зрения о том, что это стоимость оригинальных произведений или фонограмм, установленная самим правообладателем, т.е. стоимость, по которой их реализовывает правообладатель.

С понятием «крупный размер» связана и еще одна проблема. Нередко интеллектуальные пираты в своей деятельности нарушают авторские (или смежные) права сразу нескольких фирм. В этой связи возникает вопрос: размер может быть расценен как крупный, когда он образован в результате нарушений авторских (или смежных) прав нескольких правообладателей в совокупности или должен быть образован при нарушении авторских (или смежных) прав каждого конкретного правообладателя? Исходя из анализа диспозиции ч. 2 ст. 146 УК РФ для привлечения к уголовной ответственности крупный размер может быть образован в результате нарушений авторских (или смежных) прав нескольких правообладателей в совокупности.

Часть 3 ст. 146 УК РФ устанавливает более строгую ответственность за деяния, перечисленные в ч. 2 этой статьи, совершенные:

группой лиц по предварительному сговору;

либо организованной группой;

либо в особо крупном размере;

либо лицом с использованием своего служебного положения.

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ).

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ).

Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта признаются совершенными в особо крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 250 тыс. рублей (примечание к ст. 146 УК РФ).

Под лицом, использующим для совершения преступления свое служебное положение, следует понимать лицо, обладающее должностными или иными служебными полномочиями, которые облегчают виновному совершение преступления.

Анализируя юридическую литературу, следственную и судебную практику, можно сделать вывод, что не только по поводу объекта и объективной стороны рассматриваемых нами преступлений, но и по субъективной стороне преступлений о нарушении авторских и смежных прав имеются разногласия среди юристов. Данное утверждение относится в основном к такому признаку субъективной стороны преступления, как форма вины.

Все авторы в своих трудах акцентируют внимание на том, что преступления, предусмотренные ст. 146 УК РФ, могут быть совершены только умышленно. Мы также полностью согласны с данным утверждением. Вместе с тем по вопросу о том, может ли быть совершено присвоение авторства (плагиат), т.е. преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 146 УК РФ, с косвенным умыслом, мнения юристов разделились.

Ряд авторов полагает, что субъективная сторона данного преступления может характеризоваться только прямым умыслом. Другие авторы придерживаются мнения, что существует возможность совершения данного деяния как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Последняя точка зрения представляется нам наиболее верной. Состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 146 УК РФ, является по конструкции материальным и предусматривает наступление общественно опасных последствий в виде крупного ущерба. Форма вины в материальных составах определяется исходя из отношения виновного к общественно опасным последствиям, т.е. к крупному ущербу в случае присвоения авторства. В данном случае умысел виновного лица, как правило, носит неопределенный характер, т.к. он не в состоянии предвидеть размер причиняемого ущерба, а тем более то обстоятельство, будет ли он являться крупным. В то же время виновный осознает общественно опасный характер своих действий, предвидит наступление общественно опасных последствий в виде причинения ущерба или сознательно их допускает.

Иначе обстоит дело с незаконным использованием объектов авторского права или смежных прав, а равно с приобретением, хранением, перевозкой контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенными в крупном размере, т.е. преступлением, предусмотренным ч. 2 ст. 146 УК РФ. С субъективной стороны данные деяния могут быть совершены только с прямым умыслом: виновный осознает, что незаконно использует объекты авторского права или смежных прав либо совершает действия в отношении контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, и желает их совершить.

Для квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 146 УК РФ, а именно приобретения, хранения, перевозки контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, необходимо установить цель сбыта соответствующих экземпляров произведений или фонограмм. Умыслом виновного также должен охватываться и такой признак совершаемого деяния, как крупный размер.

Вместе с тем анализ следственной и судебной практики позволяет сделать вывод о том, что правоохранительные органы и суды не всегда в достаточной мере устанавливают в действиях нарушителя авторских и смежных прав вину как признак субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ.

В соответствии с положениями Общей части УК РФ уголовной ответственности за совершение нарушения авторских и смежных прав могут подлежать только вменяемые физические лица, достигшие 16-летнего возраста.

Нарушение авторских и смежных прав

Общие положения

В общем виде нарушение авторских и смежных прав представляет собой неправомерное вмешательство любых лиц в сферу содержания субъективных гражданских прав правообладателя.

Вышеуказанное предложение требует «дефрагментации», раскрывающей некоторые особенности авторско-правовой охраны. Для правильного уяснения юридического механизма, возможность реализации которого возникает в случае нарушения авторских и смежных прав, важно понимать, что защите подлежат не сами по себе субъективные гражданские права (хотя в тесном юридико-техническом смысле это именно так), представляющие собой юридическое средство достижения интересов субъекта права, а его интерес, достигаемый правообладателем посредством субъективных прав, обеспечивающих возможность реализации соответствующих интересов правообладателя в отношении объектов интеллектуальной собственности. Таким образом, нарушение авторских и смежных прав представляет собой неправомерное вмешательство любого лица в охраняемую правом сферу имущественных и личных неимущественных интересов правообладателя в отношении объектов интеллектуальной собственности. Соответственно, использование термина «защита авторских и смежных прав» подразумевает возможность реализации правообладателем вышеуказанного механизма в случае нарушения принадлежащих ему авторских и смежных прав. Авторские и смежные права, являясь субъективными гражданскими правами, включают в себя правомочия по их защите, обладающие определенной спецификой. К примеру, в силу того, что авторские и смежные права являются абсолютными правами, они защищаются от неправомерных притязаний со стороны любых лиц, что следует в том числе из нематериальной природы объектов интеллектуальной собственности.

Кроме того, специфика защиты авторских и смежных прав обусловлена их структурой, состоящей из личных неимущественных прав, исключительного (имущественного) права и иных прав.

Так, состав и содержание личных неимущественных, а также иных (других) авторских и смежных прав определен законом (список закрытый), но состав правомочий, входящих в исключительное право на произведение, а также состав правомочий, входящих в исключительное право на объект смежных прав, является открытым. Например, в п. 2 ст. 1270 ГК РФ перечислены, в частности, основные правомочия по использованию произведения, в числе которых воспроизведение, распространение, публичный показ и др. При этом следует отметить, что количество правомочий, входящих в состав исключительного права на произведение, равно количеству фактических способов использования произведения.

Таким образом, в отношении исключительного авторского и смежного права на произведение возможно одновременное его нарушение несколькими различными способами несанкционированного правообладателем использования одного и того же объекта интеллектуальной собственности, что составит равное такому количеству способов использования количество правонарушений.

Действительно, исключительное право, являясь имущественным правом, охраняет имущественный интерес в использовании произведения, соответственно убытки, нанесенные правообладателю, состоят из суммы неправомерных способов использования произведения, а не из одного «универсального» способа использования, так как в таком случае убытки не будут возмещены в полном объеме, что противоречит природе имущественного интереса.

Исходя из совокупности охраняемых законом интересов также следует вывод о том, что авторские и смежные права защищаются не только гражданско-правовыми, но публично-правовыми (административно-правовыми и уголовно-правовыми) средствами. Применение в отношении правонарушителя, к примеру, уголовно-правовых мер ответственности (ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав») не исключает использования правообладателем гражданско-правовых методов защиты, например, в виде взыскания с правонарушителя компенсации, установленной ст. 1301 ГК РФ, поскольку защищаются различные интересы. В первом случае охраняется общественный интерес с помощью методов уголовно-правовой защиты, а во втором случае охраняется имущественный интерес, реализуемый защитой исключительного права на произведение.

Такой же принцип действует и в отношении сочетания административно-правовых средств и гражданско-правовых средств защиты, что следует в том числе из п. 7 ст. 1252 ГК РФ, согласно которому в случаях, когда нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией, защита нарушенного исключительного права может осуществляться как способами, предусмотренными настоящим Кодексом, так и в соответствии с антимонопольным законодательством.

Необходимо отметить, что нематериальные объекты в силу низкого уровня оригинальности, не относящиеся к охраняемым авторским правом произведениям, например телепередачи (так называемый ТВ-формат), оформление и его элементы, схемы, шрифты, современные музыкальные треки и т.д., могут защищаться публично-правовым методом предупреждения и ограничения недобросовестной конкуренции, основанным на положениях ст. 10bis Парижской конвенции, который может быть применен антимонопольным органом или непосредственно судом по заявлению или иску заинтересованного лица, создателя или лица, организовавшего создание такого нематериального объекта (продюсера).

Георг Боденхаузен отмечает, что пример действий, которые следует рассматривать как акты недобросовестной конкуренции, включает всевозможные действия, способные вызвать смешение каким бы то ни было образом в отношении предприятий, изделий или промышленной или торговой деятельности конкурента. Наличие защищаемого не просто имущественного, а именно коммерческого интереса, как правило, в отношении таких объектов подразумевается. Например, очевидно, что даже стоимость производства телепередачи (ТВ-формата) указывает на то, что это продукт, произведенный прежде всего с коммерческими намерениями.

Прямые нарушения авторских прав. Косвенные нарушения

Российское гражданское право, относясь к семье континентальных правовых систем, не знает разделения нарушений авторских прав на прямые (direct infringement) и косвенные (secondary infringement) (иногда их называют «вторичные нарушения»). Такое разделение нарушений авторских прав содержится в системах общего права: в Великобритании оно закреплено в Законе по авторскому праву, промышленным образцам и патентам 1988 г. (п. «b» ч. 3 ст. 16), а в праве США оно прослеживается в судебной практике.

В литературе отмечается, что по иску о защите авторских прав против прямого нарушения авторских прав на истца ложится бремя доказывания следующих обстоятельств:

  • ответчик осуществлял действия, входящие в сферу авторско-правового контроля;
  • произведение ответчика является заимствованием охраняемого произведения («причинная связь»);
  • неправомерное действие осуществлено в отношении произведения или его существенной части.

Прямым нарушением авторских прав является непосредственное использование произведения, состоящее в его воспроизведении, исполнении и т.д., любым лицом (или по его разрешению третьим лицом), требующее согласия правообладателя. В праве Великобритании, в отличие, например, от российского, использована особая юридическая техника, определяющая сферу авторских прав «от противного», путем указания на действия (нарушения), которые правообладатель вправе запретить другим лицам. Первым признаком косвенных нарушений авторских прав является то, что они совершаются при наличии уже имеющегося нарушения авторских прав или непосредственно способствуют совершению прямого нарушения авторских прав. По этому признаку косвенные нарушения делятся на два типа. Первый тип косвенных нарушений авторских прав заключается в совершении действий с уже имеющимися контрафактными копиями произведений: импорт, владение и распространение контрафактных копий произведений (ст. ст. 22, 23 Закона Великобритании по авторскому праву, промышленным образцам и патентам 1988 г.).

Второй признак косвенных нарушений авторских прав заключается в том, что они всегда совершаются с целью получения коммерческой выгоды. Третий признак заключается в том, что для квалификации косвенного нарушения авторских прав субъективный элемент является условием применения ответственности к лицу, которое осознает или должно осознавать, что совершает правонарушение, тогда как для констатации факта прямого нарушения авторских прав субъективное отношение правонарушителя не является важным.

Как отмечено выше, российское право не различает прямых и косвенных нарушений авторских прав. Между тем определенные различия между правонарушениями, осуществленными непосредственно в отношении произведений, и правонарушениями, заключающимися в способствовании совершению таких нарушений, имеются.

Согласно российскому законодательству категория мер защиты авторских и смежных прав рассматривается в двух аспектах.

В узком значении меры защиты направлены на прекращение имеющихся или длящихся нарушений (настоящее), а также направлены на пресечение возможных в будущем нарушений авторских и смежных прав (перспектива), поэтому для их применения не имеет значения вина нарушителя. Согласно п. 5 ст. 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя таких мер, как публикация решения суда о допущенном нарушении (подп. 5 п. 1 ст. 1252), пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права (подп. 2 п. 1 ст. 1252), изъятие и уничтожение контрафактных материальных носителей (подп. 4 п. 1 ст. 1252). Указанные действия осуществляются за счет нарушителя.

Это интересно:  Как называется нарушение авторских прав

Между тем в широком значении меры защиты включают в себя меры ответственности за нарушение авторских и смежных прав, к которым относятся возмещение убытков (подп. 3 п. 1 ст. 1252 ГК РФ), взыскание установленной законом компенсации (п. 3 ст. 1252, ст. 1301 ГК РФ).

Меры гражданско-правовой ответственности состоят в наложении на правонарушителя дополнительных неблагоприятных обязанностей, направленных на восстановление положения, существовавшего до нарушения права (ретроспектива), поэтому они применяются только в отношении виновного лица. В соответствии с п. 3 ст. 1250 ГК РФ по общему правилу меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя.

Вместе с тем в отношении нарушений интеллектуальных (в том числе авторских) прав, допущенных при осуществлении предпринимательской деятельности, меры ответственности, предусмотренные подп. 3 п. 1 и п. 3 ст. 1252 ГК РФ, подлежат применению независимо от вины нарушителя. Таким образом, по российскому праву возможна ситуация, при которой ответственность несет невиновное лицо. Такое положение несколько «сглаживается» указанием п. 4 ст. 1250 ГК РФ на то, что лицо, к которому при отсутствии его вины применены предусмотренные подп. 3 и 4 п. 1 и п. 3 ст. 1252 ГК РФ меры защиты интеллектуальных прав, вправе предъявить регрессное требование о возмещении понесенных убытков, включая суммы, выплаченные третьим лицам. Соответственно, при рассмотрении судом дела о взыскании компенсации (или убытков) за нарушение интеллектуальных прав предпринимателем вина нарушителя не является условием применения мер ответственности, но при рассмотрении регрессного иска наличие или отсутствие вины нарушителя должно быть установлено.

В названном судебном акте отмечено, что отсутствуют обстоятельства, свидетельствующие о наличии вины в действиях общества «Перекресток», или же обстоятельства, свидетельствующие о его осведомленности о том, что в распространяемой им печатной продукции, в частности в журнале «ТВ-парк», имеются объекты интеллектуальных прав, которые размещены без надлежащего разрешения правообладателя.

Вместе с тем суд отметил, что деятельность общества «Перекресток» является предпринимательской и осуществляется с учетом рисков и возможных негативных последствий, ей присущих. Следовательно, общество «Перекресток» может быть привлечено к ответственности за нарушение интеллектуальных прав применительно к п. 3 ст. 1250 ГК РФ и при отсутствии его вины.

Объект нарушения. Особенности мер защиты авторских и смежных прав

Несмотря на то, что в юридико-техническом смысле объектами нарушений являются субъективные авторские и смежные права, для понимания действия механизма защиты нарушенных прав важно иметь в виду имущественные и неимущественные интересы правообладателя. Предложенный подход раскрывает то, что авторское право состоит из ряда самостоятельных субъективных прав, подразделяющихся на личные неимущественные права, исключительное право (в свою очередь, расщепляющееся на ряд составляющих его правомочий), а также иные права.

Вместе с тем, когда речь идет об объектах нарушения авторских и смежных прав, то имеются в виду объекты интеллектуальной собственности: произведения, указанные в п. п. 1, 2 ст. 1259 ГК РФ, а также объекты смежных прав, перечисленные в п. 1 ст. 1304 ГК РФ.

Первые доктрины, обосновывающие авторско-правовую охрану, исходили из того, что в созданных автором объектах творчества «продолжается» личность их создателя. В связи с этим нарушение авторских прав рассматривалось как непосредственное причинение вреда личности автора.

Это утверждение некоторым образом не потеряло актуальности до сих пор. Дело в том, что авторско-правовая охрана возникает в связи с творческим трудом автора, создающего произведение, — наличие в произведении «творческого элемента» является необходимым условием его охраноспособности. Зарубежные законодательства указывают на признак оригинальности произведения, хотя в судебной практике подчеркивается, что оригинальность возникает в результате интеллектуального творчества автора (см. ниже). Несмотря на аксиоматические положения о приоритетном значении для ав-торско-правовой охраны произведения его формы как выражения неохраняемой идеи, современные подходы, не отрицая в качестве ориентира значения классической дихотомии авторско-правовой охраны (охраняется форма выражения неохраняемой идеи), указывают на то, что будет грубой ошибкой считать, что авторско-правовая охрана сводится к охране формы оригинального произведения как запрещающего только точное («дословное») неразрешенное правообладателем его воспроизведение (копирование). Действительно, иначе авторско-правовая охрана может быть легко преодолена путем внесения ряда незначительных изменений в контрафактную копию оригинального произведения.

Например, Лорд Хоффманн по делу Newspaper Licensing Agency отмечает: «Нарушение авторских прав — достаточно гибкое понятие, чтобы охватывать копирование идей из литературных, драматических, музыкальных или художественных произведений, при условии, что их выражение в оригинальном произведении включает достаточный уровень соответствующих навыков и работы, или, иначе говоря, «интеллектуального творчества», для привлечения авторско-правовой охраны».

Кроме того, в ст. 2 Директивы Европейского парламента и Совета Европейского союза от 22 мая 2001 г. № 2001/29/ЕС «О гармонизации некоторых аспектов авторских и смежных прав в информационном обществе» (далее — Директива об информационном обществе) указано, что правообладатели компьютерных программ, баз данных и произведений имеют право контроля воспроизведения (копирования) произведений «полностью или в части» («in whole or in part»).

Аналогичная европейским директивам норма содержится в п. «а» ч. 3 Закона Великобритании по авторскому праву, промышленным образцам и патентам 1988 г., согласно которому законом ограничено несанкционированное правообладателем действие в отношении всего произведения или любой его значительной части (substantial part).

Английская судебная практика оперирует понятием «существенная часть» произведения. Эта концепция сформирована Лордом Миллетом по делу Designers Guild: «Если суд находит, что рисунок ответчика включает черты, заимствованные из оригинального произведения, то встает вопрос, формирует ли заимствование целое оригинальное произведение или существенную его часть. Вопрос впечатления, является ли существенной заимствованная часть, определяется качественным или количественным критерием. Ответ зависит от важности воспроизведенной части для оригинального произведения. При этом он не зависит от важности соответствующей части для произведения ответчика. Скопированная часть оригинальной работы оценивается сама по себе, а также оценивается ее важность для произведения в целом. Следовательно, отвечая на поставленный вопрос, нет нужды рассматривать контрафактное произведение».

Судебная практика США использует категорию «существенное сходство» произведений. Девятый окружной апелляционный суд в 1977 г. по делу Sid & Marty Krof Television Productions, Inc. v. McDonald’s Corp. выработал считающийся теперь традиционным двухшаговый тест, основанный на классической дихотомии «идеи и её выражения».

Проверка состоит в том, что для определения заимствования неохраняемой внешней идеи произведения (The Extrinsic Test) суд вправе опереться на мнение экспертов, оценивающих жанр произведения, художественные приемы и т.д.; если экспертное мнение положительное, то суд переходит к оценке внутреннего выражения (формы) произведения (The Intrinsic Test), которое делается обычными людьми (читателями, зрителями и слушателями). Если ответ положительный, то считается, что имеет «место незаконное присвоение» оригинального произведения.

Российская судебная практика в настоящее время исходит из того, что при использовании охраняемых частей произведения нарушается право на произведение в целом, поэтому для самостоятельной авторско-правовой охраны, например, персонажа как части произведения, необходимо доказать, что персонаж соответствует критериям охраноспособности, одним из которых совершенно справедливо является признак узнаваемости динамического образа персонажа, который определяется комплексом отличительных черт, присущих соответствующему виду произведения.

Необходимо отметить, что в силу п. 7 ст. 1259 ГК РФ под частью произведения можно понимать не только его название, персонажи, но и отрывки литературного произведения (фразы, словосочетания и т.д.), отдельные кадры или отрывки аудиовизуального произведения, в том числе и звуковые (например, без изображения) и т.д. Однако частями соответствующего произведения, подлежащими самостоятельной авторско-правовой охране, они могут быть признаны при условии их достаточной оригинальности, возникающей в результате творческого труда автора.

Отличительные черты, в том числе при наличии «недословного» воспроизведения, должны в глазах обычного человека делать соответствующую самостоятельную часть произведения легко (это важно!) узнаваемой. Иначе говоря, достаточная оригинальность заключается в качественном отличии соответствующей части произведения, претендующей на самостоятельную автор-ско-правовую охрану, от других обычных, типовых и заурядных частей этого же или любого другого произведения, а также от этого или другого произведения в целом.

Объект нарушения. Особенности мер защиты авторских и смежных прав

Несмотря на то, что в юридико-техническом смысле объектами нарушений являются субъективные авторские и смежные права, для понимания действия механизма защиты нарушенных прав важно иметь в виду имущественные и неимущественные интересы правообладателя. Предложенный подход раскрывает то, что авторское право состоит из ряда самостоятельных субъективных прав, подразделяющихся на личные неимущественные права, исключительное право (в свою очередь, расщепляющееся на ряд составляющих его правомочий), а также иные права.

Вместе с тем, когда речь идет об объектах нарушения авторских и смежных прав, то имеются в виду объекты интеллектуальной собственности: произведения, указанные в п. п. 1, 2 ст. 1259 ГК РФ, а также объекты смежных прав, перечисленные в п. 1 ст. 1304 ГК РФ.

Первые доктрины, обосновывающие авторско-правовую охрану, исходили из того, что в созданных автором объектах творчества «продолжается» личность их создателя. В связи с этим нарушение авторских прав рассматривалось как непосредственное причинение вреда личности автора.

Это утверждение некоторым образом не потеряло актуальности до сих пор. Дело в том, что авторско-правовая охрана возникает в связи с творческим трудом автора, создающего произведение, — наличие в произведении «творческого элемента» является необходимым условием его охраноспособности. Зарубежные законодательства указывают на признак оригинальности произведения, хотя в судебной практике подчеркивается, что оригинальность возникает в результате интеллектуального творчества автора (см. ниже). Несмотря на аксиоматические положения о приоритетном значении для ав-торско-правовой охраны произведения его формы как выражения неохраняемой идеи, современные подходы, не отрицая в качестве ориентира значения классической дихотомии авторско-правовой охраны (охраняется форма выражения неохраняемой идеи), указывают на то, что будет грубой ошибкой считать, что авторско-правовая охрана сводится к охране формы оригинального произведения как запрещающего только точное («дословное») неразрешенное правообладателем его воспроизведение (копирование). Действительно, иначе авторско-правовая охрана может быть легко преодолена путем внесения ряда незначительных изменений в контрафактную копию оригинального произведения.

Например, Лорд Хоффманн по делу Newspaper Licensing Agency отмечает: «Нарушение авторских прав — достаточно гибкое понятие, чтобы охватывать копирование идей из литературных, драматических, музыкальных или художественных произведений, при условии, что их выражение в оригинальном произведении включает достаточный уровень соответствующих навыков и работы, или, иначе говоря, «интеллектуального творчества», для привлечения авторско-правовой охраны».

Кроме того, в ст. 2 Директивы Европейского парламента и Совета Европейского союза от 22 мая 2001 г. № 2001/29/ЕС «О гармонизации некоторых аспектов авторских и смежных прав в информационном обществе» (далее — Директива об информационном обществе) указано, что правообладатели компьютерных программ, баз данных и произведений имеют право контроля воспроизведения (копирования) произведений «полностью или в части» («in whole or in part»).

Аналогичная европейским директивам норма содержится в п. «а» ч. 3 Закона Великобритании по авторскому праву, промышленным образцам и патентам 1988 г., согласно которому законом ограничено несанкционированное правообладателем действие в отношении всего произведения или любой его значительной части (substantial part).

Английская судебная практика оперирует понятием «существенная часть» произведения. Эта концепция сформирована Лордом Миллетом по делу Designers Guild: «Если суд находит, что рисунок ответчика включает черты, заимствованные из оригинального произведения, то встает вопрос, формирует ли заимствование целое оригинальное произведение или существенную его часть. Вопрос впечатления, является ли существенной заимствованная часть, определяется качественным или количественным критерием. Ответ зависит от важности воспроизведенной части для оригинального произведения. При этом он не зависит от важности соответствующей части для произведения ответчика. Скопированная часть оригинальной работы оценивается сама по себе, а также оценивается ее важность для произведения в целом. Следовательно, отвечая на поставленный вопрос, нет нужды рассматривать контрафактное произведение».

Судебная практика США использует категорию «существенное сходство» произведений. Девятый окружной апелляционный суд в 1977 г. по делу Sid & Marty Krof^ Television Productions, Inc. v. McDonald’s Corp. выработал считающийся теперь традиционным двухшаговый тест, основанный на классической дихотомии «идеи и её выражения».

Проверка состоит в том, что для определения заимствования неохраняемой внешней идеи произведения (The Extrinsic Test) суд вправе опереться на мнение экспертов, оценивающих жанр произведения, художественные приемы и т.д.; если экспертное мнение положительное, то суд переходит к оценке внутреннего выражения (формы) произведения (The Intrinsic Test), которое делается обычными людьми (читателями, зрителями и слушателями). Если ответ положительный, то считается, что имеет «место незаконное присвоение» оригинального произведения.

Российская судебная практика в настоящее время исходит из того, что при использовании охраняемых частей произведения нарушается право на произведение в целом, поэтому для самостоятельной авторско-правовой охраны, например, персонажа как части произведения, необходимо доказать, что персонаж соответствует критериям охраноспособности, одним из которых совершенно справедливо является признак узнаваемости динамического образа персонажа, который определяется комплексом отличительных черт, присущих соответствующему виду произведения.

Необходимо отметить, что в силу п. 7 ст. 1259 ГК РФ под частью произведения можно понимать не только его название, персонажи, но и отрывки литературного произведения (фразы, словосочетания и т.д.), отдельные кадры или отрывки аудиовизуального произведения, в том числе и звуковые (например, без изображения) и т.д. Однако частями соответствующего произведения, подлежащими самостоятельной авторско-правовой охране, они могут быть признаны при условии их достаточной оригинальности, возникающей в результате творческого труда автора.

Отличительные черты, в том числе при наличии «недословного» воспроизведения, должны в глазах обычного человека делать соответствующую самостоятельную часть произведения легко (это важно!) узнаваемой. Иначе говоря, достаточная оригинальность заключается в качественном отличии соответствующей части произведения, претендующей на самостоятельную автор-ско-правовую охрану, от других обычных, типовых и заурядных частей этого же или любого другого произведения, а также от этого или другого произведения в целом.

Это интересно:  Претензия о нарушении авторских прав образец

Уголовное право (особенная часть) / 19

19. Нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ).

Непо­средственный объект преступления — авторские и смежные права как составная часть гарантированной ст. 44 Конституции РФ свободы литературного, художественного, научного, техни­ческого и других видов творчества, преподавания. Конституция РФ предусматривает защиту законом интеллектуальной собст­венности. Регулированию отношений, связанных с авторским правом и смежными правами, посвящена гл. 4 ГК РФ. В соответствии со ст. 1255 ГК РФ: Интеллектуальные права на произведения науки, литературы и искусства являются авторскими правами.

Предметом преступления при нарушении авторских прав яв­ляются объекты авторского права — произведения (научные, художественные и др.) как обнародованные, так и не обнародо­ванные независимо от их достоинства. Необнародованные про­изведения должны существовать в какой-либо объективной фор­ме.

В соответствии со ст. 1303 ГК РФ: Интеллектуальные права на результаты исполнительской деятельности (исполнения), на фонограммы, на сообщение в эфир или по кабелю радио- и телепередач (вещание организаций эфирного и кабельного вещания), на содержание баз данных, а также на произведения науки, литературы и искусства, впервые обнародованные после их перехода в общественное достояние, являются смежными с авторскими правами (смежными правами).

Предметом преступления при нарушении смежных прав яв­ляются объекты смежных прав — исполнение (воспроизведение) произведений (песен, музыки, спектаклей и др.) артистами, ре­жиссерами-постановщиками, создателями звуко- и видеозаписей, организаторами эфирного времени. При совершении преступле­ния путем приобретения, хранения, перевозки контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта (ч. 2 ст. 146 УК) предметом преступления являются указанные произведения, фонограммы.

Потерпевшими являются при нарушении авторских прав — автор, его наследник, лицо, которому автором переданы права, при нарушении смежных прав — исполнитель, производитель фонограмм, организация эфирного или кабельного вещания, если она является юридиче­ским лицом, лица, которым переданы исключительные права.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК, состоит из:

1) присвоения авторства (плагиат);

2) последствий — крупного ущерба;

3) причинной связи между указанным деянием и ущербом.

Присвоение авторства — объявление себя автором (соавто­ром) чужого произведения с целью использования авторских прав (плагиат). В этом случае лицо уже использовало авторское право на публикацию с указанием имени или без него. Но если нет цели использования авторского права (например, объявление себя в кругу знакомых автором художественной картины), то нет и состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК.

В ст. 146 УК в отличие от ст. 147 УК не сказано о принужде­нии к соавторству. Представляется, что это пробел законодатель­ства, требующий устранения.

Последствие преступления (обязательный признак состава) — крупный ущерб, как материальный (не получен гонорар, денеж­ная премия), так и моральный (не присвоено почетное звание, оказываются иные почести государственного и общественного характера не автору или исполнителю произведения, а другому лицу, которое выдало себя за них). Понятие «крупный ущерб», если речь идет о моральном ущербе, является оценочным и уста­навливается исходя из конкретных обстоятельств дела.

Состав преступления материальный.

Субъективная сторона преступления характеризуется пря­мым умыслом. Виновный осознает, что присваивает авторство, предвидит, что тем самым неизбежно причинит крупный ущерб потерпевшему, и желает его причинить.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 и 3 ст. 146 УК, состоит из альтернативных деяний, совершенных в крупных (ч. 2) и особо крупных (ч. 3) размерах:

незаконное использование объектов авторского права или смежных прав;

приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпля­ров произведений или фонограмм в целях сбыта.

Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав будет иметь место, если их использует тот, кто в соответствии с законом или договором ими не обладает. Напри­мер, публикация книги без согласия автора, его наследника, лица, которому переданы права, или постановка пьесы без согласия режиссера или лица, которому переданы исключительные права.

Законодательное определение крупного и особо крупного размера дается в примечании к ст. 146 УК. Крупный размер будет тогда, когда стоимость экземпляров произведений или фоно­грамм либо стоимость прав на использование объектов авторско­го права и смежных прав превышают 100 тыс. руб., а особо круп­ный размер, когда превышают 1 млн. руб.

Субъективная сторона преступления характеризуется пря­мым умыслом. Виновный осознает, что совершает любое из ука­занных в ч. 2 или ч. 3 деяний, и желает это сделать.

При приобретении, хранении, перевозке контрафактных эк­земпляров произведений или фонограмм обязательной является цель их сбыта.

В ч. 3 ст. 146 УК помимо особо крупного размера указаны еще два квалифицирующих признака: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; лицом с использованием своего служебного положения.

Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав

1. Присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.

2. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, если они совершены:

б) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) в особо крупном размере;

г) лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают сто тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей.

Комментарий к Ст. 146 УК РФ

1. Статья 44 (ч. 1) Конституции гарантирует каждому свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом. За наиболее серьезные посягательства на авторские и смежные права установлена уголовная ответственность.

Потерпевшим от преступления выступает автор или иной правообладатель. Автор — это физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение. Иной правообладатель — физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законом является обладателем авторских прав (в соответствии с договором, по наследству и т.п.).

При решении вопроса о наличии рассматриваемого состава преступления следует иметь в виду, что авторское право распространяется как на обнародованные, так и на необнародованные произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности и существующие в какой-либо объективной форме (письменной, устной, звуко- или видеозаписи, изобразительной, объемно-пространственной).

Для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей.

В отношении программ для ЭВМ и баз данных возможна регистрация, осуществляемая по желанию правообладателя в соответствии с правилами ст. 1262 ГК.

Авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования.

2. Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, выражается в деянии в виде присвоения авторства (плагиате), наступлении общественно опасных последствий в виде крупного ущерба и причинной связи между ними.

Плагиатом признается выпуск произведения другого автора под своим именем. При этом плагиатом будет являться выпуск как полного объема произведения другого автора, так и использование части его в своем произведении. Плагиат также может выражаться в опубликовании произведения, написанного в соавторстве, без указания имени соавтора.

Соавтором в соответствии с законом (ст. 1258 ГК) признаются граждане, создавшие произведение совместным творческим трудом, независимо от того, образует ли такое произведение неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение.

Обязательным признаком объективной стороны состава преступления является причинение крупного ущерба автору или иному правообладателю.

Под крупным размером рассматривается стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав, превышающая 100 тыс. руб.

Состав преступления материальный. Деяние является оконченным с момента причинения крупного ущерба.

3. Частью 2 комментируемой статьи установлена уголовная ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере.

Объективную сторону этого состава преступления образуют альтернативные действия в виде: 1) незаконного использования объектов авторского права или смежных прав; 2) незаконного приобретения, хранения, перевозки контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, совершенные в крупном размере. Незаконное использование означает распространение или воспроизведение предмета авторского права без согласия автора или иного правообладателя.

Как отмечается в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 26.04.2007 N 14, незаконным по смыслу ст. 146 УК следует считать умышленное использование объектов авторских и смежных прав, осуществляемое в нарушение положений действующего законодательства РФ, которым регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания.

Под контрафактными понимаются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.

Контрафактными являются также экземпляры охраняемых в Российской Федерации произведений и фонограмм, импортируемые без согласия обладателей авторских и смежных прав в Российскую Федерацию из государства, в котором эти произведения и фонограммы никогда не охранялись или перестали охраняться.

Приобретение контрафактных экземпляров произведений или фонограмм состоит в их получении лицом в результате любой сделки по передаче права собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления (например, в результате купли-продажи, мены либо при получении указанных предметов в качестве вознаграждения за проделанную работу, оказанную услугу или как средства исполнения долговых обязательств).

Под хранением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим их владением (на складе, в местах торговли, изготовления или проката, в жилище, тайнике и т.п.), а под перевозкой — умышленное их перемещение любым видом транспорта из одного места нахождения в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта.

Сбыт контрафактных экземпляров произведений или фонограмм заключается в их умышленном возмездном или безвозмездном предоставлении другим лицам любым способом (например, путем продажи, проката, бесплатного распространения в рекламных целях, дарения, размещения произведений в сети Интернет). Наличие у лица цели сбыта может подтверждаться, в частности, нахождением изъятых контрафактных экземпляров в торговых местах, пунктах проката, на складах и т.п., количеством указанных предметов.

Состав преступления материальный. Преступление окончено с момента наступления общественно опасных последствий, о которых говорилось выше.

4. Частью 3 комментируемой статьи установлена ответственность за совершение деяний, предусмотренных ч. ч. 1 или 2 этой же статьи, при квалифицирующих обстоятельствах. Этими обстоятельствами являются совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ст. 35 УК), в особо крупном размере, лицом с использованием своего служебного положения. Последний признак ранее рассматривался (см. коммент. к ст. 136). Следует иметь в виду, что для наличия квалифицированного состава преступления по признакам совершения его группой лиц по предварительному сговору или организованной группой также необходимо, чтобы причиненный ущерб был крупным или особо крупным.

Особо крупный размер будет иметь место, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 1 млн. руб.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. При приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений или фонограмм обязательным субъективным признаком является цель сбыта этих предметов.

6. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Только применительно к преступлению, предусмотренному ч. 3 комментируемой статьи, для наличия квалифицированного состава преступления — его совершения лицом с использованием своего служебного положения, необходим специальный субъект.

Статья написана по материалам сайтов: be5.biz, studfiles.net, stykrf.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector