Исследование рынка на нарушение авторских прав

17.10.2013

Для чегo неoбхoдимo фикcирoвать нарушения?

Первoе. Лицo, cчитающее cвoи права нарушенными, дoлжнo дoказать, в первую oчередь, cам факт нарушения. Пoэтoму ocнoвнoй целью фикcации нарушения автoрcких прав являетcя пoлучение дoказательcтв, кoтoрые затем будут иcпoльзoваны в cуде.

Интерьер какoгo-либo пoмещения невoзмoжнo предъявить в cуд, а ocмoтр дoказательcтв пo их меcтoнахoждению ocущеcтвляетcя cудoм крайне редкo.

Таким oбразoм, дoказательcтва дoлжны быть предъявлены cуду в такoм виде, чтoбы у cуда не ocталocь coмнений в тoм, чтo дизайн был иcпoльзoван нарушителем именнo в тoм виде, в кoтoрoм oн изначальнo был coздан автoрoм.

Втoрoе. Другoй, нo не менее важнoй целью фикcации являетcя удocтoверение факта нахoждения oбъекта, а также тoчнoе закрепление тех oбcтoятельcтв, кoтoрые oбъективнo cущеcтвуют на мoмент нарушения автoрcких прав, нo мoгут oказатьcя недocтупны или иcкажены на мoмент раccмoтрения дела в cуде (т.е., в cлучае, еcли нарушитель изменит дизайн пoмещения, или даже прocтo уберет из негo какие-либo важные детали). Важнo зафикcирoвать эти oбcтoятельcтва еще дo тoгo, как нарушителю cтанет извеcтнo o намерении автoра oбратитьcя за защитoй в cуд.

Кoнечнo, мoжнo детальнo cфoтoграфирoвать интерьер пoмещения cамocтoятельнo. Цифрoвая фoтoграфия пoзвoляет уcтанoвить cведения o мoдели камеры, кoтoрoй был cделан cнимoк, дате и времени cъемки. Такoй cпocoб пoтребует наименьших затрат времени и денежных cредcтв.

В тo же время cледует пoнимать, чтo нарушитель прав уже в cудебнoм прoцеccе, cкoрее вcегo, будет хoдатайcтвoвать o прoведении экcпертизы таких, никем не заверенных фoтoграфий, на предмет мoнтажа. Этo приведет к затягиванию прoцеccа и ненужным издержкам.

Пoэтoму лучше будет oбратитьcя к cледующим cпocoбам фикcации нарушения прав.

Нoтариальнoе oбеcпечение дoказательcтв

Нoтариальнoе oбеcпечение дoказательcтв в даннoм cлучае будет заключатьcя в ocмoтре пoмещения нoтариуcoм и cocтавлении oб этoм прoтoкoла в кoтoрoм и фикcируетcя факт cущеcтвoвания интереcующегo oбъекта в реальнocти.

Предварительнo нoтариуc извещает o времени и меcте нoтариальнoгo ocмoтра cтoрoны и заинтереcoванных лиц. Обеcпечение дoказательcтв без извещения oднoй из cтoрoн и заинтереcoванных лиц вoзмoжнo в cлучаях, не терпящих oтлагательcтва. Однакo критерии oпределения таких cлучаев нoрмативнo не oпределены, и, cледoвательнo, мoгут быть ocпoрены в cуде.

На меcте ocмoтра нoтариуc oпрашивает cвидетелей, прoизвoдит ocмoтр вещеcтвенных дoказательcтв, мoжет быть прoизведена фoтocъемка.

Итoгoм являетcя cocтавление прoтoкoла нoтариальнoгo ocмoтра, cкрепляемoгo пoдпиcью нoтариуcа и вcех учаcтвoвавших в ocмoтре лиц, а также печатью нoтариуcа. В прoтoкoле, в чаcтнocти, указываютcя дата и меcтo прoведения ocмoтра, вcе значимые oбcтoятельcтва.

Незавиcимая экcпертиза прoизведения

Незавиcимая экcпертиза дизайна интерьера заключаетcя в cравнении двух oбъектoв в целях выявления между ними cхoдcтв и различий, и, как cледcтвие – пoлучения дoказательcтв нарушения автoрcких прав. С учетoм этoгo неoбхoдимo, прежде вcегo, cфoрмулирoвать вoпрocы, на кoтoрые экcперту предcтoит oтветить.

Предварительнoе уведoмление нарушителя o прoведении такoгo ocмoтра также неoбхoдимo. Егo мoжнo заблагoвременнo направить пo пoчте, либo вручить личнo перед прoведением ocмoтра.

Фикcация нарушения ocущеcтвляетcя путем cocтавления акта ocмoтра oбъекта. Акт cocтавляетcя экcпертoм непocредcтвеннo на меcте ocмoтра. В акте неoбхoдимo как мoжнo бoлее пoдрoбнo oпиcать вcе нарушения. Для этoгo дизайн ocматриваемoгo oбъекта cравниваетcя c автoрcким дизайнoм, в акте указываетcя на вcе cooтветcтвия и неcooтветcтвия cравниваемых oбъектoв. Пoмимo cocтавления акта, экcпертoм мoжет быть прoизведена фoтocъемка.

В итoге экcпертoм гoтoвитcя заключение, coдержащее в cебе результаты иccледoвания. Заключение cocтoит ввoднoй, иccледoвательcкoй чаcти и излoжения вывoдoв экcперта.

Вo ввoднoй чаcти краткo излагаютcя oбcтoятельcтва, oбуcлoвившие прoведение экcпертизы, указываютcя нoмер и наименoвание экcпертизы, дата пocтупления материалoв на экcпертизу и дата пoдпиcания заключения, привoдятcя cведения oб экcперте, лицах, приcутcтвoвавших при прoизвoдcтве экcпертизы, другие cведения и, накoнец, вoпрocы, пocтавленные на разрешение экcперта.

Иccледoвательcкая чаcть включает в cебя cведения o предварительнoм иccледoвании, детальнoм иccледoвании, oценке результатoв иccледoвания. Указываютcя уcтанoвленные экcпертoм признаки и качеcтва иccледуемых oбъектoв.

Накoнец, в вывoдах излагаютcя oтветы на пocтавленные перед экcпертoм вoпрocы. На каждый из этих вoпрocoв экcперт дает oтвет пo cущеcтву, либo указывает на невoзмoжнocть егo решения. Такие вывoды oб oбcтoятельcтвах, уcтанoвление кoтoрых cocтавляет кoнечную цель экcпертнoгo иccледoвания, являютcя ocнoвнoй чаcтью заключения.

Дoказательcтвенную cилу такoгo cпocoба фикcации нарушения автoрcких прав oбеcпечивает тo, чтo экcперт неcет oтветcтвеннocть за дачу заведoмo лoжных пoказаний.

Незавиcимая экcпертиза мoжет прoизвoдитьcя и в тoт мoмент, кoгда делo уже нахoдитcя в прoизвoдcтве cуде, в тoм чиcле, пo инициативе cуда. Безуcлoвнo, в целях фикcации нарушения автoрcких прав и удocтoверения факта нахoждения реальнoгo oбъекта, экcпертизу неoбхoдимo прoвеcти еще дo oбращения в cуд. Однакo и в такoм cлучае, при вoзникнoвении у cуда coмнений oтнocительнo экcпертнoгo заключения, мoжет быть прoведена дoпoлнительная незавиcимая экcпертиза oбъекта.

Оценка рынoчнoй cтoимocти имущеcтвенных прав

Так же как и экcперт, oценщик рынoчнoй cтoимocти oбъекта автoрcких прав в первую oчередь прoвoдит ocмoтр oбъекта, прoизвoдит фoтocъемку и cocтавляет акт ocмoтра. В акте указываютcя дата и время прoведения ocмoтра, cведения oб учаcтвующих в ocмoтре лицах, акт пoдпиcываетcя данными лицами. Отражаютcя и вcе другие значимые oбcтoятельcтва.

Затем, в течение неcкoльких дней, oценщик прoвoдит oценку на ocнoвании акта ocмoтра и в результате предocтавляет кoмплекcный oтчет oб oценке, к кoтoрoму приoбщаютcя cделанные фoтoграфии и cocтавленный акт ocмoтра.

За дocтoвернocть cведений, oтраженных в oтчете, oценщик неcет oтветcтвеннocть.

Таким oбразoм, беccпoрным преимущеcтвoм такoгo cпocoба являетcя тo, чтo пoмимo закрепления в прoтoкoле факта нарушения автoрcких прав, прoизвoдитcя еще и oценка oбъекта, чтo мoжет быть пoлoженo в ocнoву раcчета цены требoваний, заявляемых в иcке.

Вcе раccмoтренные cпocoбы предпoчтительны для фикcации нарушения автoрcких прав на дизайн интерьера и мoгут реальнo cпocoбcтвoвать уcпешнoму разрешению дела в cуде. Пoлученные дoказательcтва будут иметь в cуде oпределенный веc и значимocть.

В тo же время cуд (в cooтветcтвии c гражданcким и арбитражным прoцеccуальным закoнoдательcтвoм) oценивает дoказательcтва пo cвoему внутреннему убеждению, ocнoваннoму на иccледoвании вcех имеющихcя в деле дoказательcтв. Каждoе дoказательcтвo пoдлежит oценке cудoм наряду c другими дoказательcтвами. Никакие дoказательcтва при этoм не имеют для cуда заранее уcтанoвленнoй cилы.

ООО «Центр правoвoгo oбcлуживания»,

Определение размера нарушения авторских прав: проблемы и подходы
(тезисы для круглого стола)

Как известно, сегодня в России продолжается усиление борьбы с «пиратством» в сфере аудио, видеоматериалов и программного обеспечения. Однако позитивная, в теории направленность этого процесса, во многом омрачается складывающейся в его рамках практикой. К сожалению, «силовые» методы, несмотря на их неэффективность, доказанную временем, остаются в этой сфере преобладающими. Под силовыми методами здесь понимаются «рейды» по рынкам, конфискация контрафакта, гражданское и уголовное преследование нарушителей авторских и смежных прав. В частности, увеличивается число уголовных дел, возбуждаемых по ч. 2 статьи 146 УК РФ («Нарушение авторских и смежных прав»). Более того, сейчас даже стало принято оценивать эффективность «борьбы с пиратством», вместо объективных рыночных показателей, числом возбуждённых уголовных дел.

В этих условиях весьма актуальными становятся вопросы правоприменения статьи 146 УК РФ. Следует отметить, что приговоры по многим уголовным делам, возбужденным по частям 2 и 3 этой статьи Уголовного Кодекса выглядят неубедительно, а в некоторых случаях даже возникают сомнения в правомочности возбуждения дела вообще. Одной из причин сложившейся ситуации, по нашему мнению, является отсутствие апробированных методик стоимостной оценки нарушений авторских и смежных прав.

Собственно говоря, упомянутый размер нарушения и является «камнем преткновения», вызывая многочисленные разночтения и споры. В первую очередь, несмотря на изменение оговорки в статье с «крупного ущерба» на «крупный размер», и сегодня при квалификации преступлений по ч. 2 и ч. 3 статьи 146 очень часто определяется размер ущерба, а не размер нарушения прав. Это совершенно некорректно.

Во-первых, размер нарушения авторских и(или) смежных прав зависит исключительно от стоимости указанных прав, так как по нему определяется общественная опасность совершённого деяния, а статьи Уголовного Кодекса весьма узко специализированы. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2007 г. N 14 «предусмотренные частями 2 и 3 статьи 146 УК РФ незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта следует считать оконченными преступлениями с момента совершения указанных действий в крупном (особо крупном) размере независимо от наступления преступных последствий в виде фактического причинения ущерба правообладателю».

Во-вторых, согласно п. 2 статьи 3 Общей части Уголовного Кодекса РФ «применение уголовного закона по аналогии не допускается», то есть подмена размера правонарушения размером ущерба нарушает принцип законности, на котором базируется Уголовный Кодекс.

В третьих, размер ущерба, наносимого нарушением правообладателю, всегда больше размера нарушения авторских и(или) смежных прав, так как включает в себя не только их стоимость, но и расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (в соответствие со ст. 15 ГК РФ). Таким образом, подмена размера правонарушения размером нанесённого ущерба позволяет незаконно привлекать к уголовной ответственности лиц, не совершавших нарушения авторских и(или) смежных прав в крупном или особо крупном размере. А это деяние уже само подпадает под действие статьи 299 УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности».

Вторым важным вопросом, в общем-то вытекающим из первого, является определение объекта оценки. Дело в том, что в примечании к статье 146 УК РФ говорится, что «деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере – двести пятьдесят тысяч рублей». Одновременное упоминание стоимости экземпляров произведений или фонограмм и стоимости прав на использование объектов авторского права и смежных прав является источником неопределённости. Неясно, в каких случаях исходить из стоимости прав, а в каком – из стоимости экземпляров. Эта неопределённость уже стала причиной возбуждения нескольких уголовных дел по нарушению авторских прав в особо крупном размере за продажу или хранение единственного экземпляра произведения. В этих случаях размер правонарушения определялся не по стоимости экземпляра, а по стоимости авторских прав на распространение таких экземпляров на территории Российской Федерации. Поскольку стоимость таких прав выражается в миллионах рублей, размер правонарушения автоматически получился особо крупным.

Это интересно:  Что бывает за нарушение авторских прав

По нашему мнению, подобный подход необоснованно распространяет уголовное преследование на правонарушения, явно не относящиеся к общественно-опасным, что нарушает п. 1 статьи 6 Общей части УК РФ. Кроме этого, исчисленный размер нарушения должен быть адекватен деянию, а при продаже одного экземпляра, конечно же, нельзя говорить о полноценной реализации права на распространение экземпляров на всей территории Российской Федерации. Таким образом, даже при оценке размера правонарушения, исходя из стоимости прав, необходимо учитывать объем фактического незаконного использования прав.

Что касается ответа на общий вопрос выбора объекта оценки, можно высказать следующие соображения. Формулировка ч. 2 статьи 146 УК РФ покрывает две категории правонарушений: незаконное использование объектов авторского права или смежных прав; и приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта. Если незаконное использование объектов явно соответствует наименованию статьи, то приобретение, хранение и перевозка экземпляров произведений или фонограмм не входят в сферу действия авторского права и, соответственно, не могут его нарушить. Этот вывод базируется на том, что указанные экземпляры являются материальными объектами и при их приобретении, хранении и перевозке не происходит ни воспроизведения произведений или фонограмм, ни их распространения, ни иного их использования. Но указанные деяния либо являются следствием нарушения авторских прав, либо сами являются их причиной, поэтому, очевидно, они и включены в состав статьи 146 УК РФ.

Исходя из вышеуказанного, можно разграничить объекты оценки при определении размера правонарушения следующим образом. В случае незаконного использования объектов авторского права или смежных прав (в том числе, торговли их экземплярами, являющейся распространением объектов исключительных прав) размер правонарушения необходимо рассчитывать, исходя из стоимости указанных прав. Если же правонарушение состоит в приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, то, в силу того, что это не нарушает права явным образом, размер необходимо определять, исходя из стоимости этих экземпляров произведений или фонограмм.

Смежным с рассмотренным является следующий вопрос. Дело в том, что если в материалах дела фигурируют контрафактные экземпляры произведений или фонограмм, аналогичные доступным на рынке легально распространяемым экземплярам, то размер правонарушения определяется простым суммированием цен легальных экземпляров, соответствующих контрафактным. Однако, если речь идёт об экземплярах произведений или фонограмм, легальные аналоги которых на рынке отсутствуют, вопрос определения размера правонарушения так просто не решается.

В уже упоминавшемся выше Постановлении Пленума Верховного Суда указывается: «устанавливая признаки крупного или особо крупного размера деяний, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 146 УК РФ, следует исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений или фонограмм на момент совершения преступления, исходя при этом из их количества, включая копии произведений или фонограмм, принадлежащих различным правообладателям. При необходимости стоимость контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, а также стоимость прав на использование объектов интеллектуальной собственности может быть установлена путем проведения экспертизы (например, в случаях, когда их стоимость еще не определена правообладателем)». То есть, согласно Постановлению, когда стоимость легальных экземпляров произведений или фонограмм не определена, необходимо прибегать к экспертизе.

По нашему мнению, подобный подход не может быть признан корректным, так как нарушает принцип равенства граждан перед законом, зафиксированный в статье 4 УК РФ. В данном случае применимы уже высказанные ранее соображения об использовании стоимости прав, как базы для определения размера правонарушения.

Кроме озвученных выше принципиальных проблем, существует еще большое число вопросов практического порядка. В частности, если упомянутый в статье 146 УК РФ размер правонарушения определяет общественную опасность нарушения именно авторских и смежных прав, почему тогда при его оценке используется розничная стоимость легальных экземпляров, в которую входит, в том числе, стоимость упаковки, пользовательской документации, сервисного обслуживания пользователей, технических средств защиты авторских прав и других объектов, не имеющих никакого отношения к авторскому праву? По нашему мнению, такой подход некорректен – затраты на упаковку, документацию и т.п. правообладатель окупает сразу же после продажи экземпляра, а сервисное обслуживание пользователей нелегальных продуктов не производится. Таким образом, корректным будет проведение оценочной экспертизы во всех случаях нарушения авторского или смежных прав либо приобретения, хранения, перевозки контрафактных экземпляров произведений или фонограмм.

Что касается вопросов как таковой оценки, то, по нашему мнению, интересными представляются следующие случаи:

    определение размера правонарушения при нарушении авторских прав на программу для ЭВМ, распространяемую на условиях одной из лицензий OpenSource;

    определение размера правонарушения при нарушении авторских прав на программу для ЭВМ, являющуюся разработкой для внутренних нужд и не предназначенную для продажи;

    определение размера правонарушения при нарушении авторских прав на программу для ЭВМ, снятую разработчиком с продажи с сопровождения и не пользующуюся спросом на рынке;

    определение размера правонарушения при нарушении авторских прав на программу для ЭВМ или иное произведение, которое вообще не распространяется на территории РФ (т.е. нет даже представителей правообладателя);

    определение размера правонарушения при нарушении авторских прав на произведение неустановленного правообладателя;

    определение размера правонарушения при нарушении авторских прав на произведение в сети Интернет (например, при «выкладывании в Сеть»). Конкретного образа действий для данных ситуаций пока не выработано.

    Интерес представляют также и более общие вопросы оценки, например, как рассчитывать общую стоимость авторских или смежных прав на произведение или фонограмму, что включать в состав факторов её формирования, как на базе общей стоимости прав определить стоимость одного экземпляра и др.

    Ссылки и материалы по обсуждаемой теме:

    Сергей Середа. Определение размера нарушения авторских прав в Интернет: проблемы и подходы (Текст доклада, представленного на IX Международной конференции «Право и Интернет», 18 октября 2007 года)

    Фоторепортаж с круглого стола Юридические и экономические аспекты оценки убытков/ущерба правообладателей товарных знаков и объектов авторского права» (г.Москва, ЦЭМИ РАН). Все фото одновременно.

    Международная научно-практическая конференция и круглый стол «Теория и практика оценки интеллектуальной собственности в России и Германии» — с 21 по 22 ноября 2007 года, г.Москва

    Вы можете задать вопрос участникам круглого стола или обсудить интересующий Вас вопрос по теме круглого стола в форуме — RUSSIAN APPRAISERS not only for Russians >>>>>>

    Исследование рынка на нарушение авторских прав

    НАРУШЕНИЕ АВТОРСКИХ ПРАВ В ИНТЕРНЕТЕ: КРАТКИЙ АНАЛИЗ

    Кормишкина Ульяна Вячеславовна

    Бакалавр юриспруденции, г. Челябинск

    Понятие «исключительные права» имеет многовековую историю, на различных этапах развития, было разное отношение к правам автора и к нарушению этих самых прав. Так несмотря на то, что древний мир был чуток к авторской славе, при этом разрешал заимствования довольно широко. Историки, географы, философы Древнего мира часто использовали научные труды своих предшественников. Например, Геродот делал заимствования из Гекатея. Так Михаила Шолохова подозревали в том, что «Тихий Дон», по крайней мере, частично, был написан другим автором (назывались имена Фёдора Крюкова, В.А. Краснушкина, Ив. Родионова и др.). Сейчас когда авторство означает не только мировую литературную славу (а не как раньше известность в узких кругах богемы, высшего класса), но и большие гонорары и иные вознаграждения, привилегии за воспроизводство или использование творений.

    В век всеобщего доступа к мировой сети Интернет и более-менее упрощенного издательского процесса (развитой издательской отрасли) проблема защиты авторского права в России, да и в мире стоит очень остро. Данный вопрос недостаточно законодательно проработан, приходится констатировать, что до настоящего времени не сложилось устойчивых, общепризнанных доктринальных положений о таком правовом феномене, как исключительные права, а также единообразного понимания тех целей и задач, которые ставят перед собой современные государства при законодательной защите исключительных прав.

    Нарушение авторского права — это правонарушение, суть которого составляет использование произведений науки, литературы и искусства, охраняемых авторским правом, без разрешения авторов или правообладателей или с нарушением условий договора об использовании таких произведений. К числу основных способов нарушения авторских прав относится незаконное копирование и распространение произведения (контрафакция), а также плагиат.

    Согласно ч. 1 ст. 1255 ГК РФ авторские права – это интеллектуальные права на произведения науки, литературы и искусства. Так же в ГК РФ, а именно в ч. 4 ст. 1259 ГК РФ указано «для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрации произведения или соблюдение каких–либо иных формальностей». В некоторых странах для возникновения авторского права необходимо совершить ряд действий, например, депонирование экземпляров, регистрация, оговорка об оставлении за собой прав, нотариальные удостоверения, уплата сборов, производство или выпуск в свет на территории данного государства. Это более верное решение, автору это принесет неудобства, но нельзя исключить ситуацию, когда один объект авторского права выпущен одновременно двумя авторами, один из которых лишь скопировал его. Так всем известная история с Поповым и Маркони, Тесла и Эдисон. В США для охраны авторскими правами автор должен был поставить на своём произведении знак охраны авторских прав (так же как и в США, в РСФСР для возникновения авторского права фотографа на свои фотографии требовалось соблюдение формальностей — закон (основы 1928 года, а затем ГК РСФСР) требовал обозначения на каждом экземпляре фотографии фирмы или имени, фамилии и места жительства фотографа, а также года выпуска в свет фотографического произведения). В противном случае произведение не защищалось авторским правом и переходило в общественное достояние. Данные действия ставили в известность третьи лица в том, что авторские права закреплены и они охраняются.

    Ситуация поменялась в 1989 г., когда США присоединились к Бернской конвенции и охрана произведений стала автоматической ( в СССР в 1992 году вступили в силу «Основы гражданского законодательства СССР и республик», которые содержали норму, согласно которой для предоставления охраны фотографиям не нужно никаких формальностей). С этих пор появилась проблема узнать владеет ли кто-нибудь чем-либо, будь-то научный труд или допустим меткое высказывание. Новые правила не объясняют создателям как в случае, если они хотят разрешить определенные способы использования произведения, как это сделать, как указать где «красная черта». Сейчас широко обсуждается такой правовой прецедент как Creative Commons, истоки которого в США. Лоуренс Лессиг «Наши инструменты облегчат для художников и писателей возможность сделать некоторые или все свои права доступными для общественности бесплатно. Если, например, артист хочет, чтобы его музыка была доступна для некоммерческого использования, или только лишь указывалось его авторство, наши инструменты помогут ему выражать эти намерения в „машиночитаемой“ форме. Компьютеры будут затем иметь возможность определить и понять условия лицензии автора, что делает их проще для людей, для поиска и распространения творческих произведений». Уже существуют как отрицательные, так и положительные отзывы, окончательной законодательной оценки нет [3].

    Это интересно:  Куда обращаться при нарушении авторских прав

    Нарушения авторских прав в Интернете наиболее дискуссионный вопрос в юридических кругах. В первую очередь необходимо отметить, что система защиты именно в РФ слаборазвита и по сравнению с другими странами нет четкого контроля и наказания. Так в ч. 1 ст. 1252 ГК РФ указывается, что защита нарушенных исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности осуществляется путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, о возмещении убытков, о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя и т.д. Данные меры ещё могут возыметь эффект в печатной продукции и то это спорное утверждение, но в сети это трудно представить «Порой случается, что правообладатель, права которого нарушены в Интернете, находится в одной стране, нарушитель находится в другой, а интернет-сервер, с использованием которого нарушаются права, — в третьей. Если бы это было не так, то в Интернете не существовало бы десятки тысяч сайтов террористических организаций, сайтов, распространяющих детскую порнографию и т.п.» [4]. Современный уровень техники и знаний позволяет правонарушителю остаться не узнанным, степень анонимности зависит от профессионализма компьютерщика. Другими словами «предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения» будет проблематично, так как его в принципе некому предъявлять. Процесс применения второй меры — возмещение убытков также непонятен. Даже если повезло и нарушитель установлен, как будет высчитываться размер убытков? Ведь известно, что компьютерщики используют много уловок: ставят пробелы, меняют параметры, коды, графику в играх. Этот способ известен любому студенту, то хоть раз проверял свою работу на сайте «Антиплагиат»

    Стоит отметить, что параллельно с тенденцией ужесточить и как-то укрепить защиту авторских прав, существует и обратная ситуация — появление по всему миру, в том числе и в России, так называемых «Анонимов» и Пиратских партий. Международная хакерская группа «Анонимы» (Anonymous) относится к хактивистам. Их философия — противоборство с корпорациями и правительствами, которые вмешиваются в Интернет. Они подчеркивают, что Интернет должен быть открытым и свободным для всех. Данная группа ярый поборник копирайта и внедрения Интернет-цензуры. Своими кибератаками они хотят показать, что никакие законы и тем более многомиллионное финансирование не смогут обезопасить секретные правительственные, военные и корпорационные файлы.

    Другое явление, как было указано выше — пиратские партии — политические партии, целью которых является реформа законодательства в области интеллектуальной собственности, патентов, копирайта. Они выступают за свободный некоммерческий обмен информацией и недопустимость его преследования по закону. Данное движение выступает за права обычных пользователей, в поддержку коллективного доступа к файлам, файлообменникам в сети Интернет. Так же они стремятся к ограничению вмешательства государства в работу сайтов и блогов. Представители партий утверждают, что законодатели заменяют понятия «технический прогресс» и «преступность в Интернете». Судя по тому, что Пиратские партии получают голоса на выборах, население согласно с их позицией.

    В таком явлении как нарушение авторских прав можно выделить несколько аспектов:

    $11. Этический. Два противоположных подхода к этому вопросу. Одни юристы, авторы называют использование например книги без ведома автора воровством. Они утверждают, что любая книга — это плод тяжелого интеллектуального труда, зачастую многолетних исследований, наблюдений. Другие (Ричард Столлман, Миша Вербицкий) всё же склоняются к точке зрения, согласно которой скачивание книги, компьютерной программы это не преступление, а неминуемый результат прогресса. Более того, скачав книгу, хоть даже и незаконно, человек интеллектуально развивается и увеличивает популярность, известность автора, посоветовав её друзьям в социальной сети. Более того сами авторы зачастую при написании своей работы: книги, песни, мелодии, диссертации нарушает права другого автора (по крайней мере в нашей стране).

    К тому же это вопрос менталитета. Разное отношение обычных граждан США и России к этому вопросу. Очень интересно рассуждает на эту тему в своей книге Миша Вербицкий «Если студент колледжа в США обнаружит своего соученика списывающим на экзамене, то непременно донесет преподавателю; потому что все блага, в том числе и оценки, должны доставаться заслуженно и никак иначе (ну может не все до единого донесут, но как минимум половина не поленится и стукнут, а остальные их одобрят). Причем не просто стукнут, а проследят, чтобы преподаватель доложил кому надо в деканат; а если преподаватель не доложил, донесут и на него. Для русских профессоров в американских вузах подобное поведение студентов вызывает сильнейший культурный шок (…зачастую приводит к служебным неприятностям разной тяжести) — Если бы в России была бы американская религиозная этика, американский капитализм и американские стукачи, это была бы не Россия, а Америка. Так же глупо ожидать от соседа Пети, чтобы он не давал, во имя неприкосновенности частной собственности, соседу Васе списать Windows XP» [1].

    $12. Экономический. Именно высокие цены на печатную продукцию, диски с музыкой в магазинах толкают людей использовать контрафактную продукцию. Кроме того, здесь свою роль играет постоянно развитие технологий и, как следствие, необходимость в постоянном режиме менять ПО (программное обеспечение).

    $13. Социальный аспект. «Информационная демократия» или как её называют Партии «Электронная демократия». Свободный информационный обмен — это основное условие общественного прогресса: именно свободный доступ к информации обеспечивает развитие каждого человека и общества в целом. Сегодня институт авторского права превращён в инструмент извлечения сверхприбылей, инструмент, который работает не в интересах культурного развития общества и даже не в интересах авторов — но в интересах посредников-правообладателей.

    Необходимо добавить, что авторское право – это постоянно изменяющаяся отрасль, оно остро реагирует на изменения не только в информационном секторе и технологии, но и, конечно же, в экономической и духовной сферах общества.

    Анализ отдельных нарушений авторских прав при регистрации товарных знаков, содержащих объекты авторского права

    Судебная практика, складывающаяся с 1992 года по делам о нарушении прав авторов обладателями товарных знаков, достаточно обширна. Дела данной категории разрешаются в Палате по патентным спорам (ППС) Роспатента и арбитражных судах.

    могут рассматривать дела, выступая как первой инстанцией, так и второй, если ранее дело рассматривалось в ППС.

    Так, например, товарный знак «Винни» был зарегистрирован на имя ООО «НПО Альтернатива». Патентный орган признал указанную регистрацию полностью недействительной, исходя из того,

    что оспариваемый товарный знак полностью воспроизводит название персонажа «Винни» из известного на территории Российской Федерации произведения литературы «Винни-Пух и все-все-все».

    Данное решение патентного органа было обжаловано в арбитражный суд г. Москвы, который удовлетворил требования владельца товарного знака и отменил решение патентного органа. При этом судом было указано, что слово «Винни» нельзя признать результатом творческого труда автора, поскольку, в соответствии с правилами перевода с английского языка, принятыми на момент написания книги, оно является русской транскрипцией (переводом) весьма распространенного англоязычного имени «Winnie». Таким образом, суд сделал вывод о том, что слово «Винни» нет оснований рассматривать в качестве персонажа как элемента формы произведения в смысле пункта 3 статьи 7 Закона о товарных знаках.

    Данное решение было обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд, постановлением которого решение суда первой инстанции было оставлено в силе.

    Суд указал, что в названии произведения автора А. Милна — «Winnie- the-Pooh and The House at Pooh Comer», имя персонажа «Winnie» переводится на русский язык как «Уинни», что отличается как по написанию, так и по произношению от персонажа автора Б. Заходера «Винни» в его произведении «Винни-Пух и все-все-все». Вывод Арбитражного суда г. Москвы о переводе английского слова «Winnie» как «Винни» признан несостоятельным по той причине, что до 1960 года подобной русской транскрипции этого слова не существовало и этот перевод введен в лексику русского языка Б. Заходером.

    Кроме того, в разных местах текста сказки Б. Заходера он именуется различным образом (Винни, Винни-Пух, Пух), однако каждое из этих имен указывает на вполне определенный персонаж — медвежонка. Описанный в произведении персонаж — медвежонок Винни-Пух (Вини), ориентирован на восприятие именно русскоязычного читателя, обладает рядом характерных особенностей поведения, и тем самым, он наделен автором конкретными, хорошо узнаваемыми, оригинальными характеристиками. Персонаж под именем «Винни» получил настолько широкую известность у жителей России, что именно такое наименование медвежонка сразу же, автоматически вызывает в сознании российской зрительской аудитории, причем совершенно разного возраста, непосредственные ассоциации с персонажем сказки Б. Заходера.

    Тем самым установлено, что регистрация товарного знака «Винни» была произведена с нарушением требований пункта 2 части 3 статьи 7 Закона о товарных знаках.

    При этом доводы о том, что слово «Винни» используется в качестве имени в разных литературных произведениях (в пьесе С. Беккета «Счастливые дни», в художественном фильме «Мой кузен Винни»), не были приняты во внимание, поскольку установленный нормой пункта 2 части 3 статьи 7 Закона о товарных знаках запрет в отношении регистрации в качестве товарных знаков обозначений касается известных именно в Российской Федерации произведений науки, литературы и искусства, персонажей из них или цитат. Перечисленные же произведения являются малоизвестными в Российской Федерации, так как знакомы только узкому кругу любителей и знатоков кино и иностранной художественной литературы, в то время как слово «Винни» вызывает, прежде всего, ассоциации с персонажем Б. Заходера.

    В делах подобной категории следует учитывать, насколько перечисленные в данном пункте элементы подпадают под охрану авторского права.

    Например, не были признаны нарушением исключительных прав Олева Н.М. и Дунаевского М.И., авторов песни «33 коровы», регистрация и использование третьим лицом товарного знака «33 коровы».

    Изолированное от контекста словосочетание «33 коровы» (в том числе в качестве названия) детерминировано стереотипами народного творчества, построено на модели фольклора и не содержит признаков, отражающих творческую самобытность речи какого-либо индивида.

    Интересен спор относительно регистрации персонажа и одноименного названия произведения И.А. Гончарова «Обломов» в качестве товарного знака. [75] В 2001 г. Апелляционная палата, а затем Высшая апелляционная палата Роспатента осуществляли рассмотрение жалобы Антона Табакова — владельца ресторана «Обломов на Пресне» о прекращении предоставления правовой охраны товарному знаку «Обломов», владельцем которого являлось ЗАО «ИБГ компании», которому принадлежал ресторан «Обломов» на ул. Пятницкая. В обеих инстанциях жалоба была удовлетворена, и вынесено решение о прекращении предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку регистрация такого товарного знака противоречит общественным интересам.

    Это интересно:  Уголовное наказание за нарушение авторских прав

    В 2002 году ЗАО «ИБГ компании» обжаловало указанное решение в Арбитражный суд города Москвы, который признал решение Высшей апелляционной палаты Роспатента не соответствующим Закону о товарных знаках.

    По результатам анализа текста судебного решения можно предположить, что ЗАО «ИБГ компании» получило согласие Минкультуры России на регистрацию названия известного произведения и фамилии главного героя этого произведения «Обломов» в качестве товарного знака и что позднее в ходе рассмотрения Роспатентом жалобы данное согласие было отозвано.

    Суд проанализировал доводы, свидетельствующие о невозможности регистрации обозначения «Обломов» в качестве товарного знака и пришел к заключению, что в решении Высшей апелляционной палаты не содержится убедительных доводов и правового обоснования прекращения предоставления данному товарному знаку правовой охраны. Так, в решении не содержится доказательств того, что использование обозначения «Обломов» противоречит общественным интересам. Таковым, например, может быть признано обозначение, которое содержит клевету на общество, конкретных людей, не соответствует сложившимся представлениям об обществе и т.п.

    Также суд исследовал и тот факт, что «Обломов» представляет собой название широко известного романа, а также фамилию главного героя. Вместе с тем, так как произведения авторов XIX века уже поступили в общественное достояние и могут свободно использоваться любым лицом без выплаты авторского вознаграждения, суд указал на то, что «на широко известное произведение, в том числе фамилию главного персонажа романа И. А. Гончарова, истек срок авторского права». [76]

    Тем самым, сделав такой вывод, суд косвенно признал, что в пределах срока действия авторского права на произведение, правовая охрана предоставляется имени (фамилии) персонажа, а также названию литературного произведения.

    Интересен спор, связанный с товарным знаком «Львиное сердце», рассмотренный в 2001 году Апелляционной палатой Роспатента. Общество с ограниченной ответственностью «Ресторан «Львиное Сердце», обратилось в Роспатент, желая доказать, что ООО «Камилор» неправомерно владеет товарным знаком «Паб Львиное Сердце». Аргумент был один: «Львиное Сердце»- общеизвестное прозвище английского короля Ричарда Первого, прославившегося своей храбростью, к тому же, настаивали инициаторы процесса, для российского потребителя это не просто историческое лицо, но и персонаж широко известных произведений — романа Вальтера Скотта «Айвенго» и художественного фильма «Ричард Львиное Сердце», снятого в 1993 году. И если принять во внимание факт известности, то регистрацию надо отменить, после чего использовать «Львиные Сердца» в качестве товарных знаков сможет любой. Еще до этого ООО «Ресторан «Львиное Сердце» потерпело промежуточное поражение: Арбитражный суд Москвы, а затем и апелляционная инстанция, вынесли решение о неправомерном использовании ими знака, обязали изменить этот знак и сменить вывеску.

    В подобных спорах, где речь идет о названиях произведений или персонажах из них, рассчитывать на успех можно только имея на руках очень весомые доказательства известности. Нужно ли их сводить к строгим стандартам, однозначного мнения нет даже среди патентных поверенных. Например, поверенный Татьяна Вахнина из компании «Иннотэк» считает, что необходимо иметь определенный критериальный аппарат для установления факта известности, утвержденный Минюстом, а Евгений Ариевич из Baker&McKenzie полагает, что если устанавливать критерии известности, то это может открыть просто «ящик Пандоры».

    Общеизвестность — это некий апофеоз известности. Статус общеизвестности присваивается Роспатентом после долгой экспертизы. В России этим статусом наделены только три знака, причем ни один из них не имеет никакого отношения к произведениям искусства, культуры или науки — «Известия», «Уралмаш» и «Ява». Многие эксперты считают, что взятые за основу нормы Парижской конвенции для установления статуса общеизвестности трактуются в России со слишком высоким порогом — в Европе речь идет не об общеизвестном, а о «хорошо известном товарном знаке». Известность должна определяться субъективно, на основании данных, предоставляемых заинтересованной стороной. Это невозможно урегулировать. В США, где решение принимается на основании прецедентного права, судьи устанавливают общие критерии, впрочем, окончательное решение и там остается на усмотрение суда.

    Переход произведения авторского права в публичное достояние не означает, что название этого произведения или имя персонажа нельзя использовать в качестве товарного знака для конкретного товара, как, например, «Кафе «Пушкин», «Ресторан «Суворов» или «Ресторан «Ходжа Насреддин в Хиве». Приобретение исключительного права на товарный знак не делает ничтожным сам принцип перехода произведения в публичное достояние, означающее, что все желающие могут использовать название произведения или имена его персонажей для цитирования, перепечатывания и т. п.

    На сегодня неких единых правил или рецептов для установления факта известности персонажа, реального и вымышленного, или произведения в России не существует. И Роспатент, руководствуясь субъективными оценками его экспертов, может принимать на первый взгляд

    взаимоисключающие решения. Тем более, что российская система права не является прецедентной. Изменить ситуацию и упорядочить использование «известных имен» в качестве товарных знаков может только внесение в нормы ГК РФ четких критериев: какие исследования и каким образом могут определить степени известности того или иного объекта интеллектуальной собственности.

    Еще одним примером спора, связанного с использованием исключительных прав на название произведения выступает коллизия прав авторов произведения под наименованием «Энциклопедия для детей» с издательством, разработавшим энциклопедию с таким же названием. Истец, полагая, что ему принадлежит исключительное право на указанное название: «Энциклопедия для детей», обратился в суд с требованием

    о запрете использования практически аналогичного, с его точки зрения, названия — «Энциклопедия для детей и юношества» — в отношении другого подобного произведения.

    Арбитражный суд в удовлетворении требований отказал, и его отказ был мотивирован указанием на то обстоятельство, что название «Энциклопедия для детей», указывающее на характер и назначение произведения, не может быть признано оригинальным. Отказав автору данного произведения в иске, суд, по сути, зафиксировал тот факт, что у истца отсутствует исключительное право на название произведения как таковое. Такой подход к разрешению вопросов об исключительном праве автора произведения нельзя считать универсальным, поскольку, применяя указанный подход в каждом конкретном случае, необходимо проведение экспертной оценки того или иного названия произведения на предмет признания его соответствующим критерию оригинальности. Поскольку, как известно, законодательно установленных критериев этого понятия в отношении объектов авторского права в отечественном законодательстве не существует, и кроме того, разработка подобных критериев ставит под сомнение достоинство всего произведения в целом или отдельных его частей, то для эффективного решения поставленной задачи возможно использование и другого подхода.

    В связи с этим представляется целесообразным обращение к статье 1259 ГК РФ, в соответствии с которой название произведения может являться самостоятельным объектом авторского права, подлежащим правовой охране, только в том случае, если это название может быть, в силу своих характеристик, использовано самостоятельно, то есть отдельно от произведения. В приведенном случае это вряд ли возможно, поскольку название «Энциклопедия для детей» однозначно указывает на конкретное произведение и его содержание.

    Однако заслуживающим внимание фактором в подобного рода спорах выступает предоставление доказательств того факта, что использование ответчиком тождественного названия осуществлялось намеренно, в целях получения незаслуженной выгоды, которую повлекла или могла повлечь широкая популярность произведения истца, получившего известность под данным названием. То есть истцу необходимо доказать взаимосвязь между популярностью и известностью произведения и его названием, а затем связь этого названия с последующим самостоятельным использованием, но уже вне зависимости от произведения.

    Таким образом, видно, что судебная практика по данной категории дел сложилась и, несмотря на запрет регистрации в качестве товарных знаков в отношении объектов авторского права, не все такие объекты могут быть запрещены к регистрации. Потому как они должны отвечать требованиям оригинальности, самобытности и вызывать прочные ассоциации с произведением литературы или искусства. Оригинальность определяется путем проведения экспертизы, результаты которой и принимаются во внимание судом при вынесении судебных актов.

    В настоящее время авторские права художников и писателей, скульпторов и композиторов при регистрации товарных знаков нарушаются, что является поводом для подачи исковых заявлений в суд с требованием защиты нарушенных прав и отмены регистрации товарных знаков. Но не в каждом случае суд непременно встанет на защиту прав авторов. Неурегулированных вопросов в области столкновения авторских прав и прав на товарный знак остается очень много, и во время судебного разбирательства важное место будет занимать не буква закона, которая фактически отсутствует, а субъективный взгляд конкретного судьи на разрешаемый спор.

    В связи с этим полагаем целесообразным использовать, помимо судебного порядка, также административный порядок защиты нарушенных субъективных гражданских прав. Применить его позволяет, в частности, подпункт 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, который затрагивает сферу защиты конкуренции, возникающую при пересечении правовых режимов товарных знаков и объектов авторского права. Особые нормы о борьбе с недобросовестной конкуренцией, содержащиеся в пунктах 6 и 7 статьи 1252 ГК РФ, позволяют определить сферу наложения друг на друга норм авторского права, норм о товарных знаках и о защите конкуренции. Вместе с тем необходимо учитывать тот факт, что деятельность Федеральной антимонопольной службы по пресечению недобросовестной конкуренции следует относить не к средствам охраны, а к средствам защиты прав. В связи с изложенным актами данной службы невозможно регулировать указанные правоотношения, действия Федеральной антимонопольной службы по пресечению незаконного использования объектов авторского права в целях регистрации товарных знаков путем отнесения их к актам недобросовестной конкуренции следует квалифицировать как способ защиты исключительного права.

    Указанным образом могут защищаться права на такие товарные знаки, которые одновременно являются объектами авторского права, например, рифмованные строки или рисунок. Следует, однако, иметь в виду, что недобросовестная конкуренция возможна только между хозяйствующими субъектами, авторы же являются физическими лицами, соответственно, в данном контексте можно будет рассматривать только те объекты авторского права, исключительные права на которые принадлежат юридическому лицу.

    Статья написана по материалам сайтов: www.labrate.ru, sibac.info, pravo.studio.

    »

    Помогла статья? Оцените её
    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Загрузка...
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector