Россия отменяет американское авторское право

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по законодательству назвал эту меру ударом под дых американцам»

Москва. 13 апреля. INTERFAX.RU — Россия сможет производить товары без разрешения правообладателей в США и в поддерживающих их странах.

Такая норма содержится во внесенном в Госдуму законопроекте, который предусматривает ответные меры на американские санкции.

К мерам воздействия на США и поддерживающие их в антироссийских действиях страны предлагается отнести «исчерпание исключительного права на товарные знаки в отношении товаров по перечню, определенному правительством РФ, правообладателями которых являются граждане США и иных иностранных государств, организации, находящиеся под юрисдикцией США и иных иностранных государств, а также организации, в капитале которых прямо или косвенно, в том числе, через третьих лиц (преобладающее участие более 25% в капитале) участвуют организации, находящиеся под юрисдикцией США и иных иностранных государств».

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов пояснил «Интерфаксу», что речь идет о том, что эта норма фактически означает, что «мы сможем сами производить ту продукцию, если мы обладаем технологией, без разрешения правообладателя».

«То есть мы бьем под дых американцам, поскольку все успехи и, прежде всего, доминирование англо-саксонского, западного мира обеспечивается именно правом интеллектуальной собственности, и мы наносим удар по этому праву», — сказал Емельянов.

Ранее в пятницу стало известно, что главы всех четырех фракций Госдумы, а также председатель нижней палаты парламента Вячеслав Володин внесли законопроект об ответных мерах на объявленные 6 апреля антироссийские санкции со стороны США.

Документ предусматривает, в частности, ограничения на поставку в Россию товаров и услуг американского происхождения (сельхозпродукции, сырья и продовольствия, лекарств, IT-технологий), а также прекращение или приостановку сотрудничества с США и поддерживающими их странами в атомной отрасли, авиастроении, ракетно-двигательной отрасли.

Споры о неосязаемом: громкие иски по авторскому праву

Конец апреля ознаменован празднованием дат, посвященных интеллектуальной собственности. 23 числа отмечается всемирный день книг и авторского права, а 26 апреля — всемирный день интеллектуальной собственности. Интересные случаи отстаивания своих прав — в нашей подборке.

Пират против пиратов

«Пиратские партии» существуют практически в любой стране мира. Они борются за отмену авторского права и распространение любого контента в свободном доступе. Одна из самых известных подобных организаций — Политическая пиратская партия Германии. В данном случае примечателен ее лидер — Юлия Шрамм. В политике девушка с 20 лет. Она добилась определенного влияния в Германии и открыто выступала против закона об авторском праве. Однако в возрасте 26 лет Шрамм неожиданно оказалась по другую сторону баррикад.

Оказывается, выступать за свободное распространение интеллектуальной собственности легко, только не имея такой собственности. В 2012 году Юлия написала и издала книгу «Кликни меня. Признания интернет-эксгибиционистки», посвященную актуальным для нее вопросам свободы распространения информации. Девушка заключила контракт с издателем, книгу опубликовали и — вот незадача — она стала бестселлером. Произведение быстро распространялось в электронных библиотеках и файлообменниках.

Тут бы Юлии и обрадоваться, но лидер пиратской партии совместно с издательством неожиданно начала преследовать свой электорат. Незаконные копии книги начали удалять из открытого доступа. Это, конечно, не то, чего ожидали от главы пиратской партии и имидж политического движения был изрядно подпорчен. Проблема заключается в том, что по контракту права на книгу принадлежат издательству и перейдут к Шрамм лишь через 10 лет. А пока девушка успокаивает сторонников своей партии тем, что выдержки из книги размещены в ее блоге.

BMW и Газпромнефть: спор за алфавит

В том же 2012 году немецкому автопроизводителю BMW не понравилось название топлива G-Drive компании «Газпромнефть». Дело в том, что в линейке баварского концерна к этому моменту имелись мультимедийная система iDrive, полноприводная трансмиссия xDrive, система управления автомобилем MDrive, задний привод SDrive и концепция движения от электротяги eDrive.

Компания BMW рассудила, что застолбила за собой право на использование любых букв со словом Drive. С этим аргументом юристы концерна заявили о намерении заблокировать бренд G-Drive. Вначале баварцы обратились в российскую палату по патентным спорам, однако ведомство поддержало «Газпромнефть». Тогда юристы BMW направились в суд, но и здесь немцам не повезло. В инстанции пришли к выводу, что слово drive слишком распространено, чтобы заявлять о правах на него.

Алёнка vs. Алина

Самое шоколадное из представленных разбирательств началось в 2008 году, когда московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» обратилась в федеральную антимонопольную службу. Производитель «Алёнки» заявил о нарушении белгородской фабрикой «Славянка», выпускавшей шоколадки «Алина», антимонопольного законодательства.

Как было установлено в судах, фабрика «Славянка» в упаковке своего шоколада использовала аналогичную цветовую гамму с изображением девочки «в похожем цветастом головном платке, из-под которого выбивается челка». «Красный Октябрь» требовал взыскания более 310 миллионов рублей с белгородских кондитеров.

Спор между московскими и белгородскими шоколатье дошел до Высшего арбитражного суда и был отправлен в первую инстанцию. В итоге, разбирательство длилось два с половиной года и закончилось подписанием мирового соглашения. «Славянка» прекратила выпуск «Алины» и обязалась выплатить «Красному Октябрю» 15 миллионов рублей. Последний, в свою очередь, отказался от рассчитанной судом компенсации в 37 миллионов рублей.

Спор о вымышленном персонаже

Все помнят персонажа то ли белки, то ли крысы из мультфильма «Ледниковый период». На протяжении всех частей доисторических приключений зверек пытается добыть желудь. В 2000 году (за два года до выхода мультфильма в прокат) о своих правах на персонажа заявила довольно скандальная нью-йоркская художница Айви Суперсоник (Айви Зильберштейн). По ее словам, персонаж крысобелки был создан ею еще в 1999 году, а исполнительные продюсеры компании 20th Century Fox украли у нее идею.

Казалось бы, все обстоятельства на стороне Айви. Репортаж о претензиях художницы был показан CNN за два года до появления «Ледникового периода» на экранах. Персонажа Айви зовут Sqrat (squirrel (белка) + rat (крыса)), зверя кинокомпании — Scrat. Fox попыталась решить дело миром, однако Зильберштейн отказалась от предложенной компенсации в 300 тысяч долларов. В итоге художница проиграла в двух инстанциях, включая апелляционную.

Родился — плати

Интересная история вышла с самой знаменитой песней — поздравлением с днем рождения. «Happy birthday to you» исполняется на всех языках во всех странах мира. Тем не менее коммерческое ее исполнение без отчислений правообладателю в США запрещено. Поэтому песню редко можно услышать, например, в американских фильмах.

Авторами песни являются сестры Пэтти и Милдред Дж. Хилл. Они написали ее в 1893 году. В то время Пэтти работала директором детского сада, а ее младшая сестра в нем же была пианисткой. Изначально песня называлась «Good morning to all» и исполнялась для приветствия нового ученика в группе. Позднее права на мелодию перешли родственникам сестер, а сама песня трансформировалось в то, что знает весь мир.

Официально авторские права на «Happy birthday to you» были утверждены в 1935 году и по законам США истекут только к 2030 году. Ежегодно отчисления за коммерческое использование песни приносят правообладателям два миллиона долларов. В то же время в соседней Канаде, где действие авторского права длится 50 лет после смерти автора, срок уже истек и песня стала народным достоянием. Поэтому, если хотите снять кино про день рождения — езжайте в Канаду.

Законы об авторском праве в США и России: 12 «можно» и «нельзя»

Приведенные ниже 12 «можно» и «нельзя», возможно, помогут лучше понять, что вы можете делать, публикуя информацию в сети, а что нет.

Указанные рекомендации соответствуют законам США – и их обязательно нужно принять во внимание, если вы широко используете информацию американских источников в своей деятельности. Если вы работаете с информацией на территории России – для каждого пункта мы приводим соответствия в российском законодательстве (Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах»). Так что – будьте внимательны и бдительны.

Можно:

1. Использовать публичную информацию.

В США вы можете спокойно использовать информацию, находящуюся в открытом доступе: федеральные государственные документы США, материалы до 1923 года и материалы до 1977 года, на которых не было значка авторского права.

В России же объектом авторских прав не являются официальные документы (законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), их официальные переводы – то есть, картина почти та же, что и в Америке. Ещё не из «не-объектов» авторского права у нас отметим – государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и иные государственные символы и знаки), произведения народного творчества и публичные сообщения о событиях и фактах информационного характера.

2. Цитировать то, что вам кажется интересным.

США: Закон об авторском праве гласит, что цитаты можно критиковать, комментировать или использовать в новостях без каких-либо ограничений. Стоит также помнить, что цитатой является небольшая часть целой работы, и она не должна полностью повторять сам материал.

Россия: российский закон (статья 19) разрешает примерно то же – цитировать можно без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора и источника заимствования.

3. Пользоваться фактами и идеями.

США: Закон об авторском праве защищает воспроизведение фактов и идей. То есть, нельзя копировать форму, сочетание и структуру документов, в которых изложены идеи, но не сами идеи. Вы можете смело использовать идеи и факты, прочитанные в новостях и на веб-сайтах.

Россия: авторское право не распространяется не только на сами идеи и факты, но и на сообщения о них.

Таким образом, вы можете смело использовать идеи и факты, почерпнутые из новостей и на веб-сайтах – как из американских, так и из российских источников.

4. Использовать материалы, которые не защищены авторским правом.

Кроме фактов и идей существует также множество другой информации, которая не защищена авторским правом: имена, схожие символы, списки ингредиентов, короткие фразы, заголовки, методики и слоганы. Но помните, что есть исключения, и какие-то из них могут оказаться вне этого списка. Эти правила справедливы как для заокеанской, так и для нашей родной действительности.

5. Использовать имя или логотип компаний, если речь идет о них.

Торговые марки призваны защищать компанию от использования ее логотипа или имени в целях отторжения от нее потребителей. Если вы обсуждаете компанию или анализируете ее действия, вы можете «использовать ее имя или логотип». Такова ситуация в США.

А в законе, действующем в нашей стране, такие понятия не затронуты. То есть, авторское право на них не распространяется. Зато они подпадают под действие «О товарных знаках (торговых марках), знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Но это уже отдельная история. В общем, у нас всё логично: упоминать торговую марку в материале про неё, конечно же, можно, а использовать чужую марку в коммерческих целях – вне закона.

6. Использовать имя компании в названии сайта.

Как уже было сказано в предыдущем пункте, позволяется использовать имя компании, если вы не преследуете цели отвернуть от нее потребителей, и если вы не говорите от ее имени. Это применимо и к доменным именам. Кто-то может использовать имя компании в части названия своего сайта, чтобы порочить ее имя. Например, microsoftsucks.com =)

Это интересно:  Как проверить авторские права на музыку instagram

Это справедливое для США правило отчасти применимо и в России: использовать имя компании как часть названия сайта допустимо, но выступление от имени компании или (не дай Бог! 🙂 ) использование имени с целью наживы – противоречит закону «О товарных знаках (торговых марках), знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», а также подпадает под некоторые статьи Уголовного Кодекса.

«Нельзя»

Нельзя:

7. Думать, что если вы не порочите имя автора, то правонарушения нет.

Многие люди ошибочно полагают, что если они хвалят автора, то нарушения нет. Материал можно использовать, только если вы имеете прямое разрешение обладателя прав.

Юридически справедливо как для США, так и для РФ.

8. Копировать материала, если на нем не стоит знака авторских прав.

В законодательстве США до 1977 года закон требовал наличия знака для подтверждения авторского права. В 1978 году в закон было внесено изменение, и наличие знака перестало быть обязательным. Это значит, что любая опубликованная авторская работа, будь она в цифровом виде или нет, автоматически делает автора единственным владельцем прав на нее, даже если знак отсутствует.

В нашей стране действует железное правило: «Незнание закона не освобождает от ответственности». В применении к предмету статьи правило можно перефразировать примерно так: «Незнание имени автора не освобождает от необходимости соблюдения авторских прав». Поэтому, даже если на материале, который вы хотите использовать (в любом виде, даже как часть для собственного производного материала) не указано имя автора, необходимо выяснить информацию о правообладателе и узнать условия, на которых он разрешает публикацию материала. Таким образом, использование материала, на котором не указано имени автора, в нашей стране может быть нарушением авторских прав со всеми вытекающими юридическими последствиями.

9. Считать, что значки и лиценции Creative Commons позволяют свободно и безвозмездно копировать чьи-то работы.

Американская некоммерческая организация Creative Commons, созданная с благородной целью распространения творческих идей и обмена ими, выступающая за реформу авторских прав, выпускает лицензии, которые позволяют свободно использовать ту или иную творческую работу. Хотя лицензии Creative Commons менее строги, чем авторское право, их не стоит интерпретировать как «бери и копируй». Чтобы понять, что можно делать с материалом, маркированным «СС», нужно узнать, какого рода эта лицензия. Одни могут требовать только соблюдения уважения к автору, другие позволяют модифицировать информацию, но обязывают сохранять уже имеющуюся лицензию.

В России лицензии американской Creative Commons едва ли обладают существенной юридической силой, по крайней мере, пока. Вернее сказать, лицензии CC действуют, если они не противоречат Закону об авторском праве. Движение CC в России только начинается (см. сайт http://ccrussia.org/). Возможно, ситуация поменяется после вступления в силу 4-й части Гражданского Кодекса (1 января 2008 г.), уделяющей большое внимание вопросам лицензий. Посему пользоваться преимуществами лицензий Creative Commons по большому счёту не стоит. В данном случае нужно очень тщательно изучить нюансы российского законодательства об авторском праве.

10. Копировать материал, если вы не используете его в коммерческих целях.

Хотя коммерческое использование информации – одна из самых важных причин обращения авторов в суд, она далеко не единственная. Даже если материал не используется для получения прибыли, это не значит, что вы не нарушаете права, при отсутствии прямого разрешения обладателя прав.

Эти правила универсальны для всего цивилизованного мира. «Просто так» копировать или перепечатывать любой материал, даже если вы это делаете не в коммерческих целях, нельзя — это может противоречить закону. Получать разрешения и выполнять условия обладателя прав – обязательно, как в США, так и в России.

11. Считать, что удаление материала решит все проблемы.

Многие копируют в Интернете различные тексты и изображения и думают, что достаточно будет удалить их с веб-сайта, если автор того потребует. Удаление информации не освободит вас от ответственности.

То есть, всё то же, что и в предыдущем пункте.

12. Копировать материал, если невозможно найти автора.

Если автора материала не удается найти, то это не дает права свободно использовать информацию. Даже если получится найти e-mail автора и отослать ему письмо, а ответа на вашу просьбу не придет, в случае использования такой информации вы все равно будете нарушать закон – это справедливо для США и России.

Изменения в законодательстве РФ об авторском праве и смежных правах

В.И. Еременко, начальник отдела права Евразийского патентного ведомства, доктор юридических наук.

Российская газета. 2004. 28 июля.

Принятие Федерального закона обусловлено необходимостью приведения его положений в соответствие с Конституцией РФ, другими законодательными актами РФ, с прогрессивными положениями международных договоров, в которых Россия участвует или предполагает участвовать (например, Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности — Соглашение ТРИПС).

Следует признать, что принятие Федерального закона было связано со значительными трудностями. Его прохождение в коридорах власти было не из легких.

Проект федерального закона был внесен в Государственную Думу 27 декабря 2001 г. и принят в первом чтении 16 октября 2002 г. Только 14 мая 2004 г. проект принимается в третьем чтении, однако 26 мая 2004 г. он не находит одобрения в Совете Федерации, что приводит к созданию согласительной комиссии.

Компромиссный вариант Федерального закона принят Государственной Думой 25 июня 2004 г., одобрен Советом Федерации 7 июля 2004 г. и подписан Президентом РФ 21 июля 2004 г.

Но если первоначальный законопроект затрагивал почти все статьи Закона об авторском праве и смежных правах, то Федеральный закон внес изменения в 12 статей и дополнил указанный Закон тремя статьями.

В связи с вышеизложенным нельзя согласиться с утверждением о реформировании правового регулирования авторских и смежных прав. Вряд ли эти изменения можно назвать даже значительными.

Однако пора переходить к анализу нововведений в Законе Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон).

Новая редакция ст. 2 Закона приведена в соответствие со ст. 3 Гражданского кодекса РФ, которая ограничивает понятие «гражданское законодательство» нормативными актами уровня не ниже федерального закона.

Важно также то, что из ст. 2 Закона исключены слова «а также принимаемых на основе настоящего Закона законодательных актов республик в составе Российской Федерации», чем снято ранее существовавшее противоречие со ст. 71 «о» Конституции РФ, согласно которой правовое регулирование интеллектуальной собственности отнесено к ведению Российской Федерации. Следует признать, что упомянутое выше изменение назрело уже давно, с конца 1993 г., и могло и должно было войти в число изменений Закона, принятых в 1995 г.

В ст. 2 Закона включена странная запись о том, что законодательство РФ об авторском праве и смежных правах «состоит из Гражданского кодекса Российской Федерации». Вполне очевидно, что законодательство РФ об авторском праве и смежных правах не может состоять из всего Гражданского кодекса РФ. Именно такой вывод вытекает из буквального толкования вышеупомянутой записи. Вполне приемлемой была запись из прежней редакции этой статьи, согласно которой законодательство РФ об авторском праве и смежных правах состоит из настоящего Закона, являющегося частью гражданского законодательства РФ. Такая запись подтверждала теоретический вывод о том, что законодательство об авторском праве и смежных правах — это подотрасль гражданского законодательства, а авторское право — институт гражданского права.

Исключено также из ст. 2 положение о «лидирующей» роли Закона в законодательстве РФ об авторском праве и смежных правах. В ныне действующей редакции этой статьи имеется указание на то, что законодательство РФ об авторском праве и смежных правах состоит из федеральных законов. Это означает, что могут приниматься федеральные законы, которые детализируют отдельные положения Закона или вносят в него изменения или дополнения, либо федеральные законы, в которых содержатся отдельные положения в сфере авторского права и смежных прав.

Принимая общий Закон 1993 г., законодатель должен был избежать отмеченных выше противоречий со специальным Законом 1992 г., однако этого не было сделано. К сожалению, не удалось устранить отмеченные противоречия между двумя законами, что, несомненно, негативно скажется на правоприменительной практике.

Изменения коснулись ст. 5 Закона, посвященной сфере действия авторского права.

Во все три подпункта п. 1 этой статьи внесены поправки, имеющие редакционный характер и направленные на улучшение понимания смысла этого пункта.

В п. 2 этой статьи внесено уточнение — слово «впервые» после слова «считается». Теперь произведение также считается впервые опубликованным в Российской Федерации, если в течение 30 дней после даты первого опубликования за пределами России оно было опубликовано на территории нашей страны. Указанное изменение связано с приведением российского авторского права в соответствие с положениями ст. 3 Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. с последующими изменениями (далее — Бернская конвенция).

Важное дополнение этой статьи заключается в новом п. 4, с которым разработчики законопроекта связывают далеко идущие правовые последствия для нашей страны. Этот пункт выглядит следующим образом: «Предоставление на территории Российской Федерации охраны произведению в соответствии с международными договорами Российской Федерации осуществляется в отношении произведений, не перешедших в общественное достояние в стране происхождения произведения вследствие истечения установленного в такой стране срока действия авторского права и не перешедших в общественное достояние в Российской Федерации вследствие истечения предусмотренного настоящим Законом срока действия авторского права.

При предоставлении охраны произведению в соответствии с международными договорами Российской Федерации срок действия авторского права на территории Российской Федерации не может превышать срок действия авторского права, установленный в стране происхождения произведения».

Для нашего анализа важен абзац первый п. 4 ст. 5 Закона. Включая указанный абзац в ст. 5 Закона, разработчики законопроекта полагали, что они вводят в российское авторское право принцип «обратной силы» действия Бернской конвенции.

В Бернской конвенции указанным вопросам посвящена ст. 18. Согласно п. 1 этой статьи настоящая Конвенция применяется ко всем произведениям, которые к моменту ее вступления в силу не стали еще общественным достоянием в стране происхождения вследствие истечения срока охраны. В этом и заключается принцип «охраняемости» произведений. Он же — принцип «обратной силы». В п. 2 ст. 18 Бернской конвенции указано, что если вследствие истечения ранее представленного произведению срока охраны оно стало уже общественным достоянием в стране, в которой истребуется охрана, то охрана этого произведения не возобновляется. В этом пункте закреплен принцип «неохраняемости» произведений. В силу п. 3 ст. 18 Бернской конвенции применение указанного принципа (речь идет как о принципе «обратной силы», так и о принципе «неохраняемости» произведений) определяется положениями специальных конвенций, которые заключены или будут заключены с этой целью между странами Союза . При отсутствии таких положений соответствующие страны определяют каждая для себя условия применения данного принципа.

По состоянию на 24 сентября 2004 г. Бернский союз насчитывает 157 государств.

Как следует из вышеизложенного, принцип «обратной силы» применяется либо в соответствии с положениями специальных конвенций, либо согласно условиям, разработанным страной самостоятельно.

Каковы же условия действия упомянутого выше принципа в Российской Федерации? Данный щекотливый вопрос регулируется Постановлением Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1224 «О присоединении Российской Федерации к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений в редакции 1971 г., Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 г. и Дополнительным протоколам 1 и 2, Конвенции 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного производства их фонограмм» .

Это интересно:  Способы обмана в интернет магазинах

СЗ РФ. 1994. N 29. Ст. 3046.

В п. 2 указанного Постановления предписывается поручить Министерству иностранных дел РФ оформить присоединение Российской Федерации к Конвенциям и Протоколам, указанным в п. 1 настоящего Постановления, уведомив при этом, что действие Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений не распространяется на произведения, которые на дату вступления этой Конвенции в силу для Российской Федерации уже являются на ее территории общественным достоянием.

Следует особо подчеркнуть, что в упомянутом выше Постановлении речь идет об уведомлении, направленном Генеральному директору Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), а не об оговорке к Бернской конвенции, что не мешает ряду авторов упрямо повторять, что Россия присоединилась к Бернской конвенции с оговоркой. В целом по вопросу о применении принципа «обратной силы» по Бернской конвенции написаны десятки работ. Однако представляется целесообразным обратиться к мнению автора, являющегося инициатором принятия упомянутого выше Постановления Правительства РФ N 1224. Так, говоря о толковании Россией п. 2 ст. 18 Бернской конвенции, Э.П. Гаврилов дает ему исчерпывающее и юридически выверенное объяснение: «Когда иностранный автор создает свое произведение, то вначале это произведение существует в неопубликованном виде. Неопубликованные произведения иностранного автора в России всегда пользуются авторско-правовой охраной. Если произведению предоставляется правовая охрана, то это значит, что течет (исчисляется) срок его охраны. Если такое неопубликованное иностранное произведение будет затем опубликовано в России или в стране, связанной с Россией международным договором по авторскому праву, то охрана этого произведения продолжается. Если же такое произведение будет опубликовано в стране, которая не связана с Россией международным договором по авторскому праву, то охрана этого произведения прекратится до того, как истек полный срок охраны. А это значит, что Россия не обязана охранять те иностранные произведения, которые на дату вступления России в Бернскую конвенцию (13 марта 1995 г.) были опубликованы и не охранялись в России» . Примечательно, что на решение России по этому вопросу повлияла позиция США, которые, присоединившись к Бернской конвенции с 1 марта 1989 г., не применили к произведениям иностранных граждан принцип «обратной силы».

Гаврилов Э. Россия не нарушает международных обязательств по охране авторских прав // Российская юстиция. 2001. N 11.

Следовательно, законодатель с подачи разработчиков законопроекта осознанно не счел нужным отменять действующее и в настоящее время толкование принципа «обратной силы» по Бернской конвенции. Не спасает положение адептов введения в России принципа «обратной силы» и то обстоятельство, что из п. 1 ст. 28 Закона исключен абзац второй, согласно которому произведения, которым на территории Российской Федерации никогда не предоставлялась охрана, также считаются перешедшими в общественное достояние. Ведь общепринятое толкование принципа «обратной силы» в России не отменено.

Чтобы завершить тему толкования принципа «обратной силы» по Бернской конвенции, необходимо рассмотреть новый п. 4 ст. 35 Закона («Сфера действия смежных прав»). Этот пункт почти дословно повторяет абзац первый п. 4 ст. 5 Закона, кроме, естественно, указания на объекты смежных прав — исполнения, фонограммы, передачи в эфир, передачи по кабелю. Здесь принцип «обратной силы» и вовсе неприменим к России, поскольку он не закреплен в международных договорах Российской Федерации. Так, в п. 2 ст. 20 Международной конвенции об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций от 26 октября 1961 г. (Римская конвенция) указано, что ни одно договаривающееся государство не обязано применять положения настоящей Конвенции к имевшим место исполнениям или передачам в эфир, к фонограммам, первая запись которых была осуществлена до даты вступления настоящей Конвенции в силу для такого государства.

Вступила в силу в отношении Российской Федерации с 26 мая 2003 г.

Согласно п. 3 ст. 7 Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм от 29 октября 1971 г., вступившей в силу для России с 13 марта 1995 г., ни одно государство-участник не обязано выполнять положения настоящей Конвенции в отношении фонограмм, записанных до вступления в силу настоящей Конвенции на территории данного государства.

В связи с бурным развитием Интернета у авторов появился новый вид исключительных прав — право на доведение до всеобщего сведения. В литературе он получил название интернет-права или интернет-правомочия. Появление нового вида исключительных прав обусловлено расширительным толкованием судами отдельных положений Закона, в основном ст. 4 «Основные понятия», ст. 16 «Имущественные права». Как правило, интернет-право связывалось либо с правом на воспроизведение, либо с правом на публичный показ, либо с правом на сообщение для всеобщего сведения по кабелю.

В новой редакции Закона интернет-право получило законодательное закрепление. Так, п. 2 ст. 16 Закона дополнен новым абзацем следующего содержания: «сообщить произведение таким образом, при котором любое лицо может иметь доступ к нему в интерактивном режиме из любого места и в любое время по своему выбору (право на доведение до всеобщего сведения)». Иными словами, автор имеет право сам осуществлять или разрешать другим лицам (например, лицензиату по договору) размещение своего произведения в Интернете. Следует отметить, что новое интернет-правомочие не определено (в отличие от сообщения для всеобщего сведения по кабелю) в ст. 4 Закона, посвященной основным понятиям.

Следует особо отметить, что новое интернет-право по сути дублирует, и это подтверждает судебная практика, право на сообщение для всеобщего сведения по кабелю. Несомненно, что доведение до всеобщего сведения является одним из способов сообщения произведения. Указанный вывод подтверждает также международное договорное право. Например, согласно ст. 8 Договора ВОИС по авторскому праву от 20 декабря 1996 г. авторы литературных и художественных произведений пользуются исключительным правом разрешать любое сообщение своих произведений для всеобщего сведения по проводам или средствами беспроволочной связи, включая доведение своих произведений до всеобщего сведения таким образом, что представители публики могут осуществлять доступ к таким произведениям из любого места и в любое время по их собственному выбору. В последнем случае речь идет, конечно, о сообщении произведений для всеобщего сведения с использованием Интернета.

Сходные по содержанию нормы включены в п. 2 ст. 37 «Права исполнителя» и п. 2 ст. 38 «Права производителя фонограммы» Закона. Вполне естественно, что они относятся соответственно к сообщению записи исполнения или постановки для всеобщего сведения и сообщению фонограммы для всеобщего сведения.

Общим для всех упомянутых выше изменений Закона, относящихся к интернет-праву, является то обстоятельство, что они вступают в силу с 1 сентября 2006 г. (п. 2 ст. 2 Федерального закона).

Как ни печально, но в связи с появлением в нашей жизни новой реальности — Интернета возникли проблемы, связанные с коллизией законодательства о свободном получении информации гражданами и законодательством в области авторского права и смежных прав. Сказанное в полной мере относится к новой редакции ст. 19 Закона, дополненной новым п. 2, в то время как прежний текст стал п. 1 этой статьи.

Первое предложение п. 2 ст. 19 не вносит ничего нового в право граждан на безвозмездное получение информации в библиотеках: допускается без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения предоставление во временное безвозмездное пользование библиотеками экземпляра произведений, введенных в гражданский оборот законным путем. Изъятие из упомянутого выше права, которое в принципе исключает пользователей от получения информации в цифровой среде, содержится во втором предложении п. 2 ст. 19 Закона. Согласно этому предложению экземпляры произведений, выраженных в цифровой форме, в том числе экземпляры произведений, предоставляемых в порядке взаимного использования библиотечных ресурсов, могут предоставляться во временное безвозмездное пользование только в помещениях библиотек при условии исключения возможности создать копии этих произведений в цифровой форме.

Что означает исключение возможности создать копии произведений в цифровой форме? При буквальном толковании этой нормы в случае записи произведения на диске его воспроизведение на экране компьютера означает создание его копии в оперативной памяти, видеопамяти, а также, как правило, на жестком диске. А это уже нарушение чужого авторского права. В целом комментируемое нововведение существенно затрудняет пользователям получение информации в электронной форме и изменяет баланс интересов между пользователями и авторами в пользу последних.

Существенное усиление позиций авторов и иных правообладателей прослеживается также на примере новой редакции ст. 27 Закона, посвященной срокам действия авторского права.

Сроки, указанные в п. 1, 3, 4 и 5 этой статьи, увеличены соответственно с 50 до 70 лет. Увеличение срока действия авторского права в России до 70 лет является оптимальным, поскольку соответствует ее международно-правовым обязательствам. Как известно, Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими Сообществами и их государствами-членами — с другой, подписанное 24 июня 1994 г., содержит приложение 10, согласно которому Россия обязуется продолжить обеспечение уровня защиты, аналогичного уровню, существующему в Сообществе, включая эффективные средства обеспечения соблюдения таких прав. Директива Совета ЕС 93/98 от 29 октября 1993 г. «Гармонизация срока охраны авторских и смежных прав» предусматривает увеличение этого срока до 70 лет после смерти автора.

Соответственно увеличены сроки охраны авторских прав в законодательствах государств — членов ЕС.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что в обновленной редакции ст. 27 Закона отсутствует норма, содержавшаяся в тексте первоначального законопроекта, согласно которой сроки, предусмотренные настоящей статьей, применяются во всех случаях, когда юридический факт, указанный в настоящей статье в качестве основания для начала течения срока, имел место не ранее чем за 70 лет до вступления в силу Закона.

Указанное обстоятельство лишний раз свидетельствует о том, что новая редакция Закона не предусматривает принцип «обратной силы» вышеуказанным положением о сроках действия авторского права. Вместе с тем следует указать, что Федеральный закон (п. 3 ст. 2) содержит двусмысленное положение, в соответствии с которым сроки, предусмотренные настоящим Федеральным законом, применяются во всех случаях, если 50-летний срок действия авторского права не истек на день вступления в силу настоящего Федерального закона.

Именно эти внутренние противоречия в Федеральном законе лишний раз свидетельствуют о том, что разработчикам законопроекта не удалось внедрить в российское авторское законодательство принцип «обратной силы» по Бернской конвенции.

В ст. 39 Закона урегулированы вопросы использования фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, без согласия ее производителя и исполнителя. В п. 1 этой статьи указано, что в изъятие из положений ст. 37 и 38 настоящего Закона допускается без согласия производителя фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, и исполнителя, исполнение которого записано на такой фонограмме, но с выплатой вознаграждения: публичное исполнение фонограммы; передача фонограммы в эфир; сообщение фонограммы для всеобщего сведения по кабелю. Вместе с тем бросается в глаза противоречие между положениями п. 1 ст. 39 и положениями ст. 37 и 38 Закона: право на публичное исполнение того исполнения, которое записано на коммерческую фонограмму, а также записи самой коммерческой фонограммы и право на передачу в эфир или по кабелю исполнения и записи коммерческой фонограммы не выводятся ни из одного из правомочий, принадлежащих исполнителю (ст. 37), а также ни из одного из правомочий, принадлежащих производителю фонограммы.

Однако разработчики законопроекта не сочли нужным устранить отмеченное явное противоречие. Статья 39 Закона лишь дополнена новым п. 1.1 следующего содержания: «Положения пункта 1 настоящей статьи не распространяются на доведение до всеобщего сведения фонограммы». Иными словами, усилены позиции исполнителей и производителей фонограмм, которые размещены в сети Интернет, поскольку не предусмотрены изъятия из исключительного права правообладателей в форме доведения до всеобщего сведения.

Это интересно:  Применимое право интернет торговля

Указанное выше дополнение к ст. 39 Закона вступает в силу с 1 сентября 2006 г.

Наибольшее количество изменений и дополнений внесено в раздел V Закона «Защита авторских и смежных прав».

Изменения коснулись ст. 48 и 49 Закона; кроме того, раздел V Закона дополнен новыми ст. 48.1, 48.2 и 49.1. Принята новая редакция п. 1 ст. 48 Закона, в котором предусмотрены виды ответственности (в настоящее время за «незаконное использование произведений или объектов смежных прав либо иное нарушение предусмотренных настоящим Законом авторского права или смежных прав»). Как и прежде, это гражданско-правовая (ранее была указана «гражданская»), административная и уголовная ответственность. По сути эти изменения носят косметический характер.

К важным нововведениям можно отнести положения новой ст. 48.1 Закона, предусматривающей технические средства защиты авторского права и смежных прав. Указанное дополнение отвечает передовым тенденциям в развитии международного права в сфере авторского права, в частности ст. 11 Договора ВОИС по авторскому праву, в которой говорится о соответствующей правовой охране и эффективных средствах правовой защиты существенных технических средств, используемых авторами в связи с осуществлением их прав.

Здесь также чувствуется воздействие Директивы ЕС 2001/29/ЕС от 22 мая 2001 г. «О гармонизации определенных аспектов авторских и смежных прав в информационном сообществе».

Под техническими средствами защиты авторского права и смежных прав согласно п. 1 ст. 48.1 Закона понимаются любые технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведениям или объектам смежных прав, предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором, обладателем смежных прав или иным обладателем исключительных прав, в отношении произведений или объектов смежных прав.

В п. 2 ст. 48.1 Закона сформулирован запрет на обход технических средств защиты авторских и смежных прав. Так, не допускаются в отношении произведений или объектов смежных прав:

  • осуществление без разрешения правообладателей действий, направленных на снятие ограничений использования произведений или объектов смежных прав, установленных путем применения технических средств защиты авторского права и смежных прав;
  • изготовление, распространение, сдача в прокат, предоставление во временное безвозмездное пользование, импорт, реклама любого устройства или его компонентов, их использование в целях получения дохода либо оказание услуг, в случаях, если в результате таких действий становится невозможным использование технических средств защиты авторского права и смежных прав либо эти технические средства не смогут обеспечить надлежащую защиту указанных прав.

Однако анализ упомянутых выше положений, в целом эффективных для защиты интересов правообладателей, приводит к неутешительному выводу о том, что они пока представляют собой холостой выстрел в направлении потенциальных правонарушителей.

Во-первых, эти положения не подкреплены ссылками на соответствующие санкции за их нарушение.

Во-вторых, такие санкции, равно как и составы правонарушения, согласно особенностям, российского права должны быть сосредоточены в Кодексе РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) и в Уголовном кодексе РФ (далее — УК РФ).

В первоначальном законопроекте (ст. 48.1) была закреплена норма, согласно которой за совершение действий, направленных на обход технических средств защиты авторских и смежных прав, наступает такая же ответственность, какая предусмотрена законодательством РФ за нарушение авторских и смежных прав.

Упомянутая выше норма, естественно, вызвала возражения при ее обсуждении и была исключена из законопроекта, поскольку в КоАП РФ (ст. 7.12) и УК РФ (ст. 146) закреплены иные составы правонарушения. Кроме того, разработчики законопроекта упустили возможность представить проекты соответствующих изменений и дополнений в КоАП РФ и УК РФ, которые учитывали бы специфику технических средств защиты авторского права и смежных прав.

В окончательный вариант Федерального закона не попали нормы ст. 7 первоначального законопроекта о приведении в соответствие с Федеральным законом нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ и о принятии нормативных правовых актов, обеспечивающих реализацию положений Федерального закона.

Круг замкнулся. Нужные для общества нормы о запрете обхода технических средств защиты авторского права и смежных прав из-за нерадивости разработчиков законопроекта повисли в воздухе, так как не могут применяться на практике.

Сказанное выше в полной мере относится и к ст. 48.2 Закона «Информация об авторском праве и смежных правах».

В п. 1 этой статьи дается понятие «информация об авторском праве и смежных правах»: это любая информация, которая идентифицирует произведение (объект смежных прав), автора, обладателя смежных прав или иного обладателя исключительных прав, либо информация об условиях использования произведения (объекта смежных прав), которая содержится на экземпляре произведения (объекта смежных прав), приложена к ним или появляется в связи с сообщением для всеобщего сведения либо доведением до всеобщего сведения таких произведений (объекта смежных прав), а также любые цифры и коды, в которых содержится такая информация.

В соответствии с п. 2 этой статьи в отношении произведений (объектов смежных прав) не допускаются:

  • удаление или изменение без разрешения правообладателей информации об авторском праве и о смежных правах;
  • воспроизведение, распространение, импорт в целях распространения, публичное исполнение, сообщение для всеобщего сведения, доведение до всеобщего сведения произведений (объектов смежных прав), в отношении которых без разрешения правообладателей была удалена информация об авторском праве и о смежных правах.

Упомянутые выше нормы в принципе корреспондируют нормам ст. 12 Договора ВОИС по авторскому праву, в которой речь идет об обязательствах в отношении информации об управлении правами. Приходится с сожалением констатировать, что и в этом случае разработчики законопроекта вышли за рамки предмета регулирования Закона.

Существенной переработке подверглась ст. 49 Закона, в которой установлены гражданско-правовые и иные меры защиты авторских и смежных прав.

При определении способов защиты авторских и смежных прав сделана ссылка на способы, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, т.е. на ст. 12 ГК РФ, в которой закреплен примерный перечень таких способов (п. 1 ст. 49 Закона).

В п. 2 ст. 49 Закона определены дополнительные способы защиты авторских и смежных прав. Так, обладатели исключительных прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от 10 тыс. руб. до 5 млн. руб., определяемом по усмотрению суда, арбитражного суда или третейского суда исходя из характера нарушения;
  • в двукратном размере стоимости экземпляров произведений или объектов смежных прав либо в двукратном размере стоимости прав на использование произведений или объектов смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведений или объектов смежных прав.

При этом обладатели исключительных прав вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования произведений (объектов смежных прав) либо за допущенные правонарушения в целом.

В связи с вышеизложенным можно сделать вывод о серьезном усилении положения авторов и иных правообладателей, что в целом можно приветствовать, несмотря на определенное нарушение гражданско-правового принципа соразмерности возмещения убытков причиненному вреду и на штрафной характер компенсации.

В соответствии с п. 3 ст. 49 Закона авторы и исполнители (в случае нарушения их личных неимущественных или имущественных прав) также вправе требовать от нарушителя возмещение морального вреда.

Несколько расширен по сравнению с ранее действующим законодательством перечень органов, в которые правообладатели вправе обратиться за защитой своих исключительных прав: суд, арбитражный суд, третейский суд, органы прокуратуры, органы дознания, органы предварительного следствия (п. 4 ст. 49 Закона).

В п. 5 ст. 49 Закона закреплено правомочие организации, управляющей имущественными правами на коллективной основе, обращаться в суд от своего имени с заявлениями в защиту нарушенных авторских и (или) смежных прав лиц, управление имущественными правами которых осуществляется такой организацией, в порядке, установленном законом.

Вполне очевидно, что эту норму следует толковать расширительно в том смысле, что коллективное управление имущественными правами осуществляется не одной, а несколькими организациями, о чем непосредственно указано в разделе IV Закона.

В новую редакцию ст. 49 Закона не вошла норма п. 2 ст. 49 в ранее действовавшей редакции, согласно которой помимо возмещения убытков, взыскания дохода или выплаты компенсации в твердой сумме суд (арбитражный суд) за нарушение авторских или смежных прав взыскивает штраф в размере 10% от суммы, присужденной судом в пользу истца, который направляется в соответствующие бюджеты, что представляется вполне оправданным, поскольку публично-правовые санкции за нарушение частных интересов неуместны.

Положения о конфискации, которые ранее составляли содержание п. 4 ст. 49 Закона, выделены в отдельную ст. 49.1 Закона «Конфискация контрафактных экземпляров произведений или фонограмм».

Если ранее контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежали обязательной конфискации по решению суда (судьи единолично), а также по решению арбитражного суда, то в настоящее время предусмотрена отсылка к законодательству РФ. Так, согласно п. 1 ст. 49.1 контрафактные экземпляры произведений или фонограмм, а также материалы и оборудование, используемые для воспроизведения контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, и иные орудия совершения правонарушения подлежат конфискации в судебном порядке в соответствии с законодательством РФ.

Согласно ст. 243 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято (конфисковано) у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения, в том числе в административном порядке.

В КоАП РФ имеются общее положение о конфискации (ст. 3.7), а также порядок исполнения постановления о конфискации (ст. 32.4). В ст. 7.12 КоАП РФ за ввоз, продажу, сдачу в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода, в случаях если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными, предусмотрена, в частности, конфискация контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

Общие нормы УК РФ о конфискации имущества (ст. 52) утратили силу. Поскольку конфискация имущества устанавливалась только за тяжкие и особо тяжкие преступления, незаконное использование объектов авторского права или смежных прав (ст. 146 УК РФ) не наказывалось конфискацией имущества и, естественно, не наказывается в настоящее время.

В заключение представляется целесообразным осветить некоторые так называемые переходные положения, которые не рассматривались ранее.

Положения Федерального закона вступают в силу со дня его официального опубликования (т.е. с 28 июля 2004 г.), кроме тех указанных ранее положений, которые вступят в силу с 1 сентября 2006 г. и применяются к отношениям в области авторского права и смежных прав, возникшим после вступления его в силу.

При этом по отношениям, возникшим до вступления в силу Федерального закона, последний применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после вступления его в силу.

Авторское право юридических лиц, возникшее до вступления в силу Закона, прекращается по истечении 70 лет со дня правомерного обнародования произведения, а если оно не было обнародовано, — со дня создания произведения.

Статья написана по материалам сайтов: www.tvc.ru, www.cyberstyle.ru, wiselawyer.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector