+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Применимое право интернет торговля

Если говорить об электронной торговле (англ. Electronic commerce (e-Commerce)) как о понятии и об институте права, нужно отметить то обстоятельство, что на сегодняшний день отсутствует единое понимание этой категории в теории права.

Отношения торгового характера включают: любые торговые сделки на поставку товаров или услуг или обмен товарами или услугами; дистрибьюторские соглашения; коммерческое представительство и агентские отношения; факторинг; лизинг; строительство промышленных объектов; консалтинг; инжиниринг; куплю-продажу лицензий; соглашения об эксплуатации или концессии; совместные предприятия и другие формы промышленного или предпринимательского сотрудничества. В этом случае электронная торговля не сводится лишь к купле — продаже товаров и услуг через электронную сеть. Существуют точки зрения, согласно которым электронная торговля трактуется еще более широко — как электронное ведение бизнеса. Широкое распространение получило определение электронной коммерции как комплекса коммерческих сделок, совершаемых посредством цифровых средств связи. Юрасов, А. Основы электронной коммерции: учебник для вузов / А. Юрасов — М.: Горячая линия-Телеком, 2007. — С. 480.

В целях предпринятого исследования представляется правильным разграничить электронную торговлю и интернет — торговлю. Представляется, что они соотносятся как часть и целое. Причем электронная торговля представляет собой более объемное понятие. Электронная торговля выступает разновидностью предпринимательской деятельности, в процессе которой субъекты права заключают, изменяют, исполняют и прекращают договоры посредством обмена электронными сообщениями.

Интернет-торговля — это предпринимательская деятельность, которая осуществляется посредством обмена электронными сообщениями, но уже через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет. Интернет-торговля может и не выступать особым видом предпринимательской деятельности в том случае, когда инфраструктура Интернета используется хозяйствующими субъектами исключительно в качестве сети связи. В этом случае целесообразно говорить лишь об особом способе осуществления предпринимательской активности в кибернетическом пространстве.

Специалисты сегодня прогнозируют, что в первые 15 лет наступившего тысячелетия значительная часть торгового оборота в мире будет приходиться на электронный интерактивный рынок. Доступ к нему станет возможным в реальном времени практически из любой точки планеты. Всемирная торговля в Сети увеличится в ближайшие пять лет в несколько раз и составит, по некоторым подсчетам, порядка 7 трлн. долл. США IT Metrics. Technology Research. Gartner Inc. // Аналитическая компания Gartner Group» — США [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http://www.gartner.com.

Все это способствует снижению издержек торгового обращения и существенно влияет на уменьшение потребительской стоимости товара, так как сокращает временные циклы между стадиями производства и продажи товаров, гарантирует существенную экономию времени получения информации о товарах и услугах, устраняет посредническое звено и снижает разнообразные риски.

Эта новая форма коммерции находит широкое распространение главным образом в сделках между юридическими лицами. Электронная торговля способствует значительному развитию малого и среднего предпринимательства — из-за прямых поставок товаров и услуг значительно снижаются издержки сбыта, расходы на обслуживающий персонал. Между тем она остается второстепенной и экономически малоприбыльной для физических лиц из-за ряда причин. Главное — гарантировать (обеспечить) юридические рамки безопасности для потребителей, предлагая им соответствующий уровень защиты, сравнимый с тем, который установлен для «классической» купли-продажи в нашей стране и в других странах. Для этого нами были выработаны следующие рекомендации:

— нормативное регулирование в данной сфере должно быть направлено в первую очередь на регламентацию понятийного аппарата, его расширение;

— следует «формализовать» кодексы профессиональной этики, которые давно используются в Интернете. Таким образом, закрепляя их в законе и придавая им нормативный, общеобязательный характер, вводить механизмы регулирования, выработанные снизу, самими участниками электронной коммерции, а не насаждать модели регулирования сверху. Представляется правильным решение не принимать малоэффективные нормы права, а «формализовать» уже имеющиеся и действующие, разработанные практикой электронного товарообмена;

— благоприятствовать выработке профессиональными организациями типовых контрактов для электронной коммерции. Именно по такому пути пошла Французская ассоциация по коммерции и электронному обмену;

— активнее внедрять практику разрешения конфликтов третейскими судами в этой среде;

— электронная торговля в скором времени станет «торговлей троих». Это уже сегодня ведет к появлению новых юридических услуг и профессий, таких, как кибернотариусы, киберюрисконсульты, киберадвокаты и т.д. Следует следить за развитием законодательства об электронной торговле в западных странах, прежде всего в странах Европы и США. Необходимо приспособить к уже существующим международным стандартам удостоверения и регламентации электронных обменов;

— принять международное соглашение, касающееся электронных сделок, фиксирующее НДС по таким сделкам, взимаемый в стране назначения;

— было бы целесообразно создать совещательный орган (например, структурное подразделение при Министерстве экономического развития РФ), который мог бы следить за динамикой развития этой среды и вырабатывать необходимые рекомендации.

Анализ подтвердил, что в целом действующее российское законодательство о защите прав потребителя уже можно применять к Интернету. Изменение юридических рамок регулирования необходимо для того, чтобы сделать ясным область применения некоторого специального законодательства. Это относится, в частности, к правовым основам рекламы алкоголя, к обязанности использования национального языка в сетях для лучшей идентификации субъектов интернет — отношений, организации игорного бизнеса с использованием Интернета, а также к доступности информации потребителями. Все это должно служить цели более ясного выявления согласия сторон (субъектов) в сделке. Необходимо привлекать различных специалистов к разработке этих правил и внедрению кодексов профессиональной этики, типовых сетевых контрактов.

На международном уровне, на наш взгляд, здесь должны сочетаться два подхода. Первый состоит в том, чтобы выработать платформу фундаментальных принципов защиты прав потребителя, которых могли бы придерживаться все страны. Сделка в Интернете, осуществляемая предпринимателями из разных государств, вызывает необходимость заключения международного соглашения о правилах электронных сделок.

В США для решения спорных ситуаций судья в основном опирается на привязку «местонахождения сервера», провозглашая в большинстве случаев свое собственное право. Мы считаем, что за основу для решения данного вопроса следует все же брать европейский подход. В частности, для отношений в сегменте B2B B2B — Википедия [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/B2B (коммерсант — коммерсант) можно выбирать подсудность спора любой оговоренной в контракте стороны.

В том случае, если подсудность спора в контракте между коммерсантами не определена, по умолчанию должно действовать законодательство страны местонахождения поставщика товара (услуг), т.е. «право продавца»; для отношений в сегменте B2C (коммерсант — потребитель) следует признать юрисдикцию суда того государства, где постоянно или преимущественно проживает потребитель товара или услуги, т.е. провозгласить «право покупателя».

Что касается российского сегмента Интернета, то на сегодняшний день возможно применение правила конфликта, установленного Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 г. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 г. // ЮНИСТРАЛ [Электронный ресурс] / Режим доступа:// http://www.uncitral.org/uncitral/ru/uncitral_texts/sale_goods/1980CISG.html, а также Конвенцией о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров от 22 декабря 1986 г Российская Федерация. Международные договоры. Гаагская Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров от 22 декабря 1986 года [по состоянию на 01 марта 2005 г.] // Консультант Плюс [Электронный ресурс] / Режим доступа:// http://interlaw.consultant.ru/doc10681.html. Здесь необходимо будет учитывать характер и назначение коммерческих операций, а также соблюдать справедливое равновесие между императивом защиты потребителей и необходимостью не накладывать нереалистические ограничения на предприятия.

Закономерно встает вопрос: является ли столь же важным признание юридического значения сопутствующих средств, применяемых для сделки в виртуальном пространстве? Думается, что да. Электронная подпись, правила применения которой регламентирует Федеральный закон «Об электронной подписи», для начала должна гарантировать идентификацию заключивших сделку лиц и идентификацию сообщения между ними. Кроме того, она должна, как и рукописная подпись, служить доказательством сделки (юридическим фактом) в случае возникновения спорного вопроса. Первые шаги в этом направлении уже сделаны в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Статья 11 устанавливает, что электронное сообщение, подписанное электронной подписью (иным аналогом собственноручной подписи), признается электронным документом, равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если законодательством не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе.

Предлагается внести изменения в гл. 9 ГК РФ и признать наличие юридической силы электронного сообщения, если оно отвечает двум требованиям:

1) наличие надежной идентификации электронной подписи и

2) хранение сообщения под контролем подписавшего его лица в течение шести месяцев.

Удостоверение сообщения должно осуществляться аккредитованным органом, который сможет гарантировать соблюдение этих требований. Надо способствовать развитию такого рода услуг. Они должны оставаться свободными; государство призвано здесь лишь определять необходимые условия аккредитации предоставления данных услуг. Когда эти принципы будут внедрены в России и СНГ, надо будет устанавливать принцип взаимного, обоюдного признания услуг (служб) удостоверения в международном плане. Необходимо отметить тот факт, что именно по этому пути пошел Европейский союз. Поэтому взаимодействие с ним по этому вопросу будет очень полезно.

Это интересно:  Право в произведениях толстого

Нельзя не вспомнить и о налоговой системе, которая находится на стыке различных интересов. Это и суверенитет государств, и конкурентоспособность участников электронного обмена, и безопасность потребителя. Не имея возможности рассмотреть данную проблему подробно в силу ее специфики и неразработанности в отношении Интернета, представляется важным в дальнейшем осуществить ее углубленное изучение, которое потребует комплексного исследования всех возникающих вопросов. В мире существует несколько подходов к проблеме налогообложения физических и юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в Интернете. В США действует мораторий на налогообложение в Интернете, в ЕЭС серьезно обсуждается вопрос о введении специального налога для Интернета, в Бельгии есть разработки о введении так называемого побитового налога, налога за каждый скачанный бит информации.

На наш взгляд, существенные изменения налогового законодательства и права будут вскоре объективно необходимы в связи с развитием Интернета, что ведет к созданию новой системы налогообложения, ориентированной на новые условия информационного обмена. Это касается и НДС, и «нематериальных» товаров. Сегодня нужно приспособить систему налогообложения к электронной торговле. Для этого надо решить следующие вопросы: юридической квалификации «нематериальных» товаров; территориальных начал налогового права по отношению к НДС, применяя место (территорию государства) потребления услуг для налогообложения лиц, находящихся в странах СНГ; определения учреждения (организации), которое будет взимать налоги.

19.4 Правовое регулирование интернет‑коммерции

Одними из наиболее распространенных правоотношений в Интернете являются международные коммерческие сделки. Интернет‑коммерция – это совокупность технологических, экономических, финансовых и юридических взаимоотношений. Развитие интернет‑торговли вызывает значительные изменения в правовой инфраструктуре бизнеса (Н. Соловяненко).

Интернет‑договор – это договор, заключаемый с помощью электронных средств связи и вычислительной техники, без составления бумажных документов. Сущностная характеристика «электронных договоров» – их особая форма, которая при соблюдении определенных условий приравнивается к письменной. Электронный договор признается гражданско‑правовым, и любое правоотношение в сфере электронной торговли должно оцениваться в соответствии с требованиями гражданского законодательства.

Общепризнанного определения термина «электронная коммерция» не существует. ВТО под электронной коммерцией понимает производство, рекламу, продажу и распространение товаров посредством телекоммуникационных сетей. В рамках ОЭСР под электронной коммерцией понимаются все виды и формы коммерческих сделок, включая коммерческую деятельность физических и юридических лиц, которые базируются на обработке и передаче данных в цифровой форме, включая текст, аудио и видеопередачи (Л. В. Горшкова).

Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле (1996 г.) не предлагает определение электронной коммерции. Данный термин следует толковать широко, чтобы он охватывал вопросы, вытекающие из всех отношений торгового характера, договорных и недоговорных. Электронная коммерция включает любые торговые сделки на поставку товаров или услуг, обмен товарами или услугами, дистрибьюторские соглашения, коммерческое представительство и агентские отношения, факторинг, лизинг, инжиниринг, куплю‑продажу лицензий, банковские услуги, страхование, перевозку.

Электронная коммерция не должна ограничиваться рамками купли‑продажи, поскольку существует целый ряд коммерческих гражданско‑правовых сделок, заключаемых с помощью электронных средств через Интернет или иные электронные сети.

В Руководстве для законодательных органов государств по принятию Типового закона об электронной торговле подчеркнуто, что Закон предназначен не только для применения в контексте существующих электронных, оптических или аналогичных средств передачи данных, но и для учета новейших технологических разработок.

Обеспечение проведения финансовых операций в Интернете – одна из ключевых проблем электронной коммерции. Существуют несколько систем, обеспечивающих проведение платежей через Сеть: банковские смарт‑карты, «электронные деньги» (файлы, содержащие денежные обязательства третьего лица). Уникальность этих систем заключается в невозможности их копирования. В ЕС принята специальная Директива, посвященная электронным платежам. Электронные деньги – это денежные средства – «электронные суррогаты монет и банкнот». Выпуск и использование электронных денег разрешен даже некредитным организациям.

Структура интернет‑коммерции специфицируется в трех основных блоках:

– торговля B2B (business to business) – контрагентами выступают коммерческие организации;

– торговля B2C (business to consumers) – коммерческие организации вступают в правоотношения с частными лицами;

– торговля B2G (business to government) – осуществление коммерческих отношений между государством и профессиональными предпринимателями.

Эти блоки электронной торговли существуют как площадки розничных интернет‑магазинов, В2В порталы поставщиков и закупщиков, электронные биржи.

На международном уровне правовая база интернет‑коммерции находится в стадии формировании. В рамках ООН разработаны рекомендации ООН в отношении Типового договора по обмену электронными данными для использования в международной торговле. Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию об использовании электронных сообщений в международных договорах (открыта для подписания в 2006 г.).

В 1998 г. Генеральный Совет ВТО принял Рабочую программу по электронной торговле. В рамках ВТО разработано и подписано Соглашение по информационным технологиям, в рамках ЮНСИТРАЛ – Типовые законы по электронной коммерции и по электронным подписям.

В ЕС действуют Директива о защите потребителей в случае заключения контрактов на расстоянии (1997 г.) и резолюция Совета ЕС «Потребительское измерение в информационном обществе» (1999 г.), в которых закреплено, что потребители должны иметь возможность использовать средства защиты в стране постоянного места жительства. Издано распоряжение, согласно которому электронно‑цифровая подпись имеет силу во всех странах ЕС с 2001 г. В 2000 г. была принята Директива ЕС о деятельности в сфере электронных денег и пруденциальном надзоре над осуществляющими ее учреждениями.

В 1999 г. Австралия приняла Закон об электронных сделках, Канада – Единообразный закон об электронной торговле. Оба разработаны по образцу Типового закона об электронной торговле. В Мексике в 2000 г. в Гражданский, Торговый и Гражданский процессуальный кодексы, в Федеральный закон о защите потребителей были внесены изменения и дополнения, относящиеся к регулированию сделок в электронной торговле (основаны на Типовом законе об электронной торговле).

В Ирландии в 2000 г. принят Закон об электронной торговле. В Испании в 2002 г. – Закон об услугах информационного общества и электронной торговле. Оба акта включают положения Директивы ЕС об электронной торговле.

По вопросам электронной коммерции Гаагская конференция по МЧП в 1999 г. предложила рекомендации, которые могут служить основой для разработки правил регулирования интернет‑коммерции (А. Мережко):

1) вместо создания новых норм для регулирования электронной коммерции следует применять существующие правила, принципы и процедуры путем соответствующего толкования, включая использование функциональных эквивалентов;

2) для контрактов он‑лайн в вопросах юрисдикции и применимого права, если исполнение соответствующего обязательства осуществляется в режиме оф‑лайн, существующие нормы МЧП продолжают оставаться в силе. Если исполнение контракта осуществляется в режиме он‑лайн, место исполнения не имеет значения в качестве коллизионной привязки. В таком случае соответствующей коллизионной привязкой является место нахождения каждой стороны контракта;

3) при осуществлении электронных сделок в вопросах применимого права и юрисдикции ведущим принципом должен быть принцип автономии воли сторон.

Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле 1996 г. – это модельный акт, с помощью которого страны могут в национальном законодательстве решить основные проблемы, связанные с правовым регулированием интернет‑договоров. В Типовом законе закреплены ориентиры для толкования таких требований, как «письменная форма», «подпись» и «подлинник» применительно к электронным сообщениям. Закон применяется к любому виду информации в форме сообщения данных, используемой в контексте торговой деятельности. Под термином «сообщение данных» понимается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, оптических или аналогичных средств, включая электронный обмен данными, электронную почту, телеграмму, телекс или телефакс.

Правовой режим электронного обмена данными основан на принципах функционального эквивалента и технологической нейтральности электронных подписей. Если национальный закон предписывает, чтобы действия, связанные с заключением и исполнением сделок, осуществлялись в письменном виде или с использованием письменных документов, это требование считается выполненным, если необходимые действия осуществляются посредством электронных сообщений с соблюдением положений законодательства.

Главная проблема интернет‑коммерции – непризнание государственными органами и судами юридической силы документов и сообщений, существующих только в электронной форме. Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронных подписях 2001 г. основной упор делает на придание юридического статуса электронным документам. Если закон предусматривает, что информация должна быть в письменной форме, предписание считается выполненным, когда полученная информация доступна для использования впоследствии.

Основное отличие цифровой подписи от обычной заключается в том, что цифровой подписью заверяется не бумага или материальный носитель, а содержание документа, т. е. информация. Электронная цифровая подпись может быть использована для подтверждения целостности и неизменности, авторства любой информации, представленной в форме электронных документов, текстовых или графических файлов, отдельных строк и записей в базах данных.

Это интересно:  Как сделать авторские права на бит

Типовой закон 2001 г. конституирует понятие электронной подписи посредством перечисления ее функций. В Законе сформулированы условия, когда электронная подпись может быть признана юридически значимой:

1) данные, представляющие собой электронную подпись, должны быть непосредственно связаны с лицом, подписавшим документ. Подпись должна исключать неясность относительно того, кто ее поставил;

2) подписание в момент, когда оно совершалось, было подконтрольно только подписывавшему лицу. Предполагается, что лицо само, выражая свою волю, подписывает документ, и никто не может поставить его подпись без его ведома. Если кто‑либо действует от имени другого лица, применяются общие правила о представительстве;

3) любое изменение электронной подписи, сделанное после подписания, может быть выявлено. Это требование не касается изменений подписанного документа и не означает, что измененная подпись утрачивает юридическую силу. Все изменения должны быть известны контрагенту, который и будет принимать решения;

4) если по закону подпись требуется для подтверждения целостности подписанного документа, любое изменение в нем, сделанное после подписания, может быть выявлено. Это требование является стандартным для электронной цифровой подписи, т. е. подписи, сделанной с использованием средств криптографии, но не обязательно для других видов электронной подписи.

Типовой закон 2001 г. устанавливает, что власти страны могут признать надежной ту или иную технологию подписания. Этим презюмируется, что все документы, подписанные с использованием данной технологии, будут иметь юридическую силу. Данный Закон также устанавливает общее правило: иностранная подпись должна быть признана в стране получателя подписанного документа.

Конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах (23 ноября 2005 г.) – первый универсальный международный акт, который устанавливает единообразные правила в понимании электронной торговли и форм ее осуществления. В Конвенции затрагиваются вопросы:

– определения места нахождения сторон при заключении договоров с использованием электронных средств;

– времени и места отправления и получения электронных сообщений;

– использования автоматизированных систем сообщений для заключения договора;

– установления критериев, которыми следует руководствоваться для установления функциональной эквивалентности электронных сообщений бумажным документам, эквивалентности электронных методов подтверждения подлинности подписям, проставленным от руки.

На международном уровне сложился основной принцип интернет‑коммерции – стороны, заключившие электронную сделку, не могут ставить ее под сомнение только на том основании, что она заключена или исполняется электронным способом и в основе ее не лежит традиционный бумажный документооборот, сопровождаемый традиционной собственноручной подписью (Н. Соловяненко).

Развитие интернет‑коммерции приводит к необходимости разработать дополнительные критерии для квалификации сделок в Интернете в качестве международных коммерческих контрактов. Территориальный критерий места нахождения коммерческих предприятий сторон в разных государствах не является удовлетворительным применительно к сделкам в сети Интернет. Практика заключения сделок в Интернете показывает, что место нахождения коммерческого предприятия сторон не всегда можно установить в связи с ведением коммерческой деятельности «виртуальными компаниями» без связи с физическим местом нахождения.

В интернет‑коммерции необходимо принимать во внимание место нахождения оборудования (сервера), на котором размещен сайт, используемый для совершения сделки. Фактическое место расположения оборудования может рассматриваться в качестве места нахождения предприятия, если предприниматель имеет сервер во владении. Однако возможность размещения веб‑сервера в странах с наиболее благоприятным законодательством, т. е. искусственное подчинение правоотношения правопорядку другого государства, не позволяет придавать критерию места нахождения сервера квалифицирующее значение. Возможность регистрации адреса интернет‑сайта вне зависимости от фактического нахождения заявителя в определенном географическом регионе также не позволяет идентифицировать лиц, осуществляющих деятельность в Интернете.

Субъект интернет‑бизнеса может не иметь ни торгового помещения, ни офиса, ни склада, ни персонала, и единственными идентифицирующими его признаками будут выступать адреса интернет‑сайта и веб‑сервера. Веб‑сервер считается постоянным учреждением предприятия при условии, что функции, выполняемые с его помощью, играли существенную и даже незаменимую роль в предпринимательской деятельности предприятия в сети Интернет. Во внимание принимается не столько место расположения оборудования, сколько его принадлежность конкретному лицу.

Адрес интернет‑сайта (домен) указывает на правовую связь с конкретным государством, за которым закреплен определенный сегмент Сети. Однако пользователь может иметь веб‑серверы и регистрировать доменные имена интернет‑сайтов в странах, в которых он не имеет «коммерческого предприятия». Адрес интернет‑сайта отражает принадлежность доменного пространства определенному государству, но не может определять место нахождения лица или место осуществления его деятельности в Интернете.

Критерий места нахождения коммерческих предприятий на территории разных государств учитывает не только то, что стороны находятся в разных странах, но и то, что они связаны с разными правовыми системами. Ведение коммерческой деятельности в Интернете не выводит предприятия из правового поля соответствующих государств. Осуществление интернет‑коммерции не препятствует установлению места учреждения предприятия или места нахождения его правления.

В некоторых случаях из‑за невозможности установить место нахождения коммерческого предприятия критерий «национальность» компании, определяемый по принципу инкорпорации или места нахождения правления, позволяет выяснить правовую связь с определенным государством. Учитывая объективные трудности определения места нахождения коммерческого предприятия, целесообразно использовать субсидиарный критерий «государственной принадлежности» сторон разным государствам (Л. В. Горшкова).

Правовое регулирование электронной коммерции

В статье рассматривается понятие электронной коммерции. Затронуты вопросы защиты прав потребителей и ответственности продавцов. Проведен сравнительный анализ правового регулирования электронной коммерции в России и Европейском союзе. Ключевые слова: электронная коммерция; продавцы; потребители; сделка

This article deals with the definition of e-commerce. The issues of protecting the rights of consumers and sellers responsibility are touched on. A comparative analysis of legal regulation of e-commerce in Russia and the European Union was made. Key words: e-commerce, sellers; consumers; contract. С появлением Интернета международный товарооборот увеличился. Доступность, скорость, большой выбор обуславливают популярность сделок, заключаемых посредством сети Интернет. Оформить покупку или заказать услугу из любой страны стало невероятно просто. Вместе с тем, увеличилось и число мошенников и недобросовестных продавцов.

В данной статье, мы рассмотрим, каким образом регулируется электронная коммерция. На данный момент законодательного закрепления такой категории как «электронная коммерция» не существует. Это связано с тем, что данная сфера правоотношений очень динамично развивается и охватить ее каким-то одним определением, представляется весьма сложным. Тем не менее, попытки дать определение этой категории предпринимаются.

В различных источниках можно встретить следующие определения, но все эти определения имеют одно ядро, которым является утверждение о том, что электронная коммерция – это сделка, совершенная посредством телекоммуникационной технологии. Комитет по вопросам стратегии в области информации, компьютеров и связи (Committee for Information, Computer and Communications Policy) Организации экономического развития и сотрудничества1 в своем докладе «Регулирование электронной коммерции» (Париж 1997г.) проанализировал данное понятие. В данном докладе были представлены определения данные Европейским наблюдательным советом по информационным технологиям (European Information Technology Observatory) 2 и Европейской комиссии , а также некоторые другие.

Так Комитет по вопросам стратегии в области информации, компьютеров и связи определяет электронную коммерцию как предпринимательскую деятельность по обмену ценностями посредством телекоммуникационных сетей. Европейская комиссия же точного определения не дает, но перечисляет виды электронной коммерции. «Электронная коммерция – это ведение бизнеса электронным способом. Она основана на электронной обработке и передаче данных, в том числе текст, звук и видео.

Она включает в себя различные виды деятельности, к числу которых относится электронная торговля товарами и услугами, онлайн доставка цифрового контента, электронные денежные переводы, электронная торговля акциями, электронные коносаменты, коммерческие аукционы, совместное проектирование и инжиниринг, онлайн сорсинг, государственные закупки, прямой потребительский маркетинг и постпродажное обслуживание.

Это охватывает как продукты (потребительские товары, специализированное медицинское оборудования), так и услуги (информационные, финансовые, юридические услуги), а также традиционные виды деятельности (здравоохранение, образование) и новые виды деятельности (виртуальные торговые центры)»1 . Маслова Н.Ю в своей работе «Электронная коммерция в структуре сетевой экономики» предлагает различать понятия «электронной коммерции» и «электронной торговли». Нельзя не согласится с такой позицией, т.к. под «электронной» торговлей традиционно понимают сделки купли-продажи 2 , а понятие «электронная коммерция» намного шире, нежели только купля-продажа. Следует понимать, что электронная коммерция очень широкая сфера. Характерной ее чертой является, как правило, отсутствие физического контакта между продавцом (исполнителем услуги) и покупателем (заказчиком).

В российском законодательстве нет специальных законов, которые выделяли бы правоотношения по поводу заключения и прекращения сделок в Интернете. Нормы применимые к заключению различных видов договоров, содержащиеся во второй части ГК РФ3 и других нормативно-правовых актах 4 распространяются и на сделки, заключенные в сети Интернет. Так статья 434 ГК РФ признает письменной формой договора «обмен письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору». Таким образом, чтобы заключить сделку в Интернете не обязательно готовить единый документ, достаточно простой переписки.

Это интересно:  Обман в интернете куда обращаться

Восстановить нарушенные права можно в судебном порядке. При этом необходимо соблюсти процедуру досудебного разрешения конфликта, т.е. направить продавцу претензию . И если порядок действий предельно ясен в случае, если недобросовестный продавец является резидентом Российской Федерации, то, что делать, если сделка была заключена с иностранным продавцом? К сожалению, правоотношения в этой области не получили достаточного регулирования. Первым международным соглашением, которое создало правовую основу для электронной коммерции, стало Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС) 1994 г 2 .

Оно создало необходимые условия для свободного развития трансграничного рынка коммуникационных услуг. В 1996 г. Генеральной Ассамблеей ООН был принят Типовой закон об электронной торговле 3 , разработанный и утвержденный Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), а также руководство по его применению. Данный закон применяется по отношению к любому виду информации, если она содержится в форме электронного сообщения данных в торговой деятельности. По сути, этот документ ставит знак равенства между электронной торговлей и электронной коммерцией. Так в тексте указано, что термин «электронная» следует толковать расширительно, перечисляя различные виды сделок. Но ни в ГАТС, ни в Типовом законе нет норм, которые бы регулировали вопросы привлечения к ответственности правонарушителей.

В середине 90х гг. прошлого столетия стали появляться интернет-аукционы, а затем и интернет-гипермаркеты. Среди самых популярных можно отметить eBay 4 , Amazon 5 , Aliexpress6 . Как правило, такие аукционы и гипермаркеты предлагают пользователям программу защиты покупателя. Т.е. в случае недобросовестности продавца спор будет рассмотрен при участи администрации аукциона и если спор будет решен в пользу потребителя, то он получит возмещение в полном объеме. По тому же пути пошли и платежные системы. На данный момент самой популярной платежной системой является Paypal7 .

Пользователям предоставляется возможность открыть диспут при участии Paypal. В Российской Федерации еще в 2001 году был разработан проект Федерального Закона «Об электронной торговле»8 . Несмотря на то, что проект весьма «сырой», он содержит важнейших понятий (электронная торговля, электронное сообщение и др.), а так же требования к предоставлению информации участниками интернет-торговли. На данный момент судьба этого законопроекта неизвестна. В 2012 году представители всех стран Евросоюза утвердили новый законопроект, предложенный Еврокомиссией, который защищает клиентов онлайн-магазинов на территории всего ЕС.

Так называемый Code of EU Online Rights9 ввел единые для всего Евросоюза права интернет-покупателей и правила рассмотрения жалоб на интернет- продавцов. Согласно этому нормативно-правовому акту, все он-лайн потребители имеют право быть истцом и ответчиком в суде своей страны проживания, если продавец коммерчески или профессионально активен в этой стране.

Стороны также имеют право применить закон другой страны, при условии, что права, гарантирующиеся потребителю соразмерны с теми, что ему были бы предоставлены национальным законом. Помимо этого, для решения гражданско-правовых споров с иностранным элементом может использоваться так называемая процедура European Small Claims Procedure (Европейская процедура разрешения мелких споров). Эта процедура применяется в спорах, не превышающих 2000 евро и доступна для всех стран Евросоюза за исключением Дании.

Как правило, процедура производится в заочном порядке, если только суд не решит, что очное слушание необходимо. В заключении, можно отметить, что в настоящее время, отношения в сфере электронной коммерции строятся на саморегулировании ее участниками. Динамика мирового товарооборота диктует необходимость принятия единых унифицированных законов, касающихся интернет-комерции. Думается, что принятие данных нормативно- правовых актов позволит укрепить законность заключения международных контрактов, повысит доверие участников правоотношений к сделкам, заключаемым посредством сети Интернет, что в свою очередь положительно скажется на развитии бизнеса и будет способствовать улучшению экономического положения страны в целом.

Иностранным интернет-магазинам пригрозили судом

Роспотребнадзор определил критерии, по которым деятельность иностранного интернет-магазина подпадает под российские законы. Так, если на сайте зарубежного продавца есть фразы на русском языке, русскоязычная реклама или он располагается в доменной зоне .ru, то в конфликтной ситуации магазин обязан подчиниться местному законодательству. В суде можно потребовать и блокировки сайта — нарушителя прав россиянина.

Замруководителя Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) Ирина Брагина 3 октября написала письмо президенту Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ) Алексею Федорову (есть в распоряжении «Известий»). Ранее, в июле, АКИТ направляла в Генпрокуратуру письмо, в котором в том числе была обозначена проблема возврата денег от недобросовестных иностранных интернет-продавцов. Из Генпрокуратуры обращение ассоциации было отправлено в Роспотребнадзор.

В своем ответном письме в АКИТ служба уточнила, что если в спорной ситуации участвуют российский гражданин и зарубежная компания, зарегистрированная на территории другого государства, то прежде всего следует установить, право какой страны следует применять для разрешения конфликта.

Как следует из документа, в подобных ситуациях необходимо ориентироваться на статьи 1211 и 1212 Гражданского кодекса РФ о правилах определения права, если между сторонами нет специального соглашения о его выборе в конфликтных ситуациях. Российское законодательство следует применять в тех случаях, когда иностранный интернет-продавец направляет свою деятельность на отечественного потребителя, считают в Роспотребнадзоре. Представители службы пояснили, при каких условиях действия зарубежных онлайн-магазинов подпадают под российское законодательство.

Итак, деятельность иностранного продавца подпадает под действие отечественных законов, если продавец использует доменное имя сайта, связанное с Россией (.ru, «.рф», «.москва», .moscow и т.п.), обеспечена возможность осуществления расчетов в рублях или с использованием платежных инструментов, доступных потребителям из РФ, либо эквайринг продавца осуществляется российским банком или небанковской кредитной организацией, а также предусмотрена возможность доставки товара по территории нашей страны. Деятельность онлайн-магазина сочтут направленной на российского потребителя, если на сайте продавца размещена реклама на русском языке, отсылающая к соответствующему интернет-сайту продавца, либо имеются иные обстоятельства, явно свидетельствующие о намерении продавца заключить договор купли-продажи с российским потребителем.

В Роспотребнадзоре «Известиям» сообщили, что возможности заблокировать сайт иностранного магазина, если он нарушает права российских потребителей, в данный момент нет.

— Блокируется сайт только в том случае, если суд признает, что есть угроза жизни и здоровью. Практики блокировки из-за невозврата денег нет, хотя всё зависит от решения суда, — сказали в ведомстве.

Недобросовестное выполнение владельцами онлайн-магазина своих обязательств перед клиентами не относится к числу причин, которые позволяют суду ограничить доступ к сайту для пользователей, считает управляющий партнер «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский. По его мнению, блокировка ресурсов зарубежных интернет-ритейлеров на этом основании в принципе невозможна. Но даже если покупатель не станет требовать блокировки сайта, а будет настаивать, например, на возмещении денежных средств, он рискует не получить и этого.

— В случае если потребитель выиграет судебный спор, исполнить такое судебное решение фактически будет нельзя. Исключением является ситуация, когда иностранный продавец имеет активы и банковские счета непосредственно на территории России, — говорит управляющий партнер Gaffer & Gaffer Денис Косенков.

Добиться исполнения решений органов Фемиды получится лишь в отношении онлайн-магазинов, чьи владельцы зарегистрированы в весьма ограниченном круге государств, отметил адвокат Олег Сухов.

— Это связано с тем, что решения российских судов по гражданским делам могут быть принудительно исполнены в странах, с которыми у России действуют соглашения об оказании соответствующей правовой помощи, — пояснил он. — На сегодняшний день подобные договоренности достигнуты с 28 государствами, в числе которых Китай, Вьетнам, Испания, Италия, Греция, Чехия, Польша, Болгария, Венгрия, Словакия, Латвия, Литва, Эстония, Румыния и Белоруссия.

Остается добавить, что если в АКИТ считают, что проблему с деятельностью недобросовестных интернет-ритейлеров на территории России следует решать, то их коллеги из другой организации, которая также объединяет интернет-продавцов, — Национальной ассоциации дистанционной торговли (НАДТ) — полагают, что этой проблемы не существует. Согласно опросам НАДТ, деньги у иностранных торговцев вернуть зачастую проще, чем у отечественных.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, www.finexg.ru, iz.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector