+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Распоряжение исключительными смежными правами

Возможность распоряжения исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации — одно из основных прав обладателя исключительных прав (правообладателя).

В Части четвертой ГК РФ поименованы договоры, которыми опосредуется оборот прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

В соответствии с п. 1 ст. 1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, в том числе путем заключения:

— договора об отчуждении исключительного права;

В соответствии с п. 1 ст. 1234 ГК РФ по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).

Таким образом, по договору об отчуждении исключительного права правообладатель отчуждает в полном объеме, а приобретатель приобретает соответствующее исключительное право *(11).

По конструкции п. 1 ст. 1234 договор об отчуждении исключительного права может быть как реальным (. одна сторона передает. ), так и консенсуальным (. одна сторона обязуется передать. ). Реальный договор считается заключенным, когда стороны совершают фактические действия, например, одна сторона передает другой стороне объект договора. Консенсуальный договор считается заключенным, когда стороны в определенной законом форме договорились обо всех существенных условиях договора.

Принимая во внимание нематериальный характер объекта договора об отчуждении исключительного права, представляется сомнительной целесообразность использования конструкции реального договора. По мнению Э.П. Гаврилова, . в сфере интеллектуальных прав все охраняемые объекты являются нематериальными. Они не могут передаваться договорному партнеру, а потому все договоры в этой сфере должны считаться «консенсуальными»» *(12).

Особенностью договоров об отчуждении исключительного права является ответственность за нарушение условий такого договора.

Прежде всего, в соответствии с п. 5 ст. 1234 ГК РФ при существенном нарушении приобретателем обязанности выплатить правообладателю в установленный договором об отчуждении исключительного права срок вознаграждение за приобретение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации прежний правообладатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков, если исключительное право уже перешло к его приобретателю.

Если исключительное право не перешло к приобретателю, то при нарушении им обязанности выплатить в установленный договором срок вознаграждение за приобретение исключительного права правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора.

Буквальное толкование указанного положения может привести к выводу о том, что любое нарушение обязательства по выплате вознаграждения влечет вышеуказанные последствия. Однако более обоснованной представляется точка зрения, в соответствии с которой не любое нарушение обязательства по выплате вознаграждения будет квалифицировано как существенное, т.е. не любое нарушение обязательства по выплате вознаграждения влечет указанные в п. 5 ст. 1234 ГК РФ последствия.

В том случае, если нарушение обязательства по выплате вознаграждения является существенным, последствия его неисполнения или ненадлежащего исполнения зависят от того, перешло исключительное право к приобретателю или нет.

Таким образом, вопрос о характере ответственности связан с моментом перехода исключительного права от правообладателя к правоприобретателю.

Если существенным образом нарушены обязательства по оплате вознаграждения по договору, по которому исключительные права перешли от правообладателя к правоприобретателю в момент согласования сторонами существенных условий договора (консенсуальный договор), правообладатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков.

Если существенным образом нарушены обязательства по оплате вознаграждения по договору, по которому исключительные права на момент нарушения обязательства не перешли от правообладателя к правоприобретателю, правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Указанная норма представляет собой предусмотренный законом случай одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ).

Форма договора об отчуждении исключительного права — письменная.

Существенными условиями договора об отчуждении исключительного права являются предмет (п. 1 ст. 432 ГК РФ) и размер вознаграждения (п. 3 ст. 1234 ГК РФ).

При определении предмета договора об отчуждении исключительного права целесообразно на основании п. 1 ст. 6 ГК РФ (аналогия закона) применять положения п. 6 ст. 1235 ГК РФ о лицензионном договоре, в соответствии с которым при определении предмета договора следует указывать номера и даты выдачи документа, удостоверяющего исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

В соответствии с п. 1 ст. 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

В качестве общих для всех лицензионных договоров восприняты положения Патентного закона, в соответствии с которыми, если в лицензионном договоре не указана территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности, лицензиат вправе осуществлять их использование на всей территории Российской Федерации, если не указан срок — в течение 5 лет, но не более срока действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. Таким образом, территория и срок не являются установленными законом существенными условиями лицензионного договора.

Форма лицензионного договора — по общему правилу письменная.

Существенными условиями лицензионного договора являются предмет договора — результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера и даты выдачи документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство) (п. 1 ст. 432 ГК РФ, п. 6 ст. 1235 ГК РФ), способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (п. 6 ст. 1235 ГК РФ) и размер вознаграждения (п. 5 ст. 1235 ГК РФ).

Лицензионные договоры могут предусматривать:

— предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (простая (неисключительная) лицензия);

— предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия).

При отсутствии упоминания в договоре о характере лицензии, лицензия предполагается простой (неисключительной).

В соответствии с п. 3 ст. 1236 ГК РФ в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации могут содержаться условия, предусмотренные для лицензионных договоров разных видов. Такой договор будет смешанным договором (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

В соответствии с п. 4 ст. 1237 ГК РФ при нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства либо объектов смежных прав лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора. Указанная норма представляет собой предусмотренный законом случай одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 1238 ГК РФ при письменном согласии лицензиара лицензиат может по договору предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу (сублицензионный договор). Буквальное толкование указанной нормы свидетельствует о том, что согласие лицензиара на заключение сублицензионного договора может быть изложено как в тексте договора, так и в отдельном документе, исходящем от лицензиара.

Следует отметить, что договоры об отчуждении исключительного права и лицензионные договоры опосредуют передачу прав на все указанные в п. 1 ст. 1225 ГК РФ результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

Подчеркивая гражданско-правовой характер договоров, связанных с оборотом прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, п. 2 ст. 1233 указывает на применение к таким договорам общих положений об обязательствах и договорах. Несмотря на то, что ранее в юридической литературе гражданско-правовой характер авторских договоров, договоров об уступке патента и лицензионных договоров не подвергался сомнению *(13), прямое указание об этом в ГК РФ представляется важным и обоснованным.

Необходимо отметить, что возможность распоряжения исключительным правом не исчерпывается указанными типами договоров *(14). Так, в Части четвертой ГК РФ упоминается договор залога исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. Представляется возможным заключение, например, договора дарения исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

Вопрос. Распоряжение исключительным правом.

Распоряжение исключительным правом возможно двумя способами: путем отчуждения права (заключения договора об отчуждении исключительного права) или путем предоставления права использования объекта интеллектуальной собственности в установленных договором пределах (заключения лицензионного договора).
По договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).
По лицензионному договору одна сторона – обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.
По общему правилу, данные договоры носят возмездный, консенсуальный и взаимный характер.
При отсутствии в возмездном договоре о распоряжении исключительным правом условия о цене (размере вознаграждения или порядке его определения) договор считается не заключенным.
Договоры о распоряжении исключительным правом заключаются, как правило, в письменной форме, а в случаях, указанных в ГК РФ, подлежат государственной регистрации.
Виды лицензионных договоров:

1) простая (неисключительная) лицензия – лицензиар сохраняет право выдавать лицензии другим лицам;
2) исключительная лицензия – лицензиар не вправе выдавать лицензии другим лицам в отношении данного способа использования объекта интеллектуальной собственности.

Если лицензионным договором не предусмотрено иное, лицензия предполагается простой (неисключительной).
Сублицензионный договор – договор, по которому лицензиат при письменном согласии лицензиара может предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу.
Принудительная лицензия – предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности на основании решения суда в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ.
Специальное правовое регулирование предусмотрено ГК РФ для использования результатов интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта (кинофильма, театрально-зрелищного представления, единой технологии и т. п.). Организатор создания сложного объекта приобретает право указывать свое имя (наименование) и право на использование соответствующих результатов интеллектуальной деятельности по договорам об отчуждении права (если интеллектуальный продукт специально создан для сложного объекта) или лицензионным договорам. При этом лицензионные договоры заключаются на весь срок и в отношении всей территории действия соответствующего исключительного права, если договором не предусмотрено иное.

78 вопрос. Права, смежные с авторскими: понятие, субъекты, содержание, защита.

В соответствии с действующим законодательством защите подлежат не только авторские права, но и права, смежные с авторскими. Данным правам посвящена гл. 71 Гражданского Кодекса. Кроме того, отношения, связанные со смежными правами, регулируются рядом специальных подзаконных нормативных актов, а также некоторыми международными соглашениями, в частности Женевской конвенцией 1971 года об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм, участником которой Россия является с 1995 г., и Римской конвенцией 1961 года об охране прав артистов-исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций.

Общие положения. Определение прав, смежных с авторскими, дано в п. 1 ст. 1303 Гражданского Кодекса. Смежными с авторскими правами (смежными правами) являются интеллектуальные права на результаты исполнительской деятельности (исполнения), фонограммы, сообщение в эфир или по кабелю радио– и телепередач (вещание организаций эфирного и кабельного вещания), содержание баз данных, а также на произведения науки, литературы и искусства, впервые обнародованные после их перехода в общественное достояние. К смежным правам относится исключительное право, а в случаях, предусмотренных ГК, также личные неимущественные права.

Объектами смежных прав являются:

· исполнения (включая постановки), фонограммы;

· сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания, базы данных в части их охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их содержание материалов;

· произведения науки, литературы и искусства, обнародованные после их перехода в общественное достояние, в части охраны прав публикаторов таких произведений.

Под исполнениями понимаются исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров-постановщиков спектаклей, выраженные в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств. Важно отметить, что смежные права исполнителей возникают лишь тогда, когда «живое» исполнение записывается либо передается по каналам эфирного или кабельного вещания.

Фонограмма — это любая, но исключительно звуковая запись исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение.

Радио– или телепередачи представляют собой совокупности звуков и (или) изображений или их отображений, сообщаемые в эфир или по кабелю.

Как и в случае авторских прав, для возникновения, осуществления и защиты смежных правне требуется регистрация их объекта или соблюдение каких-либо иных формальностей (ст. 1304 Гражданского Кодекса). В соответствии со ст. 1305 Гражданского Кодекса изготовитель фонограммы и исполнитель, а также иной обладатель исключительного права на фонограмму или исполнение вправе для оповещения о принадлежащем ему исключительном праве использовать знак охраны смежных прав, который помещается на каждом оригинале или экземпляре фонограммы и (или) на каждом содержащем ее футляре. Указанный знак состоит из трех элементов:

1. латинской буквы «Р» в окружности;

2. имени или наименования обладателя исключительного права;

3. года первого опубликования фонограммы.

При этом под экземпляром фонограммы понимается ее копия на любом материальном носителе, изготовленная непосредственно или косвенно с фонограммы и включающая все звуки или часть звуков либо их отображения, зафиксированные в этой фонограмме. Подотображением звуков понимается их представление в цифровой форме, для преобразования которой в форму, воспринимаемую слухом, требуется использование соответствующих технических средств.

Как предусматривает ст. 1306 Гражданского Кодекса, использование объектов смежных прав без согласия правообладателя и без выплаты вознаграждения допускается в случаях свободного использования произведений (ст. 1273, 1274, 1277, 1278 и 1279 Гражданского Кодекса), а также в иных случаях, предусмотренных гл. 71 данного Кодекса.

В отношении смежных прав применяются те же либо аналогичные тем, что регулируют соответствующие отношения по поводу авторских прав, положения, касающиеся договора об отчуждении исключительного права на объект таких прав, лицензионного договора о предоставлении права использования последнего, технических средствах защиты смежных прав, информации о них, ответственности за нарушение исключительного права на объект смежных прав, обеспечении иска по делам о нарушении этих прав (ст. 1307 – 1312 Гражданского Кодекса).

Права на исполнение. В § 2 гл. 71 Гражданского Кодекса содержатся нормы, относящиеся к правам на исполнение. В частности, в ст. 1313 Гражданского Кодекса дается определениеисполнителя. Согласно этому определению, исполнителем (автором исполнения) признается гражданин, творческим трудом которого создано исполнение, – артист-исполнитель (актер, певец, музыкант, танцор или другое лицо, которое играет роль, читает, декламирует, поет, играет на музыкальном инструменте или иным образом участвует в исполнении произведения литературы, искусства или народного творчества, в том числе эстрадного, циркового или кукольного номера), а также режиссер-постановщик спектакля (лицо, осуществившее постановку театрального, циркового, кукольного, эстрадного или иного театрально-зрелищного представления) и дирижер.

Статья 1314 Гражданского Кодекса устанавливает смежные права на совместное исполнение, которые практически не отличаются от ранее изложенных прав соавторов произведений науки, литературы и искусства.

Права исполнителя определены в ст. 1315 Гражданского Кодекса. Согласно п. 1 данной статьи, исполнителю принадлежат:

· исключительное право на исполнение;

· право на неприкосновенность исполнения.

Согласно норме п. 2 ст. 1315 Гражданского Кодекса исполнители осуществляют свои права с соблюдением прав авторов исполняемых произведений. В то же время права исполнителя признаются и действуют независимо от наличия и действия авторских прав на исполняемое произведение, что свидетельствует об их самостоятельном характере (п. 3 указанной статьи).

Статья 1316 Гражданского Кодекса аналогично авторским правам предусматривает охрану авторства, имени исполнителя и неприкосновенности исполнения после смерти исполнителя.

Важное значение для охраны интересов исполнителя имеет ст. 1317 Гражданского Кодекса, регламентирующая исключительное право на исполнение. В соответствии с названной статьей исполнителю принадлежит исключительное право использовать исполнение в соответствии со ст. 1229 Гражданского Кодекса любым не противоречащим закону способом, в том числе способами, указанными ниже. Исполнитель может распоряжатьсяисключительным правом на исполнение.

В соответствии с п. 2 ст. 1317 Гражданского Кодекса использованием исполнениясчитается:

1. сообщение в эфир;

2. сообщение по кабелю;

3. запись исполнения;

4. воспроизведение записи исполнения;

5. распространение записи исполнения путем продажи или иного отчуждения ее оригинала или экземпляров, представляющих собой копии такой записи на любом материальном носителе;

6. действие, осуществляемое в отношении записи исполнения и предусмотренное в п. 1 и 2;

7. доведение записи исполнения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к записи исполнения из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения);

8. публичное исполнение записи исполнения;

9. прокат оригинала или экземпляров записи исполнения.

В публичных интересах закон допускает ограничение исключительного права на исполнение. Так, данное право не распространяется на воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю и публичное исполнение записи исполнения в случаях, когда такая запись была произведена с согласия исполнителя, а ее воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю либо публичное исполнение осуществляется в тех же целях, для которых было получено согласие исполнителя при записи исполнения (п. 3 ст. 1317 Гражданского Кодекса).

По общему правилу исключительное право на исполнение действует в течение всей жизни исполнителя, но не менее 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором осуществлены исполнение, либо запись исполнения, либо сообщение исполнения в эфир или по кабелю. По истечении срока действия исключительного права на исполнение это право переходит в общественное достояние. К исполнению, перешедшему в общественное достояние, соответственно применяются правила ст. 1282 Гражданского Кодекса.

Согласно норме ст. 1320 Гражданского Кодекса к правам на исполнение, созданное исполнителем в порядке выполнения служебного задания, в том числе к правам на созданное в таком порядке совместное исполнение, применяются правила ст. 1295 указанного Кодекса.

Право на фонограмму. Право организаций эфирного и кабельного вещания. Право изготовителя базы данных Право публикатора на произведение науки, литературы или искусства. Достаточно подробно в законе регламентированы также смежные права производителя фонограммы, организаций эфирного и кабельного вещания, изготовителя базы данных, публикатора (ст. 1322 – 1344 Гражданского Кодекса). Так, исключительное право на фонограмму действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором была осуществлена запись. В случае обнародования фонограммы исключительное право действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором она была обнародована при условии, что фонограмма была обнародована в течение 50 лет после осуществления записи.

В соответствии со ст. 1331 Гражданского Кодекса исключительное право на сообщение радио– или телепередачи действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором имело место сообщение радио– или телепередачи в эфир или по кабелю.

Исключительное право изготовителя базы данных возникает в момент завершения ее создания и действует в течение 15 лет, считая с 1 января года, следующего за годом ее создания. Исключительное право изготовителя базы данных, обнародованной в указанный период, действует в течение 15 лет, считая с 1 января года, следующего за годом ее обнародования. Указанные выше сроки возобновляются при каждом обновлении базы данных (ст. 1335 Гражданского Кодекса).

Исключительное право публикатора на произведение возникает в момент обнародования этого произведения и действует в течение 25 лет, считая с 1 января года, следующего за годом его обнародования (ст. 1340 Гражданского Кодекса).

Смежные права

Структура законодательства в области охраны смежных прав. Содержание исключительных смежных прав и срок их действия. Правовое регулирование авторских отношений. Распоряжение исключительными правами. Авторский договор об отчуждении имущественных прав.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 26.03.2013
Размер файла 49,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

ГЛАВА 1. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ СМЕЖНЫХ ПРАВ В СТРУКТУРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ.

1.1 Понятие смежных прав

1.2 Структура законодательства в области охраны смежных прав

1.3 Международные соглашения в области охраны смежных прав

ГЛАВА 2. СОДЕРЖАНИЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ СМЕЖНЫХ ПРАВ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ.

2.1 Содержание исключительных смежных прав и срок их действия

2.2 Распоряжение исключительными смежными правами

2.3 Анализ судебной практики по защите смежных прав

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Возникновение смежных прав относится к периоду после первой мировой войны, с развитием новых технологий, обусловивших появление радио, кино, грампластинок, а затем телевещания, аудиокассет и т.п.

Термин «смежные права» в основном употребляется в правовых системах романо-германской семьи. Англо-саксонской системе это понятие неизвестно. Так, в США термин авторское право «copyright» относится как к объектам авторского права, так и к фонограммам. Рузакова О.А. Право интеллектуальной собственности. — М.: МФПА, 2004.

В России смежные права стали охраняться с принятием в 1991 г. Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. Наряду с охраной прав авторов произведений науки, литературы и искусства российское авторское право признает и охраняет права исполнителей, производителей фонограмм и организаций эфирного и кабельного вещания. Права указанных лиц ввиду их близости и тесной связи с правами авторов именуются смежными правами.

Понятие смежных прав было дано и в связи с тем, что большинство объектов смежных прав не могут существовать без объектов авторского права и, соответственно, производны от них.

Дело в том, что многие авторы сами не могут и не хотят исполнять свои произведения, а предоставляют это право известным музыкантам, певцам, которые в свою очередь могут передать право на запись своего выступления производителям фонограмм и право на передачу в эфир организации эфирного вещания, права которых также носят исключительный характер и подлежат защите, как и авторские права.

Актуальность темы заключается в том, что понятие смежных прав впервые появилось в 1993 г. в законе «Об авторских и смежных правах», а затем получило дальнейшее развитие в главе 71 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Со временем появлялись новые объекты смежных прав, такие, как право изготовителя базы данных и право публикатора на произведение науки, литературы или искусства.

Законодатель конкретизировал содержание исключительного права по каждому из объектов смежных прав и закрепил особую форму договоров в гражданском праве — лицензионных договоров, на основании которых правообладатель мог распорядиться своим исключительным правом.

Целью данного исследования явилось изучение новейших положений законодательства в области правовой охраны и защиты смежных прав, а также соответствия российского законодательства базовым международным конвенциям в области смежных прав.

Исходя из поставленной цели, решены следующие задачи:

1) изучение роли и значения смежных прав в структуре интеллектуальной собственности;

2) раскрытие содержания смежных прав по российскому законодательству.

ГЛАВА 1. СМЕЖНЫЕ ПРАВА В СТРУКТУРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

1.1 Понятие смежных прав

Смежные права являются самостоятельным институтом интеллектуальной собственности. Однако они неразрывно связаны с институтом авторских прав, ведь наряду с охраной прав авторов произведений науки, литературы и искусства российское авторское право признает и охраняет права исполнителей, производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания, создателей баз данных и публикаторов произведений, перешедших в общественное достояние. Права указанных лиц ввиду их близости и тесной связи с правами авторов именуются смежными правами и перечисляются в ч. 1 ст. 1303 ГК РФ.

Изначально правовое регулирование авторских отношений ни в одной стране не ставило вопроса о каких-либо правах исполнителей или режиссеров и не решало его. В таких действиях просто не было потребности, так как практически все акты творчества уникальны, ограничены во времени и пространстве, отсутствовали средства, способные воспроизвести то же произведение в ином месте и в иное время.

История появления этих прав тесно связана с историей развития техники, в том числе радио- и телевещания и вопроизводящих устройств. В этом вопросе я считаю правильной точку зрения Стремецкой Н. Л.: «Так же как изобретение книгопечатания усложнило контроль авторов за использованием их сочинений, так и современные средства записи и связи усложнили контроль исполнителей, создателей записей за незаконным использованием исполнения и постановок». Стремецкая Н.Л. Взаимосвязь авторского права и смежных прав как институтов гражданского права // Законодательство. 2002. №8. По мере развития техники и технологий, предоставляющих новые возможности по воспроизведению результатов творческой деятельности, стали появляться первые нормы, предусматривающие защит прав исполнителей и организаций, создающих такие средства. Первоначально к ним относились граммофонные пластинки, которые сразу же стали подделываться, а права исполнителей часто не соблюдались.

Это интересно:  18 основания передачи прав на произведение

Сегодня в России сформировалось законодательство о смежных правах, практически совпадающее с общими мировыми принципами правового регулирования рассматриваемых отношений.

По мнению одного из ведущих российских специалистов в области гражданского права, А. П. Сергеева, необходимость охраны такой разновидности смежных прав, как права артистов-исполнителей, признавалась большинством юристов уже давно. Однако взгляды на возможные формы охраны результатов исполнительского творчества разделились. По мнению одной группы ученых, в результате творческой деятельности исполнителей создается новый объект авторского права — произведение исполнительского искусства, права на который должны охраняться в рамках авторского права в его узком смысле. Другие ученые считали, что говорить о создании артистами-исполнителями новых произведений при всем уважении к их труду было бы явной натяжкой. Эта вторая точка зрения, в справедливости которой убеждает и международный опыт охраны прав исполнителей, и была, в конечном счете, воспринята российским законодательством. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3 / Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева [и др.]; под ред. А. П. Сергеева. — М. : ТК Велби, 2009.

К смежным правам относят исключительное право, а также некоторые специально предусмотренные законом личные неимущественные права.

Объекты смежных прав отражают логику классификации самих таких прав. К ним относятся:

1) исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров — постановщиков спектаклей (исполнения), если такие исполнения выражаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств;

2) фонограммы, т.е. любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение;

3) сообщения передач организаций эфирного и кабельного вещания, в том числе передач, созданных самой такой организацией либо по ее заказу за счет ее средств другой организацией;

4) базы данных в части их охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их содержание материалов;

5) произведения науки, литературы и искусства, обнародованные после их перехода в общественное достояние, в части охраны прав публикаторов таких произведений.

1.2 Структура законодательства в области охраны смежных прав

Смежные права стали охраняться в России лишь с 4 августа 1992 г. Именно тогда на территории РФ были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденные 31 мая 1991 г. (далее — Основы гражданского законодательства). Общие нормы Основ гражданского законодательства получили развитие в Законе об авторском праве, который посвятил смежным правам специальный раздел, уточнявший состав охраняемых смежных прав.

Ранее действовавшее законодательство, в частности Гражданский кодекс РСФСР 1964 г., охраняло лишь права организаций эфирного вещания, признавая за ними авторское право на радио- и телепередачи.

Введение Основ гражданского законодательства положило начало развитию института смежных прав. Однако их субъектами признавались только организации эфирного вещания. Согласно п. 3 ст. 141 Основ гражданского законодательства, организациям эфирного вещания принадлежало право разрешать другим организациям ретрансляцию, запись и воспроизведение их передач. Кроме того, организациям эфирного вещания также право разрешать публичное воспроизведение телевизионных передач за плату в местах, доступных неопределенному кругу лиц.

Раздел IV Основ гражданского законодательства включал две статьи, вводившие охрану прав исполнителей, создателей звуко- и видеозаписей и организаций эфирного вещания. Однако поскольку эти статьи носили достаточно общий характер и не давали ответов на многие вопросы, реальной охраны смежных прав они не гарантировали.

Дальнейшее развитие института смежных прав, а вместе с ним и расширение прав организаций вещания связано с принятием Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г. № 5351-I (далее — ЗоАП), который в соответствии с п. 1 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 9 июля 1993 г. № 5352-I «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» вступил в силу со дня его опубликования, т.е. с 3 августа 1993 г.

В ЗоАП, с принятием которого раздел IV Основ гражданского законодательства перестал применяться на территории РФ, смежным правам посвящен специальный раздел, обеспечивающий значительно более полное их регулирование. Следует отметить, что с принятием этого Закона изменился и состав охраняемых смежных прав. Из числа субъектов смежных прав оказались исключены создатели видеозаписей, но наряду с организациями эфирного вещания обладателями смежных прав признаны организации кабельного вещания. Указанные изменения обусловлены стремлением сблизить правовое регулирование смежных прав в российском законодательстве с наиболее распространенной мировой практикой и положениями Римской конвенции об охране прав артистов-исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций 1961 г. Что же касается видеозаписей, то их охрана осуществляется нормами авторского права как аудиовизуальных произведений.

Итак, в III разделе ЗоАП, посвященном смежным правам, предусмотрено, на какие объекты признаются смежные права, кто является их обладателем, срок действия смежных прав, а также их содержание. К объектам смежного права по закону относятся: исполнение (постановка), фонограмма, передача организаций эфирного и кабельного вещания. Соответственно обладателями смежных прав являются исполнители, производители фонограмм, организации эфирного и кабельного вещания и их правопреемники. Содержание смежных прав составляют имущественные права, аналогичные в значительной степени с авторскими имущественными правами, у исполнителей содержание смежного права составляют также неимущественные права: право на имя и право на защиту исполнения или постановки от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству исполнителя. Смежные права на исполнение действуют в течение 50 лет после первого исполнения или постановки. Права в отношении производителя фонограммы действуют в течение 50 лет после ее первой записи, если фонограмма не была опубликована в течение этого срока, в отношении организаций эфирного вещания права действуют в течение 50 лет после осуществления такой организацией первой передачи в эфир.

ЗоАП утратил силу с 1 января 2008 г. в связи с принятием четвертой части ГК РФ, которая посвящена регулированию правоотношений в сфере авторского права и смежных прав (гл. 71 ГК РФ). Была введена охрана двух новых объектов смежных прав — содержания баз данных и публикаций произведений, перешедших в общественное достояние. Гл. 71 ГК РФ конкретизировала и дополнила нормы ранее существовавшего ЗоАП. Вот некоторые из этих изменений: было дано новое определение фонограмме (отныне это любая исключительно звуковая запись исполнений или иных звуков либо их отображений), за исполнителем впервые было закреплено право авторства (ст. 1313 и 1315 ГК РФ), было введено понятие «служебное исполнение», что, по мнению специалистов, практически свело к нулю все исключительные смежные права исполнителей. ИС. Авторское право и смежные права, № 9, 2007. Также были расширены правомочия теле- и радиокомпаний по распоряжению сообщениями в эфир и по кабелю передач были существенно расширены: телерадиокомпания получила исключительное право на воспроизведение вещания на любых носителях, а также путем записи в память ЭВМ, на публичное исполнение и т.д.

Я считаю, что российское законодательство имеет важное значение в регулировании отношений в области авторского и смежного права. При этом не следует умалять значение Конституции Российской Федерации (далее — Конституция РФ), которая имеет высшую юридическую силу во внутригосударственном законодательстве. Некоторые ее положения непосредственно затрагивают вопросы авторского права и смежных прав. Так ст. 44 Конституции РФ гарантирует свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества.

Среди подзаконных актов важное значение имеют указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. В частности постановлениями Правительства РФ утверждены минимальные ставки авторского вознаграждения за публичное исполнение произведения, за воспроизведение произведений путем звукозаписи, за сдачу экземпляров звукозаписей и аудиовизуальных произведений /видеофильмов/ в прокат.

Оценивая современное состояние авторского законодательства России, можно отметить мнение ведущих специалистов в области авторских и смежных прав: «Прежде всего, с его принятием российское авторское право впервые за всю его историю сблизилось с уровнем авторско-правовой охраны, которая обеспечивается в большинстве развитых стран мира. Первый серьезный шаг к этому был сделан Основами гражданского законодательства 1991 г., однако содержащиеся в них нормы были явно не достаточны для урегулирования возникающих на практике вопросов. Иными словами, если Основы гражданского законодательства определили принципиальный подход законодателя к регулированию авторско-правовых отношений, то Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» впервые подробно регламентировал все основные их аспекты с учетом гарантий, которые обеспечиваются Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений. Что касается отношений, связанных со смежными правами, то их развернутое правовое регулирование вообще дано впервые в истории российского законодательства. При этом безусловным достоинством Закона является то, что подавляющая часть его норм рассчитана на прямое применение». Мэггс П.Б., Сергеев А.П. Интеллектуальная собственность. — М.: Юристъ, 2000. Впоследствии, ЗоАП был заменен частью четвертной ГК РФ, расширившей и конкретизировавшей его положения.

На сегодняшний день в России сформировалось законодательство о смежных правах, практически совпадающее с общими мировыми принципами правового регулирования рассматриваемых отношений.

1.3 Международные соглашения в области охраны смежных прав

Начало международно-правовой охране авторских и смежных прав было положено еще в 1886 г. подписанием Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений. Она была принята 9 сентября 1886 года в Берне (Швейцария). Первыми участниками конвенции были Бельгия, Германия, Франция, Испания, Великобритания, Тунис и Швейцария. Спустя много лет, 13 марта 1995 года участником Бернской конвенции стала и Российская Федерация.

Значимость Бернской конвенции в сфере охраны смежных прав заключается в том, что она впервые установила ряд принципов международного авторского права, которые получили свои собственные названия.

Во-первых, это принцип национального режима, в соответствии с которым каждая страна-участник конвенции предоставляет гражданам других стран-участниц те же авторские права, что и своим собственным гражданам. Любые разбирательства по поводу подпадающих под конвенцию произведений происходят по законам страны, на территории которой они используются. Например, французский закон об авторском праве применим к любым материалам, публикуемым или исполняемым на территории Франции, вне зависимости от того, где эти материалы были первоначально созданы.

Во-вторых, принцип независимости охраны. Он заключается в том, что охрана произведения в каждой стране никак не зависит от охраны произведений в других странах, в том числе в стране происхождения произведения.

Третий принцип — принцип автоматической охраны — гласит, что авторское право не требует для использования каких-либо предварительных формальностей (типа регистрации, особого заявления о претензиях на копирайт, разрешения властей и т.д.) и возникает автоматически в момент фиксации произведения в материальной форме (для граждан стран-членов конвенции) или первой публикации (для опубликованных в этих странах произведений иностранных авторов).

Презумпция авторства — еще один значимый принцип Бернской конвенции. В соответствии с этим принципом, автором считается тот, чьё имя или псевдоним указаны на обложке книги. Интересно, что в России автором может быть только человек, в то время как США признаёт авторство юридических лиц.

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений требует предоставления авторам следующих исключительных прав: право на воспроизведение произведения любым способом и в любой форме, право на перевод, право на публичное вещание, право на публичное исполнение, право на публичное чтение, право на переделки, аранжировки и другие изменения произведения (право на переработку) и право на кинематографическую переделку произведения.

Далее следует указать на Римскую конвенцию 1961 г. об охране интересов артистов — исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций. Основная задача данной конвенции — создать единый правовой режим охраны и защиты обладателей смежных прав. В настоящее время в ней участвует более 60 государств, а Россия стала участником конвенции в 2003 г.

Ранее созданные международные акты фактически не определяли и не регулировали единообразно права тех, кто исполняет авторские произведения, создает фонограммы и программы вещания. Такой пробел компенсировала Римская конвенция, основанная на принципах предоставления национального режима и обеспечения минимального уровня охраны прав. В числе дополнительных условий для присоединения к Римской конвенции предусмотрено членство в ООН (Организация Объединенных Наций) и вышеназванной Бернской конвенции (либо Всемирной конвенции об авторском праве, принятой в Женеве в 1952 г.).

В результате присоединения к Римской конвенции Россия решила различные задачи. Во-первых, мы встали на путь цивилизованного развития рынка смежных прав, предполагающего, в том числе, выплату «справедливого вознаграждения» исполнителям и производителям фонограмм. Ведь дело далеко не в том, чтобы обеспечить уплату соответствующих средств иностранным гражданам и фирмам, обладающим смежными правами, но и в том, чтобы «открыть» зарубежные рынки для отечественных правообладателей в связи с бурным развитием отечественной шоу-индустрии, ростом исполнительского мастерства артистов и повышением авторитета наших режиссеров. Во-вторых, факт присоединения к данной конвенции необходим для вступления во Всемирную Торговую Организацию (ВТО). В-третьих, условия конвенции таковы, что позволяют России в легитимном порядке не распространять соответствующие правила на исполнения, фонограммы и передачи эфирного вещания, записанные до вступления в конвенцию.

Следующий международный акт — подписание Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (Женева, 29 октября 1971 г.). Для России она действует с 13 марта 1995 г.

По существу данная Конвенция есть продолжение Римской конвенции, поскольку посвящена частным аспектам охраны прав производителей фонограмм от действий, нарушающих их интересы. Женевская конвенция 1971 г. не предусматривает установления национального режима, как предшествующие, она лишь требует от каждого государства-участника принимать эффективные меры борьбы с незаконным изготовлением фонограмм, производством их копий и несанкционированным распространением среди «публики», в том числе требует установления уголовно-правовых санкций. Конвенция устанавливает минимальные требования к оформлению фонограмм, включая наличие в национальном законодательстве нормы, обязывающей сопровождать копии фонограмм знаком в виде латинской буквы Р в окружности, указания на первый год издания, а также данные, позволяющие определить производителя (правопреемника) или обладателя исключительной лицензии.

21 мая 1974 г. в Брюсселе была подписана конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники — Брюссельская конвенция. Для СССР конвенция вступила в силу 20 января 1989 г., Российская Федерация является участницей конвенции как правопреемница СССР.

Брюссельская конвенция направлена на запрещение противозаконного распределения программонесущих сигналов, передаваемых с помощью спутника. Договаривающиеся государства вправе выбирать способ предотвращения противозаконного распространения сигналов. В качестве такого может применяться законодательство об охране интеллектуальной собственности в соответствии с конвенциями об авторском праве, путем принятия административных мер, уголовных санкций, использования законов об электросвязи.

Российской Федерацией заключены и двусторонние договоры с рядом стран. В основе таких соглашений обычно лежит принцип взаимного признания и охраны авторских прав.

По мнению специалиста в области авторских прав М. М. Богуславского, главная проблема, решение которой было поставлено при установлении международного правового режима применительно к авторским произведениям, заключается в исходной территориальности прав автора. Это означает, что по общему правилу права автора признаются и защищаются только на территории данного конкретного государства. Если даже другое государство и предоставляет определенную защиту произведениям авторам иных стран, то содержание норм, определяющих такую защиту, может не совпадать с нормами об авторских правах на родине автора и т.д. Богуславский М.М. Участие СССР в международной охране авторских прав. — М.: Юридическая литература, 1974.

Выходом из ситуации явилось заключение международных договоров, как двусторонних, так и многосторонних. Именно в таком направлении и развивается международная практика унификации правового режима авторских произведений, защиты авторских и смежных прав.

ГЛАВА 2. СОДЕРЖАНИЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ СМЕЖНЫХ ПРАВ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

2.1 Содержание смежных прав и срок их действия

В настоящее время в Российском законодательстве выделяются 5 видов смежных прав, которые закреплены в гл. 71 ГК РФ: права на исполнение, право на фонограмму, право организаций эфирного и кабельного вещания, право изготовителя базы данных и право публикатора на произведение науки, литературы или искусства. Охрана двух последних объектов смежных прав была введена в части четвертой ГК РФ, которая вступила в силу сравнительно недавно, а именно, в 2006 году.

В § 2 ч. 4 ГК РФ установлено содержание такой разновидности смежных прав, как права на исполнение. В данном случае, исполнение есть представление произведения посредством пения, произнесения, декламации и т.д. Правовой охраной пользуется как живое исполнение, так и исполнение, зафиксированное на материальном носителе.

Определяя круг лиц, которые приобретают смежные права в связи с исполнением произведений науки, литературы и искусства или народного творчества, закон указывает три категории таких лиц — артисты, режиссеры-постановщики и дирижеры (ст. 1313 ГК РФ). Все они названы исполнителями, хотя ими в строгом смысле слова являются лишь артисты, т.е. актеры, певцы, музыканты, чтецы, танцоры и другие лица, которые непосредственно представляют, поют, произносят, декламируют, играют или каким-либо иным образом исполняют произведения. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3 / Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева [и др.]; под ред. А. П. Сергеева. — М.: ТК Велби, 2009.

Коллективное исполнение произведений приводит к возникновению между исполнителями примерно таких же отношений, какие порождает соавторство при создании произведения. Если исполнителей произведения несколько, они осуществляют принадлежащие им правомочия только по взаимному согласию. Реализация прав больших коллективов исполнителей, например хоров, оркестров, театральных трупп и т. п., производится их дирижерами, режиссерами, солистами, руководителями труппы. Вопросы, связанные с осуществлением смежных прав, решаются в контрактах, заключаемых с артистами, а также в нормативных документах, регламентирующих деятельность данных коллективов.

За исполнителями признаются как личные неимущественные, так и имущественные права. К первой группе относятся: а) право признаваться автором исполнения (право авторства); б) право на указание своего имени или псевдонима при использовании исполнения (право на имя); в) право на защиту исполнения от всякого искажения. Авторство, имя исполнителя и неприкосновенность исполнения охраняются бессрочно.

Имущественные интересы исполнителей обеспечиваются закреплением за ними права на использование исполнения любым не противоречащим закону способом. Примерный перечень способов использования исполнения содержит п. 2 ст. 1317 ГК РФ. К ним относятся:

1) сообщение в эфир, т.е. сообщение исполнения для всеобщего сведения посредством его передачи по радио или телевидению (в том числе путем ретрансляции), за исключением кабельного телевидения;

2) сообщение по кабелю, то есть сообщение исполнения для всеобщего сведения посредством его передачи по радио или телевидению с помощью кабеля, провода, оптического волокна или аналогичных средств (в том числе путем ретрансляции);

3) запись исполнения, то есть фиксация звуков и (или) изображения или их отображений с помощью технических средств в какой-либо материальной форме, позволяющей осуществлять их неоднократное восприятие, воспроизведение или сообщение;

4) воспроизведение записи исполнения, то есть изготовление одного и более экземпляра фонограммы либо ее части. При этом запись исполнения на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ;

5) распространение записи исполнения путем продажи или иного отчуждения ее оригинала или экземпляров, представляющих собой копии такой записи на любом материальном носителе;

6) доведение записи исполнения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к записи исполнения из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения);

7) публичное исполнение записи исполнения;

8) прокат оригинала или экземпляров записи исполнения.

Указанные правомочия исполнителей не исчерпывают все их возможности по использованию и контролю за использованием исполнения.

Свои имущественные права исполнители могут передавать на договорной основе производителям фонограмм, организациям эфирного и кабельного вещания и любым другим лицам, специализирующимся в области коммерческого использования творческих произведений и объектов смежных прав.

Что же касается срока действия исключительного права на исполнение, то он короче обычного авторского права и действует в течение всей жизни исполнителя, но не менее пятидесяти лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором осуществлены исполнение, либо запись исполнения, либо сообщение в эфир (по кабелю). Хохлов В. А. Авторское право: Законодательство, теория, практика. — М.: Издательский Дом «Городец», 2008.

Следующим видом смежных прав является право на фонограмму. Под фонограммами понимаются любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение.

В соответствии со ст. 1322 ГК РФ, изготовителем фонограммы признается лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков. При отсутствии доказательств иного изготовителем фонограммы признается лицо, имя или наименование которого указано обычным образом на экземпляре фонограммы и (или) его упаковке. Хотя деятельность по изготовлению фонограмм носит технический характер, их производители наделяются особыми правами, призванными ограждать их имущественные интересы от незаконного воспроизведения и распространения фонограмм иными лицами.

Поскольку изготовление фонограмм является технической деятельностью, в мировой практике за их производителем обычно признаются лишь имущественные права. Согласно ст. 1324 ГК РФ изготовитель фонограммы вправе воспроизводить фонограмму; распространять экземпляры фонограммы путем продажи или иного отчуждения; сдавать их в прокат; импортировать экземпляры фонограммы в целях распространения; публично исполнять, передавать в эфир или по кабелю и т. д.

Частью четвертой ГК РФ за изготовителями фонограмм признаны и личные неимущественные права: а) право на указание на экземплярах фонограммы и (или) их упаковке своего имени или наименования; б) право на защиту фонограммы от искажения при ее использовании; право на обнародование фонограммы.

Переход права собственности на экземпляр фонограммы не влечет уступки каких-либо смежных прав, принадлежащих изготовителю фонограммы.

Исключительное право на фонограмму действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором осуществилась запись. Исключительное право на фонограмму наследуется, но в пределах оставшейся части названных сроков.

Третий вид смежных прав — право организаций эфирного и кабельного вещания. Под организациями вещания в гражданском праве понимаются радио- и телестудии, а также иные организации, занимающиеся распространением звука и (или) изображений средствами беспроволочной связи (организации эфирного вещания) либо сообщающие их публике посредством кабеля, провода, оптического волокна или с помощью аналогичных средств.

Объектами смежных прав, принадлежащих организациям эфирного и кабельного вещания, являются их «передачи». Передача — это не любое сообщение (трансляция, эмиссия) в эфир или по кабелю, а лишь такое сообщение, которое создано самой этой организацией либо создано по заказу и за ее счет другой организацией. Таким образом, если кинофильм или звукозапись созданы не организацией эфирного или кабельного вещания и не по ее заказу, то их передача в эфир или по кабелю не создает никаких смежных прав организации эфирного или кабельного вещания. С другой стороны, если организация эфирного или кабельного вещания сначала записала передачу на звуконоситель, а затем осуществляет передачу этой записи, у нее возникают и фонограммные права на эту запись, и права на передачу. Гаврилов Э. П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. — М.: Изд. Экзамен, 2005.

Выделение передач в качестве особых объектов правовой охраны имеет практический смысл лишь в том случае, если сами передачи не являются творческими произведениями. В противном случае их охрана обеспечивалась бы авторским правом и вопрос о необходимости признания за создателями передач еще каких-либо прав просто бы не возникал.

За организациями эфирного и кабельного вещания закрепляются в отношении их передач только имущественные права на использование передач любыми не противоречащими закону способами. В соответствии с п. 2 ст. 1330 ГК РФ к числу таких способ относятся: 1) запись сообщения радио- или телепередачи; 2) воспроизведение записи сообщения радио- или телепередачи; 3) распространение сообщения радио- или телепередачи путем продажи либо иного отчуждения оригинала или экземпляров записи сообщения радио- или телепередачи; 4) ретрансляция, т.е. сообщение в эфир (в том числе через спутник) либо по кабелю радио- или телепередачи одной организацией эфирного или кабельного вещания одновременно с получением ею такого сообщения этой передачи от другой такой организации; 5) доведение сообщения радио- или телепередачи до всеобщего сведения; 6) публичное исполнение, т.е. любое сообщение радио- или телепередачи с помощью технических средств в местах с платным входом независимо от того, воспринимается оно в месте сообщения или в другом месте одновременно с сообщением.

Следует помнить, что в составе передачи могут быть и другие авторские и смежные права (например, право на исполнение), на которые предоставляется режим правовой охраны и на территории Российской Федерации. Калятин В. О. Интеллектуальная собственность (исключительные права). — М.: Изд. Норма, 2000.

Это интересно:  Логотипы без авторских прав

Исключительное право на сообщение вещательных организаций на передачи действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором имело место сообщение передачи.

С принятием части четвертой ГК РФ охрану получили права изготовителей баз данных. Под базой данных понимается представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ). Если база данных представляет собой результат творческой деятельности по подбору и расположению материала, ее составитель приобретает такие же авторские права, какие имеют составители других сборников. В том случае, когда база данных представляет собой простую совокупность тех или иных материалов, в основе подбора и расположения которых не лежит творческое начало, никаких авторских прав на базу данных не возникает.

Охране подлежит и содержание базы данных, которое охраняется от несанкционированного извлечения и повторного использования. При этом охрана предоставляется содержанию не любых баз данных, а лишь тем из них, создание которых требует существенных финансовых, материальных, организационных или иных затрат.

Изготовителю базы данных — лицу, организовавшему создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению ее материалов — принадлежит исключительное право извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование в любой форме и любым способом.

Наличие у изготовителя базы данных исключительного права на ее использование не препятствует лицам, правомерно пользующимся базой данных, извлекать из такой базы данных материалы и осуществлять их последующее использование в личных, научных, образовательных и иных некоммерческих целях в объеме, оправданном указанными целями, и в той мере, в которой такие действия не нарушают авторские права изготовителя базы данных.

Наряду с имущественными правами изготовитель базы данных обладает личным неимущественным правом на указание на экземплярах базы данных и (или) упаковках своего имени или наименования.

Исключительное право изготовителя базы данных возникает в момент завершения ее создания и действует в течение 15 лет, начиная с 1 января года, следующего за годом ее создания. Как отмечает В. А. Хохлов, сроки действия исключительных прав возобновляются при каждом обновлении базы данных. Последняя оговорка закона, по его мнению, позволяет считать, что обновление не приводит к признанию базы данных аннулированной как самостоятельный объект и лишь позволяет продлить срок защиты исключительных прав. В противном случае пришлось бы признать, что после каждого обновления появляется новая база данных или допустить, что срок защиты длится всего 15 лет. Хохлов В. А. Авторское право: Законодательство, теория, практика. — М.: Издательский Дом «Городец», 2008.

Смежные права также охраняют права публикаторов. Объектом смежных прав публикаторов являются ранее не обнародованные произведения науки, литературы и искусства, обнародованные после перехода их в общественное достояние. В соответствии с п. 1 ст. 1337 ГК РФ прав публикаторов распространяются лишь на произведения, которые независимо от времени их создания могли быть признаны объектами авторского права. При этом права публикатора на произведение признается и тогда, когда произведение было обнародовано публикатором в переводе или в виде иной переработки.

Публикатором признается гражданин, которые правомерно обнародовал или организовал обнародование произведения науки, литературы или искусства, ранее не обнародованного и перешедшего в общественное достояние либо находящегося в общественном достоянии в силу того, что оно не охранялось авторским правом.

Публикатору принадлежат: 1) право на указание своего имени на экземплярах обнародованного им произведения и в иных случаях его использования, в том числе при переводе или другой переработке произведения; 2) исключительные права на использование необнародованного им произведения всеми способами, которыми могут использовать произведения их авторы (п. 2 ст. 1270 ГК РФ).

Исключительное право публикатора возникает с момента обнародования произведения и действует в течение 25 лет, считая с 1 января года, следующего за годом его обнародования.

При отчуждении оригинала произведения (рукописи, оригинала произведения живописи, скульптуры или другого подобного произведения) его собственником, обладающим исключительным правом публикатора на отчуждаемое произведение, это исключительное право переходит к приобретателю оригинала произведения, если договором не предусмотрено иное.

2.2 Распоряжение исключительными смежными правами

Использование произведения автора другими лицами осуществляется на основании авторского договора, кроме случаев, специально установленных законом. Договорная форма использования произведений в большей степени, чем какая-либо другая, обеспечивает реализацию и охрану как личных, так и имущественных прав автора. Отвечает она и интересам пользователей, поскольку они приобретают определенные права по использованию произведений, которые не имеют другие лица.

ЗоАП, в котором неоднократно указывалось на переход авторских прав на использование произведения, исходил из того, что автор на основании договора уступал все или отдельные имущественные права на произведение его пользователю. Из положений части четвертой ГК РФ достаточно четко следует, что по авторскому договору автор может как уступить свои имущественные права на произведение (договор об отчуждении исключительного права), так и предоставить право использования произведения в предусмотренных договором пределах (лицензионный договор).

По лицензионному договору одна сторона — автор или иной правообладатель (лицензиар) предоставляет либо обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования этого произведения в установленных договором пределах (п.1 ст. 1286 ГК РФ). Лицензиат может использовать произведение только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором.

Смежные права могут передаваться на исключительных или неисключительных условиях как и авторские права по договорам о передаче исключительных или неисключительных прав. Соответственно выделяются два вида лицензий — простая (неисключительная) и исключительная. Простая лицензия подразумевает сохранение за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам, а в исключительной лицензии такое право отсутствует.

Существенным условием договоров о передаче смежных прав является условие о предмете: о характере передаваемых прав, способах использования смежных прав и объект, в отношении которого передаются права. Также существенными можно назвать условия о сроке, территории действия передаваемых прав, и вознаграждении за их использование. Среди иных условий, которые имеют важное значение именно для договоров об использовании объектов смежных прав (особенно в отношении производителей фонограмм), является условие о том, что передаваемые (предоставляемые) по договору права (в частности, права на запись) не должны нарушать прав третьих лиц, т.е. прав авторов, исполнителей и иных правообладателей.

Многообразие договоров об использовании смежных прав позволяет провести их классификацию, хотя ныне действующее законодательство таковой не предусматривает.

Одним из таких договоров является договор о передаче прав на исполнение. Его предметом могут быть права, перечисленные в п. 2 ст. 1317 ГК РФ, в частности право передавать исполнение в эфир или сообщать для всеобщего сведения по кабелю, записывать ранее не записанное исполнение с помощью технических средств в какой-либо материальной форме, воспроизводить запись исполнения (т.е. изготовлять экземпляры фонограммы) публично исполнять запись произведения и др. Договоры на использование этих прав заключаются исполнителем, а при исполнении коллективом исполнителей — руководителем такого коллектива. П. 4 ст. 1317 ГК РФ предусматривает заключение договора между исполнителем и изготовителем аудиовизуального произведения с использованием исполнения или постановки. Форма договора о передаче прав исполнителя — письменная.

Также можно отметить договор о передаче прав на фонограмму. Предметом данного договора являются права, указанные в п. 2 ст. 1324 ГК РФ, а именно: право на публичное исполнение фонограммы, сообщение в эфир или по кабелю, распространение фонограммы путем продажи или иного отчуждения оригинала или экземпляров, прокат или импорт оригинала фонограммы или ее экземпляров и т.д.

При заключении договора о передаче прав на сообщение радио- или телепередач предметом договора является запись сообщения радио- или телепередачи, их распространение, ретрансляция (т.е. сообщение в эфир), публичное исполнение и т.д.

В соответствии со ст. 1245 ГК РФ авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений принадлежит право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений исключительно в личных целях.

Отчуждение исключительных смежных прав возможно при заключении договора об отчуждении. По договору об отчуждении исключительного права на произведение автор или иной правообладатель передает или обязуется передать принадлежащее ему исключительное право на произведение в полном объеме приобретателю такого права (ст. 1285 ГК РФ). Как следует из приведенного легального определения данного договора, автор или иной правообладатель уступает или обязуется уступить приобретателю все принадлежащие ему имущественные права в отношении произведения, объединенные в части четвертой ГК РФ в понятие «исключительное право». При этом уступка прав носит по общему правилу полный, окончательный и бесповоротный характер. Многие специалисты отмечают, что такое решение является ошибочным, поскольку, вопреки заверениям разработчиков проекта части четвертой ГК РФ, будет сдерживать оборот имущественных прав.

Авторский договор об отчуждении имущественных прав должен прямо указывать на то, что по нему правообладатель передает или обязуется передать приобретателю все имущественные права на произведение. В соответствии с п. 4 ст. 1234 ГК РФ все имущественные права на произведение переходят от правообладателя к правоприобретателю в момент заключения договора об отчуждении исключительного права, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Данный договор предполагается возмездным, причем в этом случае цена уступки выступает в качестве существенного условия договора. Исходя из принципа свободы договора стороны могут договориться о любых способах оплаты уступки прав. Если уступка имущественных авторских прав производится на безвозмездных началах, на это должно быть прямо указано в договоре.

К сожалению, авторский договор об отчуждении имущественных прав на произведение урегулирован законом крайне скупо. По существу, составители части четвертой ГК РФ ограничились констатацией того, что по такому договору к приобретателю переходят все исключительные авторские и смежные права. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3 / Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева [и др.]; под ред. А. П. Сергеева. — М.: ТК Велби, 2009.

смежный авторский право договор

2.3 Анализ судебной практики по защите смежных прав

В гражданском праве под защитой авторских и смежных прав понимается совокупность мер, направленных на восстановление и признание этих прав при их нарушении или оспаривании. Действующее законодательство содержит достаточно подробную регламентацию видов, форм, средств и способов защиты авторских и смежных прав. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3 / Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева [и др.]; под ред. А. П. Сергеева. — М.: ТК Велби, 2009.

По общему правилу защита авторских и смежных прав осуществляется в судебном порядке. В качестве средства защиты выступает иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения — с другой.

Необходимость в применении такого способа защиты, как признание авторского или смежного права, возникает тогда, когда наличие у лица данного права подвергается сомнению, авторское или смежное право оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. Неопределенность существования авторского или смежного права зачастую приводит к невозможности его использования или, по крайней мере, затрудняет такое использование.

Возмещение убытков, в том числе взыскание с нарушителя незаконно полученного дохода или выплата им компенсации в твердой сумме, представляет собой один из наиболее действенных способов защиты авторских и смежных прав. Для взыскания компенсации достаточно доказать лишь факт правонарушения, а не причинение и размер убытков.

В торговом пункте, принадлежащем ООО «Вишенка», 20.01.2004 приобретен контрафактный аудио компакт-диск Britney Spears «In the Zone», содержащий четырнадцать незаконно использованных произведений. Истец сослался на признаки контрафактности приобретенного компакт-диска.

Восстановление положения, существовавшего до нарушения авторских или смежных прав и прекращение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, применяется в тех случаях, когда авторское или смежное право в результате нарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения.

В целях наиболее эффективной защиты прав потерпевших закон предусматривает возможность применения обеспечительных мер по делам о нарушении авторских и смежных прав. В частности, суд может запретить нарушителю совершать определенные действия. Так, Автономная некоммерческая организация «Музыкальный культурно-досуговый центр «Полигон» обратилась в арбитражный суд с иском к ЗАО «Мороз Мьюзик» о запрете совершать ответчику любые действия, связанные с изготовлением, воспроизведением, продажей, сдачей в прокат, импортом, транспортировкой, хранением или владением с целью выпуска в гражданский оборот экземпляров произведений и фонограмм с использованием исполнений, смежные права на которые принадлежали истцу, а также об обязании ответчика изъять из гражданского оборота за свой счет и передать безвозмездно истцу контрафактные экземпляры фонограмм и произведений с использованием исполнений, смежные права на которые принадлежат истцу.

В обоснование иска указано, что по договору от 24 августа 2002 года истцу переданы исключительные права исполнителей Г., К., Т. на использование ряда фонограмм с записью собственных исполнений группы „Кино“. Ответчиком без разрешения истца были произведены и реализованы экземпляры фонограмм с исполнениями произведений, права на которые переданы истцу. Судом было установлено, что договор не может подтверждать передачу исключительных прав на использование исполнения, поскольку по нему переданы только права троих указанных исполнителей. Исключительные права наследников Виктора Цоя по данному договору не передавались.

Распоряжение исключительными правами (статьи 1233 — 1241)

авторских договоров (ст.

договоров об использовании смежных прав (ст. 1307, 1308); —

договоров об использовании ноу-хау (ст. 1468, 1469); —

договоров об использовании единой технологии (ст. 1547, 1550).

Каждая из названных групп договоров, в свою очередь, состоит по крайней мере из двух видов таких договоров: об отчуждении соответствующего исключительного права и об условиях его использования (лицензионных). Уже из этого видно, что договоры об использовании результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации впервые в отечественном гражданском праве получили в части четвертой ГК развернутое и четко систематизированное законодательное регулирование. Это обстоятельство становится особенно ясным при сопоставлении норм ГК об указанных договорах с аналогичными нормами, закрепленными в ранее действовавших в этой сфере отдельных законах.

Последние во многих случаях ограничивались лишь упоминанием о соответствующих договорах (в области смежных прав, правовой охраны программ для ЭВМ и баз данных, а также топологий интегральных микросхем и ноу-хау). Законодательное регулирование договорных отношений в области авторского и патентного права было взаимно несогласованным и внутренне противоречивым: так, аналогичные по своей природе отношения по использованию результатов интеллектуальной деятельности в области авторского права регулировались единым «договором о передаче неисключительных прав» (п. 3 ст. 30 Закона об авторском праве), а в патентном праве (п. 1 ст. 13 Патентного закона) — двумя видами лицензионного договора (исключительной и неисключительной лицензии), причем появлялась категория «неисключительных прав», противопоставляемая вовсе не имущественным (т.е. исключительным) правам автора, а примерно аналогичная совокупности понятий неисключительной и исключительной лицензии в патентном праве.

В результате такого законодательного подхода сложилась типичная для многих других разделов Гражданского кодекса «лесенка» соподчиненных правил, которая и определяет общий порядок их применения: ее возглавляют общие нормы части первой ГК (о сделках, договорах и обязательствах); далее следуют общие нормы части четвертой ГК о договорах; завершают регламентацию специальные нормы об отдельных видах рассматриваемых договоров.

Таким образом, договорные отношения, складывающиеся в связи с использованием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, безусловно, подлежат действию соответствующих общих норм ГК, а лежащие в их основе договоры представляют собой бесспорные разновидности гражданско-правовых договоров. Этот вывод никоим образом не колеблет то обстоятельство, что специальные нормы о них помещены не во второй, а в четвертой части ГК. Оно вызвано особенностями отечественной кодификации гражданского законодательства, в ходе которой по разным причинам, к сожалению, не удалось последовательно осуществить систематизацию всех норм об отдельных видах гражданско-правовых договоров (например, правила об учредительном договоре помещены в ст. 52 ГК, находящуюся в гл. 4 о юридических лицах). Но в строгом смысле слова все перечисленные выше (п. 1) нормы, точно так же, как и нормы о договорах на выполнение научно-исследовательских и опытно- конструкторских работ (гл. 38 ГК) или о договоре коммерческой концессии (гл. 54 ГК), относятся именно к договорному (обязательственному) праву, а не к интеллектуальным правам как самостоятельной подотрасли гражданского права.

3. ГК исходит из того, что любой договор об использовании результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации представляет собой способ распоряжения исключительным (имущественным) правом на данные результаты или средства (абз. 1 п. 1 ст. 1229, п. 1 ст. 1233), которое и становится предметом соответствующих договоров. Такое распоряжение может осуществляться разными способами: 1) путем полного отчуждения исключительного права другому лицу; 2) путем предоставления другому лицу права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах; 3) любыми иными юридическими и фактическими способами, не противоречащими закону и существу такого права.

В первом случае отношения оформляются договором об отчуждении исключительного права (по не вполне точной терминологии ранее действовавшего авторского и патентного законодательства — договором о передаче исключительного права).

Во втором случае они оформляются лицензионным договором, который устанавливает условия и пределы использования соответствующего объекта и таким образом определяет содержание права на его использование. При этом само исключительное право остается принадлежащим своему правообладателю — лицензиару (абз. 2 п. 1 ст. 1233 ГК), а возможность его ограниченного (условиями договора) использования другим лицом (лицензиатом) составляет юридическую границу (предел) осуществления данного исключительного права. Именно на этом основана возможность перехода исключительного права к новому правообладателю при сохранении (т.е. в период действия) договорного права пользователя (п. 7 ст. 1235 ГК).

В третьем случае речь идет о всех других способах распоряжения исключительным правом, как договорных (например, по договору о его залоге в соответствии с п. 5 ст. 1233 ГК), так и внедоговорных (например, путем передачи его по наследству или при реорганизации юридического лица — правообладателя, т. е. в порядке универсального правопреемства, обращения взыскания на имущество правообладателя (ст. 1241 ГК) и др.). Договорные способы распоряжения исключительным правом, не сводящиеся к договорам о его отчуждении либо к лицензионным договорам, также применяются с учетом общих правил о договорах по распоряжению исключительным правом, находящихся в части четвертой ГК. Так, при залоге исключительного права в изъятие из общего правила п. 2 ст. 346 ГК, запрещающего залогодателю распоряжаться предметом залога без согласия залогодержателя, п. 5 ст. 1233 ГК, напротив, разрешает это залогодателю, остающемуся правообладателем. Договор залога, касающийся результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, подлежащего государственной регистрации (например, охраняемого патентом), в соответствии с п. 2 ст. 1232 ГК (п. 2 ст. 164 ГК) также подлежит государственной регистрации под страхом признания его недействительным (ничтожным) (п. 1 ст. 165, ст. 168 ГК).

Разумеется, все названные способы не должны противоречить закону и существу такого исключительного права (поскольку, например, исключительное право на наименование места происхождения товара по своей сути не допускает отчуждения или использования другим лицом — п. 4 ст. 1519 ГК), а также не могут использоваться с целью злоупотребления соответствующим исключительным правом в нарушение предписаний п. 1 ст. 10 ГК.

4. Общие нормы части четвертой ГК о договорах выделяют два основных вида договоров по распоряжению исключительным правом: договор об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК) и лицензионный договор (ст. 1235 ГК).

При этом в пункте 3 статьи 1233 ГК установлена презумпция того, что договор, оформляющий распоряжение исключительным правом, следует считать лицензионным, если только в нем прямо не указано, что соответствующее право передается приобретателю в полном объеме. Данное правило также установлено в интересах отчуждателя права, который остается правообладателем в отсутствие ясно выраженной им воли на полное отчуждение своего исключительного права .

Иная презумпция действует лишь в случае приобретения права на результат интеллектуальной деятельности, специально созданный или создаваемый для включения в сложный объект интеллектуальных прав (например, музыка к кинофильму): исходя из целевого назначения такого объекта, здесь предполагается его полное отчуждение в пользу организатора создания сложного объекта (например, кинопродюсера), если только соглашение сторон прямо не предусматривает его ограниченное использование, т. е. не является лицензионным договором (абз. 2 п. 1 ст. 1240 ГК).

Данный подход далее последовательно продолжен в правилах о лицензионных договорах. Во-первых, пунктом 2 статьи 1236 ГК установлена презумпция простой (неисключительной) лицензии, предполагающая наличие исключительной лицензии лишь в случаях, прямо предусмотренных лицензионным договором (и тем самым также оставляющая за правообладателем максимальные возможности осуществления своих правомочий). Во-вторых, в абзаце 2 пункта 1 статьи 1235 ГК в этих же целях предусмотрено, что право (а по сути — способ) использования соответствующего объекта, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату- пользователю.

Вместе с тем независимо от вида договора, оформляющего распоряжение правообладателя своим исключительным правом, закон запрещает включать в него любые условия, ограничивающие право гражданина (автора) на создание результатов интеллектуальной деятельности или возможность отчуждения исключительного права на них другим лицам (например, запрещающие ему создавать или распоряжаться вновь созданными объектами, аналогичными отчужденным или предоставленным для использования по лицензионному договору), рассматривая такие условия как ничтожные (п. 4 ст. 1233 ГК). Их следует считать случаями незаконного ограничения дееспособности гражданина, прямо противоречащими общим правилам п. 1 и 3 ст. 22 ГК. Разумеется, наличие таких условий в конкретном договоре в соответствии с общей нормой ст. 180 ГК о недействительности части сделки, как правило, не влечет его ничтожности в целом.

5. Договор об отчуждении исключительного права не представляет собой какой-либо самостоятельный вид гражданско-правового договора. Речь идет о собирательном понятии, охватывающем различные известные договоры. Так, возмездное отчуждение исключительного права является либо договором о его купле-продаже (п. 4 ст. 454 ГК прямо предусматривает специальное правило о продаже имущественных прав), либо договором о его мене (например, на права требования, оформленные «бездокументарными ценными бумагами» либо долями участия в уставном капитале общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью, а также паем в производственном кооперативе) . Безвозмездное отчуждение исключительного права представляет собой разновидность договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК).

Учебник «Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 1» (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (издание второе, переработанное и дополненное).

Возможно также внесение этого права в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества (товарищества) или производственного кооператива по учредительному договору (абз. 2 п. 2 ст. 52 ГК) или договору о приобретении акций (долей, паев) такой коммерческой организации (п. 6 ст. 66 ГК). Однако в этом случае соответствующее исключительное право может как полностью отчуждаться, так и передаваться юридическому лицу для временного использования по лицензионному договору .

См.: п. 2 ст. 34 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»; п. 2 ст. 10 Федерального закона от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ «О производственных кооперативах»; п. 1 ст. 15 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Вместе с тем договор об отчуждении исключительного права не следует рассматривать в качестве разновидности традиционной уступки права — цессии (ст. 382 ГК). Во-первых, правила ГК о цессии по прямому указанию закона относятся только к обязательственным, но не к интеллектуальным (исключительным) правам. Во-вторых, часть четвертая ГК теперь не содержит нормы, аналогичной правилу п. 3 ст. 13 Патентного закона, не вполне удачно квалифицировавшей «передачу исключительного права на изобретение» в качестве «уступки патента», что делало возможным их отождествление с цессией . Следовательно, нормы ГК об уступке права не могут распространяться на данный договор.

Это правило лежало в основе утверждения о допустимости «передачи прав, основанных на промышленной собственности» (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 3-е изд. М., 2005. С. 876; автор соответствующего комментария — М.Г. Масевич). Впрочем, одновременно там же была отмечена и принципиальная невозможность уступки прав, не являющихся обязательственными, в том числе исключительных прав.

Все эти обстоятельства следует иметь в виду при применении специальных норм о договорах об отчуждении исключительного права: на произведение как объект авторского права (ст. 1285 ГК); на объект смежных прав (ст. 1307 ГК); на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1365, 1366 ГК); на селекционное достижение (ст. 1426, 1427 ГК); на топологию интегральной микросхемы (ст. 1458 ГК); на секрет производства — ноу-хау (ст. 1468 ГК); на товарный знак (ст. 1488 ГК); на единую технологию (ст. 1547, 1550 ГК).

Это интересно:  Авторское право несовершеннолетних

6. Договоры об отчуждении исключительных прав по своей юридической природе могут быть как реальными (в случае, когда правообладатель передает свое исключительное право приобретателю, например при дарении этого права), так и консенсуальными (в случае, когда правообладатель обязуется передать приобретателю свое исключительное право, например при его продаже или мене) (п. 1 ст. 1234 ГК).

Данные договоры предполагаются возмездными (если только условия конкретного договора прямо не предусматривают безвозмездное отчуждение исключительного права), причем в них должны прямо определяться размер вознаграждения правообладателя либо порядок его определения (п. 3 ст. 1234 ГК). При отсутствии такого условия договор признается незаключенным, поскольку к нему в силу индивидуальности большинства результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации неприменимы правила п. 3 ст. 424 ГК о сравнении с ценой аналогичного товара. Следовательно, в возмездном договоре об отчуждении исключительного права цена, безусловно, является его существенным условием (п. 1 ст. 432 ГК).

Договор об отчуждении исключительного права по общему правилу следует считать двусторонним, ибо он предусматривает взаимные права и обязанности для обоих участников. Исключение составляет лишь реальный безвозмездный договор (по существу являющийся разновидностью договора дарения) по причине отсутствия у одаряемой стороны каких-либо обязанностей.

Важную особенность рассматриваемого договора составляет императивное требование закона к его оформлению: обязательная письменная форма, а также государственная регистрация (если результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, являющиеся предметом договора, также подлежат государственной регистрации в соответствии с правилом п. 2 ст. 1232 ГК), несоблюдение которых влечет недействительность (ничтожность) такого договора (п. 2 ст. 1234 и п. 2 ст. 162, п. 1 ст. 165, ст. 168 ГК).

Вместе с тем в отличие от общего «принципа традиции (передачи)», определяющего в соответствии с п. 1 ст. 223 ГК момент перехода вещных прав к приобретателю движимой вещи по договору о ее отчуждении, для исключительных прав п. 4 ст. 1234 устанавливает «договорную систему», определяя, что такие права переходят к их приобретателям в момент заключения договора об их отчуждении. Данное обстоятельство является следствием принципиального различия гражданско-правового режима вещных и исключительных прав и их объектов.

Правда, в обоих случаях эти принципы действуют диспозитивно, допуская определение сторонами договора об отчуждении иного момента перехода права. Это положение делает, в частности, возможным заключение таких договоров (сделок) под отлагательным или под отменительным условием (ст. 157 ГК).

В часто встречающихся случаях необходимости государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права (ст. 1232 ГК) момент перехода права в императивном порядке определяется моментом такой регистрации, а не моментом его заключения или иным моментом, определенным по желанию сторон.

Важная особенность установлена законом для одного из случаев существенного нарушения условий договора об отчуждении исключительного права, а именно для случая неисполнения приобретателем права по возмездному договору своей обязанности уплатить прежнему правообладателю (отчуждателю права) предусмотренное договором вознаграждение. Как известно, по общему правилу, установленному подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК, существенное нарушение условий договора одной из его сторон дает возможность другой стороне потребовать в судебном порядке изменения или расторжения такого договора.

При невыплате приобретателем исключительного права в установленный договором срок вознаграждения его отчуждателю (прежнему правообладателю), которая рассматривается законом в качестве существенного нарушения условий такого договора, отчуждатель согласно п. 5 ст. 1234 ГК вправе в случае, если исключительное право уже перешло к приобретателю, потребовать в судебном порядке перевода на себя данного права (т.е. по сути — его возврата) и возмещения причиненных убытков, а в случае, если это право еще не перешло к приобретателю — отказаться от договора в одностороннем (внесудебном) порядке (п. 3 ст. 450 ГК), а также потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора (включая и упущенную выгоду на основании п. 2 ст. 15 ГК). Таким образом, ГК усилил защиту имущественных интересов правообладателя (отчуждателя исключительного права), в большинстве случаев являющегося автором результата интеллектуальной деятельности (ст. 1228 ГК).

7. В отличие от договора об отчуждении исключительного права лицензионный договор является самостоятельным видом гражданско-правового договора, впервые урегулированным в этом качестве непосредственно нормами Гражданского кодекса. Более того, правила части четвертой ГК предусмотрели целую систему лицензионных договоров.

Во-первых, такой договор может существовать в двух основных разновидностях: как договор о предоставлении простой (неисключительной) лицензии, предусматривающий предоставление пользователю (лицензиату, обладателю лицензии) права на использование соответствующего объекта (результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации) с сохранением за лицензиаром (правообладателем) права выдачи лицензий другим лицам (подп. 1 п. 1 ст. 1236 ГК), и как договор о предоставлении исключительной лицензии, в котором лицензиар лишается права выдачи лицензий другим лицам (подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК).

В развитие общего правила п. 3 ст. 421 ГК о допустимости смешанных договоров п. 3 ст. 1236 ГК предусматривает возможность заключения такого лицензионного договора, по условиям которого одни способы (способ) использования соответствующего объекта оформлены по принципу простой (неисключительной) лицензии, а другие (другой) — по принципу исключительной лицензии, т. е. в одном и том же договоре происходит сочетание этих двух разных видов лицензий.

Во-вторых, в нормах отдельных глав части четвертой ГК предусмотрены специальные правила о лицензионных договорах о предоставлении права использования: произведения как объекта авторского права (ст. 1286), в том числе по издательскому лицензионному договору (ст. 1287); объекта смежных прав (ст. 1308); изобретения, полезной модели или промышленного образца (ст. 1367), в том числе на основании открытой лицензии (ст. 1368); селекционного достижения (ст. 1428), в том числе на основании открытой лицензии (ст. 1429); топологии интегральной микросхемы (ст. 1459); секрета производства — ноу-хау (ст. 1469); товарного знака (ст. 1489); единой технологии (ст.

В-третьих, в качестве единой общей категории — особой разновидности лицензионного договора введена конструкция сублицензионного договора, в соответствии с которым любой лицензиат (пользователь) с письменного согласия лицензиара (правообладателя) может предоставить право использования соответствующего объекта другому лицу, разумеется, в пределах тех возможностей, которыми он сам обладает в силу лицензионного договора (ст. 1238 ГК). Иначе говоря, возможность распорядиться своим правом использования такого объекта теперь прямо предоставлена и всякому лицензиату.

В целом же вся система норм о лицензионных договорах обеспечивает необходимое единство законодательного оформления однородных отношений, отсутствовавшее в ранее действовавшем законодательстве.

8. Лицензионный договор по своей юридической природе также может быть как реальным (в случае предоставления правообладателем-лицензиаром права использования соответствующего объекта лицензиату-пользователю), так и консенсуальным (в случае, когда лицензиар обязуется предоставить такое право лицензиату) (абз. 1 п. 1 ст. 1235 ГК).

Лицензионные договоры предполагаются возмездными, если только конкретным договором прямо не предусмотрен безвозмездный характер использования соответствующего объекта. При этом условие о цене (размере вознаграждения лицензиару) в возмездном лицензионном договоре является существенным, поскольку при его отсутствии договор считается незаключенным (абз. 2 п. 5 ст. 1235 ГК). К такому договору также неприменимы правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 ГК, по причине вполне возможного отсутствия «аналогичного товара» и соответствующей цены на него.

Наличие в лицензионном договоре взаимных прав и обязанностей делает его разновидностью двустороннего (взаимного) договора. Таковым следует считать и безвозмездный реальный лицензионный договор, ибо на лицензиате-пользователе во всяком случае лежит предусмотренная абз. 2 п. 1 ст. 1235 обязанность использовать соответствующий объект лишь в пределах и способами, прямо предусмотренными условиями договора, а на лицензиаре-правообладателе — обязанность воздерживаться от действий, способных затруднить осуществление лицензиатом своего права использования соответствующего объекта (п. 2 ст. 1237 ГК).

Лицензионные договоры должны заключаться в письменной форме, а в случаях, когда их предметом является подлежащий государственной регистрации результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (п. 2 ст. 1232 ГК), они также подлежат государственной регистрации. Несоблюдение правил о форме лицензионного договора или о необходимости его государственной регистрации влечет его недействительность (ничтожность) в соответствии с абз. 3 п. 2 ст. 1235 ГК (и общими правилами п. 2 ст. 162, п. 1 ст. 165, ст. 168 ГК). Единственный случай разрешенной законом устной формы лицензионного договора (абз. 1 п. 2 ст. 1235 ГК) составляет предусмотренная п. 2 ст. 1286 ГК ситуация заключения лицензионного договора о предоставлении права использования произведения в периодическом печатном издании.

Поскольку исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по общему правилу имеют срочный характер (ст. 1230 ГК) и могут использоваться как на всей территории России, так и лишь на определенной ее части, а иногда и за ее пределами (ср. п. 2 ст. 1231 ГК), в лицензионном договоре предполагается наличие условий о территории, на которой допускается использование соответствующего объекта, и о сроке, на который заключается сам лицензионный договор. Однако эти условия предписываются не императивными, а диспозитивными нормами закона: при отсутствии указания о территории, на которой допускается использование данного объекта, лицензиат вправе осуществлять его на всей территории РФ (п. 3 ст. 1235 ГК), а при отсутствии указания на срок действия договора он считается заключенным на пять лет (абз. 2 п. 4 ст. 1235 ГК) . Следовательно, оба этих условия не являются существенными, а относятся к числу так называемых обычных условий договора, не обязательно согласуемых сторонами .

В соответствии с правилом абз. 2 п. 4 ст. 1235 ГК нормами Кодекса могут быть установлены и иные сроки действия лицензионного договора: например, право на использование ноу-хау может быть предоставлено без указания срока его действия (п. 2 ст. 1469 ГК), т.е. на неопределенный срок.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Подробнее об этом см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М., 1999. С. 295 и сл.

Вместе с тем следует иметь в виду, что срок действия лицензионного договора не может превышать срок действия самого исключительного права, являющегося его предметом, а при прекращении исключительного права (в том числе по истечении установленного законом срока его действия) лицензионный договор также прекращается независимо от воли его сторон (абз. 1 и 3 п. 4 ст. 1235 ГК). Продолжение использования соответствующего объекта после прекращения действия лицензионного договора считается нарушением исключительного права и влечет имущественную ответственность, предусмотренную законом или договором (п. 3 ст. 1237 ГК).

К числу условий, обязательно определяемых соглашением сторон лицензионного договора, т.е. его существенных условий, п. 6 ст. 1235 ГК относит, во-первых, предмет данного договора (имея в виду точную характеристику соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации); во-вторых, указание конкретных способов их использования. При этом следует иметь в виду, что какой-либо способ такого использования, прямо не указанный в лицензионном договоре (а, например, подразумеваемый сторонами или, по их мнению, вытекающий из «обычаев делового оборота»), не считается разрешенным (предоставленным) лицензиату (абз. 2 п. 1 ст. 1235 ГК). Последний вправе использовать соответствующий объект только в тех пределах и теми способами, которые прямо предусмотрены договором. Использование лицензиатом такого объекта способом, не предусмотренным договором, либо иным образом за пределами предоставленных ему по рассматриваемому договору прав также считается нарушением исключительного права и влечет имущественную ответственность, предусмотренную законом или договором (п. 3 ст. 1237 ГК).

Иначе говоря, любые правомочия по использованию соответствующего объекта, прямо не упомянутые в тексте лицензионного договора, в силу названного указания закона остаются принадлежащими правообладателю (лицензиару). Поэтому в случае спора не могут быть приняты во внимание ссылки какой-либо из сторон ни на «подразумеваемые условия» договора, ни на «практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон» («заведенный порядок»), ни на «обычаи делового оборота» (ср. ст. 431 ГК).

Правообладатель (лицензиар) заинтересован в надлежащем использовании лицензиатом соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, ибо в ином случае возможно нанесение ущерба его деловой репутации и иным имущественным интересам (например, при проставлении лицензиатом- пользователем на производимой им продукции, не отвечающей должному уровню требований к ее качеству, известного товарного знака лицензиара-правообладателя). Поэтому он должен иметь возможность определенным образом контролировать использование лицензиатом соответствующего объекта. Этому служит предусмотренная п. 1 ст. 1237 ГК обязанность лицензиата представлять своему контрагенту — лицензиару (правообладателю) отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Правда, такая обязанность установлена диспозитивной нормой, не исключающей ее отсутствие в конкретном договоре. При отсутствии же в лицензионном договоре конкретных условий о сроке и порядке представления таких отчетов лицензиат согласно п. 1 ст. 1237 ГК обязан представлять их лишь по требованию лицензиара, т.е. исключительно по усмотрению последнего. 9.

Важную особенность полученного лицензиатом по договору права на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации составляет его сохранение в случае перехода исключительного права от предшествующего правообладателя к новому (п. 7 ст. 1235 ГК). Возможность такого перехода, т.е. отчуждения исключительного права, основана на его сохранении за правообладателем (лицензиаром), поскольку его предоставление в пользование по лицензии, как уже отмечалось, является формой осуществления, а не отчуждения этого права. Вместе с тем предусмотренные лицензионным договором условия использования соответствующего объекта не подлежат изменению в связи с переменой управомоченного лица: место прежнего правообладателя занимает новый, становящийся лицензиаром в прежнем сохраняющем силу договоре.

Иначе говоря, при отчуждении исключительного права на соответствующий объект, предоставленный для использования по лицензионному договору, происходит замена лицензиара (без согласия лицензиата). Как уже отмечалось (п. 5 настоящего комментария), такую ситуацию не следует квалифицировать в качестве цессии, нормы о которой регулируют уступку обязательственных, а не исключительных прав (не говоря уже о возможности перехода в данном случае не только прав, но и обязанностей лицензиара, например, по консенсуальному лицензионному договору).

Само же право на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, полученное лицензиатом по договору, по сути приобретает правомочие «следования», обременяющее исключительное право лицензиара. Как известно, такое правомочие присуще ограниченным вещным правам (обременяющим «основное» право собственности), а также некоторым обязательственным правам, например праву арендатора (п. 1 ст. 617 ГК). Данная юридическая конструкция свидетельствует о некоторой близости исключительных и вещных прав, являющихся абсолютными гражданскими правами. 10.

Разновидностью лицензионного договора является сублицензионный договор, к которому поэтому применимы нормы закона о лицензионном договоре (п. 5 ст. 1238 ГК). Он является производным от основного лицензионного договора, что обусловливает возможность предоставления сублицензиату (вторичному пользователю) лишь таких прав и способов (возможностей) использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, которые прямо предусмотрены в основном (лицензионном) договоре для его контрагента — лицензиата (основного пользователя). Этим же объясняется и то обстоятельство, что в случае заключения сублицензионного договора на срок, превышающий срок действия основного (лицензионного) договора, такой «субдоговор» будет считаться заключенным только на срок действия основного договора (п. 3 ст. 1238 ГК).

Как и в большинстве других гражданских «субдоговоров» (субаренда, субподряд и т.п.), основной должник по сублицензионному договору (лицензиат) остается ответственным перед кредитором (лицензиаром) за действия своего контрагента — сублицензиара (п. 4 ст. 1238 ГК). Однако это правило носит диспозитивный характер, допускающий возложение такой ответственности по условиям договора непосредственно на сублицензиара. Такой подход существенно отличается от установленной нормами о договоре коммерческой субконцессии (п. 4 ст. 1029 ГК) субсидиарной ответственности пользователя (вторичного правообладателя, концессионера) перед правообладателем за вред, причиненный ему вторичным пользователем (субконцессионером), составляя одно из важных различий лицензионных и концессионных договоров.

11. ГК устанавливает определенные особенности для договоров об отчуждении исключительного права и лицензионных договоров в зависимости от их предмета.

Во-первых, если предметом лицензионного договора являются объекты авторских или смежных прав, правообладатели (в роли которых в этих случаях чаще всего выступают граждане — авторы или исполнители) получают повышенную защиту своих имущественных интересов на случай их нарушения в форме неисполнения обязанности уплатить обусловленное возмездным лицензионным договором вознаграждение лицензиару. Согласно п. 4 ст. 1237 ГК последний вправе в таком случае в одностороннем (внесудебном) порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения всех причиненных ему этим убытков (ср. п. 2 и 3 ст. 450 ГК).

Во-вторых, если речь идет о создании сложного объекта интеллектуальных (исключительных) прав, который, подобно сложной вещи — единому целому, составленному из разнородных вещей (ст. 134 ГК), также включает в себя несколько различных результатов интеллектуальной деятельности (например, кинофильм, театральное представление или концерт, единая технология и т.п.), значительно меняется договорно-правовой режим как договоров об отчуждении исключительных прав на названные результаты, так и лицензионных договоров, предметами которых они служат.

Прежде всего, абз. 2 п. 1 ст. 1240 установлена отмеченная ранее презумпция заключения в отношении результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в такой сложный объект (например, сценария или музыки к кинофильму), договора об отчуждении исключительного права, а не лицензионного договора. Таким образом, изменена общая презумпция п. 3 ст. 1233 ГК, согласно которой договор, прямо не предусматривающий передачу приобретателю исключительного права в полном объеме, считается лицензионным договором. В данной ситуации предпочтение отдается целевому назначению результата интеллектуальной деятельности (позволяющего создать полноценный сложный объект исключительного права), а не имущественным интересам его автора.

Разумеется, данное правило носит диспозитивный характер и допускает заключение в отношении такого объекта по соглашению сторон лицензионного договора (как исключительную, так и неисключительную лицензию или их сочетание). Однако условия такого договора не могут ограничивать использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта (п. 2 ст. 1240 ГК). Они, следовательно, могут устанавливать или исключать возможность выдачи правообладателем лицензий на использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности другим лицам, но не могут ограничивать лицензиата, организовавшего создание сложного объекта, в целевом использовании названного результата в его составе.

Этим объясняется и правило абз. 3 п. 1 ст. 1240 ГК, согласно которому лицензионный договор об использовании результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта по общему правилу заключается на весь срок действия исключительного права на такой результат и в отношении всей территории его действия. Данное положение позволяет затем максимально эффективно использовать исключительное право на сложный объект в целом. Вместе с тем оно также имеет диспозитивный характер и может быть изменено соглашением сторон конкретного лицензионного договора об использовании соответствующего результата интеллектуальной деятельности.

Однако за автором (авторами) результата интеллектуальной деятельности, используемого в составе сложного объекта, в соответствии с п. 3 ст. 1240 ГК в любом случае сохраняются право авторства и другие личные неимущественные права на такой объект, поскольку они неотчуждаемы и непередаваемы (п. 2 ст. 1228 ГК), а следовательно, и не могут быть предметом гражданско-правовых договоров. При этом и лицо, организовавшее создание сложного объекта, вправе указывать (или требовать указания) свое имя (физическое лицо) или наименование (юридическое лицо) (п. 4 ст. 1240 ГК). Иными словами, такое лицо приобретает в отношении сложного объекта неимущественное, неотчуждаемое, непередаваемое и бессрочное право на имя (абз. 1 п. 2 ст. 1228 ГК).

Наконец, изложенные правила, касающиеся использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, по общему правилу п. 5 ст. 1240 ГК применимы к праву использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии (п. 1 ст. 1542 ГК), поскольку она обычно также создается на основании договоров с обладателями исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, входящие в состав единой технологии (п. 3 ст. 1542 ГК). Исключения из этого порядка должны быть прямо предусмотрены специальными правилами об особенностях гражданско-правового режима единой технологии (гл. 77 ГК). Так, лицо, организовавшее создание единой технологии, не вправе, а обязано заключать договоры с правообладателями результатов интеллектуальной деятельности, входящих в состав единой технологии (п. 2 ст. 1544 ГК), однако последующая передача (отчуждение) права на единую технологию означает и одновременную передачу прав на входящие в ее состав результаты интеллектуальной деятельности (ч. 2 ст. 1550 ГК).

12. Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации возможен и без договора, а в некоторых случаях даже и помимо воли правообладателя.

В первую очередь речь идет о принудительной лицензии (ст. 1239 ГК), которая предоставляет право использовать результат интеллектуальной деятельности не в соответствии с условиями договора, заключенного с правообладателем, а по судебному решению, вынесенному по требованию заинтересованного лица, и на указанных в этом решении условиях. Принудительная лицензия представляет собой исключение из общих правил о лицензионных договорах, а потому допустима лишь в случаях, прямо предусмотренных ГК, и может касаться использования только определенных результатов интеллектуальной деятельности, но не средств индивидуализации товаров и их производителей. При этом речь идет об использовании такого результата в общественных (публичных) целях только на основании простой (неисключительной) лицензии.

Нормы ГК предусматривают три такие ситуации: 1)

если исключительное право на произведение науки, литературы или искусства либо на программу для ЭВМ или базу данных, созданную (профинансированную) по государственному или муниципальному контракту, принадлежит не публично-правовому образованию, правообладатель по требованию государственного или муниципального заказчика обязан предоставить указанному им лицу неисключительную лицензию на использование указанного объекта для государственных или муниципальных нужд (п. 3 и 6 ст. 1298); 2)

если изобретение, полезная модель или промышленный образец не используются либо недостаточно используются патентообладателем в течение предусмотренных законом сроков, что приводит к недостаточному предложению соответствующих товаров, работ или услуг на рынке, неисключительная лицензия может быть принудительно получена любым лицом, желающим и готовым использовать такой объект (п. 1 ст. 1362);

3) если патентообладатель отказывается от заключения лицензионного договора на производство или реализацию являющихся селекционными достижениями семян или племенного материала на условиях, соответствующих установившейся практике, любое лицо, желающее и готовое использовать данное селекционное достижение, может принудительно получить неисключительную лицензию на такое использование названного объекта (п. 1 ст. 1423), что также будет соответствовать общественным интересам.

Следует отметить, что как общая возможность получения принудительной лицензии, так и все перечисленные ситуации вполне соответствуют требованиям международных конвенций, в которых участвует Российская Федерация: Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (в редакции 1971 г.; п. 2 ст. 11bis и п. 1 ст. 13), Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 г. (в редакции 1971 г.; п. 2 ст. IV bis) и Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. (в редакции 1967 г.) . Так, согласно п. 2 разд. A ст. 5 Парижской конвенции каждая страна — участница этой Конвенции вправе принять законодательные меры, предусматривающие выдачу принудительных, причем только неисключительных лицензий «для предотвращения злоупотреблений, которые могут возникнуть в результате осуществления исключительного права, предоставляемого патентом, например, в случае неиспользования изобретения» . Названное правило распространяется и на полезные модели (п. 5 разд. A ст. 5 Парижской конвенции).

Возможность принудительных лицензий допускают и современные международные конвенции в этой области, в которых Российская Федерация пока не участвует: см. п. 1 ст. 10 Договора ВОИС по авторскому праву 1996 г., предусматривающего соответствующие ограничения авторских прав, в том числе на программы для ЭВМ и базы данных, и ст. 31 Соглашения ТРИПС 1994 г., предусматривающую конкретные условия для получения разрешения на использование охраняемого патентом объекта без согласия патентообладателя.

Согласно пункту 4 раздела A статьи 5 Парижской конвенции принудительная лицензия не может быть потребована по причине неиспользования или недостаточного использования изобретения до истечения срока в четыре года, считая с даты подачи заявки на патент, или трех лет с даты выдачи патента, причем должен применяться срок, который истекает позднее; в выдаче принудительной лицензии будет отказано, если патентообладатель докажет, что его бездействие было обусловлено уважительными причинами.

Кроме того, бездоговорный переход исключительного права к другим лицам согласно ст. 1241 ГК возможен как в порядке универсального правопреемства (наследование после смерти гражданина-правообладателя, реорганизация юридического лица), так и при обращении взыскания на имущество правообладателя, поскольку в его состав входит и принадлежащее ему исключительное (имущественное) право (ст. 128 ГК). Гражданский кодекс прямо предусматривает возможность и порядок обращения кредиторами правообладателя взыскания на его исключительное право на произведение (объект авторского права; ст. 1284) и на исполнение (объект смежного, «исполнительского» права; ст. 1319).

Вместе с тем статья 1241 не устанавливает исчерпывающего перечня случаев перехода исключительного права к другому лицу без договора с правообладателем, а ограничивается общим правилом о его допустимости в случаях и по основаниям, прямо предусмотренным законом (в том числе, но не обязательно Гражданским кодексом). Так, возможен отказ от такого права или от его осуществления, допустимый в силу общего гражданско-правового принципа диспозитивности в распоряжении имущественными правами (ст. 1, 2 и 9 ГК).

Статья написана по материалам сайтов: stydopedia.ru, knowledge.allbest.ru, uchebnikfree.com.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector