+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Задачи по мчп авторское право

Скачивание файла

Введите число с картинки:

Судоходная компания зарегистрированная в Великобритании и имеющая в этой стране своё место нахождения, заключила с госпожой Купер, английской гражданкой с местом жительства в Великобритании, трудовой договор, предусматривающий, что она будет работать в качестве кассирши на пароходном пароме, совершающим рейс между английским портом Шернес и нидерландским портом Фиссанген. Договор был составлен на английском языке, подписан сторонами и предусматривал выплату вознаграждения в английских фунтах стерлингов. Судно эксплуатируется обществом- юридическим лицом германского права, плавает под немецким флагом и зарегистрировано в Гамбурге (внесено в реестр судов). Затем договор с ней досрочно расторгается. В самом договоре ничего не говорится о расторжении. Госпожа Купер предъявляет иск к компании в германском суде.

Какое право должно быть применено в отношении расторжения договора? Что может рассматриваться в качестве страны места работы в отношении морского судна? Может ли рассматриваться в качестве права место работы право Нидерландов или Англии с учётом того, что паром пересекает территориальные воды?

При регулировании договорных обязательств основным коллизионным принципом для определения применимого права выступает принцип автономии воли сторон. Это означает, что стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по их договору. Принцип автономии воли сторон нашел свое отражение в Римской Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г.

Она вступила в силу для Бельгии, Великобритании, Дании, Греции, Франции, ФРГ, Ирландии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Португалии. Римскую конвенцию относят к сопутствующему праву ЕС. [1]

В соответствии со ст. 1 она применяется к договорным обязательствам в любой ситуации, связанной с выбором между правом различных государств.

К числу договоров, на которые распространяется действие Римской конвенции 1980 г., отнесены трудовые договоры и договоры, заключаемые в различных государствах для личного пользования (ст. ст. 5, 6). Конвенция ввела особое ограничение принципа автономии воли сторон. в договорах личного найма. Эти положения нацелены на обеспечение интересов более слабой стороны в каждом из этих договоров, на то, чтобы не допустить возможности для сильной стороны навязать выбор применимого права, которое может лишить слабую сторону защиты. С учетом личного и потребительского характера этой категории договоров Конвенцией предусмотрен ряд правил защитного характера, обеспечивающих по меньшей мере защиту, предоставляемую правом государства, к которому принадлежит наиболее слабая сторона (наемный работник — в первом случае и потребитель –во втором). Предоставляемая Римской конвенцией 1980 г. сторонам договора свобода выбора применимого права проявляется в ряде ее правил.

В ст. 3 Конвенции выделяются три способа определения применимого права:

а) такой выбор должен быть явно выраженным;

б) он может прямо вытекать из условий договора;

в) он может следовать из обстоятельств конкретного дела

Осуществляя выбор, стороны могут договориться о праве, применимом к договору в целом или только к его части

Стороны могут в любое время договориться о подчинении договора какому-либо иному праву, помимо права, которым он регулировался ранее, даже если это являлось более ранним выбором на основании ст. 3 или иных положений Конвенции. Любое изменение сторонами применимого права после заключения договора не наносит ущерба формальной действительности договора или правам третьих лиц

Для выявления наличия и действительности соглашения сторон о выборе применимого права используются общие правила ст. ст. 8, 9 и 11 Конвенции относительно материальной и формальной действительности договора в целом.

В Конвенции выделяется несколько вариантов соотношения применимого права и императивных норм:

а) той страны, право которой является применимым на основании выбора сторон. Согласно ст. 2, тот факт, что стороны избрали иностранное право, сопровождается он или нет выбором иностранного суда, и если все остальные обстоятельства дела в момент избрания связаны только с одной страной, не затрагивает применения правил данной страны, которые не могут быть изменены договором, именуемых в Конвенции императивные нормы»;

б) третьей страны при наличии двух условий: во-первых, тесной связи конкретной ситуации с этой страной, если по праву этой последней страны императивные нормы должны были бы применяться вне зависимости от применимого права. При рассмотрении вопроса о возможности применения таких императивных норм должны приниматься во внимание их существо и цели, а также последствия их применения или неприменения;

в) страны суда, причем данное правило имеет весьма широкую сферу действия, поскольку в ст. 7 указано, что ничто в данной Конвенции не препятствует применению императивных норм страны суда в ситуации, когда они являются императивными независимо от применимого к договору права;

г) особый случай не применения, а «учета» права страны, в которой осуществлялось исполнение, следует из правила ст. 10 — в отношении способа исполнения и действий, которые должны быть предприняты в случае ненадлежащего исполнения.

В отношении формальной действительности договора Римская конвенция 1980 г. в ст. 9 предусматривает ряд правил, связанных с тремя ситуациями: местонахождением участников договора, заключением договора через представителя, а также с действиями представителя и действиями в отношении существующего или будущего договора.

Договор, заключенный между лицами, которые находятся в одной и той же стране, является формально действительным, если он в отношении формы удовлетворяет требованиям права, которое регулирует такой договор в соответствии с данной Конвенцией, или права страны места его заключения.

Отдельные нормы применяются к трудовым договорам. При этом в целом применяется право той страны, в которой работник осуществляет свою работу на систематической основе или если он не осуществляет свою работу на систематической основе в какой-либо одной стране, – закон страны, в которой он был принят на работу (п.п. b, п. 2, ст. 6 Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г)

Итак, по общему правилу, суд сделает вывод о применимости права Англии.

При отсутствии выбора сторонами применимого права такой договор регулируется правом государства, с которым он имеет наиболее тесную связь. Римская конвенция 1980 г. исходит из презумпции, что договор имеет наиболее тесную связь со страной, в которой сторона, осуществляющая исполнение, являющееся характерным для данного договора, имеет в момент заключения договора свое обычное местожительство или в которой находится административный центр корпоративной или единоличной организации. Однако если договор заключается в рамках обычной торговой или профессиональной деятельности такой стороны, то такой страной будет являться страна местонахождения ее основного коммерческого предприятия, а если согласно условиям договора его исполнение должно осуществляться в ином месте, чем местонахождение ее основного коммерческого предприятия, — страна местонахождения такого иного места.

Принцип «наиболее тесной связи» называют гибким коллизионным принципом, получившим распространение во второй половине ХХ в. как реакция на неудовлетворительные результаты применения классических коллизионных норм. Нахождение права страны, с которой договор реально связан — задача сложная. В.П. Звеков отмечает, что во многих странах сегодня этому правилу «придан »статус» одного из основных коллизионных начал» [2]

Римская конвенция даёт возможность доказывать, что более тесную связь с договором имеет иное право. Положение, устанавливающее, что в той степени, в какой применимое к контракту право не было избрано, контракт подлежит регулированию правом страны, с которой он наиболее тесно связан. Суд будет рассматривать значимость перечисленных факторов привязывающих договор к Англии и Германии. Если Германия, по мнению суда, имеет наибольшее отношение к сторонам и их коммерческой деятельности, то использоваться может право Германии.

На основании статьи 7 Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г

При применении права какой-либо страны может быть признано действие строго императивных норм права другой страны, с которой данная ситуация имеет тесную связь, если по праву этой последней страны такие правила должны были бы применяться вне зависимости от применимого права. При рассмотрении вопроса о возможности применения таких императивных норм должны приниматься во внимание их существо и цели, а также последствия их применения или неприменения.

Ничто в настоящей Конвенции не препятствует применению строго императивных норм страны суда в ситуации, когда они являются строго императивными независимо от применимого к договору права. [3]

Основным фактором, на который можно было бы опереться для привязки договора к немецкому праву, будет немецкий флаг судна. Но необходимо учесть что, гражданское морское судно подпадает под юрисдикцию государства флага, пока оно находится в открытом море (в данной задаче это Германия). Как только оно входит в территориальные воды иностранного государства, такое государство вправе требовать соблюдения действующего в нем законодательства.

[2] Звеков В.П. Международное частное право: Курс лекций. М., 1999. С. 124..

Задачи по мчп авторское право

Девушки-юристы, никак не могу осилить две задачи по Международному частному праву, помогите пожалуйста!

Российская организация (продавец) обратилась в россий¬ский суд с иском к китайской фирме (покупателю) о возмещении убытков, вызванных неоплатой поставленной продукции. В про¬цессе рассмотрения дела суд установил, что доверенность, на ос¬новании которой действовал представитель иностранной фирмы-покупателя при заключении сделки, не соответствовала по форме китайскому законодательству. Соответственно ответчик (китай¬ская фирма) ссылался на недействительность договора и отсутствие между сторонами договорных обязательств. При этом суд не принял во внимание утверждение представителя истца (россий¬ской организации) о том, что доверенность должна быть признана действительной, поскольку соответствует по форме требованиям российского права.
Вопрос: Прав ли российский суд? Если да, то на основании каких норм права российская организация-продавец может потребо¬вать возврата уплаченных средств? Стороны контракта не определили применимое к нему право.

ООО «Издательский дом Инфра-М» обратилось в Арбитраж¬ный суд г. Москвы с заявлением к Инспекции МНС России № 13 по Северному административному округу г. Москвы о признании недействительными ее решений от 20 ноября 2003 г. об отказе в применении налоговой ставки 0% и налоговых вычетов по НДС по экспортным операциям за июль 2002 года. Решением суда от 8 ап¬реля 2004 г. заявленные требования удовлетворены в связи с несо¬ответствием актов Инспекции требованиям Налогового кодекса Российской Федерации. Постановлением апелляционной инстан¬ции того же суда от 18 июня 2004 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В своей кассационной жалобе Инспекция ссылалась на неподтверждение факта поступления экспортной выручки на счет нало-гоплательщика в рамках его внешнеторгового контракта, поскольку представленная выписка банка не содержит данных, подтверждаю¬щих этот факт. Решением от 20 ноября 2003 г., принятым по ре¬зультатам камеральной проверки, Инспекция отказала ООО «Из¬дательский дом Инфра-М» в применении ставки 0% по НДС за июль 2003 года в связи с невозможностью определить маршрут дви¬жения поступившего платежа; в связи с нарушением статьи 6 Кон¬венции о договоре международной дорожной перевозки грузов (от¬сутствие даты составления железнодорожной накладной).
Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов пер¬вой и апелляционной инстанций. Разрешая спор, суд первой инстан¬ции проверил обоснованность выводов Инспекции и правомерно признал их несостоятельными. Довод Инспекции о неподтвержде¬нии поступления валютной выручки от иностранного покупателя в рамках внешнеторгового контракта судом был отклонен. В соответ¬ствии с пунктом 1 ст. 165 НК РФ доказательством оплаты иностранным покупателем товара, реализованного на экспорт, является выписка банка, подтверждающая фактическое поступление выручки от реализации товаров иностранному лицу на счет российского налогоплательщика в российском банке. Суд нашел доказанным факт поступления валютной выручки на счет налогоплатель¬щика, что подтверждается выпиской банка от 21 ноября 2001 г., SWIFT-сообщением, письмом банка от 28 января 2004 г. Требова¬ние налогового органа об указании в выписке банка данных, позво¬ляющих определить маршрут поступившего в счет оплаты за экспортный товар платежа, не основано на положениях российского банковского законодательства. В выписке указываются номера до-кументов, которые обязывают банк произвести какую-либо опера¬цию по счету клиента (документов по взаимоотношениям клиента и банка), а не документов по взаимоотношениям клиента с его контр¬агентами (договоры, счета, инвойсы) и во исполнение которых кли¬ент (или его контрагент) совершает платеж.
Довод Инспекции о том, что SWIFT-сообщение не является достаточным доказательством оплаты экспортированного товара иностранным покупателем, судом правомерно отклонен, поскольку этот документ относится к официальным документам иностранного государства. Зачисление экспортной выручки на счета клиентов производится согласно выписке, получаемой от иностранного бан¬ка-корреспондента, в соответствии с реквизитами кредитного авизо в формате SWIFT. SWIFT-сообщение отвечает требованиям к оформлению платежных документов, установленным Банком России, и не может служить документом, на основании которого производится запись по валютному счету клиента. Зачисление экс¬портной выручки производится на основании внутренних банков¬ских документов, оформленных в соответствии с требованиями, ус¬тановленными Банком России. Таким документом является мемориальный ордер, который составляется банком на основании полученного от иностранного банка-корреспондента SWIFT-сообщения. SWIFT-сообщения, мемориальные ордера с реквизитами плательщика и номерами контракта, выписки банка позволяют решить вопрос об идентификации поступившего платежа как валютной выручки от иностранного покупателя в рамках внешнеторгово¬го контракта.
Суд пришел к выводу о доказанности факта получения валют¬ной выручки от иностранного покупателя в рамках контракта от 30 ноября 2001 г. и зачисления ее на счет ООО «Издательский дом Инфра-М». Факт экспорта товара подтвержден таможенной декла¬рацией и железнодорожной накладной, имеющими отметки Мос¬ковской южной таможни «выпуск разрешен» и Астраханской та¬можни «товар вывезен полностью». В налоговый орган были пред¬ставлены таможенная декларация и международная накладная с проставленными на них отметками таможенного органа.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постано¬вил: решение от 8 апреля 2004 г. и постановление апелляционной инстанции от 18 июня 2004 г. Арбитражного суда г. Москвы оста¬вить без изменения, а кассационную жалобу Инспекции МНС России № 13 по Северному административному округу г. Москвы — без удовлетворения .
Вопрос: Какие правоотношения являются предметом данного спора — частноправовые или публично-правовые? Входят ли данные право¬отношения в предмет МЧП? Какие правоотношения лежат в основе поступления экспортной выручки на счет налогоплательщика в рамках его внешнеторгового контракта? Что представляет собой «валютная (экспортная) выручка от иностранного покупателя в рамках внешнеторгового контракта»? Что представляет собой «маршрут движения поступившего платежа»? Известен ли вам тер¬мин «SWIFT»? Что он означает? Что представляет собой SWIFT-сообщение? Является ли SWIFT-сообщение платежным до¬кументом? Является ли SWIFT-сообщение достаточным доказа¬тельством оплаты экспортированного товара иностранным покупа¬телем? Почему этот документ считается официальным документом иностранного государства? Имеет ли система SWIFT международ¬ный характер? Связана ли она с международными рынками цен¬ных бумаг? Что представляет собой кредитное авизо в формате SWIFT? Что представляет собой мемориальный ордер? Назовите его основные реквизиты. Почему в выписке банка о поступлении валютной выручки на счет резидента указываются номера докумен¬тов по взаимоотношениям клиента и банка, а не документов по взаимоотношениям клиента с его контрагентами, во исполнение ко¬торых клиент (или его контрагент) совершает платеж? Согласны ли вы с судебными решениями по данному делу?

Авторское право в международном частном праве

Авторское право можно определить как совокупность международных и внутригосударственных правовых норм, которые регулируют отношения по использованию произведений науки, литературы и искусства. В свою очередь основное предназначение норм патентного права заключается в регламентации процесса претворения в жизнь технических открытий, изобретений и иных достижений промышленного характера. Авторское и патентное право в субъективном смысле можно также рассматривать в качестве совокупности отдельных правомочий, принадлежащих автору конкретного литературного произведения или технического достижения Гаврилов В.В. Международное частное право. — М., 2001. С. 167..

Статья I Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г. указывает в качестве объектов охраны литературные, научные и художественные произведения, выраженные в следующих основных формах: письменной, музыкальной, кинематографической, изобразительной (произведения живописи, графики, скульптуры) и др. Бернская конвенция раскрывает термин «литературные и художественные произведения» как «все произведения в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены», и дает весьма широкий открытый перечень таких основных форм (п. 1 ст. 2). При этом отмечается, что произведения, не закрепленные в той или иной материальной форме, могут быть национальным законодательством стран Союза изъяты из охраны (п. 2 ст. 2).

Охраняются как опубликованные произведения, так и неопубликованные (ст. 3 Бернской конвенции), по терминологии Всемирной конвенции, «выпущенные в свет» и «не выпущенные в свет» произведения (ст. II Всемирной конвенции). В связи с этим необходимо раскрыть содержание терминов (в российском законодательстве синонимы — «обнародованные» или «опубликованные»). Бернская конвенция наиболее полно раскрывает понятие «опубликованное произведение» (п. 3 ст. 3), под которым следует понимать «произведения, выпущенные с согласия их авторов, каков бы ни был способ изготовления экземпляров, при условии, что эти экземпляры выпущены в количестве, способном удовлетворить разумные потребности публики. ». Подчеркивается, что не является опубликованием представление драматического, музыкально-драматического или кинематографического произведения, исполнение музыкального произведения, публичное чтение литературного произведения, сообщение по проводам или передача в эфир литературных или художественных произведений, показ произведения искусства и сооружение произведения архитектуры.

Ключевым в данном определении является упоминание об экземплярах произведения. То есть само по себе публичное сообщение произведения, если не были изготовлены в сравнительно большом количестве и не распространялись его копии, не является «опубликованием». Важно также подчеркнуть, что произведение, дабы считаться «опубликованным», должно быть опубликовано с согласия автора.

Определение понятия «выпуск в свет», которое дано в ст. VI Всемирной конвенции, похоже на рассмотренное определение «опубликование произведения», но с одним существенным отличием: под ним понимается «воспроизведение в какой-либо материальной форме и предоставление неопределенному кругу лиц экземпляров произведения для чтения или ознакомления путем зрительного восприятия». Таким образом, из объема данного понятия выпадают любые звукозаписи. Как следствие, в соответствии с Всемирной конвенцией не подлежат охране звукозаписи и иные произведения, не воспринимаемые зрительно.

В отношении отдельных видов произведений установлен ряд дополнительных правил. Во-первых, переводы, адаптации, музыкальные аранжировки и другие переделки литературных и художественных произведений охраняются как оригинальные произведения, но только при условии соблюдения прав автора первоначального произведения (п. 3 ст. 2 Бернской конвенции). Иными словами, пользуются охраной только те переводы и переделки, которые осуществлены с разрешения обладателей прав на оригинальное произведение. Вместе с тем охрана переводов имеет существенные особенности, выражающиеся в возможных ограничениях исключительного права автора переводить или разрешать перевод своих произведений, о чем будет подробнее изложено далее. Аналогичное правило существует и в отношении кинематографических произведений (п. 1 ст. 14 bis Бернской конвенции).

Во-вторых, сборники произведений пользуются охраной при условии, что по подбору и расположению материалов они представляют собой результат интеллектуального творчества и при их создании соблюдены права авторов составляющих их произведений (п. 5 ст. 2 Бернской конвенции).

Ни в Бернской, ни во Всемирной конвенциях не упоминаются такие объекты авторского права, как компьютерные программы и базы данных, хотя в настоящее время их экономическое значение огромно. Впрочем, отсутствие прямого упоминания о них не означает, что они не пользуются охраной на основании указанных конвенций. Как уже указывалось выше, перечень объектов авторского права в обеих конвенциях не исчерпывающий. Сложившаяся практика заключается в том, что компьютерные программы охраняются как литературные произведения, а базы данных — как сборники. В 90-е годы в международных договорах появились специальные положения об их охране. В ст. 10 Соглашения ТРИПС и ст. 5 и 6 Договора ВОИС по авторскому праву закреплен подобный подход, правда, упоминается, что базы данных охраняются «как таковые». Впрочем, их правовой режим ничем не отличается от правового режима иных составных произведений. Соглашение ТРИПС специально упоминает то, что базы данных могут существовать в «машиночитаемой» форме.

В Бернской конвенции также указан ряд видов произведений, которые не пользуются охраной, либо таких, которые могут быть изъяты из охраны национальным законодательством государств-участников. Полностью исключается авторская охрана только одной категории произведений (очевидно потому, что труд по их созданию не носит творческого характера). Это сообщения о новостях дня или иные сообщения чисто информационного характера (п. 8 ст. 2). Подобное положение содержится и в российском законодательстве. Впрочем, если сообщение содержит анализ, комментарий текущих событий, представляет собой иной результат творческой деятельности, то оно должно пользоваться охраной. Договор ВОИС по авторскому праву в ст.2 дополнительно устанавливает, что исключаются из охраны идеи, процессы, методы или математические концепции как таковые. Аналогичное положение содержит и российское законодательство.

Бернская конвенция не исключает возможности предоставления авторской охраны официальным документам и их официальным переводам, оставив этот вопрос на усмотрение национального законодателя (п. 4 ст. 2 Бернской конференции). Правда, в мире подобная охрана практически не применяется, что вызвано принципиально иной целью создания указанных «произведений» — они по своей природе предназначены для неограниченного публичного использования. Аналогичным является правовой режим политических речей и речей, произнесенных в ходе судебных процессов. Страны Союза также могут изъять их из охраны полностью или частично, что, однако, не лишает автора исключительного права на издание таких речей в сборниках (п. 1 и 3 ст. 2 bis Бернской конвенции).

Страны Союза в своем национальном законодательстве могут предусмотреть условия, на которых лекции, обращения и аналогичные публично произнесенные произведения могут воспроизводиться в прессе, передаваться в эфир и сообщаться для всеобще го сведения по проводам, если это использование оправдывается информационной целью (п. 2 ст. 2 bis Бернской конвенции).

Наконец, ст. 6 Бернской конвенции допускает ограничение охраны произведений, авторами которых являются граждане государств, не участвующих в Бернской конвенции, если эта последняя страна не обеспечивает достаточной охраны произведением авторов — граждан стран Союза.

Международные договоры в сфере охраны авторских прав определяют круг произведений, пользующихся конвенционной охраной, на основании двух критериев: гражданства автора и территориального критерия.

На основании критерия гражданства автора подлежат охране как выпущенные, так и не выпущенные в свет произведения, авторы которых либо являются гражданами государств — участников соответствующих конвенций, либо имеют свое обычное местожительство на их территории (п. 1 (а) и 2 ст. 3 Бернской конвенции). При этом не играет роли, в каком государстве произведение было опубликовано (если оно выпущено в свет). Аналогичное положение содержится в ст. II Всемирной конвенции.

Территориальный критерий предоставления охраны применятся только в отношении произведений авторов, не являющихся гражданами стран-участниц и не имеющих в них основного места жительства. В таком случае охрана предоставляется, только если произведение впервые выпущено в свет в одной из стран — участниц соответствующего договора (п. 1 (b) ст. 3 Бернской конвенции п. 1 ст. II Всемирной конвенции). Бернская конвенция разъясняет, что сюда же относятся ситуации, когда произведение одновременно (в течение 30 дней после первого выпуска) вышло в свет в стране-участнице и третьем государстве.

Бернская конвенция в ст. 4 устанавливает «льготные» основания для предоставления охраны на основании территориального критерия отдельным категориям произведений. В отношении кинематографического произведения нужно, чтобы его изготовитель имел обычное местожительство или штаб-квартиру в одной из стран Бернского союза. Для произведения же архитектуры достаточно того, чтобы такое произведение было сооружено какой-либо стране Союза, а для иных произведений, являющихся частью здания или сооружения, — того, чтобы это было расположено в какой-либо стране Союза.

Соглашение ТРИПС и Договор ВОИС по авторскому праву в отношении критериев для предоставления охраны отсылают к Бернской конвенции.

К общим положениям конвенционной охраны можно отнести: принцип национального режима, предоставление охраны вне зависимости от соблюдения формальностей, срочный характер охраны и отсылка к праву страны, где испрашивается защита, в качестве основного коллизионного начала.

Принцип национального режима в соответствии со ст. II Всемирной конвенции означает, что охраняемые произведения пользуются на территории другого государства-участника той охраной, которая предоставляется государством произведениям своих авторов, впервые выпущенным в свет на собственной территории, или не выпущенным в свет произведениям своих авторов. Бернской конвенцией (п. 1 ст. 5) также закрепляется принцип национального режима, но уточняется при этом, что авторы пользуются в странах Союза «правами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставлены в дальнейшем (курсив авт.) соответствующими законами этих стран своим гражданам». При этом обе конвенции добавляют, что авторы обладают также правами, особо предоставляемыми соответственно каждой конвенцией.

Таким образом, Бернская и Всемирная конвенции закрепляют не только национальный режим охраны, т.е. полностью уравнивают в правах иностранных авторов с авторами государства-участника, но и предоставляют им все права, которые предусмотрены в конвенции. Названное дополнение к национальному режиму особо значимо для государств — участников Бернской конвенции, поскольку она содержит материально-правовые нормы, предусматривающие наиболее широкий перечень авторских прав Международное частное право. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. — М., 2004. С. 306..

Статья 3 Соглашения ТРИПС также устанавливает национальный режим в качестве основного принципа охраны прав интеллектуальной собственности. Кроме того, ст. 4 ТРИПС содержит нетипичное для права интеллектуальной собственности положение о режиме наибольшего благоприятствования: в том случае, если в отношении охраны интеллектуальной собственности государство-участник ТРИПС предоставит гражданам и юридическим лицам любого третьего государства какую-либо льготу или иную привилегию, такая же льгота или привилегия должна быть немедленно и безусловно предоставлена гражданам и юридическим лицам всех государств-участников. В ст. 4 установлен и ряд исключений из этого правила.

Конвенции исходят из охраны авторских прав вне зависимости от соблюдения формальностей. Бескомпромиссно это положение закреплено в Бернской конвенции, п. 2 ст. 5 которой предусматривает, что пользование конвенционными правами и осуществление их «не связаны с выполнением каких бы то ни было формальностей». Данное положение отражено и в отечественном законодательстве, а именно в ст. 1257 ГК РФ, и в законодательстве подавляющего большинства государств. Впрочем, есть ряд стран, в которых для признания произведения охраняемым необходимы его регистрация, нотариальное удостоверение, оговорка о сохранении авторского права или соблюдение иных обязательных процедур.

Учитывая это, Всемирная конвенция предусмотрела компромиссное правило: если по внутреннему законодательству государства-участника соблюдение формальностей является обязательным, то формальности считаются выполненными в отношении всех охраняемых на основании данной Конвенции произведений при условии, что все экземпляры таких произведений, начиная с первого выпуска в свет, будут носить знак охраны авторского права. Данный знак представляет собой значок © с указанием имени правообладателя и года первого выпуска в свет. Он должен быть размещен «таким способом и на таком месте, которые ясно показывали бы, что авторское право сохраняется» (п. 1. ст. III). Разумеется, такая «формальность» является чрезвычайно простой и отвечает интересам автора.

Это правило имеет два исключения (п. 2 ст. III): во-первых, оно не распространяется на авторов — граждан государства, законодательство которого требует соблюдение каких-либо формальностей; во-вторых, оно не распространяется на произведения, впервые выпущенные в свет на территории такого государства. Следовательно, рассмотренные положения Всемирной конвенции не должны пониматься как требования отмены формальных процедур. Формальные процедуры не отменяются для произведений своих граждан вне зависимости от места выпуска их в свет, а также для любых произведений, впервые выпущенных в свет в данном государстве. В отношении не выпущенных в свет произведений любые материально-правовые формальности запрещаются (п. 4 ст. III).

Процессуальные формальности при производстве в судах по спорам из авторских отношений (например, депонирование экземпляра произведения в суде) международными договорами не затрагиваются. Впрочем, процессуальные формальности должны быть одинаковыми для собственных граждан и граждан других государств-участников (п. 3 ст. III Всемирной конвенции).

Срочный характер охраны авторских прав обусловлен необходимостью сочетания частных и публичных интересов при использовании результатов интеллектуальной деятельности и их исключительной важностью для экономического и культурного развития общества.

В соответствии со ст. IV Всемирной конвенции срок охраны произведения устанавливается законодательством государства, в котором предъявляется требование к охране, однако он не может быть меньше 25 лет после смерти автора. В определенных случаях и в отношении некоторых категорий произведений допускается исчисление срока с момента первого выпуска в свет или с момента регистрации произведения. Сокращенный срок-10 лет установлен для фотографических произведений и произведений прикладного искусства.

В странах Бернского союза (в том числе в РФ) действуют иные правила о сроках. Статья 7 Бернской конвенции устанавливает срок охраны в 50 лет после смерти автора либо с момента смерти последнего из соавторов (ст. 7 bis). Пункт 3 ст. 7 закрепляет особый порядок исчисления сроков для произведений, выпущенных анонимно или под псевдонимом. В таком случае течение срока начинается с момента правомерного обнародования произведения, кроме случаев, когда псевдоним не вызывает сомнений в личности автора или когда автор раскрыл свою личность до истечения срока охраны. Тогда применяется обычный порядок. Пункт 2 ст. 7 Бернской конвенции допускает установление особого порядка исчисления сроков охраны кинематографических произведений. Они могут исчисляться с момента обнародования либо создания (для необнародованных — в течение 50 лет после создания произведений). Наконец, допускается установление сокращенного срока охраны фотографических произведений и произведений прикладного искусства — 25 лет, причем исчисляться он может с момента создания такого произведения (п. 4 ст. 7 Бернской конвенции).

Исчисление всех вышеуказанных сроков начинается с 1 января года, следующего за наступлением юридического факта, лежащего в основании начала течения сроков (п. 5 ст. 7 Бернской конвенции).

В соответствии с п. 6 ст. 7 страны Бернского союза могут в национальном законодательстве устанавливать повышенные сроки охраны произведений по сравнению с конвенционными. В настоящее время намечена тенденция увеличения сроков охраны до 70 лет. Подобные правила применяются в странах ЕС в соответствии с Директивой ЕС от 29 октября 1993 г. «О согласовании сроков охраны авторского права и отдельных смежных прав».

В п. 4 ст. 4 Всемирной конвенции и п. 8 ст. 7 Бернской конвенции зафиксировано правило о сравнении сроков охраны авторских прав, представляющее собой изъятие из общего принципа национального режима. Данное положение заключается в том, что хотя срок охраны авторских прав также определяется национальным законодательством страны, в которой предъявляется требование об охране, но если законодательством специально не предусмотрено иное, этот срок не может быть более продолжительным, чем срок, установленный в стране происхождения произведения. Например, произведение, страной происхождения которого является Россия, будет охраняться в государствах — членах ЕС не в течение 70 лет после смерти автора, а в течение 50 лет, как это предусмотрено законодательством России.

Бернская конвенция, как уже отмечалось, в отличие от Всемирной содержит значительное число унифицированных материально-правовых норм и в первую очередь норм, предусматривающих подробный перечень прав авторов в отношении их произведений.

Все права, принадлежащие авторам произведений, подразделяются на две основные группы: личные неимущественные («моральные») права иимущественные права.

К правам первой группы относятся: право требовать признания авторства (которое объединяет в себе право признаваться автором произведения и право на имя); право противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению произведения, противодействовать любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора (п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции). Такие права существуют независимо от имущественных прав автора и полностью сохраняются в случае их уступки. После смерти автора они имеют силу, по крайней мере, до прекращения имущественных прав. Разумеется, личные права не переходят в порядке правопреемства, а только осуществляются лицами или учреждениями, уполномоченными на это законом государства.

Следующая группа прав имеет особое экономическое значение для автора и его правопреемников. Это имущественные права. На практике в подавляющем числе случаев нарушения авторских и смежных прав нарушаются именно имущественные права.

Первым в ряду имущественных прав автора Бернская конвенция называет исключительное право автора — переводить и разрешать переводы своих произведений (ст. 8 Бернской конвенции). Право на перевод является единственным правомочием автора, закрепленным во Всемирной конвенции в редакции 1952 г. (ст. V). В отличие от Бернской конвенции Всемирная конвенция допускает право государств-участников устанавливать ограничения исключительного права автора разрешать перевод письменного произведения.

Следующим имущественным правом автора является право на воспроизведение — исключительное право разрешать воспроизведение произведений любым образом и в любой форме (ст. 9 Бернской конвенции). Любая звуковая или визуальная запись признается воспроизведением (п. 3 ст. 9). Таким образом, под воспроизведением понимается создание копии произведения вне зависимости от способа ее создания и материального носителя, используемого для этой цели.

Данное право автора также может быть ограничено: страны Союза сохраняют право разрешать воспроизведение на основании закона без согласия автора, если это не наносит ущерба его законным интересам и не нарушает нормальной эксплуатации произведения. Примером таких ограничений может служить право частной копии — признаваемое практически во всех странах право на воспроизведение правомерно обнародованного произведения исключительно в личных целях, причем без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения (ст. 18 Закона РФ об авторском праве).

Право на передачу в эфир. Данное имущественное право автора закреплено в ст. 11 bis Бернской конвенции. В соответствии с ней авторы пользуются исключительным правом разрешать:

  • — передачу своих произведений в эфир или публичное сообщение этих произведений любым другим способом беспроволочной передачи знаков, звуков или изображений;
  • — всякое публичное сообщение, будь то по проводам или средствам беспроволочной связи, повторно передаваемое в эфир произведение, если такое сообщение осуществляется иной организацией, нежели первоначальная;
  • — публичное сообщение переданного в эфир произведения с помощью громкоговорителя или любого другого аппарата, передающего звуки, знаки или изображения.

Пункт 3 ст. 11 bis специально подчеркивает, что разрешение на передачу произведения в эфир не включает в себя разрешение на запись передаваемого произведения. Такая запись представляет собой воспроизведение, и потому для ее осуществления нужно отдельное разрешение правообладателя (по правилам о праве на воспроизведение). Законодательство стран Союза может разрешать радиовещательным организациям осуществлять без согласия автора лишь так называемые записи краткосрочного пользования и их хранение в архивных целях (ст. 24 Закона РФ об авторском праве).

Что касается Всемирной конвенции в редакции 1971 г., то она также предоставляет автору это право, но в самой общей форме — «исключительное право разрешать. передачу в эфир» (ст. IV bis). Таким образом, по Всемирной конвенции гораздо шире круг вопросов, которые оставлены для решения в национальном законодательстве.

Право долевого участия на оригиналы произведений искусства и рукописей (ст. 14 ter Бернской конвенции). Данное право заключается в том, что в отношении оригиналов произведений искусства и оригиналов рукописей (в том числе музыкальных произведений) автор, а после его смерти правопреемники, имеют неотчуждаемое право на долю от цены при каждой последующей продаже произведения, следующей за его первой уступкой. Данное право может быть реализовано, только если законодательство страны, к которой принадлежит автор (если он не является гражданином страны — участницы Бернской конвенции), предусматривает такое право, и в объеме, допускаемом законодательством страны, в которой истребуется эта охрана. Порядок взимания и суммы, причитающиеся автору, устанавливаются национальным законодательством.

Право ни переделку произведений. В соответствии со ст. 12 Бернской конвенции авторы пользуются исключительным правом разрешать переделки, аранжировки и иные изменения своих произведений. Такие произведения охраняются как оригинальные при условии соблюдения прав автора первоначального произведения.

Статья 14 Бернской конвенции специально закрепляет одну из разновидностей права на переделку: исключительное право разрешать, во-первых, кинематографическую переделку и воспроизведение своих произведений, а также распространение переделанных или воспроизведенных таким образом произведений и, во-вторых, публичное представление и исполнение переделанных и воспроизведенных таким образом произведений и сообщение их по проводам для всеобщего сведения. Как следствие, на каждое из перечисленных действий нужно специальное разрешение автора оригинального произведения. Например, при создании фильма на основе книги нужны отдельные разрешения автора книги на ее переделку всценарий, на создание фильма на основе сценария, на его воспроизведение, на публичное представление (прокат в кинотеатрах), на передачу в эфир или сообщение по кабелю.

Наконец, переделка в любую другую художественную форму кинематографической постановки, производной от литературного или художественного произведения, требует разрешения не только ее автора, но и автора оригинального произведения (п. 2 ст. 14).

Выше были перечислены права, которыми обладают авторы любых литературных и художественных произведений. Кроме них Бернская конвенция выделяет группу прав, которыми наделены авторы отдельных категорий произведений.

Авторы драматических и музыкально-драматических произведений в соответствии со ст. 11 Бернской конвенции имеют исключительное право разрешить публичное представление или исполнение своих произведений и их переводов любыми средствами или способами, а также передачу любым способом их постановок и исполнений для всеобщего сведения. Аналогичные права предоставляются авторам литературных произведений (ст. 11 ter Бернской конвенции в отношении публичного чтения их произведений и переводов их произведений). Что касается Всемирной конвенции в редакции 1971 г., то она в самой общей форме закрепила исключительное право автора разрешать публичное исполнение произведения (независимо от вида произведения). Дальнейшая конкретизация оставлена на усмотрение национального законодательства.

Соглашение ТРИПС и Договор ВОИС по авторскому праву расширили перечень исключительных прав автора по сравнению с Бернской конвенцией, закрепив право на распространение произведений, право проката и право на публичное сообщение произведения. Право на распространение (right of distribution) закреплено в ст. 6 Договора ВОИС. Оно определено как исключительное право автора разрешать действия по продаже или иной передаче права собственности на оригинал или копии произведения, которые делают произведение доступным для всеобщего сведения. Данное право может быть ограничено законодательством договаривающихся государств первой продажей оригинала или копии произведения с согласия автора — «исчерпание прав».

Право проката (право разрешать прокат) закреплено в ст. 11 Соглашения ТРИПС и в ст. 7 Договора ВОИС. Оно принадлежит авторамкомпьютерных программ и кинематографических произведений. Договор ВОИС добавляет к ним «произведения, воплощенные в фонограммах (works embodied in phonograms), как это определено национальным законодательством сторон». Данное право не применяется в отношении компьютерных программ в том случае, если программа сама по себе не является основным объектом проката (т.е. арендуется, например, компьютер). В отношении же кинематографических работ право проката применяется только при условии, что их коммерческий прокат привел к широкому копированию таких произведений, и это нанесло существенный вред праву автора на воспроизведение.

Наконец, право на публичное сообщение произведений (ст. 8 Договора ВОИС) означает право разрешать любое сообщение произведения для всеобщего сведения по проводам или средствам беспроволочной связи, включая такой способ, при котором публика имеет доступ к произведению из любого места и в любое время по своему выбору. Таким образом, право, закрепленное в ст. 8 Договора, шире по своему содержанию, чем право на передачу произведения в эфир, предусмотренное Бернской конвенцией.

Кроме вышеназванных прав Бернская конвенция содержит ряд положений относительно защиты охраняемых прав. Общее правило заключается в том, что правообладатель имеет право возбуждать судебное преследование против контрафакторов (п. 1 ст. 15). Статья 16 устанавливает, что контрафактные экземпляры подлежат аресту в любой стране Союза, в которой это произведение пользуется правовой охраной. То же относится и к воспроизведениям охраняемого произведения, происходящим из страны, в которой данное произведение не охраняется или перестало пользоваться охраной.

Статья 41 Соглашения ТРИПС устанавливает общую обязанность государств-участников обеспечить в своем национальном законодательстве эффективное применение против любых нарушений прав интеллектуальной собственности установленных Соглашением мер правовой защиты. Такие меры должны включать эффективные средства для предотвращения нарушений и для пресечения длящихся нарушений. Процедуры их применения должны быть такими, чтобы не создавать препятствий законной торговле и обеспечивать гарантии от злоупотребления ими. Подчеркивается также, что процедуры, связанные с защитой прав на интеллектуальную собственность, не должны быть излишне усложненными или дорогостоящими, влечь необоснованные задержки (что особенно важно для российского правосудия).

Задачи по международному частному праву

zadachi_21-30.doc

Задача № 21: Проживающая в Каунасе литовская гражданка П. родила в декабре 2001 г. сына, не состоя в браке с его отцом, российским гражданином В. Отец ребенка живет в Екатеринбурге и помогать в его содержании отказался. П. хочет взыскать с него алименты. В суд, какой страны она может обратиться? Законодательство, какого государства должен применить суд при рассмотрении дела?

Решение: Правовое положение ребенка определяется его гражданством.
Согласно ст. 12 Федерального закона о гражданстве ребенок приобретает гражданство РФ по рождению, если на день рождения ребенка оба его родителя или единственный его родитель имеют гражданство РФ (независимо от места рождения ребенка). Российский закон, в отличие от законодательства ряда других государств, не делает различия при определении применимого права к отношениям родителей и детей, рожденных в браке, и к отношениям родителей и внебрачных детей.
Таким образом, ребенок, рожденный литовской гражданской П., проживающей в Каунасе, имеет гражданство РФ. То есть к алиментным обязательствам будет применяться российское семейное законодательство.
Литовская гражданка П. может обратиться в российский суд.

Задача № 22: В 2003 г. гражданка РФ Р. вступила в брак на территории России с подданным Испании В. Супруги заключили брачный договор, который по соглашению сторон был подчинен праву Испании. В брачном договоре в числе прочего стороны установили права и обязанности по воспитанию детей. Правомерен ли выбор права к брачному договору?

Решение: Я считаю, что выбор права правомерен к брачному договору. В соответствии со ст. 161 СК РФ при заключении брачного договора супруги, не имеющие общего гражданства и совместного места жительства, могут избрать законодательство, подлежащее применению для определения их прав и обязанностей по брачному договору. В данном случае они избрали законодательство Испании.

Задача № 23: Гражданин РФ П. и гражданка Азербайджана М. зарегистрировали брак в г. Баку (Азербайджан). Вскоре М. переехала к мужу в Новосибирск, однако сохранила гражданство Азербайджана. В 2000 г. осиротела несовершеннолетняя племянница М., и супруги решили ее удочерить. Девочка живет в Баку и является гражданкой Азербайджана. В компетенцию учреждений какого государства входит решение вопроса об удочерении девочки? Право какого государства подлежит применению?

Решение: В соответствии со ст. 165 СК РФ при усыновлении (удочерении) на территории РФ ребенка, являющегося иностранным гражданином, необходимо получить согласие законного представителя ребенка и компетентного органа государства, гражданином которого является ребенок, а также, если это требуется в соответствии с законодательством указанного государства, согласие ребенка на усыновлении. То есть пара должна обратиться в учреждения г. Баку с вопросами об удочерении данного ребенка.

Задача № 24: Компания с постоянным местопребыванием в США сдает в аренду воздушные суда российской авиакомпании, получая доходы. Арендатор использует суда в международных и во внутренних перевозках в РФ. Американская компания не имеет в РФ постоянного представительства и не осуществляет кроме указанной никакой иной деятельности. Подлежат ли налогообложению в РФ доходы американской компании? Действует ли между РФ и США договор об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал?

Решение: Я считаю, что доходы американской компании в РФ налогообложению не подлежат. Договор между РФ и США действует. В соответствии с ним доходы лица с постоянным местопребыванием в одном Договаривающемся Государстве от использования морских или воздушных судов в международных перевозках облагаются налогом только в этом Государстве, то есть американская компания будет облагаться налогом у себя в США.

Задача № 25: В арбитражный суд г. Москвы было подано ходатайство о признании и исполнении решения суда Англии (Central London County Court) в отношении ФГУП «УКТ». Судья, рассмотрев ходатайство, отказал в его удовлетворении. В определении он указал на отсутствие между РФ и Великобританией соглашения по вопросам признания и принудительного исполнения судебных решений, а также на то, что ФГУП является предприятием военно-промышленного комплекса и в случае исполнения решения окажется в сложной финансовой ситуации, что может повлиять на обороноспособность РФ. Оцените это решение. Возможно ли в данной ситуации использовать ссылку на публичный порядок как на основание отказа в признании и исполнении иностранного судебного решения?

Решение: Я считаю, что отказ в ходатайстве является правомерным. При производстве по данным делам должны быть все соответствующие документы, в том числе и данное соглашение. Ссылку на публичный порядок как на основание для отказа не следует использовать. Это отдельный пункт в основаниях для отказа в признании и приведении в исполнение (ст. 244 АПК РФ).

Задача № 26: Французская фирма купила по договору, заключенному в Москве у российского предприятия партию пиломатериалов с отгрузкой из города СПб CIF Ницца. По прибытию в порт назначения, груз, отправленный на зафрахтованном продавцом судне, оказался подмоченным. В связи с этим фирма предъявила во МКАС в Москве иск предприятию о возмещении убытков. Решите спор.

Решение: Я считаю, так как договор был заключен в Москве, то по принципу применения права страны заключения договора и по принципу места рассмотрения дела для разрешения спора должно применяться право России. Нет оснований перекладывать ответственность перевозчика и страховщика на продавца.

Задача № 27: Французский гражданин М. приехал в Москву на работу, заключив контракт с издательством. Он женился на гражданке России. У супругов родился сын. Затем супруги с ребенком выехали во Францию. Отношения между супругами ухудшились и жена (российская гражданка) предъявила иск во французском суде о расторжении брака. Она потребовала, чтобы суд при расторжении брака вынес решение о том, чтобы сын проживал с матерью. Суд полностью отказал в иске. Правильно ли поступил суд?

Решение: При разводе русско-французской пары при наличии общего ребенка французский суд практически всегда оставляет ребенка отцу-французу. Это является серьезной проблемой в семейном законодательстве Франции. Я считаю, что решать данный вопрос необходимо на основе Конвенции о правах ребенка.

Задача № 28: При рассмотрении иска о разделе наследственного имущества возник вопрос о месте открытия наследства. В связи с тем, что определение последнего места постоянного места жительства наследодателя представляло некоторые трудности (отсутствие отметки о прописке в паспорте, много переездов в последние годы жизни и т.д.), адвокат истца предложил считать местом открытия наследства место нахождения основной части наследственного имущества, ссылаясь на монографию известного автора, который исследовал подобную ситуацию, и пришел к указанному выводу. Ответчик принципиальных возражений не выдвинул. Как надлежит поступить суду?

Решение: В соответствии со ст. 1115 ГК РФ Местом открытия наследства является последнее место жительства наследодателя. Если последнее место жительства наследодателя, обладавшего имуществом на территории Российской Федерации, неизвестно или находится за ее пределами, местом открытия наследства в Российской Федерации признается место нахождения такого наследственного имущества. Если такое наследственное имущество находится в разных местах, местом открытия наследства является место нахождения входящих в его состав недвижимого имущества или наиболее ценной части недвижимого имущества, а при отсутствии недвижимого имущества — место нахождения движимого имущества или его наиболее ценной части. Суд должен принять решение по законодательству.

Задача № 29: При рассмотрении дела в Международном арбитражном суде при Белорусской Торгово-промышленной палате между сторонами возник спор об истолковании контракта. Истец привел в качестве аргумента в свою пользу тот факт, что аналогичная ситуация сложилась у данного предприятия с другой иностранной фирмой, контракт с которой был заключен на тех же условиях. В случае с фирмой дело рассматривалось в Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП РФ, и арбитраж истолковал договор в пользу истца. В доказательство было представлено арбитражное решение МКАС о взыскании денежной суммы в пользу истца. Дайте оценку позиции истца. Изменится ли решение, если аналогичное дело рассматривалось в том же арбитражном суде?

Решение: Я считаю, что позиция истца неверна. Ситуации разные соответственно и исход дела может быть разный. Что касается того, измениться ли решение, то я думаю, что суд не возьмется за аналогичное дело по АПК РФ и откажет в иске.

Задача № 30: При рассмотрении в международном арбитражном суде дела по иску американской компании к белорусскому предприятию возникли разногласия в отношениях толкования торгового термина СIF. Американская компания настаивала на толковании термина в смысле американского гражданского права, мотивируя это тем, что компания является продавцом по договору и в соответствии с белорусским ГК к договору должно быть применено американское право. Белорусская сторона настаивала на толковании термина в смысле международных правил, используя INCOTERMS’2000. Решите спор.

Решение: Я считаю, что более верным является мнение Белорусской стороны и данный термин CIF нужно толковать по INCOTERMS’2000 (международные правила в формате словаря, обеспечивающие однозначные толкования наиболее широко используемых торговых терминов в области внешней торговли).

Статья написана по материалам сайтов: justforus.diary.ru, studwood.ru, myunivercity.ru.

»

Это интересно:  Смежные права защищают
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector