Исключительное право на условиях неисключительной лицензии

Более принципиальным представляется выделение разновидностей лицензионного договора в зависимости от объема прав, предоставляемых лицензиату.

  • 1) исключительная лицензия — договор предусматривающий предоставление лицензиату права использования объекта с сохранением за лицензиаром права его использования в части, не передаваемой лицензиату, но без права выдачи лицензии другим лицам.
  • 2) неисключительная лицензия — договор, предусматривающий предоставление лицензиату права использования объекта с сохранением за лицензиаром права его использования и права выдачи лицензии другим лицам. Смысл используемого в названии слова неисключительная» состоит в том, что в силу данного вида лицензии лицензиату предоставляется право использования объекта, не исключающее прав лицензиара и третьих лиц.

Мировой практике известны другие виды лицензионных договоров, выделяемых по этому основанию:

одиночная (единоличная) лицензия — договор, который гарантирует лицензиату, что лицензиар не будет предоставлять лицензий третьим лицам на оговоренной территории, однако при этом за лицензиаром сохраняется право использовать объект на территории действия лицензии;

полная лицензия — договор, который предусматривает передачу лицензиаром всех принадлежащих ему прав.

В зависимости от назначения лицензионные договора могут подразделяться на договоры, предоставляющие лицензию на производство, либо лицензию на сбыт, либо объединяющие производство и сбыт лицензионной продукции.

В числе разновидностей лицензионного договора в литературе называют также открытую лицензию и принудительную лицензию. При этом в основу выделения этих разновидностей лицензионного договора положены не особенности самих договоров, а особенности порядка из заключения.

Суть открытой лицензии состоит в том, что патентообладатель заявляет о своем желании предоставить любому обратившемуся лицу право использования объекта интеллектуальной собственности на условиях неисключительной лицензии. Для этого патентообладатель подает заявление в патентный орган, который это заявление публикует в своем официальном издании.

Критерием отграничения принудительной лицензии от обычного лицензионного договора является характер волеизъявления сторон при заключении лицензионной сделки. Суть принудительной лицензии состоит в том, что при определенных условиях любое заинтересованное лицо может потребовать от патентообладателя заключить с ним лицензионный договор. Принудительные лицензии выступают в качестве одного из способов борьбы с тактикой блокировки, применяемой в рамках конкурентной борьбы отдельными патентообладателями. В качестве обстоятельств, при наличии которых заинтересованное лицо имеет право требовать предоставления ему принудительной лицензии, являются:

1) неиспользование или недостаточное использование объекта права промышленной собственности и 2) длительность неиспользования или недостаточного использования объекта в течение определенного законом срока.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации необходимо отличать от права собственности на материальный объект, в котором такой результат или средство индивидуализации выражены (ст.987 ГК).

Простая лицензия предполагает предоставление лицензиату права использования объекта с сохранением за лицензиаром права его использования и права выдачи лицензий другим лицам. По этому договору лицензиат получает возможность использования произведения наравне с лицензиаром и иными лицами, которые могут получить аналогичные права по использованию произведения.

Исключительная же лицензия предполагает предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности с сохранением за лицензиаром права его использования в части, не передаваемой лицензиату, но без права выдачи лицензии другим лицам. Приведенное определение исключительной лицензии вызывает ряд замечаний. Во-первых, формулировка о сохранении за лицензиаром «права использования объекта в части, не передаваемой лицензиату», может в отсутствии легального толкования понятия «части прав» означать как передачу лицензиату исключительного права использования объекта определенным способом, так и неисключительного права, поскольку и при передаче неисключительного права лицензиар делегирует лицензиату часть своих правомочий по использованию объекта. Из этой неопределенности вытекает существенный недостаток данного в Гражданском кодексе определения лицензионного договора — в нем нет ответа на вопрос о том, получает ли лицензиат на основании выданной ему исключительной лицензии возможность запрещать третьим лицам аналогичное использование произведения и применять предусмотренные законом средства защиты. Из законодательного определения исключительной лицензии следует лишь обязательство лицензиара не выдавать лицензии другим лицам, что вполне допускает сохранение исключительного права за лицензиаром, который в силу договорного обязательства не может делегировать его третьим лицам, но сохраняет за собой право осуществлять его самостоятельно, а также осуществлять его защиту. Такое понимание безусловно не соответствует общепринятому в международной практике, когда исключительная лицензия предоставляет лицензиату в рамках договорных условий действующее против любого лица право исключения, которое состоит из монопольного права использования объекта, а также негативного права запрещения, действующего в отношении третьих лиц. Поэтому сторонам, заключающим договор о предоставлении исключительной лицензии, на мой взгляд, необходимо дополнительно определять характер передаваемого по договору права — исключительный или неисключительный.

Передача в рамках лицензионного договора исключительного права означает, что обладателем этого права на определенный договором срок становится лицензиат. Как обладатель исключительного права он вправе применять предусмотренные законом средства правовой защиты в отношении любого лица, нарушающего его исключительное право. Защита исключительных прав осуществляется как с использованием способов, предусмотренных в ст.11 ГК для защиты всех гражданских прав, так и с использованием специально предусмотренных в ст.989 ГК, таких как:

  • 1) изъятие материальных объектов, с помощью которых нарушены исключительные права, и материальных объектов, созданных в результате такого нарушения;
  • 2) обязательная публикация о допущенном нарушении с обязательной информацией о действительном правообладателе;
  • 3) иными способами, предусмотренными специальными законами в области права интеллектуальной собственности.

Гражданский кодекс не содержит требований к форме лицензионного договора. Поэтому стороны должны руководствоваться либо нормами соответствующего специального закона, либо нормами общей части ГК о форме сделок. Кроме того, практически все лицензионные договоры, предметом которых являются права по использованию объектов права промышленной собственности, подлежат регистрации Государственным патентным комитетом Республики Беларусь, а при отсутствии указанной регистрации являются юридически ничтожными. При этом сама процедура регистрации договора предопределяет его письменную форму.

Если вопрос о возможной ответственности лицензиата решается просто уже в силу того, что его обязательства явно выражены — перечислять лицензионные платежи, осуществлять определенные действия по использованию соответствующего объекта и т.п., то этого нельзя сказать по отношению к лицензиару — какую ответственность он должен нести перед контрагентом. Ответить на этот вопрос можно только исходя из определения правовой сути лицензионного договора как средства передачи права. Если обязанностью лицензиара является предоставление права, то и ответственность лицензиара будет наступать за недостатки этого права. Недостатками права могут быть как отсутствие права (отсутствие патента или иного основания для возникновения права, признание патента недействительным и т.п.), так и невозможность реализации права ввиду оспаривания его третьими лицами. Исходя из того, что к лицензионному договору применяются общие нормы об ответственности за нарушение обязательств, лицензиар, не выполнивший свое обязательство предоставить право, обязан в соответствии с нормой ст.364 ГК возместить лицензиату все понесенные последним убытки.

Существенной новацией в белорусском законодательстве является введенное Гражданским кодексом понятие сублицензионного договора — договора о предоставлении права использования объекта интеллектуальной собственности, заключаемого лицензиатом с третьим лицом в случаях и пределах, определенных собственно лицензионным договором. Следует сказать, что в ГК удачно решены две основные проблемы, связанные с передачей полученных по лицензионному договору прав третьему лицу. Во-первых, лицензиат вправе заключить сублицензионный договор лишь в случаях, предусмотренных лицензионным договором, и передача права третьему лицу возможна только в пределах, установленных в лицензионном договоре в отношении лицензиата. Во-вторых, ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата должен нести лицензиат, если лицензионным договором не будет предусмотрено иное.

ВИДЫ ЛИЦЕНЗИОННЫХ ДОГОВОРОВ

Простая (неисключительная)лицензия

Выдача простой (неисключительной) лицензии не влечет никаких ограничений для правообладателя в части осуществления и распоряжения исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности. В случае выдачи простой (неисключительной) лицензии лицензиар сохраняет за собой право выдавать третьим лицам лицензии, предмет которых полностью или частично совпадает с предметом ранее выданных простых (неисключительных) лицензий, в том числе по критерию объекта, способа, территории и срока использования результата. Лицензиар также вправе сам осуществлять исключительное право на лицензируемый результат, в том числе путем его использования теми же способами и на той же территории, что и лицензиат.

В Гражданском кодексе РФ установлена презумпция того, что лицензионный договор признается заключенным на условиях простой (неисключительной) лицензии, если иное не предусмотрено условиями договора (п. 2 ст. 1236 ГК РФ)

Упомянутая в подп. 1 п. 1 ст. 1236 простая (неисключительная) лицензия позволяет:

а) лицензиату использовать результат интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в пределах, предусмотренных в лицензионным договором;

б) лицензиару предоставлять на указанный результат лицензии другим лицам (заключив с ними отдельные лицензионные договоры). При этом такие лицензионные договоры могут по условиям быть такими же, как и лицензионные договоры, заключенный с первым лицензиатом, но могут и отличаться (предусматривая условия, которых в лицензионном договоре, заключенного с первым лицензиатом, нет). Предоставление неисключительной лицензии означает, что:

лицензиар может предоставлять другим лицам и неограниченное количество лицензий (если иное не предусмотрено в лицензионным договором);

все последующие лицензии могут быть только неисключительными;

Исключительная лицензия

Исключительная лицензия может быть выдана только по воле правообладателя на основании договора (лицензионного или смешанного с элементами лицензионного). Простая (неисключительная) лицензия, напротив, может быть как добровольной, так и принудительной.

Исключительная лицензия ограничивает право лицензиара распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности посредством выдачи последующих добровольных договорных лицензий, которые по своему предмету (объекту, способу, территории и периоду времени использования результата интеллектуальной деятельности) полностью или частично совпадают с предметом ранее выданной исключительной лицензии. В период действия лицензионного договора на условиях исключительной лицензии лицензиар не вправе заключать последующие лицензионные договоры и любые смешанные договоры с элементами лицензионного, если их условия затрагивают интересы лицензиата, охраняемые договором на условиях исключительной лицензии.

Важно отметить, что формальная монополия лицензиата на использование результата интеллектуальной деятельности, основанная на исключительной лицензии, не является абсолютной. На практике наряду с лицензиатом, имеющим исключительную лицензию, лицензированный результат может использоваться теми же способами и на той же территории, которые определены в лицензионном договоре, одновременно еще несколькими категориями субъектов, но на условиях простой (неисключительной) лицензии. Во-первых, продолжают действовать все ранее выданные договорные и недоговорные простые (неисключительные) лицензии. Во-вторых, закон наделил определенные категории субъектов, не являющихся правообладателями, правом использования результата на условиях простой (неисключительной) лицензии. Такие права возникают у субъектов в отношении результатов, созданных по заказу (п. 2, 3 ст. 1296, п. 2, 3 ст. 1372, п. 2, 3 ст. 1431, п. 2, 3 ст. 1463 ГК), по договору (п. 1, 2 ст. 1297, абз. 2 п. 1, п. 2 ст. 1371, абз. 2 п. 1, п. 2 ст. 1462 ГК), в отношении служебных результатов (п. 3 ст. 1295, п. 4 ст. 1370, п. 4 ст. 1430 ГК). В-третьих, при определенных обстоятельствах закон возлагает на правообладателя обязанность выдать безвозмездную простую (неисключительную) лицензию: по требованию государственного (муниципального) заказчика в отношении результатов, созданных по государственному (муниципальному) контракту (п. 3 ст. 1298, ст. 1464, п. 4 ст. 1373); по указанию лица, осуществляющего от имени Российской Федерации распоряжение правом на единую технологию, в отношении единой технологии (п. 4 ч. 2 ст. 10 ФЗ «О передаче прав на единые технологии»); по требованию работодателя в отношении служебных результатов (п. 5 ст. 1370, п. 6 ст. 1430, п. 5 ст. 1461 ГК). Таким образом, запрет на выдачу последующих лицензий третьим лицам, установленный подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК, не препятствует выдаче принудительных лицензий в силу императивных указаний в законе. Во избежание негативных последствий стороны лицензионного договора могут включить условие о том, что факт выдачи принудительной лицензии является существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, и является основанием для его изменения или расторжения, если иное не следует из его существа (абз. 1 п. 1 ст. 451 ГК).

Это интересно:  Всемирная конвенция об авторском праве 1952

Следует отметить, что положения ст. 1236 Гражданского кодекса РФ оставляют без прямого ответа вопрос о том, вправе ли лицензиар в случае исключительной лицензии пользоваться результатом интеллектуальной деятельности в тех же пределах и теми же способами, которые установлены лицензионным договором. В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК гражданские права и обязанности могут быть ограничены нормами ГК или федеральных законов. Принимая ко внимание буквальное содержание подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК, следует вывод о том, что заключение лицензионного договора на условиях исключительной лицензии не влечет ограничение права лицензиара самому использовать результат на тех же условиях и в тех же пределах, что определены лицензионным договором, поскольку это прямо не указано в законе. Данный вывод подтверждается сравнительным анализом нормы подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК с нормой абз. 2 п. 1 ст. 13 Патентного закона. В п. 2 ст. 13 Патентного закона было прямо установлено, что при исключительной лицензии за лицензиаром сохранялось право на использование лицензированного результата только в части, не переданной лицензиату. Однако законодатель не использовал такое решение в подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК. Таким образом, за лицензиаром сохраняется право самому использовать результат, в том числе способами и на территории, определенными в лицензионном договоре. Данное решение не ново для российского права. Тем не менее, стороны договора не лишены возможности, основываясь на принципе свободы договора (ст. 421 ГК), включить в лицензионный договор на условиях исключительной лицензии положение о том, что на срок действия лицензионного договора за лицензиаром сохраняется право использования результата только в части, не переданной лицензиату.

Ограничение права лицензиара самому использовать результат интеллектуальной деятельности в пределах, установленных лицензионным договором, характерно для полной лицензии. В Гражданском кодексе РФ не предусмотрено заключение лицензионного договора на условиях полной лицензии, хотя такой вид лицензионного договора известен правопорядку ряда стран, например, США и Казахстана. В случае полной лицензии лицензиар в течение срока действия лицензионного договора не вправе выдавать лицензии аналогичного содержания другим лицам и не вправе сам использовать результат на условиях, установленных договором, и никто, кроме лицензиата, не вправе в течение срока действия лицензионного договора использовать результат теми способами и на тех условиях, которые определены в лицензионном договоре. В таком случае, исключительное право на результат, принадлежащее лицензиару, в том объеме, который определен в лицензионном договоре, как бы «приостанавливается» на срок действия лицензионного договора. С момента прекращения лицензионного договора исключительное право лицензиара «восстанавливается» полностью.

В п. 3 ст. 1236 ГК отражен принцип делимости права использования результата интеллектуальной деятельности по критерию способа его использования, в силу которого лицензионный договор может быть заключен на условиях смешанной лицензии. Если по лицензионному договору предоставляется право использования результата несколькими способами, то в отношении каждого такого способа стороны лицензионного договора вправе определить разный лицензионный режим. Ничто не препятствует лицензиару и лицензиату в одном лицензионном договоре согласовать использование результата одним и тем же способом, но в разные временные периоды, на условиях исключительной и неисключительной лицензии. Например, указать в лицензионном договоре, что право на воспроизведение литературного произведения на территории РФ в форме звукозаписи передается лицензиату на срок пять лет, из которых в течение первых трех лет такое право передается на условиях исключительной лицензии, а, начиная с четвертого года — на условиях простой лицензии.

В случае предоставления исключительной лицензии (упомянутой в подп. 2 п. 1 ст. 1236):

а) лишает права лицензиара предоставлять лицензии другим лицам;

б) не лишает права лицензиата (если иное не предусмотрено в самом ЛД) заключать сублицензионные договоры.

Применяя правила п. 2 и 3 ст. 1236, нужно обратить внимание на следующее:

1) по общему правилу лицензия всегда предполагается простой (т.е. неисключительной). О том, что лицензия исключительная, необходимо прямо указывать в лицензионном договоре (в противном случае считается, что лицензия неисключительная).

2) в одном лицензионном договоре могут содержаться условия (одновременно!):

· о различных способах использования результата интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации (при условии, что лицензия неисключительная);

· предусматривающие, что лицензиат по такому лицензионному договору получает неисключительные лицензии по каждому из этих видов (способов) использования результата интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

alishavalenko.ru

Свежие записи

Свежие комментарии

Рубрики

Предоставление неисключительной лицензии это передача имущественное право

С:Управление торговлей 8);

  • подразделение затрат (Отдел продаж).

В форме элемента справочника Расходы будущих периодов, кроме наименования, необходимо заполнить следующие реквизиты:

  • вид расхода для целей налогообложения (Прочие);
  • вид актива в балансе (Прочие оборотные активы);
  • сумму РБП (справочно);
  • порядок признания расходов (По месяцам);
  • даты начала и окончания списания (14.07.2015-13.07.2018);
  • счет затрат (44.01) и аналитику списания затрат.

В результате проведения документа сформируются следующие бухгалтерские проводки (в том числе записи в ресурсах Сумма НУ Дт и Сумма НУ Кт): Дебет 60.01 Кредит 60.02 — на сумму зачтенной предоплаты лицензиару по лицензионному договору; Дебет 97.21 Кредит 60.01 — на стоимость программного обеспечения.

Понятие неисключительного права

  • в поле от необходимо указать последнее число месяца, в котором изменения не требовались (в нашем примере 31 мая 2015 г.).

Забудьте о «неисключительных правах»!

Учет прав на использование нематериальных активов в «1с:бухгалтерии 8»

Реализация (акт, накладная) заполняется следующим образом (рис. 1):

  • в поле от указывается дата передачи права на использование программного обеспечения;
  • в поле Контрагент указывается лицензиат (выбирается из справочника Контрагенты);
  • в поле Договор указывается наименование лицензионного договора (выбирается из справочника договоров с контрагентом);
  • в поле Номенклатура указывается наименование передаваемой лицензии, которая выбирается из справочника Номенклатура (в форме элемента справочника в поле Вид номенклатуры должно быть выбрано значение Услуги);
  • заполняются поля Количество, Цена, Сумма передаваемых лицензий;
  • в поле % НДС должно быть выбрано значение Без НДС;
  • при заполнении поля Счета учета следует перейти по гиперссылке в одноименную форму и указать счет доходов, номенклатурную группу и счет расходов.

Неисключительные имущественные права на использование

Таким образом, если правообладатель продает экземпляры программы через магазин (в том числе и через интернет-магазин) или через дистрибьютора, то такая реализация (независимо от формы носителя программы) облагается НДС в общеустановленном порядке. В этом случае продажу экземпляров программ для ЭВМ вполне можно отражать в «1С:Бухгалтерии 8» ред.
3.0 как продажу готовой продукции.

Разовая передача неисключительного права ООО «Андромеда», обладающая исключительным правом на товарный знак, учтенный в составе НМА, передала в июне 2015 года право пользования товарным знаком другой компании по лицензионному договору на три года. Для ООО «Андромеда» передача прав на использование товарного знака является разовой операцией.

Права на программное обеспечение

Вознаграждение может быть в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) и др. Лицензионный договор может предусматривать (п. 1 ст.

  • предоставление лицензиату права использовать результаты интеллектуальной деятельности с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам — простая (неисключительная) лицензия;
  • предоставление права использовать результаты интеллектуальной деятельности без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам — исключительная лицензия.

Лицензия предполагается простой (неисключительной), если в лицензионном договоре не зафиксировано обратное.

Вопрос 2.передача исключительного права по лицензионному договору

Международная практика в области регулирования авторских прав Российская Федерация приняла на себя обязательства по двум международным актам в области защиты авторских прав:

  • Всемирная конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952 года.
  • Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 24 июля 1971 года.

Ни в одном из текстов не упоминается программное обеспечение. Российским законодательством программы для ЭВМ приравнены к литературным текстам, следовательно, попадают под действие международных актов.
Бернская конвенция предусматривает определенный временной период защиты авторского права — от 50 лет. Также в ней описаны принципы ассимиляции, национальный, территориальный и автоматической охраны.
Несмотря на это, многие издательства продолжают с упорством паровоза использовать это понятие и строят на этом правоотношения с автором. Давайте разберемся, какие понятия в отношении распоряжения результатами интеллектуальной деятельности существуют сейчас .
1. Отчуждение исключительного права на произведение. Исключительное право – это имущественное право. Первоначально оно возникает у автора, но впоследствии может принадлежать и другому лицу. Если проводить некую аналогию, то его можно сравнить с правом собственности. Исключительное право может быть отчуждено по договору от отчуждении исключительного права.
Исключительное право отчуждается в полном объеме (ст.1234 ГК РФ) без любых ограничений и на весь срок действия исключительного права.

Предоставление неисключительной лицензии это передача имущественное право

Интеллектуальные права распространяются на результаты интеллектуальной работы человека и средства индивидуализации (выделение товаров из массы аналогичных — понятие из области маркетинга). Интеллектуальное право признает за правообладателем личные неимущественные и исключительные права.
Также предусмотрено право следования — возможность получить проценты от перепродажи исключительных прав при цене, многократно превышающей стоимость покупки у изначального правообладателя, и право доступа — моральное право автора потребовать изготовить авторскую копию для личного пользования. Является ли программное обеспечение объектом интеллектуального или авторского права? Статья 1261 ГК РФ определяет программный код как некую совокупность данных и команд для работы компьютерных устройств и достижения поставленных задач.

Автору или другому обладателю авторского права принадлежит исключительное право разрешать или запрещать:1. Воспроизведение (тиражирование) ПО.Право на воспроизведение (тиражирование) ПО — это изготовление одного или более экземпляров ПО в любой материальной форме (на лазерных дисках, магнитных дисках, дискетах и т.д.), а также запись ПО для временного либо постоянного хранения, коммерческого либо некоммерческого распространения в электронной (включая цифровую), оптической или иной машиночитаемой форме.

Экземпляр — это результат какого-либо воспроизведения ПО. 2. Использование ПО для собственных нужд.Право на использование ПО для собственных нужд — это эксплуатация полезных качеств ПО для собственных нужд.

Это интересно:  Исключительное право на произведение презентация

3.
Если оригинал или экземпляры произведения правомерно введены в гражданский оборот на территории РФ путем их продажи или иного отчуждения, дальнейшее распространение оригинала или экземпляров произведения допускается без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения (ст. 1272 ГК РФ). На практике это означает, что при приобретении и перепродаже экземпляров программного обеспечения между поставщиком и покупателем заключается обычный договор купли-продажи или поставки, а в качестве товара может выступать CD-диск с записанной программой. В бухгалтерском учете предприятия торговли покупка и продажа экземпляров программного обеспечения отражаются по общим правилам учета товаров (то есть с использованием счета 41 «Товары») и не вызывает затруднений.

§ 3. Правовые проблемы исключительной и неисключительной лицензии

Действовавшее до принятия четвертой части ГК РФ законодательство предусматривало разделение лицензионных договоров на исключительные лицензии и неисключительные. При исключительной лицензии лицензиату предоставлялось право на использование объекта исключительных прав в пределах, оговоренных договором; лицензиар же сохранял за собой право использовать соответствующий объект в части, не переданной лицензиату (абз.

Закон об авторском праве предусматривал возможность заключения авторского договора о передаче исключительных прав или о передаче неисключительных прав. Авторский договор о передаче исключительных прав разрешал использование произведения; определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передавались; такое лицо также наделялось правом запрещать подобное использование произведения другим лицам (п. 2 ст. 30 Закона об авторском праве). Авторский договор [95] о передаче неисключительных прав разрешал пользователю использование произведения наравне с обладателем исключительных прав,, передавшим такие права, и: (или) другим лицам, получившим разрешение на использование этого произведения таким же способом? (п. 3 ст. 30 Закона об авторском праве). Несмотря на наименование договоров; в обоих; случаях передавались (предоставлялись) исключительные права. «Различия наблюдаются не в предмете (в обоих случаях передаются; исключительные права, как особая,разновидность прав в отличие от вещных):, а в том; на каких условиях передаются исключительные права и каков их порядок последующего- использования; приобретателем» 1 . Таким, образом, авторские договоры о передаче исключительных прав и о передаче неисключительных прав, по сути, являлись договорами исключительной и неисключительной лицензии соответственно.

«Исключительность» исключительной лицензии по прежнему законодательству заключалась в том, что лицензиат получал право монопольно использовать объект исключительных прав; правда только в. оговоренных договором пределах. Это положение сохранилось и в ныне действующем законодательстве. «Монополия» распространялась и на лицензиара. Пределы осуществления лицензиатом своих прав могли касаться, например, способа использования охраняемого объекта. Кроме того, сам лицензионный договор мог иметь пространственные и временные пределы. Например, лицензиат мог получить право использовать соответствующий объект сроком на пять лет всеми способами, но только в пределах, определенного региона, на территории которого действовал договор. C другой стороны, лицензионный договор мог и не быть ограничен территориально (т.е. действовать на всей территории РФ), но зато лицензиат мог использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лишь определенными способами (например, только предлагать к продаже вещь, в которой, использован результат интеллектуальной деятельности). В рамках исключительной лицензии также могли устанавливаться квоты на выпуск запатентованных изделий, предельные цены на изготовленную продукцию, товары и т.д.

При неисключительной лицензии лицензиар, передавший право на использование охраняемого объекта, сохранял за собой все права, в том числе и на предоставление лицензий третьим лицам [96] . Неисключительная лицензия, в отличие от исключительной, никак не связывала лицензиара. Он мог как сам использовать охраняемый объект в пределах и способами, оговоренными в лицензии, так и предоставлять аналогичные лицензии всем третьим лицам. В качестве особенности неисключительной лицензии, также отмечалось, что ее цена значительно ниже цены исключительной лицензии [97] .

Новое законодательство (часть четвертая ГК РФ) содержит существенно иной подход. Во-первых, четче сформулирован критерий классификации — сохранение или не сохранение за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам. Во-вторых, изменено определение исключительной лицензии. Теперь под таковой понимается предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам. По мнению В.И. Еременко и В.Н. Евдокимовой, при исключительной лицензии «лицензиат наделяется всеми правами, вытекающими из положительной функции патента, т.е. всеми способами использования запатентованного результата интеллектуальной деятельности. За ним (.лицензиаром — Е.К.) сохраняется правовой титул, т.е. право на патент, с возможностью предъявлять иск к нарушителям патента и возможностью расторгнуть договор исключительной лицензии» [98] . Такая позиция представляется спорной, так как по лицензионному договору вообще и по исключительной лицензии в частности предоставляется право использования в определенных пределах и определенными способами. Это означает, что лицензиату по исключительной лицензии может быть предоставлено право осуществлять лишь отдельные правомочия по использованию интеллектуальной собственности и вовсе не все правомочия, вытекающие из патента в данном случае.

В.И. Еременко и В.Н. Евдокимова также отмечают: «Лицензиар в случае выдачи им исключительной лицензии лишается права, самому использовать запатентованный объект и права выдачи лицензий другим лицам» [99] . Аналогичным образом трактует исключительную лицензию М.В. Карпычев: «Лицензиар передает и разрешает использовать лицензиату запатентованный объект единолично в пределах территориальных ограничений, установленных соглашением, и на определенный срок, отказываясь, от права предоставления лицензий третьим лицам и от права самому использовать запатентованный объект в тех же пределах, что и лицензиат» [100] . Вывод авторов о невозможности лицензиару самому использовать охраняемый объект противоречит части четвертой ГК РФ: Закон не содержит запрета на такое использование. Вместе с тем, стоит отметить, что Закон также не содержит запрета на включение в лицензионный договор условия, запрещающего лицензиару самому использовать соответствующий объект. Аналогичного мнения придерживаются высшие судебные инстанции. Так, п. 14 Постановления Пленума № 5/29 устанавливает, что «. при применении п. 1 ст. 1236 ГК РФ судам следует учитывать, что по общему правилу лицензионный договор (независимо от вида такого договора) предполагает сохранение за лицензиаром права самому использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Вместе- с тем договором об исключительной лицензии может быть специально предусмотрено,, что такое право за лицензиаром не сохраняется». Таким образом, законодательство допускает существование так называемых «полных» лицензий.

Между тем, решение вопроса об особенностях исключительной лицензии имеет существенное практическое значение хотя бы потому, что от него зависит то, насколько будут ограничены исключительные- права правообладателя. Кроме того, лицензиат исключительной лицензии наделяется правом «реализовывать негативную функцию исключительного права» [101] — защищать права; полученные по исключительной лицензии, всеми способами, предусмотренными законодательством; в. том числе статьями 1250, 1252 и 1253 ГК РФ (ст. 1254 ГК РФ). Это право лицензиата Э.П. Гаврилов называет главной чертой исключительной лицензии [102] .

По сути, законодатель при желании мог перенести прежнюю норму в новое законодательство без существенных изменений, как он и поступил со многими правилами ранее действующего законодательства при разработке части четвертой ГК РФ. Вместо этого законодатель» кардинально изменил старую редакцию, а вместе с ней и легальное определение исключительной лицензии. В пп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ сказано, что при выдаче одной исключительной лицензии лицензиар лишается права выдавать лицензии другим лицам. То есть это правило фактически устанавливает лиц, правомерно использующих интеллектуальную собственность в условиях исключительной лицензии. К ним относятся лицензиат и лицензиар, причем последний — в том числе в объеме прав, предоставленных лицензиату, поскольку Кодексом это прямо не запрещено и не предусмотрено иное (как это исходило из ранее действовавшего законодательства) [103] .

Вторым выводом из легального определения является то, что по исключительной лицензии необязательно должно быть предоставлено исключительное право в полном объеме. Ввиду отсутствия в ГК РФ прямого предписания или прямого запрета по исключительной лицензии лицензиат может получить исключительное право, ограниченное условиями о способах использования, а также действие самого договора может иметь пределы.

Из буквального толкования пп. 2 п. ст. 1236 ГК РФ следует, что, заключив договор исключительной лицензии, лицензиар теряет лишь право распоряжения исключительным правом посредством предоставления его по лицензионному договору, даже когда лицензиар намерен заключить лицензионный договор с иными, чем в первом, условиями ограничения прав лицензиата (иной предмет, как будет показано ниже), а также иными, чем в первом условиями, ограничивающими действие самого лицензионного договора. Однако такое толкование противоречит легальному определению лицензионного договора, согласно которому не просто предоставляется право использования интеллектуальной собственности, но речь идет о предоставлении права использования в определенных пределах (п. 1 ст. 1235 ГК РФ). Пределы использования служат основанием отграничения одного лицензионного договора от другого, в том числе и тогда, когда эти лицензии выданы одним и тем же лицензиаром. Аналогичную функцию выполняют и те условия (о территории и т.д.), которые ограничивают действие самой лицензии. Иными словами, смысл исключительной лицензии предполагает, что на той же

территории в пределах того же срока и на тех же условиях не должно быть других лицензий. Это следует из того, что на будущее время при наличии исключительной лицензии неисключительные невозможны.

На этот счет О.Ю. Шилохвост замечает: «Сопоставление п. п. 1 и 3 ст.

которые предусматривают предоставление права использования иными способами, во внимание приниматься не должны» [105] .

Рассмотрение исключительной лицензии также порождает вопрос, может ли быть заключен договор исключительной лицензии, если лицензиаром ранее выдана неисключительная лицензия? Э.П. Гаврилов отвечает на этот вопрос положительно: «. предоставление лицензиаром сначала простой лицензии одному лицу, а затем исключительной лицензии другому лицу возможно и законно. Почему в таком случае закон не допускает возможности предоставления лицензиаром исключительной лицензии, содержащей оговорку о том, что он сохраняет за собой в будущем право выдачи другому партнеру простой лицензии в ограниченном объеме? Ведь результат одинаков: будут параллельно существовать и договор простой лицензии, и договор исключительной лицензии» [106] . Формально автор прав. Легальных препятствий для такой ситуации нет. Из определения исключительной лицензии (пп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ) следует, что она препятствует заключению лицензионных договоров в будущем, но не отменяет и не обязывает прекратить договоры, заключенные ранее. Представляется, в этом случае лицензиар должен поставить лицензиата, в известность о выданных им лицензиях. Выявление после заключения договора исключительной лицензии- заключенных ранее лицензионных договоров может быть расценено лицензиатом как существенное изменение обстоятельств (п. 1 ст. 451 ГК РФ) и, следовательно, повлечь расторжение лицензионного договора.

Однако даже предполагаемая обязанность лицензиара поставить исключительного лицензиата в известность о ранее выданных неисключительных лицензиях, а также обусловленное п. 1 ст. 451 ГК РФщраво исключительного лицензиара требовать расторжения договора не отражают в полной мере сущность исключительной лицензии. Такая лицензия потому и исключительная, что не терпит существования иных лицензий, имеющих тот же предмет и границы действия.

Смысл в приобретении исключительной лицензии при наличии простой может появиться только тогда, когда у неисключительной лицензии скоро закончится срок. Но тогда на остаток срока можно приобрести неисключительную лицензию, а далее исключительную, и тогда лицензия будет смешанной. Сказанное означает, что исключительная лицензия начнет действовать только тогда, когда прекратится’ срок действия неисключительной лицензии, даже если договор исключительной лицензии был заключен в период действия неисключительной. Ожидание правообладателем окончания срока действия неисключительной, лицензии с целью заключения договора исключительной лицензии не противоречит природе исключительного права (возможности свободно распоряжаться им) так же, как и ожидание собственником вещи, переданной в аренду, прекращения аренды с целью передачи данной вещи в аренду другому лицу не противоречит природе права собственности.

Это интересно:  Реальный раздел земли

Таким образом, природа исключительной лицензии препятствует не только дальнейшему заключению лицензионных договоров (имеющих аналогичный предмет и пределы действия), но и существованию выданных ранее простых лицензий.

Если лицензиар, выдавший исключительную лицензию, выдаст другому лицу лицензию, то такая лицензия будет недействительной в силу ст. 168 ГК РФ как не соответствующая требованиям закона — подпункту 1 пункта 1 статьи

1236 ГК РФ. В этой связи исключительный лицензиат вправе требовать применения последствий недействительности ничтожной сделки —

лицензионного договора, заключенного лицензиаром после выдачи

исключительной лицензии (п. 1, абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ), также вправе привлечь лицензиара к гражданско-правовой ответственности, а при наличии оснований — потребовать расторжения договора с лицензиатом.

В литературе нет единства мнений по поводу судьбы исключительного права в случае предоставления исключительной лицензии. В юридической литературе относительно этой проблемы сложились две основные теории:

«1. Теория уступки. Она подробно обоснована в трудах В.И. Серебровского и Э.П. Гаврилова. На поставленный вопрос они отвечают, что автор на время отчуждает свои, права.

2. Теория разрешения. Ее сторонниками являются, в частности, Б.С. Антимонов, В.А. Дозорцев, Е.А. Флейшиц, А.К. Юрченко. Суть этой теории состоит в том, что автор продолжает оставаться носителем исключительных прав, но он временно лишен возможности их осуществлять» [107] .

Например, по мнению М.А. Мирошниковой, ввиду возможности появления у «исключительного лицензиата» монополии на использование интеллектуального продукта и возможности защищаться от посягательств третьих лиц исключительная лицензия рассматривается как уступка исключительного права в части. Разница между уступкой и исключительной лицензией, как считает автор, состоит лишь в том, что в первом случае право переходит полностью и бесповоротно, а при исключительной лицензии — может перейти частично и не на весь срок. Исключительная лицензия, выданная на весь срок действия исключительного права, вообще ничем не отличается от уступки [108] . Такой подход представляется спорным не только ввиду изменения

v легального определения исключительной лицензии, но и постольку, поскольку

I из логики М.А. Мирошниковой вытекает, что лицензиат абсолютно независимо

• от лицензиара может распоряжаться полученными по лицензии

‘ исключительными правами, в том числе произвести отчуждение данных прав

! третьему лицу без согласия лицензиара. Прежнее законодательство (п. 2 ст. 30

1 Закона об авторском праве), как и современное, наделяло лицензиара правом

запрещать использование произведения другим лицам, если обладатель исключительной лицензии не осуществлял право запрета. В этой связи выводы , М.А. Мирошниковой не соответствуют закону. Права лицензиата зависимы и

вторичны по отношению к правам лицензиара. При ненадлежащем исполнении , лицензиатом своих обязанностей по лицензионному договору на него может

1 быть возложена гражданско-правовая ответственность; лицензиар также вправе

в одностороннем порядке расторгнуть договор.

Определение неисключительной лицензии также претерпело изменения.

!’ Согласно пп. 1 п. 1 ст. 1236 ГК РФ простая (неисключительная) лицензия есть

і предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной

[ деятельности или средства индивидуализации с сохранением за лицензиаром

>, права выдачи лицензий другим лицам. В‘ литературе высказана критика

редакции приведенной нормы, поскольку она при буквальном толковании позволяет заключить, что «у лицензиара, кроме выдачи лицензий другим лицам, ничего не остается» [109] . Вместе с тем, авторы делают вывод, что неисключительный характер лицензии всегда предполагает сохранение у лицензиара права на использование интеллектуальной собственности [110] .

Лицензиат по договору неисключительной лицензии не имеет права ‘ защищаться от действий, нарушающих исключительное право на объект, право

использования которого предоставлено по лицензии. Иной подход противоречил бы, во-первых, законодательству — статье 1254 ГК РФ, предоставляющей право защиты исключительного права только «исключительному» лицензиату (естественно, не считая лицензиара), а, во- вторых, здравому смыслу. Поскольку количество неисключительных лицензий не ограничено, постольку бессмысленно наделять лицензиатов правом защиты от действий третьих лиц.

По мнению И.С. Чупрунова, «выдача неисключительной лицензии не приводит к переходу исключительного права к лицензиату, а влечет лишь обременение этого права. Путем возложения на себя договорной обязанности лицензиар лишь ограничивает в отношении неисключительного лицензиата действие своего запрета, адресованного неопределенному кругу лиц» [111] . В соответствии с действующим законодательством неисключительная лицензия никоим образом не обременяет права лицензиара. Он по-прежнему в полной мере может использовать интеллектуальную собственность. Основаниями сохранения такой монополии лицензиара являются 1) нематериальный характер объекта исключительного права, 2) легальное определение простой лицензии (пп. 1 п. 1 ст. 1236 ГК РФ), сохраняющее за лицензиаром, право выдачи лицензий другим лицам, 3) отсутствие у «неисключительного» лицензиата права защищать права, которые были ему предоставлены по лицензии, от посягательства третьих лиц (ст. 1254 ГК РФ).

Логичнее было бы рассматривать возможность считать ограничением исключительного права не простую лицензию, а исключительную, а также иные виды лицензий, предусматривающие ограничение права лицензиара выдавать лицензии (например, полные). Как было сказано выше, выдача исключительной лицензии ограничивает право лицензиара по распоряжению исключительным правом посредством выдачи лицензий с аналогичными пределами использования результата интеллектуальной деятельности или

средства индивидуализации. Согласно абз. 2 п. 1 Правил подачи и рассмотрения заявления патентообладателя о предоставлении права на открытую лицензию и публикации сведений о таком заявлении, утвержденных приказом Роспатента от 30 ноября 1994 г. [112] [113] , заявление патентообладателя о предоставлении права на открытую лицензию не может быть подано при наличии зарегистрированного в Роспатенте лицензионного договора о передаче права на использование соответствующего объекта промышленной собственности, по условиям которого патентообладатель лишен права выдавать лицензии до истечения срока действия договора. Вместе с тем, Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, ’ патентам и товарным знакам государственной функции по регистрации договоров о предоставлении права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, охраняемые программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, а также договоров, коммерческой концессии на использование объектов интеллектуальной собственности, охраняемых в соответствии с патентным законодательством Российской Федерации, утвержденный Приказом Министерства образования и’ науки Российской Федерации от 29 октября 2008 г. № 321 (п. 9.3) не предусматривает основания отказа в принятии заявления, аналогичного закрепленному в Правилах. Это представляется упущением законодательства, поскольку открывает

возможность для недобросовестного поведения и злоупотреблений со стороны правообладателя.

В этой связи исключительную лицензию (так же как и другие виды лицензий, ограничивающие лицензиара в праве выдачи лицензий) можно считать «арендой права использования в предусмотренных пределах результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации»: исключительный лицензиат приобретает монополию на использование исключительной собственности в определенных пределах, как и арендатор, который aBHfleTcav владельцем вещи как объекта, который не может быть использован разными лицами (по различному назначению). И подобно тому, как аренда ограничивает право собственности, права исключительного лицензиата ограничивают исключительное право лицензиара. Однако в отличие от аренды предмет исключительной лицензии может находиться* у разных «арендаторов»-лицензиатов одновременно.

Кодексом предусмотрена презумпция неисключительности .лицензии. В соответствии с п. 2 ст. 1236 ГК РФ «если лицензионным договором не предусмотрено иное, лицензия предполагается простой (неисключительной)». Аналогичная норма содержалась в п. 4 ст. 30 Закона об авторском праве. Обобщая судебную практику, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пояснил: «То обстоятельство, что в договоре нет словосочетания “исключительные права” для обозначения предмета договора не дает основания считать приобретенные права неисключительными. Буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений, сопоставление отдельных его условий между собой, смысл договора в целом и его цель, то есть толкование договора, проведенное судом в соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, не оставляют сомнений в отношении характера полученных истцом прав как исключительных» [114] .

Новеллой части четвертой ГК РФ является выделение «смешанного» лицензионного договора. Согласно п. 3 ст. 1236 ГК РФ, в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования результатов интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации могут содержаться условия, предусмотренные п. 1 ст. 1236 ГК РФ для исключительных и простых лицензий. «Смешанная» лицензия, однако, была известна науке. Так, M.JL Городисский писал: «В практике часто встречаются случаи; сочетания в одном, договоре условий об исключительной лицензии и условий о простой лицензии» [115] . .

«Смешанными» в литературе : называли также; лицензионные договоры, сочетающие в себе черты лицензионных договоров: о предоставлении права использования объекта промышленной; собственности и договоров о передаче

Доктрина выделяет и иные виды лицензионных договоров. Так, выделяют полную лицензию, при которой лицензиат на определенный срок получает право монопольного использования интеллектуальной’ собственности [117] , «лицензиар уступает лицензиату полностью все права на использование изобретения (секреты производства) в течение всего срока действия договора» [118] . В качестве дополнительных признаков выделяют отказ лицензиара от права самостоятельно использовать охраняемый объект [119] , а также право лицензиата выдавать сублицензии [120] [121] . Полная лицензия также рассматривается как «возведенная в абсолют исключительная лицензия; когда лицензиар не оставляет за* собой никаких прав, помимо передаваемых лицензиату» . По мнению И.А. Зенина, «этот договор от уступки патента фактически отличает лишь срок. По истечении обусловленного договором срока все права на объект вновь имеет сам патентообладатель» [122] [123] . Причины неприемлемости данной точки зрения — те же, что были приведены в опровержение выводов М.А. Мирошниковой.

Договор, предусмотренный п. 14 Постановления Пленума № 5/29, согласно которому за лицензиаром не сохраняется право самому использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, может считаться договором полной лицензии только при условии, что на его основании переданы все права лицензиара. Иначе договор, предусмотренный п. 14 Постановления Пленума № 5/29, составляет

самостоятельный вид лицензии. ‘

Единственная, или единоличная, лицензия также запрещает лицензиару выдачу разрешений на использование интеллектуальной собственности на определенной территории третьим лицам в течение срока действия лицензионного договора. В качестве отличия от исключительной лицензии выделяют отсутствие в единственной лицензии запрета лицензиару на

использование охраняемого объекта на той же территории.. Однако с изменением легального определения исключительной лицензии единоличную лицензию следует рассматривать как исключительную лицензию.

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, alishavalenko.ru, pravo.studio.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector