Автор труда философия права

Предмет философии права

Философия права — это самостоятельная дисциплина, которая обладает собственной богатой традицией и специфическим понятийным аппаратом.

Несмотря на то, что философия права имеет длинную и богатую историю, сам термин «философия права» возник сравнительно поздно, в конце XVIII века.

Первоначально термин «философия права» появился в юридической науке. Его автором был немецкий юрист Г. Гуго, который пользовался им для более краткого обозначения «философии позитивного права».

Широкое распространение данный термин получил с гегелевской «Философией права» (1820 г.), немалая значимость и влияние которой сохранились до наших дней. Предмет философии права Гегель формулировал следующим образом: «Философская наука о праве имеет своим предметом идею права — понятие права и его осуществление».

Задача философии права, по Гегелю, состоит в том, чтобы постигнуть мысли, лежащие в основе права, что возможно лишь с помощью правильного мышления и философского познания права.

В современной мировой науке существует несколько определений философии права, которые, порой различны между собой. Данные определения будут рассмотрены нами далее в работе. Вопрос о предмете философии права является дискуссионным не только в мировой философии, но и в отечественной марксистской философии. Но, несмотря на все противоречия, сегодня с уверенностью можно констатировать, что философия права является особым, строго очерченным направлением изучения на стыке правоведения и философии.

При этом нельзя забывать, что формирование и развитие философии права как особой самодостаточной научной дисциплины не просто продукт неких умозрительных операций за письменным столом по соединению фрагментов философии и правоведения. Это — обусловленная самой логикой жизни и рассматриваемых областей знаний интеграция философских идей и данных правоведения.

Философия права занимается исследованием смысла права, его сущности и понятия, его оснований и места в мире, его ценности и значимости, его роли в жизни человека, общества и государства, в судьбах народов и человечества.

При изучении данного вопроса исследователи рано или поздно сталкивались с проблемой различения и соотношения права и закона, которая имеет определяющее значение для любого теоретически последовательного правопонимания и тем самым способствует обозначению предметной области философии права.

Прошлые и современные философские учения о праве включают в себя тот или иной вариант различия права и закона. Речь идет о различии права по природе и права по человеческому установлению, права естественного и права волеустановленного, справедливости и закона, философского права и позитивного права (термин «позитивное право» возник в средневековой юриспруденции и обозначал отрицание необходимости и возможности философии права) и т. д.

За этим терминологическим разнообразием по сути дела лежит то, что в теоретически обобщенной форме мы обозначаем право и закон, их различение и соотношение.

Как сами философские учения непосредственно, так и соответствующие философские интерпретации права оказывали и продолжают оказывать заметное влияние на всю юридическую науку и на развиваемые в ее рамках философско-правовые подходы и концепции. В то же время юриспруденция, теоретические положения о праве, проблемах его становления, совершенствования и развития оказывают большое влияние на философские исследования правовой тематики. Несмотря на то, что со второй половины XIX века философия права стала разрабатываться как юридическая дисциплина и преподаваться на юридических факультетах, ее развитие остается и по сей день тесно связанным с философской мыслью.

И в таком качестве философия права призвана выполнять ряд функций методологического, гносеологического и аксиологического характера.

Отмечая некоторые обобщенные характеристики философии права, нужно вместе с тем исходить также из того, что данная научная дисциплина может строиться в двух плоскостях и соответственно выступать в одном из двух качеств:

  • — в качестве исконно-философской дисциплины, рассматривающей право под углом зрения определенной универсальной философской системы или системы историко-философских разработок
  • — в качестве интегрированной, философско-правовой области знаний, когда на основе определенной суммы философских идей осуществляется научная проработка правового материала.

Первый из указанных уровней философии права вполне закономерен. Право — какое бы значение этой категории ни придавать — представляет собой социальное (или — природно-социальное) явление, и любая философская система неизбежно включают его в поле своего осмысления.

Второй, интегрированный, философско-правовой уровень научных знаний о праве выражен в формировании и развитии особой, самодостаточной научной дисциплины, охватывающей как философию (по своим основам), так и правоведение (по своему основному содержанию).

Подобно общей философии, философия права также имеет свои отрасли, которые совпадают с отраслями общей философии. Это значит, что в рамках философии права могут различаться онтология, гносеология, аксиология и логика.

Правовая онтология определяет природу (сущность, бытие) права.

Правовая гносеология устанавливает, можно ли познать право. Ее задача заключается в том, чтобы оценить эффективность эмпирического познания права.

Правовая аксиология — это дисциплина, задача которой заключается в систематизированном и целостном ответе на основные вопросы права: должно ли право претворять в жизнь ценности, и если должно, то какие? Должен ли человек активно бороться за выбор этих ценностей и их осуществление или это происходит стихийно, без его сознательного участия? Существуют ли объективные, бесспорные ценности или они являются субъективными, произвольными? Правовая аксиология определяет, какие ценности являются правовыми, т. е. какие ценности должно претворять в жизнь право, какова их природа, являются ли они субъективными или объективными, каково их соотношение, отношение к другим, неправовым ценностям, каким образом и в какой степени они могут быть познаны, могут ли они быть реализованы, и если да, то в какой мере.

Главная задача правовой логики — установить, существует ли особая правовая логика, каковы основные логические правила правового мышления и как они конкретно применяются в области права.

Философское же постижение правовой реальности началось с разграничения права на естественное и позитивное (положительное).

Суть идеи естественного права заключается в том, что наряду с правом, созданном людьми и выраженном в законах, существует естественное право — сумма требований, в своей исходной основе рожденных непосредственно, без какого-либо людского участия, самой, натуральной жизнью общества, «природой», объективными условиями жизнедеятельности, естественным ходом вещей. К числу таких требований относятся, например, право первенства, право старшинства, право народов на определение своей судьбы и т. д..

Как видим, философия исследует ту реальность, которая не является прерогативой естественных социальных и гуманитарных наук. Это область предельных оснований бытия мира, которая несет в себе возможность выявить наиболее общие законы развития мира и принять во внимание их действие в процессе человеческой деятельности.

Философия права как междисциплинарная область знания объединяет усилия юриспруденции и философии. Она имеет свою историю, истоки которой складываются в VI веке до Р.Х.. За 2,5 тысячи лет в ее судьбе отразились все потрясения и катаклизмы, которые выпали на долю мировой цивилизации. Она пережила свои подъемы и свои угасания. Драматично складывалась для философии права обстановка в условиях тоталитарных режимов. Сегодня Философия права переживает свое возрождение. Во-первых, современная ситуация в мире свидетельствует о возрастании ответственности людей как за коллективные, так и индивидуальные поступки. Отсюда повышенный интерес к пограничным проблемам права и морали. Во-вторых, человечество пребывает в условиях постмодерна, когда актуализировались проблема смены системы ценностных координат; осуществлен пересмотр идеи свободы человека. Бытие человека становится все более ответственным, его свобода проецируется через призму права. Право становится стержнем практической философии. В-третьих, право нуждается в философской рефлексии, которая предполагает рассмотрение вопросов:

  • — сущность свободной воли, ее пределы и ее последствия;
  • — соотношение добра и зла;
  • — необходимость «другого» для проявления воли;
  • — условия человеческого общежития.

Философский интерес к праву проявляется тогда, когда оно уже состоялось если не в форме законодательства, то хотя бы в форме обычая. Состоявшееся право требует своей легитимации или другими словами теоретического и практического оправдания.

Теоретическая легитимация должна обосновать, что конкретное право не случайно, а необходимо. В условиях античности и средневековья такую легитимацию могли осуществить только два института: религия и философия.

Если религия освящает обычаи, традиции как предпосылку становления права, то философия пытается ответить на вопрос: «действительно ли сущность человека требует права? Возможно ли существование и развитие человека без насильственного нормирования его свободы?

И в этом смысле философия права выступает не только инструментом идентификации права, но и средством идентификации человека, ибо право заявляет о себе как фактор становления и проявления сущности человека — его свободы.

Таким образом, философия права легитимизирует право, отвечая на вопрос, — зачем оно?

С появлением науки о праве («теории права») на философию права возлагается дополнительная задача критического и методологического характера. Это определяется предметом философии права. Тем, что она исследует предельные основания правового поля, а стало быть, обеспечивает возможность соотношения общего и единичного в поисках вычленения особенного, специфического.

Игнорирование философии права в условиях тоталитарного режима привело к тому, что в праве поселился эмпиризм — путь проб и ошибок, база для позитивизма.

Позитивизм отбросил проблему онтологических оснований права, заменив их конвенционализмом. Для позитивизма не существует и проблемы справедливости права, ибо он придерживается положения, что «законодатель всегда прав», а субъектом права выступает не индивид, а институт власти. Позитивизм исключает и необходимость ценностного подхода, ибо аксиологическая интерпретация права — это уже область метафизики.

Господство позитивизма приводит к тому, что содержание права подменяется формой, сущность — явлением; закономерность его осуществления — конвенциональностью. И на пути этой инверсии может стать только Философия права. И наконец, обращение к Философии права вдвойне актуально, когда в обществе переходного периода (а таковым является наша действительность) рушится одно правовое поле и формируется другое. Таким образом, цель Философии права заключается в том, чтобы вскрыть онтологические основания права, показать его подлинную сущность и определить его значение в жизни человека, живущего по привычке и под знаком страха или по убеждению и под знаком совести.

Автор труда философия права

Как и философия экономики, одним из видов философского знания, составляющей социальной философии является философия права. Она взаимодействует с теорией права, антропологией права, этикой права

. Философия права — наука, которая изучает мировоззренческие, гносеологические, аксиологические, антропологические основы права как регулятора общественных отношений в их взаимодействии с индивидом, обществом и государством

Как специфическая философско-правовая теория философия права предполагает способность субъектов правосознания, обдумывая факты правовой жизни, выходить за рамки правового подхода, осмысливать их в к контексте общих философских категорий миропонимания, таких, как добро и зло, свобода и порабощение др.. Философско-правовая рефлексия рождается тогда, когда возникают вопросы об определяющих цел и, ценности и смыслы бытия, которые признают в своей социальной деятельности субъекты правосознания и правовидносын.

Это интересно:  Как сделать авторские права на бит

Теория права

Для познания сущности философии права в первую очередь следует выяснить, что такое право как объект и предмет теории права. В этом, начиная с XVIII в, когда зародился этот направление философско-правовой науки, ведется дискуссия. По определению. И. Канта, право является своеобразнойнормой свободы»человека. Автор труда»Философия права»Г-В-Ф. Гегель предложил трехзначное определения права: право как свобода (идея права), право как определенная ступень и форма свободы (особое право), право как закон (позитивное право). По его мнению, решающим при определении сущности права является выяснение. Идеи права:»Предметом философской н. Ауки о праве является идея права — понятие права и его осуществление поняття права та його здійснення».

Современные ученые трактуют право как многоаспектное понятие гуманитарных дисциплин, своеобразную»норму свободы»(А. Камю), равенства и справедливости, выраженные в системе общеобязательных норм (правил)) поведения и деятельности социальных субъектех суб’єктів.

Учение. Гегеля об идеальной природе права имеет важный методологический смысл. Ведь феномен права не наблюдается чувственно, непосредственно как определенная онтологическая буттевисть. В обществе право не занимает чи итко очерченного места, оно дисперсное (рассеянное), присутствует в различных государственных, властных, экономических, социальных структурах и институтах. Представление о праве в философии права существует не столько как с ния о праве, каким оно есть на самом деле (онтология права), сколько как право о должном, то есть то, каким оно должно быть с точки зрения идеального права (философско-правовая деонтология и аксиология). Поэтому фил ософия права как учение о смысле права существенно отличается от теории права и тем более от конкретных правовых дисциплин, отражающих правовую реальность, которая сложилась в сфере хозяйствования, п олитичному, духовном и бытовой жизни человекдини.

Правовую сферу характеризуют следующие основные признаки:

— системность юридических норм, правил поведения, которые устанавливаются или санкционируются государством;

— общеобязательность правовых норм, обеспечиваемых, в силу необходимости, принуждением;

— декларирование юридических норм в официальной форме

Предоставление любой из этих признаков статуса главной предопределяет своеобразие»формулы юридического мира»(В. Нерсесянц), особое трактовка права

Философия права как наука возникает на пересечении правоведения и философской теории. Поэтому ее понятийный аппарат охватывает собственно юридические понятия («правосознание»,»правовое регулирование»,»закон»и т.д.) и су уто философские категории («бытие»,»воля»,»свобода»и др.). Иногда философию права понимается как философскую часть права, а иногда-как правовые сюжеты и проблемы в философии. Долгое время философию пра ва рассматривали в пределах обще-юридической науки и общей теории государства и права. Однако с учетом общей тенденции усиления философского подхода к явлениям природы и общества философия права все больше приобретает статус самостоятельной философской теории и учебно-образовательной дисциплины, которая выполняет методологическую роль в отношении конкретных правоведческих учений и концепциидологічну роль стосовно конкретних правознавчих вчень і концепцій.

Философия права стремится выяснить надьюридични смыслы правовых норм, то есть выделить следующие сюжеты и затронуть такие проблемы, решением которых обычно занимаются юридические дисциплины (что такое человек с п взгляда на ее сущность; что такое свобода относительно необходимости; в чем смысл человеческого существования и др.) есть философия права пытается учесть специфику философского взгляда на социальные фа кты в контексте философского понимания сущности явления, истины, долга и т.п.. Значительное внимание она уделяет ценностным измерениям правового сознания и правового поведения, которыми свобода, справедливость, г иднисть и другие духовные и нравственные принципы. В любом случае она предполагает необходимость применения именно философских методов и категорий для познания общественно-правовой действительности. Определяя приоры тетне значение философского подхода к явлениям и процессам правовой жизни, немецкий теоретик права. И. Колер отмечал:»Философия права должна опираться на грунт общей философии, ибо невозможно взаимодействия ще никакое познание развития человечества, как и развития вообще, если не иметь представления об общем мировой порядок и его значение значення».

Как и любая конкретная философская дисциплина, то есть наука о сущности и смыслы своего объекта, философия права исследует сущность и смысл правового бытия, выясняет значимость правовых начал в жизни человека, общества и государства, проявляет ценностные измерения правовой культуры и правового сознания. Поэтому концептуальная система философии права, ее структура логично содержат в себе правовую онтологию, прав ную гносеологию, правовую антропологию, правовую аксиологии, правовую логику, правовую праксеологию и правовую прогнозологию.

Разрабатывая эти составляющие, философы-правовики придерживаются определенных принципов исследования феномена права во всех его проявлениях. Систему этих принципов образуют: общие принципы — равноправия, справедливо ости, демократизма, гуманизма; отраслевые принципы — например, трудовые соглашения; межотраслевые принципы — согласованности экономического и правового развития, взаимодействия права и морали и т.д. их реализация отбыл аеться с помощью методов, т.е. теоретических средств познания определенного правового явления или процесса. В современной философии права решительно отвергается монометодологизм, утверждается полиметодологичний под ход — правомерность применения различных методов для получения истины по правовой жизни индивида, общества, человечества. Классифицировать методы, которыми пользуется философия права, просто. В ее арсенале находятся общенаучные методы — метод абстрактного и конкретного (право общее и особое право), метод эмпирически-чувственного, теоретически дискурсивного, исторического и логического, диалект ичного анализа и синтеза и т.п.. В последнее время в юридической науке распространены такие философские методы познания, как метод интерпретации, герменевтический метод, экзистенциализма и синергетический методы. Все они являются теоретическими средствами (инструментами), помогающие постичь глубину, сложность, многогранность такого явления как право, сконструировать его адекватную понятийно-категориальную модел модель.

Философия права (Кузнецов, 2007)

ФИЛОСОФИЯ ПРАВА — самостоятельный раздел философии, предметом которого являются сущность права, его роль и место в истории и культуре человечества. В зависимости от понимания сущности права можно выделить две основные тенденции в Ф.п., которые берут свое начало с древности: а) исследование идеи права как априорно данной и выражающей идеально организованное общество; б) исследование действующего или исторически существующего права. В первом случае речь идет о праве как «правде» или «справедливости», и существующее право рассматривается с точки зрения его соответствия вечному и неизменному идеалу. Во втором случае право лишается своего сверхреального бытия и понимается как исторически возникшее и, следовательно, имеющее относительное содержание. Различные варианты Ф.п. либо являются отражением этих маргинальных позиций, либо располагаются где-то между ними. В Ф.п. используются методы, традиционно применяемые в самом праве и правовой науке, а также методы, разработанные в рамках того или иного направления философии. Ф.п. представляет собой целостное построение, в котором при помощи избранного метода достигается, с одной стороны, обоснование определенного подхода к праву, а с другой стороны, данный подход получает свое развитие в исследовании правовой реальности (идеально моделируемой и исторически существующей). В этом смысле необходимо строго различать Ф.п. и философско-правовые взгляды и идеи.

История европейской Ф.п. начинается с Платона и Аристотеля. Их основная заслуга заключается в определении и всестороннем анализе идеи справедливости, а также в обосновании разумной природы закона (права). Справедливость как таковая, так и в отношении права, означает, согласно Платону, «надлежащую меру» или то, что «каждый имеет свое». Закон представляет собой «определение разума», следование которому является основным гарантом устойчивого существования идеального государства. Аристотелю мы обязаны учением об уравнивающей справедливости (как равное или эквивалентное деление) и распределяющей справедливости (как пропорциональное деление или деление по достоинству). Право, по Аристотелю, есть мерило справедливости, и делится на положительное (созданное людьми) и естественное (не зависящее от воли законодателя и отвечающее природе человека), которые дополняют друг друга. Таким образом, с Платона и Аристотеля берут свое начало как рационалистическая линия в Ф.п., так и естественноправовая точка зрения. Свое обоснование последняя получила в трудах Цицерона, а в теорию права вошла благодаря римским юристам, прежце всего Ульпиану.

На смену уже утвердившемуся делению права на естественное и положительное в средние века приходит более сложное представление об источниках права (Фома Аквинский): «вечный закон» (божественный замысел, ведомый только самому богу и святым), «естественный закон» (непосредственное проявление божественного права в отношении человека), «человеческий закон» (по-ложительное право, которое, в отличие от двух предыдущих, обладает принудительной силой, т.е. устанавливается и охраняется государством) и «божественный закон» (принципы человеческого общежития, изложенные в Библии). Нормативное человеческое установление признается законом только при условии его соответствия естественному праву, или иначе — разумной природе человека.

Ф.п. Нового времени объединяет возврат к античному (введенному Аристотелем) делению права на естественное и положительное. Однако акценты меняются: естественное право понимается как вполне самостоятельное, независимое не только от воли законодателя, но также и от божественной воли. Гуго Гроций несколько модифицировал учение Аристотеля, рассматривая в качестве источника естественного права «здравый разум», а позитивного права — «волю» (соответственно человеческую, продуктом которой является «внутригосударственное право», и божественную, которая создает «божественное право»). Приоритет естественного права в учении Гроция в значительной степени ограничен признанием абсолютного суверенитета государства, который принадлежит его правителю. Гроций был одним из первых, кто стремился придать юриспруденции форму науки на основании систематизации ее неизменной части — естественного права. Фрэнсис Бэкон различает закон по существу (отвечающий требованиям «всеобщей справедливости») и закон формальный (оправдывающий насилие). К проблемам положительного права и правовой науки Бэкон применил свой эмпирический метод, что определило роль Бэкона в истории Ф.п. как непосредственного предшественника юридического позитивизма. Особенности естественноправовой концепции Томаса Гоббса обусловлены пониманием им естественного состояния как «войны всех против всех». Прежде всего он различает «естественное право» (как свободу челове-ка делать все, что он считает необходимым, для сохранения собственной жизни) и «естественный закон» (как общее правило, запрещающее человеку делать то, что наносит или может нанести вред его жизни). Гоббс выделяет три естественных закона, основной из которых заключается в том, что «всякий человек должен добиваться мира». Определяя суверенную власть, принадлежащую отдельному человеку или собранию лиц, как «душу государства», Гоббс, тем не менее, полагает, что ряд прав являются неотчуждаемыми (право на жизнь, здоровье и др.). Джон Локк относит к неотчуждаемым правам, помимо прав на жизнь и свободу, право собственности. Суверенная власть, согласно Локку, принадлежит народу, а потому «право на восстание» является его неотъемлемым правом и никак не ограничивается. Если у Гоббса целью закона является ограничение свободы, то у Локка закон сохраняет и расширяет свободу.

Ф.п. эпохи Просвещения представлена главным образом в трудах Шарля Монтескье и Жан-Жака Руссо. Монтескье понимает естественное состояние, в противоположность Гоббсу, как лишенное какой-либо агрессивности, и выделяет следующие свойственные такому состоянию законы: стремление к миру, к жизни в обществе и к добыванию пищи. После образования государства человек создает положительное право, которое Монтескье подразделяет на международное (политические отношения между народами), политическое (определяющее отношение между правителями и управляемыми) и гражданское (определяющее отношения граждан между собой). Человеческий разум определяет закон как таковой, и конкретные законы суть частные случаи приложения этого разума. В то же время положительные законы обязаны учитывать характер и свойства народа, для которого они создаются. Эта идея получила свое дальнейшее развитие в исторической школе права. Особое внимание Монтескье уделил правилам составления законов. У Руссо неотчуждаемый и неделимый суверенитет принадлежит народу, в пользу которого отчуждаются естественные права отдельного индивида. Эквивалентной заменой отчужденных прав Руссо считает права, законодательно установленные сувереном (народом в лице государства). Законы Руссо подразделяет на политические (отношения между сувереном и государством), гражданские (отношения между самими гражданами и между гражданами и государством), уголовные (отношения «между человеком и Законом»), а также нравы, обычаи и общественное мнение (неписаное право как наиболее важный вид законов). Руссо указывает на первостепенное значение законодательной власти, которая представлена народным собранием и от которой зависит не только принятие, но и отмена или изменение закона.

Это интересно:  Права и обязанности пользователей интернета в россии

И. Кант разрабатывает «Метафизические начала учения о праве», которые знаменуют новый этап в развитии западноевропейской Ф.п. Во-первых, право впервые рассматривается (с точки зрения его нормативности и априорности) как область метафизики. Во- вторых, вопрос о соотношении права и морали получает не только ясный ответ, но и подробное философское обоснование. Мораль и право имеют общий источник — практический разум и общую цель — утверждение свободы. Отличительными свойствами права являются: а) регулирование только внешних отношений между людьми; б) формальное определение этих отношений; в) полномочие на принуждение. Право, согласно Канту, — совокупность условий, при которых произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы. Понятие «общественного договора» становится у Канта «идеей разума», регулятивным принципом, позволяющим судить о справедливости конкретных законов. Верховенство закона (наряду с народным суверенитетом) является единственной основой государства, каким оно должно быть. Государство — соединение множества людей, подчиненных правовым законам. Кант является сторонником абсолютной теории наказания, которая предполагает равенство между преступлением и наказанием.

Вслед за Кантом, Г.В.Ф. Гегель прямо заявляет, что «наука о праве есть часть философии». В его системе Ф.п. составляет один из трех разделов философии объективного духа. Предмет Ф.п. — идея права. Идея права есть свобода, понимание которой достигается через познание понятия права и его осуществления. В своем развитии идея права проходит три ступени: абстрактное право, моральность и нравственность. Абстрактное право (формальное и внешнее) выражает наличное бытие свободной воли и включает в себя понятия собственности, договора и деликта («неправа»). Моральность представляет собой отрицание абстрактного права, поскольку переносит определение права в сферу субъективной свободы. Ее содержание раскрывается в триаде: умысел и вина, намерение и благо, добро и совесть. Синтез абстрактного права и моральности — нравственность, которая есть идея свободы (истина понятия свободы), единство объективной и субъективной свободы. Три ступени нравственности составляют семью, гражданское общество и государство. В соответствии с диалектическим методом Гегеля государство является высшим воплощением нравственности, «свободой в ее самом конкретном образе».

Наиболее влиятельными течениями Ф.п. XIX в. были историческая школа права и пришедший ей на смену юридический позитивизм. Историческая школа (Г. Гуго, Ф.К. Савиньи, Г.Ф. Пухта) видит в праве органический продукт «народного духа» или «национального сознания». Право складывается исторически, на основе обычаев, и является неприкосновенным, поскольку не зависит ни от воли законодателя, ни от воли правительства. Юриспруденция (право юристов) лишь раскрывает и формулирует то, что заключает в себе народное сознание и что еще не получило ясного выражения в законах или обычаях. В ряду персональных концепций XIX в. выделяются две: учение о праве Карла Маркса и Рудольфа Иеринга. В сфере права, так же как и в своем учении и философии в целом, Маркс выступил в качестве открытого противника капиталистического строя. Закон не должен защищать частные интересы в противовес общественным, не должен ка-рать за образ мыслей, т.е. предлагать в качестве единственной истины идеологию господствующего класса (буржуазии). Существующее право есть возведенная в закон воля буржуазии, и единственное средство установить более справедливый государственный строй и правовой порядок — это насильственное ниспровержение капитализма. Р. Иеринг рассматривает право как продукт человеческой деятельности, продукт истории. Право, согласно Иерингу, есть выражение «всеобщих интересов», равновесие между интересами индивида и общества. Но право должно сохранять свою подвижность, которая в ходе исторического развития делает его более определенным и твердым. В этом смысле переход от обычая к закону можно считать несомненным достижением. Право немыслимо без борьбы, и движущей силой правовых преобразований являются «человеческие интересы» (прежде всего сословные), которые приобретают форму прав.

На вторую половину XIX — начало XX в. приходится расцвет как русской юридической мысли, так и русской Ф.п. Основное развитие получили два подхода к праву — теория естественного права и юридический позитивизм. Юридический позитивизм в России представлен такими именами, как Н.М. Коркунов, А.Ф. Шершеневич, А.Д. Градовский, Д.И. Кавелин и др. Однако наиболее широкое распространение получила концепция естественного права, в которой понятие «право» мыслилось в неразрывной связи с понятиями «нравственность», «благо» и «свобода». Возрождение естественного права на рубеже веков происходило в различных направлениях: с опорой на достижения психологии (Л.И. Петражицкий), на основании развития идей неокантианства (П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, Е.Н. и С.Н. Трубецкие, В.И. Гессен). Концепция естественного права занимает центральное положение в Ф.п. Б.Н. Чичерина. Труды С.А. Муромцева положили начало социологической Ф.п. в России. Сторонником естественного права был B.C. Соловьев, однако в его философии право рассматривается прежде всего как необходимое и незаменимое средство построения «христианского государства».

Течением, определившим собственно юридическое мышление и юридическую практику XX в., стал юридический позитивизм (Г. Кельзен, Г.Л.А. Харт). В то же время XX столетие характеризуется крайним разнообразием философско-правовых учений и школ. Наиболее влиятельные среди них: феноменологическая Ф.п. (А. Райнах), экзистенциальная Ф.п. (В. Майхофер, Э. Фехнер, Г. Кон), социологическая Ф.п. (М. Вебер, Р. Паунд), юридический реализм (К.Н. Ллевеллин, М. Радэн, Ф.С. Коген), Ф.п. неотомизма (Ж. Маритен, Дж. Финнис, Й. Месснер), концепции естественного права (Г. Райнер, Г. Роммен), а также критические юридические исследования (Р. Унгер, А. Кац, Д. Кеннеди).

Литература:

История политических и правовых учений. Хрестоматия. М., 1996;

Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. СПб., 1997.

ФИЛОСОФИЯ ПРАВА В ТРУДАХ И.В. МИХАЙЛОВСКОГО

Михайловский Иосиф Викентьевич- юрист. Образование получил на историко-филологическом и юридическом факультетах Киевского университета. Служил по судебному ведомству, затем занял кафедру философии права в Томском университете. Важнейшие труды Михайловского: «Основные принципы организации уголовного суда» и «Очерки философии права» (1914), где автор, защищая либерализм, горячо нападает на социализм и полемизирует с защитниками демократических начал.

Михайловский был не только крупным теоретиком права, но и оригинальным и глубоким философом, разработавшим собственную философскую концепцию в качестве основания правовой теории. Согласно этой концепции, человек есть существо метафизическое. Метафизические запросы определяют его мировозрение, а оно, в свою очередь, определяет все последующее поведение человека, его свободу. Отсюда следовало, что идея свободы – метафизическая данность. Из метафизического начала Михайловский выводил и идею права, которую рассматривал как часть мирового этического порядка, существующего объективно, независимо от того, сознают ли его люди или нет. «Если этическая жизнь земли, – писал он, – входит в состав мирового этического порядка, если для совместной деятельности людей необходимо организованное общежитие, т.е. необходимо право, то сама идея права есть часть мирового этического порядка».

Это и есть, по теории Михайловского, абсолютная идея права – синтез общественного порядка и личной свободы. Абсолютная идея права не допускает ни превращения личности в средство для общественных целей, ни превращения общества в средство для благополучия личности.

Из абсолютной идеи права, считал Михайловский, вытекает и естественное право, как совокупность всеобщих принципов и норм, которые отличаются полной определенностью и понятны для каждого человека, для всех времен и народов, поскольку утверждают сложившиеся общенравственные принципы: «воздай каждому свое», «повинуйся законной власти», «управляй для общего блага», «исполняй заключенный договор» и т .п. Поэтому положительным правом может считаться только такое, которое реализует естественное право в конкретной социальной среде. В конечном счете право есть результат развития истории культуры и должно выражаться в формуле: право – это свобода, определяемая общим этическим законом.

Ставя вопрос об источниках права, Михайловский выделяет три источника: 1) метафизический – абсолютная идея права; 2) материальный – субъективное правосознание личности; 3) формальный – высший авторитет (верховная власть).

Наиболее спорными источниками права, отмечал Михайловский, всегда выступают два последних, которые выдаются за само право[42]. В действительности же, доказывает он, субъективное право еще не есть право, а всего лишь личное мнение о праве, уже существующем или желательном. Отсюда делается вывод о том, что и те правовые идеалы, которые живут в сознании правящей части общества, создающей законы, также являются субъективным правосознанием, и, следовательно, «здесь не может быть и речи ни об абсолютном характере соответствующих идеалов, ни о безусловной их обязательности» [43].

Что же касается третьего источника права – верховной власти, то, по мнению Михайловского, только с формальной точки зрения закон есть воля верховной власти, на самом же деле верховная власть отнюдь не есть творец закона: она лишь формулирует юридические нормы, содержащиеся в абсолютных началах естественного права. Исходя из этого, Михайловский определяет свое главное философское кредо: «Никакая власть не может быть выше закона». Для естественно-правовых теорий вопрос о власти вторичен, как вторична вообще сфера политического, так как вытекающие из ее доктрины запреты и пределы для власти сделают любую власть «приемлемой», если она соблюдает приоритет гражданских прав. Защита гражданских прав в этой системе взглядов лучше осуществляется более стабильными политическими режимами и вообще требует стабильности и преемственности власти.

Однако провозгласив право выше всякой власти, Михайловский вовсе не придавал ему самодовлеющего значения. В этом определении границ и возможностей права заключается принципиальное расхождение Михайловского с позитивистами, которые считали, что любой закон, если он издан в установленном конституцией порядке, уже есть право и имеет обязательную силу. В связи с этим Михайловский отмечал, что необходимым результатом подобных рассуждений является признание того, что право фактически сводится лишь к силе. При этом он считает вовсе не состоятельным аргументом ссылку позитивистов на «мнение народа» и «соображение целесообразности».

В отношении «мнения народа» Михайловский, основываясь на метафизических представлениях об истине, приходит к выводу о том, что критерием истинности закона являются объективные начала, а не мнения и желания народа, и никакое большинство, даже единогласное мнение всего населения, не может сделать истину неистиной или наоборот. Не могут стать таким критерием и соображения целесообразности, поскольку они весьма растяжимы.

Это интересно: 

Идеи государственного и народного суверенитета, идей общей воли народа и представительного правления — все это оказалось сомнительным и противоречивым. Оказалось, что даже демократические ценности и институты таят в себе различные угрозы. Одна только идея личности сохранила свою привлекательность, но именно ей-то и угрожают вышеперечисленные проблемы.

Независимость, возможность самобытного и оригинального развития каждой отдельной личности представляют высшую ценность. «Политическая свобода есть только средство для охраны индивидуальной свободы, личной независимости»[44], и ее надо использовать не для того, чтобы разрушать государство, а чтобы развивать правовое государство и его институты, в том числе и «социальное законодательство». Это должно быть именно законодательство и правовое содействие, а не государственное вмешательство и опека.

Угрозу правовому государству Михайловский не в последнюю очередь усматривал и со стороны самих юристов. Он совершенно справедливо считал, что правовой позитивизм, которого придерживались многие его коллеги, несет в себе серьезную угрозу. Правовой позитивизм на первый взгляд тяготеет к апологетике существующего порядка вещей. Однако это не всегда так. Если считать, что источником права являются распорядительные функции государства, то вопрос о праве и вопрос о власти неразделимы. В условиях политической нестабильности правовой позитивизм превращается в разрушительную силу. Действительно, у кого власть, у того и право творить «право». Борьба за власть неизбежно выступает на первый план. К этому надо добавить еще и теорию интереса, которую, как правило, разделяют все правовые позитивисты, а также их представление о том, что власть в принципе может издать любой закон. Закон и право — это всего лишь средства реализации интересов. Крах либерального движения в России и в первую очередь партии кадетов можно напрямую связать с этим течением правовой мысли, которая практически безраздельно господствовала в среде либералов. Происходит подмена целей: борьба за право подменяется борьбой за власть и, соответственно, начинается радикализация движения, сближение его с идейно чуждыми, но воспринимаемыми в качестве политических союзников, силами (социалистические партии), тогда как идейно близкие правые либералы (октябристы, земцы) воспринимаются как политические оппоненты.

Но для того чтобы закон был истинным, недостаточно учитывать только требования объективного начала (т е. естественного права). Необходимым условием истинного закона должно быть также соответствие юридического закона закону нравственному. Нравственный закон, по Михайловскому, есть нечто непреложное, единое для всех людей и выражается в формуле: разумно-свободное существо должно быть для тебя целью, а не средством.

Идея личности, ее достоинства, самоценности и самоцельности, создает высшую нормативную идею, которая не только формирует основу единства права и нравственности, но также определяет и культурную миссию государства. Именно эта идея ограничивает суверенитет государства и суверенитет народа, а в дальнейшем с необходимостью вызовет к жизни наднациональные формы контроля за обеспечением прав личности. Эти весьма нетривиальные для своего времени идеи Михайловский будет развивать в ряде своих работ.

Над государством Михайловский ставит культуру, но не культуру в виде знаний, произведений и достижений научной и технической мысли, а культуру как систему духовных ценностей, разделяемых людьми, через которую в первую очередь и формируются и реальная нравственность повседневной жизни, и основания, по которым те или иные правовые суждения представляются правомерными или не правомерными. В понимаемой таким образом культуре «системообразующим» элементом выступают доминирующие в данную эпоху представления о личности и ее ценности. Государство постоянно ощущает давление этой глубинной нормативности, и задача культурного правового государства как раз и состоит в том, чтобы действовать в соответствии с этим давлением: принимать законы и действовать так, чтобы личность, ее достоинство и право на самореализацию были надежно обеспечены.

В «Очерках» Михайловский уточняет свои более ранние представления о соотношении права и нравственности. Михайловский вполне обоснованно полагал, что эти два мыслителя имеют куда больше общего, чем различий, поскольку и тот и другой именно в защите человеческого достоинства видят и основу и цель права. Более того, они ближе друг к другу, чем кто-либо другой в русской философско-правовой мысли. Нравственность и право имеют один и тот же корень – духовную природу человека, хотя определяют две разные области человеческой свободы: первая касается исключительно внешних действий человека – внешняя свобода; вторая – внутренних побуждений его – внутренняя свобода, его совесть. При этом нравственный закон должен оставаться верховным, руководящим началом всей человеческой деятельности. Поэтому основное требование к праву состоит в том, что юридический закон не должен вмешиваться в область нравственной свободы, свободы совести. Анализируя теорию этического минимума, разрабатываемую Елинеком и Соловьевым, Михайловский резюмирует ее основную идею следующим образом: «По мнению Елинека, право есть совокупность таких нравственных требований, которые в данную эпоху у данного народа признаются безусловно необходимыми для существования общежития, без которых общежитие сделалось бы невозможным. Вот почему исполнение таких требований нельзя предоставить доброй воле каждого, а необходимо гарантировать их авторитетом государства, т.е. превратить эту часть нравственности в право»[45].

Михайловский показывает, что эта теория сама по себе уже была шагом вперед по сравнению с основными теориями своего времени, которые либо отождествляли право и нравственность, либо разделяли их как две совершенно не связанные друг с другом области.

Отождествление по содержанию права и нравственности означало то, что каждое требование нравственности может быть облечено в форму юридической нормы, которая и создает право. «Вопрос же о превращении чисто нравственного требования в юридическую норму есть вопрос целесообразности. Он решается государственной властью по целому ряду практических соображений. Что эти теории были извлечены из самой жизни, доказывается массой фактов. Практика так называемого полицейского государства и просвещенного абсолютизма представляет собою полное торжество принципов этих теорий». При таком подходе к отношению между правом и нравственностью вся жизнь человека, самые интимные ее стороны могут стать предметом государственной регламентации. Михайловский отмечает, что в российском законодательстве все еще сохраняется норма, предписывающая мужу любить свою жену.

Однако теории, настаивающие на том, что право и нравственность — это две совершенно самостоятельные и никак не связанные области, впадают в другую крайность. Так у Фихте получалось, что право обретает свою силу и «право» на санкцию не из нравственных начал жизни, а из простой физической силы или иного превосходства.

Понятно, что в сравнении с этими двумя теориями теория этического минимума, которой в конце XIX – начале XX веков придерживались не только эти два мыслителя, но также целый ряд крупных юристов, точнее отражала взаимоотношения права и нравственности и в известном смысле действительно была шагом вперед.

«Нельзя, — пишет Михайловский, — отрицать солидности аргументации теорий этического минимума… Эти теории неотразимо доказали, что часть нравственных норм, представляет собою вместе с тем и нормы юридические»[46]. Эти теории доказали также, что не существует непроходимой пропасти между правом и нравственностью. Разбирая аргументы Елинека, Михайловский, однако, приходит к выводу, что он все-таки говорит не о нравственности как таковой, а об этическом порядке, который включает в себя и право, и нравственность, и много чего еще, что в целом служит добру.

Для Михайловского важно объяснить, как соотносятся абсолютные начала нравственности и изменчивость ее исторических форм, поскольку релятивистские представления, которые активно продвигались как социалистами, так и либералами из числа позитивистов, получили широкое распространение и даже явно доминировали в общественном сознании. Так, Габриэль Шершеневич настаивал, что «нормы нравственности — это требования, обращенные к человеку извне. Нравственный закон не в нас, а вне нас, как и звездное небо» и что «история и этнография разрушают иллюзию абсолютной нравственности»[47].

Особый интерес представляет взгляд Михайловского на социализм и соответственно права человека в условиях социализма. В ходе своего анализа Михайловский приходит к выводу, что в социалистических программах человек берется лишь как экономический деятель: одних интересует материальный интерес капиталистического меньшинства, других – материальный интерес рабочего большинства. При этом социалисты проводят принцип материального интереса даже с большей последовательностью и полнотой, чем противоположная сторона. Для них человек есть только производитель-потребитель, а человеческое общество – только экономический союз. Следовательно, социализм – это не противоположность, а лишь крайнее, последнее заключение односторонней буржуазной цивилизации.

В противоположность социалистическим и позитивистским доктринам Михайловский стремился обосновать необходимость возрождения теории естественного права. Исследуя вопрос о религиозно-нравственных основаниях права, он утверждал, что оно должно служить целям абсолютного добра, что оно есть часть общего этического порядка и является прогрессивным фактором как по отношению к общественному развитию, так и по отношению к нравственности.

1. Брокгауз, Ф.А. Энциклопедический словарь/ Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон.- Т. 38А.-С.-Пб., 190.- С. 897.

2. Михайловский, И.В. Культурная миссия юристов. Правовые прелюдии к грядущей культуре/И.В. Михайловский.- Томск, 1910. -С. 4–5.

3. Михайловский, И.В. Очерки философии права/ И.В. Михайловский.- Т. 1.- Томск, 1914.- С. 145.

4. Шершеневич, Г.Ф. Общая теория права. Том I. Философия права./Г.Ф. Шершеневич.- М., Издание Бр. Башмаковых, 1910.- С. 171.

5. Пясецкий, В.С. Правовой идеал в учении И.В.Михайловского/В.С. Песяцкий // Обеспечение прав человека в условиях правовой реформы. -Чита: Читинская специальная средняя школа милиции МВД России, 1997

6. Латышев, О.М. Философия права И.В.Михайловского в связи с общей теорией прав/ О.М. Латышев // Социально-правовые и психологические основы деятельности органов внутренних дел и внутренних войск МВД России: проблемы теории и практики.- СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997.

7. Сальников, В.П. Принципы естественного права в правовом учении И.В.Михайловского/ В. П. Сальников // Конституционное общество и правосоциализаторская деятельность органов внутренних дел.-СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997.

8. Сальников, В.П. Некоторые аспекты учения о законе в философии права И.В.Михайловского/В.П. Сальников // Правоохранительные органы в системе безопасности. Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей.- СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997.

9. Сальников, В.П. Проблемы наказания в философско-правовом учении И.В.Михайловского/В.П. Сальников // Правоохранительная деятельность и конфессии в России. -СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997.

М.А. Куренкова

магистрант юридического факультета

Алтайского государственного университета

В.В. Русанов

к.и.н., доцент кафедры теории и истории государства и права

Алтайского государственного университета

Статья написана по материалам сайтов: uchebnikirus.com, ponjatija.ru, megalektsii.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector