Условия ограничения исключительных авторских прав

(Ситдикова Р. И.) («Российский юридический журнал», 2013, N 1)

ОГРАНИЧЕНИЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ В МЕХАНИЗМЕ ОХРАНЫ АВТОРСКИХ ПРАВ

Ситдикова Роза Иосифовна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета (Казань).

Исследуются особенности ограничений исключительных прав как одного из гражданско-правовых средств охраны общественных интересов в доступе к достижениям науки, культуры, обеспечении свободного обмена информацией применительно к авторско-правовым отношениям. Показано возрастающее значение института ограничений авторских прав в современных условиях.

Ключевые слова: авторское право, ограничения прав, общественный интерес, Интернет.

Limitation of exclusive rights in the mechanism of copyright protection R. I. Sitdikova

The features of limitation of the exclusive rights as a civil-legal means of protection of public interests to access the achievements of science, culture and to facilitate the exchange of information in relation to copyright-legal relations are examined. The increasing importance of the institute of copyright restrictions at present is shown.

Key words: copyright, limitation of rights, public interest, Internet.

В авторском праве законодатель наряду с детальной регламентацией авторских правомочий предусмотрел специальные случаи, когда можно использовать произведения науки, литературы и искусства без разрешения автора. Такое использование называется свободным и устанавливается в целях защиты общественных интересов, развития науки и образования, обеспечения свободного обмена информацией. Возможность свободно пользоваться результатами творческой деятельности иных лиц и достижениями науки и культуры — необходимая предпосылка развития творчества, образования и культуры в обществе. Институт свободного использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации выступает одним из важнейших функциональных институтов права интеллектуальной собственности, его нормы содержатся во всех разделах данного права. С. А. Судариков именует свободное использование ограничением интеллектуальной собственности и поясняет, что «ограничение интеллектуальной собственности — это разрешенное свободное использование объекта интеллектуальной собственности, которое не требует согласия правообладателя и не является нарушением законодательства» . Также его называют изъятием из авторского права и признают одним из основных правовых средств в механизме охраны авторских прав и обеспечения баланса частных и общественных интересов. ——————————— Судариков С. А. Фундаментальные принципы интеллектуальной собственности // Право интеллектуальной собственности. 2007. N 2. С. 3 — 8.

Ограничения авторских прав установлены ст. ст. 1273 — 1280 Гражданского кодекса РФ. Законодатель формулирует их как случаи свободного использования произведений в установленных законом пределах. Необходимо иметь в виду, что эти нормы относятся к свободному использованию только охраняемых авторским правом произведений. Произведения, не охраняемые авторским правом, могут использоваться свободно всегда и в любых целях и не подпадают под действие названных норм. Анализ содержания этих статей показывает, что по сути указанные специальные случаи свободного использования произведений являются ограничениями исключительных авторских прав. Как известно, любое субъективное право имеет пределы осуществления. В. П. Грибанов отмечает, что «границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо при их отсутствии право превращается в свою противоположность — в произвол и тем самым вообще перестает быть правом» . В наиболее общем виде пределы осуществления гражданских прав закреплены в ст. 10 ГК РФ: не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые с намерением причинить вред другому лицу. Ограничения авторских прав, в отличие от ст. 10 ГК РФ, не запрещают какие-либо действия авторов, а разрешают иным лицам совершать определенные действия без разрешения автора. Эти действия состоят в использовании произведения, т. е. в осуществлении действий, входящих в состав исключительного авторского права. Для самого автора ограничение выражается в невозможности запретить такое использование, если оно осуществляется в соответствии с правилами, установленными законом. На это указывают О. Луткова и Д. Черныш, по мнению которых «институт свободного использования порождает невозможность запрета осуществления некоторых прав в отношении авторских произведений третьими лицами. Соответственно, эти права рассматриваются как своего рода изъятия из прав авторов (иного правообладателя) и не могут быть переданы правообладателем на основании лицензионного соглашения» . ——————————— Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 22. Луткова О., Черныш Д. Конвенционное регулирование свободного использования произведений в трансграничном коммерческом обороте // Авторское право и смежные права. 2011. N 12. С. 48.

Таким образом, ограничения авторских прав, несмотря на терминологическое сходство, отличны от ограничений гражданских прав (ст. 10 ГК РФ). Ограничения авторских прав состоят не в ограничении осуществления исключительного авторского права самим правообладателем, а в ограничении возможности запрещать иным лицам использовать произведение в случаях и пределах, установленных законом. Образуется локальная правовая область, в пределах которой произведение иными лицами может использоваться без разрешения правообладателя, но только в объеме, установленном законом. А. В. Малько в теории стимулов и ограничений в праве выделяет материальные и формально-юридические критерии разграничения правовых средств. По его мнению, «материальным критерием, позволяющим определить, какие правовые средства относятся к правовым стимулам, а какие — к правовым ограничениям, необходимо признать именно интересы. В зависимости от того, какому интересу («собственному» или «чужому», т. е. интересу противостоящей стороны в правоотношении) служит конкретное средство, оно может быть стимулирующим либо ограничивающим. В качестве формально-юридического критерия будет выступать характер воздействия правового средства. Если оно благоприятно, связано с добровольностью (а не с силой), свободой выбора поведения, заинтересованностью, то это стимулирующее воздействие. Если же правовое средство неблагоприятно влияет на собственные интересы субъекта, сопровождается угрозой, страхом, принуждением, жесткими командами, то такое воздействие выступает ограничивающим» . Поскольку, как уже было сказано, ограничения авторских прав направлены на удовлетворение потребностей иных лиц и общества в целом, а не автора и сформулированы в виде императивных предписаний, то они вполне обоснованно могут быть отнесены к ограничивающим правовым средствам. При этом необходимо отметить, что специальные случаи ограничения авторских прав распространяются только на исключительные имущественные права и не затрагивают личные права. В отношении личных прав автора действуют лишь общие правила осуществления гражданских прав. ——————————— Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. Тема 33: Стимулы и ограничения в праве // URL: http://bibliotekar. ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/index. htm.

Основы института ограничений авторских прав заложены Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений . В ст. ст. 10 и 10bis предусмотрены случаи, когда произведения могли использоваться свободно, причем эти случаи назывались ограничением прав авторов. Указанные нормы были имплементированы в национальные законодательства стран — участниц Бернской конвенции, в том числе России. Однако страны вводили и иные случаи, ориентируясь в основном на внутренние потребности. ——————————— Труд и право. Авторское право и смежные права. 1999. N 5 — 6. С. 24 — 73.

Примечательно, что в России еще Законом об авторском праве 1911 г. были прямо предусмотрены нормы, направленные на охрану общественных интересов, на обеспечение доступа к творческим произведениям в целях просвещения, науки, образования: в ст. 39 устанавливалось, что «в литературных произведениях допускаются небольшие выписки из появившихся уже в свет чужих сочинений или даже полная перепечатка чужих, незначительных по объему произведений, под условием помещения таких выписок или перепечаток в сочинении, составляющем самостоятельное целое, или же в хрестоматиях и других сборниках с учебною, научною либо техническою целью». Без согласия автора допускалась также «перепечатка из других повременных изданий известий о текущих событиях, о новостях дня, а равно иногородних сообщений по телеграфу и телефону». Не признавались объектами авторского права «законы и правительственные распоряжения, постановления законодательных учреждений, земских, городских, сословных и других общественных собраний и материалы, на коих эти законы, распоряжения и постановления основаны, а также решения судебных установлений». Специальные изъятия из авторского права устанавливались для музыкальных и фотографических произведений. Согласно ст. 3 гл. 1 не признавалось нарушением авторского права «пользование чужим произведением для создания нового произведения, существенно от него отличающегося, а равно снятие копий с чужого произведения исключительно для личного употребления и без помещения, притом в копиях художественного произведения, подписи или монограммы автора подлинника». Анализ указанных и иных норм Закона об авторском праве 1911 г. позволяет согласиться с мнением юриста С. А. Беляцкина, который писал: «Права автора, моральные и материальные, признаются новым законом и вместе с тем согласуются с интересами и правами общества и общественными требованиями…» . ——————————— Беляцкин С. А. Новое авторское право в его основных принципах. СПб., 1912. С. 5.

Законодательство об авторском праве советского периода содержало достаточно много изъятий из авторского права, что нередко критиковалось исследователями. В Гражданском кодексе РСФСР этому вопросу были посвящены ст. ст. 492, 493, где предусматривались случаи свободного использования произведений как без уплаты вознаграждения, так и с выплатой вознаграждения в личных, учебных, информационных и иных общественно полезных целях. Особенно много изъятий было предусмотрено в отношении публичного использования произведений. Так, допускалось воспроизведение в кино, по радио и телевидению публично произнесенных речей, докладов, а также выпущенных в свет произведений литературы, науки и искусства, публичное исполнение выпущенных в свет произведений и т. д. Можно отметить, что наличие возможности свободного публичного использования произведений позволяло гражданам широко пользоваться обнародованными произведениями, а авторам приносило известность и возможность получать доход от других видов использования их произведений, что в целом способствовало развитию творчества и повышению уровня культуры общества. В настоящее время законодательством РФ предусмотрены исключения из авторского права, которые можно классифицировать по целям использования произведений: в личных, информационных, учебных, научных и др. Следует подчеркнуть, что практически все цели являются полезными и важными для общества. В то же время введение в законодательство и применение ограничений авторских прав само имеет ограничения. Как подчеркивал А. В. Малько, ограничения «должны занимать в правовом режиме лишь строго отведенное место, употребляться в качестве надежных элементов, направляющих свободную энергию на достижение позитивных целей. Другими словами, в ситуации, когда рыночные отношения отвергают приоритет правовых ограничений, последние призваны дополнять основные, ведущие средства — правовые стимулы» . ——————————— Теория государства и права: Курс лекций.

В ст. 10 Договора ВОИС по авторскому праву сформулированы условия применения ограничений и исключений авторских прав (так называемый трехступенчатый тест): ——————————— Договор ВОИС по авторскому праву (Женева, 20 декабря 1996 г.) // Труд и право. Авторское право и смежные права. 1999. N 5 — 6. С. 89 — 107.

Ограничения применяются в определенных особых случаях, не наносят ущерба нормальному использованию произведения, необоснованным образом не ущемляют законные интересы правообладателя. В ст. 13 Соглашения ТРИПС имеются аналогичные положения общего характера: о том, что государства — участники Соглашения сводят ограничения или изъятия в отношении исключительных прав до особых случаев, которые не вступают в противоречие с обычным использованием произведения и необоснованно не ущемляют законные интересы владельца прав. ——————————— Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) // Всемирная торговая организация: документы и комментарии: Сб. / Под ред. С. А. Смирнова. М., 2001.

Это интересно:  Авторские права на бренд и логотип

Указанные нормы имплементированы в российское законодательство. Так, в соответствии с абз. 2 п. 5 ст. 1229 ГК РФ ограничения исключительных интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации могут устанавливаться при условии, что они не наносят неоправданного ущерба обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации и не ущемляют необоснованно интересы правообладателей, что позволяет защитить правообладателей от неправомерного расширительного толкования норм об ограничении исключительных прав. В последнее время на фоне расширения авторских правомочий тенденция к увеличению числа случаев свободного использования произведений сохраняется и развивается. Так, Директива Европейского парламента и Совета Европейского союза от 22 мая 2001 г. 2001/29/ЕС «О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе» (не вступила в силу) содержит достаточно много положений, направленных на рост числа случаев свободного использования произведений в общественных интересах. ——————————— СПС «Гарант».

Законодательство Российской Федерации также активно развивается в этом направлении. Проект закона о внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс предусматривает существенное расширение перечня случаев свободного использования произведений, особенно в научных, информационных и иных некоммерческих целях. Предлагается изложить в иной редакции подп. 3 — 5 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, что позволит существенно увеличить возможности свободного использования некоторых произведений в средствах массовой информации. Особого внимания заслуживает новелла, в соответствии с которой будет разрешено публичное исполнение правомерно обнародованных произведений, осуществляемое без цели извлечения прибыли, в образовательных, медицинских организациях, учреждениях социального обслуживания и учреждениях уголовно-исполнительной системы силами сотрудников и лиц, обслуживаемых данными организациями и учреждениями. На наш взгляд, это очень нужное дополнение, поскольку сегодня нарушением авторских прав является, например, декламирование стихов на концерте студенческой самодеятельности. Много новелл предусмотрено в сфере использования произведений библиотеками. ——————————— Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации»: опубликован 8 февраля 2012 г. // URL: http://www. rg. ru/2012/02/07/gk-site-dok. html.

Предложенные изменения представляются своевременными и обоснованными, их принятие способствовало бы гармоничному развитию общества, ведь законодательство в области охраны авторских прав должно содействовать образованию и культуре путем охраны произведений и других объектов и установления исключений из этих прав или их ограничений в общественных интересах, особенно с целью образования и обучения. Вместе с тем с развитием новых технологий и средств коммуникации возникают новые проблемы в области применения ограничений авторского права. В связи с этим Президент РФ в Послании «Группе двадцати» от 3 ноября 2011 г. выдвинул ряд принципиально новых предложений по поводу расширения перечня случаев свободного использования произведений в общественных целях. В частности, предлагается ввести квазисвободное использование любого контента, размещенного в сети Интернет, любым пользователем Интернета в личных целях. Юридически это предлагается реализовать путем установления презумпции согласия правообладателя на использование контента пользователем для личных целей. При этом указанное согласие может быть «отозвано» правообладателем посредством направления пользователю уведомления. Для соответствующего уведомления правообладатель вправе использовать различные технические средства, включая внедрение электронных меток в эталонные образцы контента. Кроме того, рекомендуется установить презумпцию, согласно которой использование объектов авторского и смежных прав в сети Интернет считалось бы свободным, если правообладатель не заявит об обратном. При этом должно быть предусмотрено установление минимального уровня защиты, не требующего заявления правообладателя. Эти и другие предложения отвечают потребностям общества и вполне могут быть восприняты в отношении использования произведений не только в сети Интернет. ——————————— URL: http://президент. рф/новости/13329.

При этом при реализации хотя бы частично названных предложений в нормативно-правовое регулирование авторских прав будет введен принципиально новый вид ограничения — ограничение в объеме, установленном автором. Можно сделать вывод, что ограничения исключительных авторских прав являются средством обеспечения свободного использования произведений. Установление и нормативное закрепление ограничений авторских прав в гражданском законодательстве РФ направлены на обеспечение общественных интересов; дальнейшее развитие регулирования авторско-правовых отношений в условиях информационного общества во многом связано с развитием данного института.

Ограничения исключительного права

Как уже отмечалось в § 1.11, принцип ограничений исключительного права является одним из основных принципов современной системы ин­теллектуальной собственности. Допустимость ограничений исключитель­ного права на объекты авторского права и смежных прав устанавливается на основе трехуровневого критерия.

В национальном законодательстве об авторском праве и смежных пра­вах обычно устанавливаются особые случаи свободного использования объектов, которые соответствует трехуровневому критерию. С другой сто­роны, трехуровневый критерий расширяет случаи свободного использова­ния произведений, прямо установленные в законодательстве. Поэтому не

‘ Berne Convention for the Protection of the Literary and Artistic Works. Geneva: W1PO, No 287(E). 1999. P. 24 (в официальном русском переводе неточно переведен термин «public domain»).

следует считать, что существуют только те случаи свободного использова­ния объектов, которые прямо сформулированы в законодательстве.

Свободные использования произведений литературы, науки и искус­ства допускаются как в личных, так и в общественных целях, например: в исследовательских, образовательных, полемических, критических и т. д.

В личных целях законодательство многих стран разрешает свободное воспроизведение произведений, т. е. можно сделать как аналоговую, так и цифровую копию произведения или его части. Однако право личного ко­пирования законодательство ограничивает.

Во-первых, копирование должно относиться к правомерно опублико­ванным произведениям, но не к контрафактным, что нельзя считать правильным, поскольку покупатель, приобретая товар в торговой сети, не может нести ответственность за его происхождение и не обязан устанавли­вать правовое положение реализуемых торговлей товаров. Ответствен­ность за правомерность реализуемых товаров несет торговля, а контро­лировать и регулировать правомерность реализации товаров входит в обязанности государства. Законодательство о правах потребителей не на­лагает на них обязанность установления происхождения приобретаемых товаров.

Во-вторых, запрещено копировать:

• книги и нотные тексты (полностью) репродуцированием;

• базы данных или существенные части из них;

Следует признать, что такие запреты декларативны и трудно вы­полнимы.

Запрещение копирования книг и нотных текстов долгое время обес­печивалось высокой стоимостью копирования. С появлением сканеров, цифровых фотоаппаратов и видеокамер копирование любых письменных произведений стало фактически бесплатным и потому повсеместным, хотя и трудоемким. Цифровое копирование соответствует трехуровневому кри­терию, если происходит в образовательных, а не в коммерческих целях. Кроме того, его недопустимо контролировать, поскольку это стало бы вме­шательством в личную жизнь граждан.

Несмотря на запрещение копирования компьютерных программ, лицо, правомерно владеющее дистрибутивом компьютерной программы, может сделать ее архивную копию для использования, если дистрибутив окажет­ся утерянным или непригодным для использования. Однако это разре­шение оказывается декларативным, если копия не сделана до установки программы. Следовательно, под разрешенным копированием следует по­нимать архивирование программы с целью последующего ее восстановле­ния и использования по основному предназначению. Всякое иное копиро­вание компьютерных программ, даже для личных целей, запрещено

138 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.15. Ограничения исключительного права • 139

законом, хотя и происходит повсеместно во всех странах. С правовой точ­ки зрения такое копирование, несмотря на его осуждение производителя­ми компьютерных программ и их адвокатами, не противоречит трехуров­невому критерию из-за завышенных цен на компьютерные программы. Большинство пользователей даже в развитых странах не могут позволить себе приобретать все лицензионные программы, необходимые для их дея­тельности, поэтому копирование программ не может уменьшить доходы производителей, т. е. «не ущемляет законные интересы правообладателя».

Запрещение копирования баз данных или существенных частей из них нельзя признать рациональным, поскольку такой запрет может сдержи­вать развитие науки и техники, образования и культуры 1 . Законода­тельство обычно допускает цитирование отрывков из любых правомерно опубликованных произведений в научных, исследовательских, учебных, полемических, критических и информационных целях в объеме, оправдан­ном целью цитирования. Такое цитирование возможно только при копиро­вании существенных частей из произведений, в том числе и из баз данных. Следовательно, введенное ограничение внутренне противоречиво.

Копирование произведений архитектуры в форме зданий или других сооружений невозможно без чертежей и иной документации, поэтому за­прет оказывается декларацией. С другой стороны, возможное использова­ние и воплощение идей, заложенных в любом произведении архитектуры, является самостоятельным, а не производным произведением.

В общественных целях законодательство многих стран допускает сво­бодное воспроизведение правомерно опубликованных произведений ли­тературы, науки или искусства при некоторых условиях, к которым отно­сятся:

• указание автора произведения и источника заимствования;

• ограничение объема воспроизведения.

Требование указания автора произведения предназначено для учета личных неимущественных прав. Другими словами, если отрывок из произ­ведения приведен в газетной, журнальной статье, книге, монографии, дис­сертации без указания автора произведения и источника заимствования, то журналист, писатель, студент, аспирант, преподаватель или ученый на­рушают законодательство и их деяния влекут ответственность по закону. К сожалению, такое нарушение законодательства является массовым, и осо­бенно этим отличаются журналисты. Распространено незаконное цитиро­вание отрывков из произведений без указания источника заимствования, а иногда и авторов в монографиях, учебниках, диссертациях гуманитарного профиля.

1 См.: The Digital Dilemma: Intellectual Property in the Information Age, Washington, D.C., National Academy Press, 2000; A Question of Balance Private Rights and the Public Interests in Scientific and Technical Databases, Washington, D.C., National Academy Press, 1999; Zheng Shengli, The Economic Impact of the Protection of Database in China, Geneva: WIPO. SCCR/7/6. April 22. 2002.

Выполнить требование обязательного указания автора произведения и источника заимствования легко в случае опубликованного произведе­ния. При ином обнародовании произведения, в том числе в Интернете, указание источника заимствования может представлять значительные трудности. Например, указание доменного имени сайта, на котором раз­мещено произведение, не всегда надежно, поскольку многие ссылки не­долговечны.

Введение в законодательство ограничения объема воспроизведения озна­чает, что в некоторых случаях разрешается использовать только отрывки из произведений. Это требование формулируется в законодательстве в весьма общей форме. Например, допускается воспроизведение отрывков из произведений в объеме, оправданном:

В законодательстве Советского Союза об авторском праве допускались мимствования из произведений в прозе в объеме 10 тыс. символов, а из на­учных трудов — до 40 тыс. символов, т. е. до одного авторского листа из произведений одного автора, и т. д.

Приведем список разрешенных для свободного использования объектов авторского права, который содержится в законодательстве стран с пере­ходной экономикой, в том числе Российской Федерации:

Это интересно:  Коллизионное регулирование интеллектуальных прав в сети интернет

• цитирование отрывков из произведений в научных, исследова­тельских, учебных, полемических, критических и информационных целях;

• использование отрывков из произведений в качестве иллюстраций учебного характера;

• воспроизведение в газетах и сообщение для всеобщего сведения опубликованных в других газетах и журналах статей по текущим экономи­ческим, политическим, социальным и другим вопросам;

• воспроизведение в газетах и сообщение для всеобщего сведения пуб­лично произнесенных речей, обращений, докладов;

• воспроизведение и сообщение для всеобщего сведения в обзорах текущих событий произведений, увиденных или услышанных в ходе таких событий;

•воспроизведение и доведение до всеобщего сведения произведений архитектуры, изобразительного искусства, фотографий, которые располо­жены в местах свободного посещения;

• воспроизведение произведений рельефно-точечным шрифтом или
другими специальными способами для слепых;

•воспроизведение произведений для судебного или административ­ного производства;

• исполнение произведений при оказании ритуальных услуг.

I

• Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

список исключений является исчерпывающим, однако в действительно­сти список ограничений исключительного права не является исчерпывающим,

поскольку трехуровневый критерий его существенно расширяет.

Допустимость ограничений исключительного смежного права признает­ся в ст. 15 Римской конвенции, в ст. 6 Женевской конвенции об охране производителей фонограмм от несанкционированного воспроизведения их фонограмм, в ст. 14(6) Соглашения ТРИПС и в ст. 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам, причем в последней статье установлено, что страны могут в своем национальном законодательстве:

•предусмотреть те же виды ограничений в отношении охраны прав исполнителей и производителей фонограмм, которые они предусматрива­ют в отношении авторского права на литературные и художественные про­изведения 1 ;

• установить ограничения прав в определенных особых случаях, кото­рые не наносят ущерба нормальному использованию исполнения или фо­нограммы и необоснованным образом не ущемляют законные интересы исполнителя или производителя фонограммы.

Таким образом, в отношении записанных исполнений и фонограмм Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам позволяет использовать трехуровневый критерий допустимости ограничений исключительного права исполнителей и производителей фонограмм. В отношении осталь­ных объектов смежных прав такой критерий не установлен, поэтому до­пустимы такие же ограничения исключительного права с соответствующи­ми изменениями, как и для авторского права. Некоторые ограничения исключительного авторского права не могут быть применимыми к исклю­чительному смежному праву из-за различия объектов авторского и смеж­ного права. Это положение подтверждено в ст. 1306 Гражданского кодексу Российской Федерации, допускающей использование объектов смежных прав в случаях свободного использования произведений, рассмотренных выше

1 См.: Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам. Женева: ВОИС, № 227(R). 2000. С. 16.

Глава 5. ПАТЕНТНОЕ ПРАВО

Общие положения

В общественном производстве имеется два взаимосвязанных элемен­та — это собственно процесс производства и его результат — товары (по­требительские и средства производства). Технологии или способы произ­водства являются результатом прежде всего творческой деятельности ученых и изобретателей, конструкторов и инженеров. Именно их творчес­тво лежит в основе изобретений, которые воплощаются в новых товарах и новых способах их производства. Без результатов творческого труда обще­ство не может развиваться, поскольку именно творческий труд является основой и средством промышленного и общественного развития.

Правовое положение результатов творческой деятельности, относя­щейся к производству, устанавливается нормами патентного права.

Патентное право — это совокупность прав, предоставляемых правооб­ладателю на результаты творческой деятельности в производственной области.

Объекты патентного права становятся таковыми только после получе­ния охранного документа. Вид охранного документа зависит от вида объек­та промышленной собственности. Несмотря на то что охранным докумен­том на результаты творческого труда обычно считается патент, существо патентного права заключается не в виде охранного документа, а в виде охра­няемого объекта. Другими словами, охранным документом результатов творческой деятельности на одни объекты является патент, а на другие — свидетельство.

При рассмотрении патентного права основное внимание будет уделе­но правовой охране изобретений — важнейших результатов творческой деятельности. Особенности правовой охраны изобретений будут исполь­зованы mutatis mutandis (с соответствующими изменениями) при рассмот­рении правовой охраны иных объектов патентного права.

Изобретения занимают особое положение среди результатов творче­ской деятельности. Изобретения кардинально меняли условия жизни че­ловека, они не только позволяли создавать новые товары, но и изменяли способы производства, радикально сказываясь на развитии человеческого общества. Недаром говорят, что история человечества — это история изо­бретений.

Изобретения — это не просто технические решения. Изобретения — это основа совершенствования действующих производств и создания но­вых техники и технологий, технологического, экономического и социаль­ного развития общества.

142 • Глава 5. Патентное право

§ 5.2. Эволюция патентной охраны изобретений • 143

В отношении правовой охраны изобретений единства мнений нет.

С одной стороны, считается, что патентная охрана соответствует инте­ресам всех групп общества и всех стран. Такая модель патентного права поддерживается и насаждается экономически развитыми странами и кон­тролируемыми ими международными организациями для того, чтобы за­ставить иные страны следовать ей. Создается мифология патентного пра­ва, чтобы приписать ему черты, которыми оно не обладает. Отрицательные последствия патентной охраны тщательно скрываются, а существующая критика либо игнорируется, либо дискредитируется.

С другой стороны, многие исследователи, экономисты и политики считают современную модель патентного права реакционной, служащей в основном интересам развитых стран, национальных и транснациональ­ных корпораций. Существует немало публикаций, посвященных критике современной патентной системы 1 . Различные организации пытаются ми­нимизировать вред патентной системы даже для развитых стран. Можно напомнить о деятельности Public Patent Foundation в США. Развивающиеся страны пытаются противодействовать современной патентной системе 2 , хотя это далеко не всегда удается.

Ограничения исключительных прав в механизме охраны авторских прав

Ситдикова Роза Иосифовна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета (Казань).

Исследуются особенности ограничений исключительных прав как одного из гражданско-правовых средств охраны общественных интересов в доступе к достижениям науки, культуры, обеспечении свободного обмена информацией применительно к авторско-правовым отношениям. Показано возрастающее значение института ограничений авторских прав в современных условиях.

Ключевые слова: авторское право, ограничения прав, общественный интерес, Интернет.

Limitation of exclusive rights in the mechanism of copyright protection

The features of limitation of the exclusive rights as a civil-legal means of protection of public interests to access the achievements of science, culture and to facilitate the exchange of information in relation to copyright-legal relations are examined. The increasing importance of the institute of copyright restrictions at present is shown.

Key words: copyright, limitation of rights, public interest, Internet.

В авторском праве законодатель наряду с детальной регламентацией авторских правомочий предусмотрел специальные случаи, когда можно использовать произведения науки, литературы и искусства без разрешения автора. Такое использование называется свободным и устанавливается в целях защиты общественных интересов, развития науки и образования, обеспечения свободного обмена информацией. Возможность свободно пользоваться результатами творческой деятельности иных лиц и достижениями науки и культуры — необходимая предпосылка развития творчества, образования и культуры в обществе. Институт свободного использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации выступает одним из важнейших функциональных институтов права интеллектуальной собственности, его нормы содержатся во всех разделах данного права. С.А. Судариков именует свободное использование ограничением интеллектуальной собственности и поясняет, что ограничение интеллектуальной собственности — это разрешенное свободное использование объекта интеллектуальной собственности, которое не требует согласия правообладателя и не является нарушением законодательства» . Также его называют изъятием из авторского права и признают одним из основных правовых средств в механизме охраны авторских прав и обеспечения баланса частных и общественных интересов.

Судариков С.А. Фундаментальные принципы интеллектуальной собственности // Право интеллектуальной собственности. 2007. N 2. С. 3 — 8.

Как известно, любое субъективное право имеет пределы осуществления. В.П. Грибанов отмечает, что «границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо при их отсутствии право превращается в свою противоположность — в произвол и тем самым вообще перестает быть правом» . В наиболее общем виде пределы осуществления гражданских прав закреплены в ст. 10 ГК РФ: не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые с намерением причинить вред другому лицу. Ограничения авторских прав, в отличие от ст. 10 ГК РФ, не запрещают какие-либо действия авторов, а разрешают иным лицам совершать определенные действия без разрешения автора. Эти действия состоят в использовании произведения, т.е. в осуществлении действий, входящих в состав исключительного авторского права. Для самого автора ограничение выражается в невозможности запретить такое использование, если оно осуществляется в соответствии с правилами, установленными законом. На это указывают О. Луткова и Д. Черныш, по мнению которых «институт свободного использования порождает невозможность запрета осуществления некоторых прав в отношении авторских произведений третьими лицами. Соответственно, эти права рассматриваются как своего рода изъятия из прав авторов (иного правообладателя) и не могут быть переданы правообладателем на основании лицензионного соглашения» .

Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 22.
Луткова О., Черныш Д. Конвенционное регулирование свободного использования произведений в трансграничном коммерческом обороте // Авторское право и смежные права. 2011. N 12. С. 48.

Таким образом, ограничения авторских прав, несмотря на терминологическое сходство, отличны от ограничений гражданских прав (ст. 10 ГК РФ). Ограничения авторских прав состоят не в ограничении осуществления исключительного авторского права самим правообладателем, а в ограничении возможности запрещать иным лицам использовать произведение в случаях и пределах, установленных законом. Образуется локальная правовая область, в пределах которой произведение иными лицами может использоваться без разрешения правообладателя, но только в объеме, установленном законом.

А.В. Малько в теории стимулов и ограничений в праве выделяет материальные и формально-юридические критерии разграничения правовых средств. По его мнению, «материальным критерием, позволяющим определить, какие правовые средства относятся к правовым стимулам, а какие — к правовым ограничениям, необходимо признать именно интересы. В зависимости от того, какому интересу («собственному» или «чужому», т.е. интересу противостоящей стороны в правоотношении) служит конкретное средство, оно может быть стимулирующим либо ограничивающим. В качестве формально-юридического критерия будет выступать характер воздействия правового средства. Если оно благоприятно, связано с добровольностью (а не с силой), свободой выбора поведения, заинтересованностью, то это стимулирующее воздействие. Если же правовое средство неблагоприятно влияет на собственные интересы субъекта, сопровождается угрозой, страхом, принуждением, жесткими командами, то такое воздействие выступает ограничивающим» . Поскольку, как уже было сказано, ограничения авторских прав направлены на удовлетворение потребностей иных лиц и общества в целом, а не автора и сформулированы в виде императивных предписаний, то они вполне обоснованно могут быть отнесены к ограничивающим правовым средствам. При этом необходимо отметить, что специальные случаи ограничения авторских прав распространяются только на исключительные имущественные права и не затрагивают личные права. В отношении личных прав автора действуют лишь общие правила осуществления гражданских прав.

Это интересно:  Закон про авторское право

Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. Тема 33: Стимулы и ограничения в праве // URL: http://bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/index.htm.

Основы института ограничений авторских прав заложены Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений . В ст. ст. 10 и 10bis предусмотрены случаи, когда произведения могли использоваться свободно, причем эти случаи назывались ограничением прав авторов. Указанные нормы были имплементированы в национальные законодательства стран — участниц Бернской конвенции, в том числе России. Однако страны вводили и иные случаи, ориентируясь в основном на внутренние потребности.

Примечательно, что в России еще Законом об авторском праве 1911 г. были прямо предусмотрены нормы, направленные на охрану общественных интересов, на обеспечение доступа к творческим произведениям в целях просвещения, науки, образования: в ст. 39 устанавливалось, что «в литературных произведениях допускаются небольшие выписки из появившихся уже в свет чужих сочинений или даже полная перепечатка чужих, незначительных по объему произведений, под условием помещения таких выписок или перепечаток в сочинении, составляющем самостоятельное целое, или же в хрестоматиях и других сборниках с учебною, научною либо техническою целью». Без согласия автора допускалась также «перепечатка из других повременных изданий известий о текущих событиях, о новостях дня, а равно иногородних сообщений по телеграфу и телефону». Не признавались объектами авторского права «законы и правительственные распоряжения, постановления законодательных учреждений, земских, городских, сословных и других общественных собраний и материалы, на коих эти законы, распоряжения и постановления основаны, а также решения судебных установлений». Специальные изъятия из авторского права устанавливались для музыкальных и фотографических произведений. Согласно ст. 3 гл. 1 не признавалось нарушением авторского права «пользование чужим произведением для создания нового произведения, существенно от него отличающегося, а равно снятие копий с чужого произведения исключительно для личного употребления и без помещения, притом в копиях художественного произведения, подписи или монограммы автора подлинника». Анализ указанных и иных норм Закона об авторском праве 1911 г. позволяет согласиться с мнением юриста С.А. Беляцкина, который писал: «Права автора, моральные и материальные, признаются новым законом и вместе с тем согласуются с интересами и правами общества и общественными требованиями. » .

Беляцкин С.А. Новое авторское право в его основных принципах. СПб., 1912. С. 5.

Законодательство об авторском праве советского периода содержало достаточно много изъятий из авторского права, что нередко критиковалось исследователями. В Гражданском кодексе РСФСР этому вопросу были посвящены ст. ст. 492, 493, где предусматривались случаи свободного использования произведений как без уплаты вознаграждения, так и с выплатой вознаграждения в личных, учебных, информационных и иных общественно полезных целях. Особенно много изъятий было предусмотрено в отношении публичного использования произведений. Так, допускалось воспроизведение в кино, по радио и телевидению публично произнесенных речей, докладов, а также выпущенных в свет произведений литературы, науки и искусства, публичное исполнение выпущенных в свет произведений и т.д. Можно отметить, что наличие возможности свободного публичного использования произведений позволяло гражданам широко пользоваться обнародованными произведениями, а авторам приносило известность и возможность получать доход от других видов использования их произведений, что в целом способствовало развитию творчества и повышению уровня культуры общества.

В настоящее время законодательством РФ предусмотрены исключения из авторского права, которые можно классифицировать по целям использования произведений: в личных, информационных, учебных, научных и др. Следует подчеркнуть, что практически все цели являются полезными и важными для общества.

В то же время введение в законодательство и применение ограничений авторских прав само имеет ограничения. Как подчеркивал А.В. Малько, ограничения «должны занимать в правовом режиме лишь строго отведенное место, употребляться в качестве надежных элементов, направляющих свободную энергию на достижение позитивных целей. Другими словами, в ситуации, когда рыночные отношения отвергают приоритет правовых ограничений, последние призваны дополнять основные, ведущие средства — правовые стимулы» .

Теория государства и права: Курс лекций.

В ст. 10 Договора ВОИС по авторскому праву сформулированы условия применения ограничений и исключений авторских прав (так называемый трехступенчатый тест):

Ограничения применяются в определенных особых случаях, не наносят ущерба нормальному использованию произведения, необоснованным образом не ущемляют законные интересы правообладателя.

В ст. 13 Соглашения ТРИПС имеются аналогичные положения общего характера: о том, что государства — участники Соглашения сводят ограничения или изъятия в отношении исключительных прав до особых случаев, которые не вступают в противоречие с обычным использованием произведения и необоснованно не ущемляют законные интересы владельца прав.

Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) // Всемирная торговая организация: документы и комментарии: Сб. / Под ред. С.А. Смирнова. М., 2001.

Указанные нормы имплементированы в российское законодательство. Так, в соответствии с абз. 2 п. 5 ст. 1229 ГК РФ ограничения исключительных интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации могут устанавливаться при условии, что они не наносят неоправданного ущерба обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации и не ущемляют необоснованно интересы правообладателей, что позволяет защитить правообладателей от неправомерного расширительного толкования норм об ограничении исключительных прав.

В последнее время на фоне расширения авторских правомочий тенденция к увеличению числа случаев свободного использования произведений сохраняется и развивается. Так, Директива Европейского парламента и Совета Европейского союза от 22 мая 2001 г. 2001/29/ЕС «О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе» (не вступила в силу) содержит достаточно много положений, направленных на рост числа случаев свободного использования произведений в общественных интересах.

Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации»: опубликован 8 февраля 2012 г. // URL: http://www.rg.ru/2012/02/07/gk-site-dok.html.

Предложенные изменения представляются своевременными и обоснованными, их принятие способствовало бы гармоничному развитию общества, ведь законодательство в области охраны авторских прав должно содействовать образованию и культуре путем охраны произведений и других объектов и установления исключений из этих прав или их ограничений в общественных интересах, особенно с целью образования и обучения.

Вместе с тем с развитием новых технологий и средств коммуникации возникают новые проблемы в области применения ограничений авторского права. В связи с этим Президент РФ в Послании «Группе двадцати» от 3 ноября 2011 г. выдвинул ряд принципиально новых предложений по поводу расширения перечня случаев свободного использования произведений в общественных целях. В частности, предлагается ввести квазисвободное использование любого контента, размещенного в сети Интернет, любым пользователем Интернета в личных целях. Юридически это предлагается реализовать путем установления презумпции согласия правообладателя на использование контента пользователем для личных целей. При этом указанное согласие может быть «отозвано» правообладателем посредством направления пользователю уведомления. Для соответствующего уведомления правообладатель вправе использовать различные технические средства, включая внедрение электронных меток в эталонные образцы контента. Кроме того, рекомендуется установить презумпцию, согласно которой использование объектов авторского и смежных прав в сети Интернет считалось бы свободным, если правообладатель не заявит об обратном. При этом должно быть предусмотрено установление минимального уровня защиты, не требующего заявления правообладателя. Эти и другие предложения отвечают потребностям общества и вполне могут быть восприняты в отношении использования произведений не только в сети Интернет.

При этом при реализации хотя бы частично названных предложений в нормативно-правовое регулирование авторских прав будет введен принципиально новый вид ограничения — ограничение в объеме, установленном автором.

Можно сделать вывод, что ограничения исключительных авторских прав являются средством обеспечения свободного использования произведений. Установление и нормативное закрепление ограничений авторских прав в гражданском законодательстве РФ направлены на обеспечение общественных интересов; дальнейшее развитие регулирования авторско-правовых отношений в условиях информационного общества во многом связано с развитием данного института.

Bibliography

Belyackin S.A. Novoe avtorskoe pravo v ego osnovnyh principah. SPb., 1912.

Gribanov V.P. Osush’estvlenie i zash’ita grazhdanskih prav. M., 2000.

Lutkova O., Chernysh D. Konvencionnoe regulirovanie svobodnogo ispol’zovaniya proizvedenij v transgranichnom kommercheskom oborote // Avtorskoe pravo i smezhnye prava. 2011. N 12.

Sudarikov S.A. Fundamental’nye principy intellektual’noj sobstvennosti // Pravo intellektual’noj sobstvennosti. 2007. N 2.

Teoriya gosudarstva i prava: Kurs lekcij / Pod red. N.I. Matuzova, A.V. Mal’ko. 2-e izd., pererab. i dop. // URL: http://bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/index.htm.

Trud i pravo. Avtorskoe pravo i smezhnye prava. 1999. N 5 — 6.

Ограничения исключительного права

Гражданский кодекс РФ предусматривает большое количество случаев свободного использования произведений, однако только часть из них может быть отнесена к базам данных.

В качестве первого ограничения можно указать рассмотренное выше правило об исчерпании права, предусматривающего возможность собственника оригинала или экземпляра произведения свободно перепродавать или дарить его (ст. 1272).

Одним из самых важных ограничений исключительного права является свободное воспроизведение правомерно обнародованного произведения в личных целях (ст. 1273 ГК РФ). Однако в силу указания ГК РФ это ограничение напрямую будет применяться к базам данных только в случаях, предусмотренных ст. 1280 ГК РФ, которые будут рассмотрены далее. Следует заметить, что использование базы данных в этих случаях возможно независимо от того, применяется ли база данных в личных целях или нет, — упоминание этих случаев в ст. 1273 ГК РФ введено лишь в целях ясности.

В иных случаях использовать базу данных в личных целях без согласия правоообладателя возможно, если использование не выходит за пределы незначительной части базы данных. Если же база данных входит в состав программы для ЭВМ, то ее использование в личных целях без согласия правообладателя исключено полностью.

Как разъяснили Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ, под личными целями в ст. 1273 ГК РФ понимается некоммерческое использование соответствующего экземпляра для удовлетворения собственных потребностей или потребностей обычного круга семьи этого гражданина (который определяется судом с учетом конкретных обстоятельств рассматриваемого дела) [1] . Таким образом, в любом случае коммерческое использование базы данных будет находиться за пределами данного случая свободного использования.

Сказанное относится лишь к базе данных в целом: на материалы, входящие в состав базы данных, правило о свободе воспроизведения в личных целях будет распространяться полностью.

Из всего списка случаев свободного использования произведений, содержащегося в ст. 1274 ГК РФ, к базам данных могут быть применены три.

Статья написана по материалам сайтов: lektsia.com, wiselawyer.ru, studme.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector