+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Виды договоров в римском праве кратко

Классификация договоров. Контракты. Стипуляция. Dotis dictio. Promissio iurata liberti. Vadimonium и ручательство praes. Nomen transscripticium. Синграф и хирограф. Фидуция, заём, договор хранения или поклажи. Пакты.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 07.09.2007

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Тихоокеанский государственный университет»

Тема: Виды договоров в римском праве.

Выполнила: студентка гр. Ю (у) 1 год обучения

Перцева Светлана Викторовна

1. Понятие договора в Римском праве …………………………………3

2. Классификация договоров ……………………………………………4

3.1. Вербальные контракты …………………………………………5

3.1.3. Promissio iurata liberti ………………………………………6

3.1.4. Vadimonium и ручательство praes (гаранта) ………………6

3.2. Литеральные контракты ………………………………………….6

3.2.1. Nomen transscripticium …………………………………… 6

3.2.2. Синграф и хирограф ……………………………………….7

3.3. Реальные контракты …………………………………………… 7

3.3.3. Договор хранения или поклажи …………………………8

3.4. Консенсуальные контракты ………………………………….11

3.4.1. Договор купли-продажи ……………………………….. 11

3.4.2.2. Договор найма услуг ……………………………. 13

3.4.2.3. Договор подряда …………………………………….13

3.4.3. Договор товарищества…………………………………….. 13

3.4.4. Договор поручения ………………………………………. 14

3.5. Безымянные контракты. ………………………………………… 15

Несмотря на многовековой процесс изучения наследия Древнего Рима, предмет римского права остается актуальным и по сей день. Значение римского права проявилось и проявляется до сих пор в самом явлении его восприятия, как основы национального права, во всем мире.

Римское право характеризуется непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство).

Особенно большое значение имеют те правомерные действия, которые направлены на установление, изменение или прекращения права обязанностей (так называемые сделки). Римские юристы не выработали общего понятия сделки, они знали только отдельные конкретные договоры.

Договор уникальное правовое средство, порождаемое общим интересом сторон в заключении договора и его надлежащем исполнении.

Поскольку в данной работе виды договоров и их особенности будут обсуждаться отдельно, то представляется целесообразным под словом договор понимать двустороннюю правомерную сделку, воля сторон в которой направлена на установление обязательства.

Итак, наиболее важное:

1. Понятие договора в Римском частном праве

В наидревнейшем римском праве термины contrahere, contractus еще не обозначали один из источников возникновения обязательства, т.е. правоотношения, в силу которого определенный субъект обязан произвести в

пользу другого субъекта определенные действия имущественного характера, а лишь указывали на сами обязательственные узы, на те узы, которые происходят из законного действия, из юридической сделки, которая определяется здесь как contractus.

В классической юриспруденции, на основании опыта полученного из обязательственных сделок в рамках ius gentium (права народов), в которых обязательство возникает из взаимного согласия двух сторон, стало постепенно формироваться представление, что во всякой двусторонней сделке делового

оборота силой, создающей обязательство, является »соглашение» достигнутое между сторонами. В одних случаях для возникновения обязательства достаточно одного такого соглашения, в других же (в сделках ius civile т.е. частного квиритского права, частного пр

ава римских граждан) необходимо, чтобы оно было облечено в торжественную форму или сопровождалось исполнением

В конце классической эпохи contrahere, contractus начинают приобретать новое, субъективное значение »согласиться, соглашение» и относиться к лишь обязательствам, возникающим по соглашению сторон, но в тоже время больше не применяются к прочим обязательствам, возникающим в результате хотя и законного действия, но о котором стороны не договаривались.

В этом новом значении »договора как источника обязательства» термин contractus был усвоен Юстиниановым собранием и современной юридической наукой.[1]

Контракт, поскольку он является юридической сделкой (а если точнее, двусторонней», юридической сделкой), подчиняется всем правилам, относящимся к сделкам, в том, что касается дееспособности сторон, существенных, естественных, привходящих элементов сделки, причин ее

недействительности, конвалидации, представительства.

Договор — это наиболее распространенный вид сделок. Только немногочисленные односторонние сделки не относятся к числу договоров. Как любая сделка договор волевой акт, но он обладает присущими ему особенностями, он представляет собой не разрозненные волевые действия двух или более лиц, а единое волеизъявление.

Общего понятия сделки в римском праве выработано не было, что в силу его казуистичности вполне естественно. Между тем правовое регулирование

сделок составляло важнейшую задачу римских юристов.

Деление сделок на возмездные и безвозмездные, односторонние и двусторонние, условные и безусловные, влияние формы волеизъявления на действительность сделки и многие другие нормы, составляющие основу современного учения о сделках, пришли к нам из римского права.

2. Классификация договоров.

Контракты можно классифицировать различным образом, некоторые из возможных классификаций явно перешли к нам от римлян, другие современны по формулировкам, однако скрытым образом заложены уже в системе римских правоведов. Многие связаны с тем фактом, что, поскольку контракт является подвидом юридической сделки, к нему, очевидно, приложимы те же разграничения и классифицирующие признаки, что и к сделкам.1 Поэтому возможно различение контрактов:

1) торжественные и неторжественные

2) казуальные и абстрактные

3) возмездные и безвозмездные

4) stricti iuris и bonae fidei, в соответствии с типом иска, который возникал на их основании

5) iuris civilis и iuris gentium, в зависимости от правопорядка, признававшего их в качестве источника обязательства

Система договоров в Древнем Риме была своеобразной и достаточно сложной. Дело в том, что в римском праве в силу его консерватизма принципиальное признание коснулось только определенных договорных типов.

Поэтому для юридической силы договоров была необходима не только согласная воля сторон, но и соответствие договоров определенному типу.

Из этого возникло основное деление договоров на:

. контракты (типичные договоры, признанные цивильным правом)

. пакты (неформальные соглашения, неподходящие ни под какой тип и, стало быть, не имеющие исковой защиты).

Основные типы контрактов в зависимости от causa obligandi (или момента возникновения обязательства):

1. Реальные контракты, в этих контрактах обязательство, объектом которого является возвращение полученной вещи или ее эквивалента не может возникнуть

иначе как в результате передачи res (вещи) от кредитора должнику. Контракт совершается посредством datio, т.е. передачи вещи в собственность.

2. Вербальные контракты, договоры, устанавливающие обязательство словами, то есть получающие юридическую силу посредством и с момента произнесения слов.

3. Литеральные в этих контрактах обязательство возникает в силу того, что создана определенная письменная форма.

4. Консенсуальные. В них обязательство возникает в силу простого согласия, к которому пришли стороны.

5. Безымянные Под влиянием настоятельных потребностей хозяйственной жизни начали появляться новые договоры, подлежавшие юридической защите цивильным правом. Римские юристы свели эти вновь образованные договоры в одну группу,

получившую впоследствии название безымянных контрактов.

6. Пакты. Контрактам противостояли пакты, которые, по общему правилу не пользовались исковой защитой. Категория пактов охватывает разнообразные соглашения за пределами защищенных ius civile контрактов.

В силу расширения гражданского оборота некоторые пакты получили юридическую защиту. В преторском эдикте, либо путем присоединения их (в качестве оговорки) к какому-либо контракту, либо путем признания в императорском законодательстве.

Таким образом, все известные римскому праву договоры могут быть сведены к 6 группам: вербальные, литеральные, реальные, консенсуальные, безымянные контракты и юридически защищенные пакты.

Далее, о них подробнее.

Контрактом (по терминологии классического права) считался договор, признанный цивильным правом и снабженный исковой защитой.

В эту категорию были отнесены лишь известные виды договоров, в древнейшую эпоху — исключительно формальные, в классическую эпоху также и некоторые (но опять-таки исчерпывающим образом означенные) неформальные

3.1. Вербальные контракты.

Вербальным договором назывался контракт, устанавливающий обязательство словами (verbis), т.е. договор, получающий юридическую силу посредством и с момента произнесения известных фраз.

Стипуляцией назывался устный договор, заключаемый посредством вопроса будущего кредитора (centum dare spondes? — обещаешь дать?) и совпадающего с вопросом ответа (spondeo — обещаю) со стороны лица, соглашающегося быть

должником по обязательству.

Формальные требования, первоначально чрезвычайно строгие, с течением времени были значительно ослаблены. Однако прочно сохранялись некоторые черты стипуляции как устного контракта: присутствие договаривающихся сторон в одном месте, устный вопрос кредитора и такой же устный ответ должника,

совпадающий по смыслу с вопросом.

Обязательство, возникшее из стипуляции, было обязательством строгого права и потому подлежало буквальному толкованию.

Стипуляционное обязательство являлось односторонним, т.е. одной стороне принадлежало только право (не связанное с обязанностью), а на другой стороне лежала только обязанность (без сопровождающего её права).

Обязательство из стипуляции имело абстрактный характер: если необходимые требования относительно порядка заключения стипуляции соблюдались, то обязательство возникало независимо от того, какое материальное основа

ние привело стороны к заключению договора, какую

хозяйственную цель они преследовали и достигнута ли цель, имевшаяся в виду сторонами.

Стипуляция допускала присоединение или к кредитору, или к должнику еще других лиц, притом либо в качестве самостоятельных кредиторов или должников, либо в качестве добавочных.

В форме добавочной стипуляции на стороне должника устанавливалось поручительство. Поручительством назывался договор, которым устанавливалась добавочная ответственность третьего лица (поручителя) за исполнение должником данного обязательства.

Сложные формы стипуляции использовались для установления поручительства (adpromissio), представительства со стороны кредитора (adstipulatio). Предметом стипуляции могло быть любое дозволенное исполнение: денежная сумма, вещи любого рода.

Стипуляцией нередко пользовались в целях новации, т.е. стипуляцию заключали для того, чтобы прекратить уже существующее обязательство, поставив на его место новое. Такая абстрактная форма делала стипуляцию удобным средством прощения долга. Например: Получил ли ты то, что я тебе обещал?» — «Получил».1

Суть этого вербального контракта состояла в обязательстве дать приданое вступающей в брак невесты, с помощью торжественных слов, которые говорила мужу женщина, ее должник или родственник по восходящей мужской линии. Не требовался обмен вопросом и ответом, осуществлялась посредством заявления одного лишь субъекта.

Обязательство дать приданное, давалось в присутствии жениха, в форме одностороннего заявления отца вступающей в брак невесты, после чего у жениха появлялись права требования приданного.

3.1.3. Promissio iurata liberti и обещание в пользу

Promissio iurata liberti это клятвенное обещание вольноотпущенника патрону, предоставлять услуги в пользу бывшего хозяина.

Клятва строго определяла содержание, качество и продолжительность услуг, патрон не мог потребовать большего. Этот вид стипуляции нес религиозный характер, несвойственный римскому праву, т.к. источником

обязательства вольноотпущенника являлась не юридически значимая вербальная форма, а религиозная сила клятвы. 2

Обещание, данное в одностороннем порядке в пользу гражданской общины о постройке здания, передаче денежной суммы, ценном дарении несло правовое последствие. Обязательство возникало в случае, если оно давалось на

правомерном основании, например в виду намерения, получить новую должность. Если лицо, давшее обещание приступало к его исполнению, оно становилось обязанным перед гражданской общиной.

3.1.4.Vadimonium и ручательство praes (гаранта)

Это древние вербальные контракты, их функция заключалась в обеспечении процессуальных гарантий. Как и стипуляция, они совершались путем вопроса и соответствующего ответа (ты гарант? гарант). Первый из них служил гарантией явки ответчика в суд, а второй гарантией возврата оспариваемой вещи (и ее

плодов) тем из тяжущихся, которому она была дана во временное владение.

3.2. Литеральные контракты.

Литеральным договором назывался контракт, который должен был совершиться на письме (litteris fit obligatio — обязательство возникает посредством записи, письма). Древнереспубликанский письменный контракт

заключался посредством записи в приходорасходные книги, которые велись римскими гражданами.

В классический период приходорасходные книги утратили значение, по-видимому, в связи с вошедшими в практику более простыми и удобными формами записи долгов.

3.2.1. Nomen transscripticium (переходная запись)3

Этот институт, просуществовал сравнительно недолго, сведения о нем черпаются главным образом из »Институций Гая». Состоит он в сложной регистрации, производимой pater familias (отец семейства, глава семьи, домовладыка) в его приходно-расходной книге. Такая запись могла быть двух видов:

а) transscriptio a re in personat(перезапись с вещи на лицо) Pater familias по просьбе своего должника, возможно сделанной в письменной форме, вписывал в графу acceptum как полученную ту сумму, которую ему былидолжны, после чего вписывал ее же в графу expensum, как будто снова ее выплатил тому же должнику.

В результате предыдущее обязательство (которое возникло, например, наосновании займа, купли-продажи и т.д.) оказывалось прекращенным и на егоместе возникало новое, появившееся на основании этой записи, по которой проще было проверить его существование по соответствию записи с просьбой должника.

б) transscriptio a persona in personat(перезапись с лица на лицо)

Pater familias вписывал в acceptum, как полученную, ту сумму, которую был ему должен Тиций, после чего вписывал ту же сумму в expensum, как будто он ее выплатил Гаю.

Таким образом, происходила новация (относившаяся на этот раз не только к основанию, но и к личности должника), в силу которой возникало новое обязательство, возложенное на Гая. Согласие (возможно письменное) Тиция и Гая на такую transscriptio являлось предпосылкой для ее действительности.

Появление этого института, диктовалось необходимостью преодолеть невозможность без одновременного присутствия сторон обновить основание обязательства в соответствии с ius civile.

3.2.2. Синграф и хирограф

Это литеральные формы, заимствованные из Греции. Различие между ними сводиться, видимо к тому, что первый составлялся в двух экземплярах, был подписан обеими сторонами и создавал обязательство сам по себе, т.е. обладал абстрактной действенностью.

Второй же представлял собой документ, составленный в одном экземпляре, подписан должником и передан кредитору, причем документ этот имел чисто доказывающую функцию по отношению к независимому обязательству.

«Кроме того, считается, что обязательство письменного типа возникает посредством хирографов и синграфов, то есть когда кто-либо записал, что он должен или что ему должно быть дано; постольку, конечно, поскольку по этому делу не возникает стипуляции. «.1

Синграфом считался письменный документ, долговая расписка. Они излагались в третьем лице («такой-то должен такому-то столько-то»). Синграф составлялся в двух экземплярах, излагался в третьем лице, в присутствии пяти свидетелей, которые подписывали его вслед за тем, от чьего имени он

Этими договорами пользовались в основном в результате процентных займов, между римлянами и ростовщиками. Далее синграфы стали мало употребляться и их сменили хирографы.

Хирограф- долговое обязательство, которое составлялось от первого лица и без свидетелей. Хирографы излагались в первом лице и подписывались только должником.

Литеральные контракты выходят и употребления к концу классической эпохи, когда они постепенно слились с письменной стипуляцией.

3.3. Реальные контракты.

Договоры, в которых при соглашении сторон необходима передача вещи, в римском праве относились к реальным контрактам. Специфическая форма реальных контрактов была своеобразной гарантией должника, т.к. обязательство не возникало до тех пор, пока передаваемая вещь не переходила

Таким образом, для реальных договоров недостаточно одного неформального соглашения (даже соглашение о будущей передаче вещи не имеет силы, являясь пактом).

Этот тип контрактов отличается от вышеописанных простотой порядка совершения, так как не требовалось никаких формальностей. А при отсутствии строгой формы исключено создание только на нее опирающегося обязательства.

Отсю да следует вторая отличительная особенность реальных контрактов: они не могут быть абстрактными и действительны лишь как имеющие определенное основание.1

3.3.1. Фидуция (fiducia) 2

Фидуция состояла в формальной передаче собственности на вещь (посредством манципации или in iure cessio (судебной уступки) от фидуцианта фидуциарию с целью сохранения (фидуция с другом) или в качестве обеспечения предыдущего обязательства с условием, что фидуциарий осуществит обратную

передачу вещи соответственно по просьбе или после того, как его кредит будет удовлетворен.

Иск, возникавший отсюда, был иском на основе фидуции, доставлявший бесчестие, который мог быть направлен против фидуцианта как встречный иск на основе фидуции, с целью возмещения убытков.

В юстиниановском праве фидуция исчезла, в роли обеспечения ее заменил залог.

Это одностороннее обязательство, в соответствии с которым одна сторона передавала другой стороне какую-нибудь вещь или денежную сумму, а по истечении срока обязательства должник должен возвратить эту же вещь или такую же денежную сумму кредитору. Заем приобретал юридическую силу лишь с момента передачи вещи после достигнутого соглашения, но это не означало, что соглашение сторон не имело существенного значения.

Соглашение являлось необходимым моментом в заключении договора (нет соглашения, нет и договора). Кредитор передавал должнику вещь в собственность, что давало право должнику быть собственником этой вещи и право распоряжаться ею по своему усмотрению. Объектом займа являлись не эти вещи, но такие же по своему родовому признаку, поэтому случайная гибель вещей не полученных в заем, не прекращало обязательства.

Срок договора определялся конкретной датой, но он так же мог прекратится по первому требованию кредитора. Заем не устанавливал процентов от занятой суммы, однако широко применялась в практике вербальное соглашение о процентах. При Юстиниане был установлен максимальный процент

на заем 6% годовых. Так же проценты начислялись в случае просрочки договора.

По самому характеру договора займа более сильной стороной являлся заимодавец. Заемщик, нуждающийся в деньгах, фактически попадал в прямую зависимость от кредитора, который мог диктовать ему свои условия.

3.3.3. Договор хранения или поклажа.

Еще одним реальным договором в частном римском праве был договор хранения или поклажа. Договор хранения это контракт с двухсторонним обязательством, в котором при соглашении сторон движимая вещь передавалась на хранение на определенный срок или до востребования и по окончании этого

срока возвращалась хозяину.

Контракт по своей сути безвозмездный, добавление о возмещении уподобило бы его »договору найма». Имеется три особые формы поклажи:

1) »неотложная» или бедственная поклажа», совершается лицом, находящимся под угрозой значительной нависшей опасности и вынужденным поэтому, отдать вещь на хранение первому встречному, который будет отвечать в двойном размере за свою небрежность или бесчестность, поскольку

злоупотребил стесненными обстоятельствами, при которых поклажедатель не мог выбрать надежного, на свой взгляд, депозитария.

2) »секвестр». Вещь, которая оспаривается двумя лицами в суде либо

принадлежность которой так или иначе неясна, доверяется третьему лицу (секвестору), которое должно ее вернуть не по просьбе и не какому-либо из претендентов, а лишь тому, кто окажется в таком юридическом положении, что сможет на нее притязать (например, одержав верх в тяжбе) и когда в этой

ситуации будет достигнута ясность.

3) »нерегулярная поклажа» Применяется к сумме денег, отданной на хранение с той оговоркой, что депозитарий может ими воспользоваться (их потребив) и возвратить столько же. В сущности, это заем и таким он виделся классическим юристам. Отнесение этой фигуры к поклаже восходит к Юстиниану.

Кредитором был только поклажедатель, но поклажеприниматель мог взыскать с него издержки за хранение путем встречного иска. Обязательство из договора вытекало посредством передачи вещи на хранение.

Предметом договора являлась вещь индивидуально определенная и лишь в некоторых случаях определялась родовыми признаками.

Договор хранения носил безвозмездный характер, основанный на дружеских отношениях между сторонами. Требование поклажедателя по возврату вещи, защищалось прямым иском, а так же и поклажеприниматель посредством иска, мог взыскать с поклажедателя убытки, если тот, давая вещь на хранение, виновным образом причинил убытки поклажепринимателю, не знавшему о пороках данной вещи.

«Тот же, у кого мы оставляем какую-либо вещь на хранение, обязуется в нашу пользу посредством вещи: он лично обязуется к тому, чтобы та вещь, которую принял, была возвращена. Но, даже если он, по небрежности утратит хранимую вещь, тветственность не наступает: ибо он принял вещь не для

своей пользы, а к выгоде того, от кого он принял, и он отвечает только за то, если что-то погибло по его умыслу, так как тот, кто заключил соглашение о хранении вещи с небрежным другом, должен спрашивать с себя».1

В этом дигесте Гая подтверждается принцип, что ввиду безвозмездности договора поклажеприниматель не отвечал, если не был особо внимательным по хранению вещи. Он не должен был лишь намеренно причинять поклажедателю вред, а также допускать небрежности по хранению. В тех случаях, когда в

поклажу сдавали вещь несколько лиц, сообща происходила секвестрация (один из вариантов хранения). «Существенна же секвестрации поклаже, совершаемая несколькими лицами солидарно на определенном условии для охраны и

возвращения вещи». 2

В тех случаях, когда вещь непотребляемая при ее использовании, переходила во владение залогопринимателя с тем, что бы он возвратил ее залогодателю, по исполнении им основного обязательства получался реальный залог. Залогодатель отвечал за возможный вред, понесенный

залогопринимателем от заложенной вещи. Залогоприниматель обязан был относиться заботливо к вещи, и после погашения обязательства вернуть вещь.

Ссуда была двухсторонним договором, по которому одна сторона (ссудодатель) передает другой стороне (ссудополучателю) индивидуально определенную вещь во временное безвозмездное пользование с обязательством

второй стороны вернуть по окончании пользования ту же самую вещь в целости и сохранности.

Ссудоприниматель мог взыскать необходимые расходы на содержание или улучшение вещи посредством встречного иска.

Он не мог потребовать с ссудопринимателя возврата вещи, раньше

установленного срока. Ссуда отличалась от займа безвозмездностью пользования, поскольку была основана на дружеских отношениях между сторонами. Если должник возвращал вещь в целости и сохранности, обязательство ссуды прекращалось.

Если предметом договора займа являются деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, то предметом договора ссуды может служить только индивидуальная вещь, ибо только такую вещь можно вернуть по окончании пользования без замены другой.

Из договора ссуды хозяйственную выгоду получает только ссудополучатель. Договор ссуды заключался в интересах только одной стороны- ссудополучателя.

В связи с тем, что договор ссуды предусматривает получение хозяйственной выгоды только ссудополучателем, мера его ответственности признавалась как очень высокая. Он нес ответственность за намеренное и ненамеренное

Причинение вреда, за грубую небрежность и легкую небрежность.

В Дигестах Юстиниана говорится: (Гай): » В отношении вещей, полученных в ссуду, должна быть проявлена такая же заботливость, какую прилагает к своим делам заботливейший отец семейства, таким образом он не отвечает за те случайные события, которым он не мог противостоять…»1

Ссудополучатель был обязан хранить данную ему в пользование вещь, пользоваться ей надлежащим образом, т.е. в соответствии с её хозяйственным назначением и указаниями договора и проявлять при этом заботливость хорошего хозяина. Только при соблюдении этих условий случайно возникший

вред для вещи относился на счет её собственника.

Договор ссуды, несмотря на безвозмездный характер, предусматривает некоторые обязательства для ссудодателя.

Ссуда — это дело доброй воли и долга ссудодателя, и он сам определяет пределы и условия своего благодеяния. Но с фактом оказания такой любезности, ссудодатель связывает себя тем, что он не может своевольно прекратить договорное отношение, истребовать раньше срока вещь и т. д.

Для получения со ссудодателя возмещения некоторых издержек ссудополучатель мог использовать actio commodati contraria, то есть обратный (встречный) иск. Этот иск относится к таким издержкам, которые обычно не сопровождают процесс пользования, а носят непредвиденный характер (например, если животное заболело и его пришлось лечить).

Actio commodati contraria применялся и для возмещения вреда, причиненного ссудополучателю.

Иск ссудодателя носил название actio commodati directa, то есть прямой.

Состоял в передаче движимой вещи от »должника — залогодателя» »кредитору — залогодержателю», с тем, чтобы он удерживал ее у себя в обеспечение предыдущего обязательства и вернул лишь тогда, когда получит удовлетворение в полном объеме.

Иск, который возникает отсюда в пользу должника-залогодателя (выступающего в качестве кредитора в отношении возврата долга), -это actio pigneraticia in personam (это иск залогодателя к залогодержателю с целью, возврата долга), у которой имеется и свой вид actio contraria (т.е. встречный иск). 2

3.4. Консенсуальные контракты.

Консенсуальный договор это добровольное соглашение сторон в одном и том же деле, не требующее никаких формальностей. Консенсуальные контракты могли заключаться и через посредника.

Особенность консенсуальных договоров в том, что если в других типах контрактов помимо соглашения для установления обязательства требуется еще какой-то момент (слово, письмо, передача вещи), то в консенсуальных контрактах consensus является не только необходимым, но и достаточным

моментом для возникновения обязательства. 1

Таким образом, источником юридической силы этого типа договоров является то, что выражением воли, своим обещанием лицо уверило контрагента в своем намерении поступить известным образом. А контрагент, опираясь на

это волеизъявление, запланировал свой дальнейший образ действий. Поэтому было бы несправедливо, если бы обещавший мог безнаказанно отступиться от обещания. 2

Такова основная идея консенсуальных договоров, к которым римляне относили куплю-продажу, наем, поручение и товарищество. Эти договоры давали возможность достичь общего согласованного решения там, где интересы сторон

совпадают, не затрагивая вопросов, по которым имелись разногласия, и гарантируя тем самым любую сторону от принятия неприемлемого для ее решения.

Постепенное развитие имущественных отношений привело к тому, что стороны стали принимать на себя взаимные обязательства: одна передать товар, другая уплатить за него цену. К таким договорам относился договор

3.4.1. Договор купли-продажи.

Это консенсуальный контракт, посредством которого одна сторона — продавец (venditor) обязуется предоставить другой стороне — покупателю (emptor) в собственность вещь, товар, а другая сторона — покупатель обязуется уплатить продавцу за проданную вещь определенную денежную цену.

Этот договор носил двухстороннее обязательство, т.к. каждая из сторон могла предъявить иск, только тогда когда она уже приступила к исполнению своего обязательства.3

Предметом купли-продажи, являлись как правило, вещи и имущество, а также бестелесные вещи, например, право на наследство. Римское право предусматривало продажу вещей, которые еще не существовали в природе, т.е. которые могли появиться в будущем.

В этой связи говорят об emptio rei speratae-»купля ожидаемой вещи»: здесь купля-продажа считается зависящей от появления вещи в будущем, цена которой, установленная из расчета за единицу измерения, должна будет выплачиваться пропорционально полученному количеству.

Иные условия имеют место при emptio spei (купля надежды), которая подразумевает риск покупателя и потому вступает в силу непосредственно, вследствие чего обязанность уплатить цену сохраняется, даже если вещь так и не появится, и не изменяется в зависимости от полученного количества.

Существенным условием купли-продажи являлась цена.

Цена это денежное выражение обязательства за проданную вещь, она непосредственно зависит от количества и качества этой вещи. »Цена должна быть определенная, в противном случае если стороны определение покупной цены оставили на усмотрение третьего лица, то, по мнению Лабеона, эта

Обязанности сторон в договоре купли-продажи были такие, что продавец должен был обеспечить покупателя возможностью обладания вещью, а покупателя уплатить цену за купленную вещь.

Со временем продавец стал отвечать за недостатки вещей, о которых он не знал или не мог знать. При случайной гибели вещи при совершавшейся сделке, риск падал на покупателя.

Конечной целью договора купли-продажи являлась передача вещи покупателю на праве собственности. Но если продавец сам не был собственником вещи, то, естественно, покупатель также не становился её собственником, а следовательно, вещь могла быть виндицирована её

собственником. В этом случае продавец нес ответственность за эвикцию (от слова evincere — вытребовать, отсудить) вещи. Эвикцией вещи называется лишение покупателя владения полученной от продавца вещью вследствие отсуждения её каким-либо третьим лицом на основании права, возникшего до

передачи вещи продавцом покупателю.

2. Договор найма (locatio-conductio)

Несмотря на единство данной категории, особенно в терминологическом отношении, римляне включали в схему locatio-conductio три различных вида обязательств, которые возводятся в современном праве к трем разным

контрактам. Поэтому изложение целесообразно было бы разделить по трем разным формам, которые называются соответственно:

1. locatio-conduсtio rei (аренда, найм вещей),

2. locatio-conduсtio operarum (найм услуг),

3. locatio-conduсtio operis (подряд или наем работы).

1) Наем вещи Наймом вещей называется такой договор, по которому одна сторона (арендодатель, locator) обязуется предоставить другой стороне (арендатору, conductor) одну или несколько определенных вещей для временного пользования, а другая сторона обязуется уплачивать за пользование предоставленными вещами определенное вознаграждение (merces, pensio) и по окончании пользования возвратить вещи в сохранности наймодателю. Это двусторонний контракт.

Предметом такого договора могли быть вещи — движимые и недвижимые, но из числа движимых вещей только такие, которые не принадлежат к числу потребляемых.

Вознаграждение за пользование должно определяться в денежном выражении, но в договорах найма (аренды) сельскохозяйственных земельных участков допускалось определение наемной платы в натуре.

На наймодателе, лежала обязанность предоставить нанимателю пользование нанятой вещью (или вещью и плодами от неё). Наймодатель отвечал за всякую вину, он также был обязан платить за отданную внаем вещь налоги, нести всякого рода публичные повинности и т.д. Наниматель был обязан платить

наймодателю за пользование вещью условленную наемную плату пропорционально времени пользования. Он нес ответственность за всякого рода повреждения и

ухудшения нанятой вещи, если они произошли по его вине.

По окончании найма нанятая вещь должна была быть возвращена без задержки и в надлежащем состоянии. Прекращался договор найма истечением срока, но, если фактически пользование вещью со стороны нанимателя

продолжалось и по окончании срока, договор считался возобновленным по молчаливому согласию сторон. В некоторых случаях договор найма вещи мог быть прекращен односторонним отказом от него той или другой стороны.

Наниматель не был лишен права (если не было противоположного соглашения с наймодателем) передать нанятую вещь в пользование другому лицу (поднаем). Такая передача не снимала с основного нанимателя ответственности перед наймодателем за сохранность вещи и надлежащее её использование.

2) Договор найма услуг.

Такой договор, по которому одна сторона (нанявшийся) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (нанимателя) определенные услуги, а наниматель принимал на себя обязательство заплатить за них

Предмет договора — выполнение отдельных услуг по указанию нанявшего.

Нанявшийся, фактически ставил себя в положение, близкое рабу. В основном содержание договора составляли повседневные домработы. Договор мог быть заключен или на срок или без его указания. Если без указания — в любой момент любая из сторон могла от него отказаться. Нанявшийся должен был

выполнять, в течение срока договора, именно те услуги, которые определены в договоре, притом лично.

Наниматель обязан уплатить за эти услуги. Если нанявшийся заболел или по другой причине не мог выполнить обязательства, он не имел права и на вознаграждение. Если нанявшийся был готов оказать услуги, а наниматель неважно почему, но не воспользовался ими, нанявшийся должен был получить

3) Договор подряда — договор, по которому одна сторона (подрядчик, conductor) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (заказчика, locator) известную работу, а заказчик принимал на себя

обязательство уплатить за эту работу определенное денежное вознаграждение.

Отличие этого договора от договора найма услуг, заключалось в том, что по договору найма услуг, нанявшийся обязан был к предоставлению отдельных услуг; договор же подряда направлен на то, чтобы подрядчик дал определенный законченный результат. Подрядчик отвечал за всякую вину, не исключая

легкой. Ему разрешалось пользоваться при исполнении договора услугами других лиц, но с тем, что за их вину он отвечал как за свою собственную. На обязанности заказчика лежала уплата условленного вознаграждения.1

3.4.3. Договор товарищества.

Это когда две или несколько сторон, объединяют свои вклады и усилия для извлечения прибыли или иной цели, дозволенной законом. Вкладом в товарищество служило все то, что сторона вносила в общее дело. Внесенное имущество, которым обладало товарищество, а также достигнутая в результате совместной деятельности хозяйственная цель и доходы признавались общей собственностью товарищества.

Порядок покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищ ей определялся пропорционально стоимости его вклада в общее дело, а также по общему усмотрению сторон. Прибыль товарищества также

распределялась согласно доле вклада в общее дело. Риск случайных потерь и убытков, поступающих при ведении товарищеского дела, несли все товарищи совместно.

Обычно договор заключался на неопределенный срок и прекращался, как только отпадало согласие всех товарищей на продолжение общего дела, а также со смертью его участника. Взаимные права товарищей защищал специальный иск.

Т.к. товарищество построено на полном доверии, то выяснение товарищами своих взаимоотношений по суду, влекло за собой расторжение контракта.

В зависимости от объекта и цели различают:2

Полное товарищество, которое охватывает все настоящее и будущее имущество членов. Это наиболее древняя форма объединения.

Товарищество по какому-либо предприятию — ограниченное определенной сферой деятельности (напр. занятие определенной торговлей или производством)

Товарищество по доходам — ограниченное доходами и расходами, происходящими из возмездных сделок.

Образованное для исполнения единственного дела.

У римского товарищества не было юридического лица, из-за чего права и обязанности в отношении третьих лиц относились не к товариществу, а к отдельным его членам.

Время существования товарищества может быть ограничено сроком или продолжаться всю жизнь. Контракт не может быть передан наследникам, поскольку связан со свойствами личности в качестве основания. В случае смерти одного из членов, товарищество распадается и возможное соглашение о

противном, не имеет силы. Если оставшиеся члены товарищества пожелают его продолжать с наследником покойного, им следует заключить с ним новый контракт.

Помимо смерти и capitis deminutio одного из членов (т.е. ex personis из личных свойств) контракт, может быть расторгнут и добровольно: это происходит или вследствие обратного согласия, что есть общий принцип для всех консенсуальных контрактов, или вследствие одностороннего отказа, который напротив, оказывается исключительной нормой, поскольку очевидно,

что одна сторона не может разорвать контракт против желания другой.

Товарищество может распасться в силу объективных обстоятельств, таких как утрата цели, гибель капитала товарищества, наступившая имущественная несостоятельность одного из членов.

3.4.4. Договор поручения.

Это договор, по которому одна сторона (mandatarius, поверенный) обязуется безвозмездно совершить от имени и за счет другой стороны (mandator, доверителя) определенные непротивозаконные действия.

Безвозмездность есть существенное условие: внесение сюда вознаграждения превратило бы поручение в договор найма. Если поверенный получал за оказанную услугу какой-то подарок, это признавалось допустимым. К поверенному предъявлялись строгие требования относительно точности,

тщательности и заботливости в исполнении поручения.

Поручение может быть сделано исключительно в интересах доверителя, или в общих интересах доверителя и проверенного, или же доверителя и третьего лица, или поверенного и третьего лица, наконец, исключительно в интересах

третьего лица, поскольку и здесь также может присутствовать косвенный интерес доверителя, хотя бы как управляющего делами третьего, или его гаранта. Но ничтожным за отсутствие интереса оказывается поручение, которое выгодно одному только поверенному.

Предметом договора могли являться как юридические действия, так и какие либо услуги. Поверенный обязан был исполнить данное ему поручение в соответствии с указаниями доверителя. Лишь в некоторых случаях поверенному

давалось право отступать в интересах доверителя от его указаний.

Доверитель был обязан возместить поверенному понесенные издержки и обеспечить его средствами, необходимые для испо

лнения поручения. Подлежал возмещению также ущерб, понесенный поверенным по вине самого доверителя.

Договор поручения прекращался: если поверенный уже исполнил поручение; в случае отказа поверенного от исполнения договора; в случае смерти доверителя или поверенного.

Договор заключался на определенный и неопределенный срок, доверитель был в праве отменить поручение, а поверенный отказаться от него в любое время.

3.5. Безымянные контракты

Несмотря на связанное с ius gentium усвоение консенсуальных договоров, описанная до сих пор система контрактов оказалась в зрелую классическую эпоху недостаточной для все усложнявшихся деловых отношений, так что стала

ощущаться потребность юридически признать новые контрактные отношения, которые уже были широко распространенны на практике.

Римские юристы свели вновь образованные договоры в одну группу, получившую впоследствии название безымянных контрактов. Возникновение юридической силы безымянных контрактов приурочивалось к тому моменту, когда одна из сторон уже выполнила принятое на себя в неформальном соглашении

По мнению большинства исследователей, безыменные контракты с точки зрения основания и вместе с тем момента установления обязательства ближе всего стоят к реальным. Но от реальных их отличает то, что исполнение заключается не только в одной передаче и возврате вещи, но также и в совершении каких-либо действий.

Важной особенностью, отличающей безыменные контракты от всех остальных, является возможность контрагента, исполнившего обещание, требовать наряду с исполнением обязанности или возмещением убытков также и возврата сделанного предоставления. 1

Примерами безыменных контрактов могут служить договор мены и оценочный договор (немецкая школа рассматривает его как вид поручения). Все вышеперечисленные виды контрактов черпают силу из цивильного права, а не из преторского эдикта.

У римских юристов встречается противопоставление новых договоров, выходивших за рамки замкнутого перечня, таким договорам, которые “имеют своё название”. На этом основании была выделена категория contractus innominati, т.е. безымянные, непоименованные контракты.

В Дигестах Юстиниана они сведены к четырем основным типам: 2

do ut des: я передаю тебе право собственности на вещь с тем, чтобы ты передал мне право собственности на другую вещь;

do ut facias: я передаю тебе право собственности на вещь с тем, чтобы ты совершил известное действие;

facio ut des: я совершаю для тебя известное действие с тем, чтобы ты передал мне право собственности на известную вещь;

facio ut facias: я совершаю для тебя известное действие с тем, чтобы и ты совершил для меня какое-то действие.

За стороной, выполнившей свое обязательство и не получившей удовлетворения от другой стороны, было сохранено право взамен предъявления иска о понуждении контрагента к встречному предоставлению предъявить кондикционный иск о возврате исполненного первой стороной как

неосновательного обогащения, т.е. право отступиться от договора.

1) Договор мены по своему хозяйственному значению близок к договору купли-продажи. При купле-продаже обязательству одной стороны предоставить “в прочное обладание” другой стороне продаваемую вещь соответствует обязательство другой стороны уплатить цену; вещь как бы обменивается на деньги.

При договоре мены происходит обмен вещи на вещь; одна из сторон передает в собственность другой стороне определенную вещь, вследствие чего другая сторона становится обязанной передать в собственность первой стороне другую вещь.

2) Оценочный договор — такой договор, по которому определенная вещь передавалась одной из сторон другой для продажи по известной оценке с тем, чтобы другая сторона или предоставила первой сумму, в которую оценена переданная вещь, или возвратила самую вещь. Не было препятствий к тому,

чтобы лицо, принявшее вещь для продажи, оставило её за собой, уплатив контрагенту сумму оценки. Если лицу, принявшему вещь для продажи, удавалось продать её дороже оценки, излишек шел в его пользу.

3) Прекарий — в классическом праве это было безвозмездное и отзываемое по первому же желанию, пожалование вещи (первоначально недвижимости), с тем, чтобы прекарист пользовался ею как желает. Он становился владельцем,

но у лица совершившего пожалование имелся против него для возврата вещи интердикт о прекарном владении. В юстиниановском праве прекарий стал однимиз безымянных контрактов.

4) Transactio ( отказ от притязаний) -это отказ от требования, на который идет одна сторона, удовлетворившись получением меньшего по сравнению со своими первоначальными притязаниями, или частичный взаимный отказ сторон от существующих между ними обязательств с целью избежать

возникновения или продолжения судебной тяжбы. В классическом праве transactio не имела характера самостоятельной сделки, но была основанием

В юстиниановском праве контрагент, который отказался от части собственных притязаний, получал защиту от другого, не желавшего принимать во внимание совершенную transactio, с помощью иска посредством слов в исковом предписании, что и оправдывало включение этой схемы в число безымянных контрактов.

Контрактам противостояли пакты, которые, по общему правилу не пользовались исковой защитой. Отличие пактов от консенсуальных контрактов состоит в том, что к последним относятся только четыре определенных договора. Категория же пактов охватывает разнообразные соглашения за пределами защищенных ius civile контрактов.

В силу расширения гражданского оборота некоторые пакты получили юридическую защиту. В преторском эдикте, либо путем присоединения их (в качестве оговорки) к какому-либо контракту, либо путем признания в императорском законодательстве. Этот факт наделения некоторых пактов

исковой защитой послужил основанием для разделения их на pacta vestita (защищенные) и pacta nuda (голый пакт).1

В противоположность контрактам, под именем pacta были известны неформальные соглашения, не пользовавшиеся, по общему правилу, исковой зашитой.

Категория pacta охватывала самые разнообразные соглашения, какие только встречались в жизни, за пределами перечисленных выше контрактов, получивших защиту в нормах цивильного права.

Подобные документы

Римское право — основа многих современных правовых систем в сфере разработки существенных правоотношений простых товаровладельцев: покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство. Понятие договора по римскому праву: классификация, виды.

курсовая работа [32,8 K], добавлен 14.11.2013

Обязательственное право Древнего Рима. Классификация контрактов. Реальные контракты (Contractus innominati) и их основные виды: заем (mutuum), ссуда (commodatum), договор хранения или поклажи (depositum), залог (pignus). Наследие реальных контрактов.

реферат [30,6 K], добавлен 15.02.2008

Анализ понятия и сущности договора в гражданском праве. Характеристика классификаций договоров на основе различных критериев, их межотраслевые и внутриотраслевые связи. Виды смешанных договоров, их специфика. Особенности предпринимательского договора.

курсовая работа [66,9 K], добавлен 27.08.2012

Способы заключения договоров согласно современному российскому законодательству. Незаключенные и недействительные договоры, проблемы их правоприменения. Последствия незаключенных договоров, предметом которых является движимое и недвижимое имущество.

дипломная работа [140,3 K], добавлен 04.12.2011

Научно обоснованная система гражданских договоров и выработка рекомендаций, обеспечивающих ее адекватное применение на практике. Основные принципы и критерии построения системы (классификации) гражданских договоров. Системообразующие признаки договоров.

дипломная работа [145,8 K], добавлен 11.11.2013

Понятие и значение системы гражданско-правовых договоров, принципы построения соответствующей системы в гражданском праве России. Критерии их классификации, разновидности и отличительные особенности, права и обязанности сторон, принципиальные условия.

курсовая работа [34,5 K], добавлен 11.04.2016

Сущность понятия «договор». Основные критерии классификации договоров. Договоры консенсуальные и реальные, возмездные и безвозмездные. Юридические последствия того, что договор отвечает признакам публичного. Особенности договора в пользу третьего лица.

курсовая работа [42,1 K], добавлен 12.05.2012

Понятие и виды источников римского права. Средства защиты владения. Договоры: понятие и классификация. Литеральные контракты. Вербальные контракты. Реальные контракты. Contractus innominati. Консенсуальные контракты. Пакты.

контрольная работа [51,3 K], добавлен 28.08.2007

Понятие и значение системы гражданских договоров. Критерии формирования и принципы построения гражданских договоров. Системообразующие признаки договоров: направленность, субъективные особенности, предмет и возмездность (безвозмездность) договора.

дипломная работа [84,9 K], добавлен 01.07.2010

Понятие, сущность и виды договора в гражданском праве РФ, их место и положение в правовой системе страны, а также особенности и порядок заключения, изменения и расторжения. Анализ законодательства в области оформления гражданско-правовых договоров.

курсовая работа [41,8 K], добавлен 18.06.2010

Виды договоров в римском праве кратко

Отдельные виды обязательств

7.1. Вербальные контракты

Понятие вербальных договоров. Вербальные договоры (obligationes verbis contractae) — это контракты, заключаемые в словесной, устной форме (verbis — словами). Они известны уже по Законам XII таблиц, так как уже в то время приме нялась такая форма вербального контракта, как sponsio (древний вид стипуляции).

Вербальная форма возникла с развитием римского права с целью упростить процесс установления законного обязательства между сторонами в связи с тем, что в определенный момент сложная формализация процесса заключения договора стала мешать нормальному развитию хозяйственных отношений. С введением вербальных договоров перестали применяться символические жесты, публичные заявления, но сохранилась необходимость в устных ритуальных выражениях. Должнику необходимо было согласиться, что он принимает на себя определенное обязательство. Следует заметить, что ответ на вопрос буквально должен был совпадать в своей редакции с вопросом: «Вербальное обязательство возникает посредством вопроса и ответа, например: обещаешь ли дать? обещаю; дашь ли? дам; ручаешься ли? ручаюсь; сделаешь ли? сделаю» (Gai. 3. 175).

Наиболее распространенными вербальными договорами были: стипуляция (stipulatio), клятвенное обещание предоставить приданое (dotis dictio), обещание вольноотпущенника выполнить определенные обязательства в пользу домовладыки (iusiurandum liberti или promissio iurata liberti).

Стипуляции. Стипуляция (stipulatio) являлась обобща ющим названием для вербальных контрактов, заключаемых в форме произнесения торжественных слов. Стипуляция игра ла большую роль в римском обороте, так как все отношения можно облечь в форму вопроса и ответа. Стипуляция была двух видов — простой и сложной. Последняя использовалась для установления поручительства (adpromissio), представительства со стороны кредитора (adstipulatio).

Стипуляция — это односторонний контракт: обязательство возникало на стороне лица, давшего обещание, а кредитором могло быть только лицо, получившее обещание. Стипуляция использовалась для всех видов односторонних договоров. В редких случаях использовалась для двустороннего соглашения. В этом случае приходилось произносить две ритуальные фразы (две стипуляции) вместо одной. Стипуляция использовалась для прощения долга. Она применялась в устной и простой форме, поэтому ее стали использовать в целях новации. Стали заключаться стипуляции для того, чтобы прекратить уже существующее обязательство, поставив на его место новое.

Все ритуальные формулы стипуляции были точно определены. В Древнем Риме стипуляция заключалась только в форме sponsio и только римскими гражданами. Однако существовали физические ограничения даже для римских граждан на заключение стипуляции в связи с тем, что она была устным договором и не была доступна глухонемым, которые не могли слышать и отвечать на вопрос и давать ответ.

Исторически требования к ритуальным фразам изменялись. Если в Древнем Риме фразы были точно определены и ответ на вопрос должен был совпадать с вопросом («обещаешь? обещаю; дашь? дам; ручаешься? ручаюсь; сделаешь? сделаю»), то во времена императора Льва такое согласование было отменено, и основой для стипуляции (впрочем, как и для других вербальных договоров) стало выражение согласия сторон на сделку.

Стипуляция могла заключаться не только между кредитором и должником, но и с третьими лицами, гарантами одной из сторон. В таком случае устанавливалось поручительство, т. е. обязанность третьего лица за исполнение должником данного обязательства. Поручительство было распространенной формой обеспечения обязательств.

Существовало несколько форм поручительства — поручительство уплатить за должника (частная интерцессия), уплатить совместно с должником (кумулятивная интерцессия), уплатить в случае неисполнения должником обязательства (субсидиарная интерцессия). Наиболее распространенной была кумулятивная интерцессия, при которой кредитор по своему выбору мог требовать исполнения как от должника, так и от его гаранта. Это было невыгодно гарантам, и во времена Юстиниана ответственность поручителей было смягчена. Четвертая новелла Юстиниана устанавливает, что поручитель мог выставить возражение против иска, чтобы кредитор в первую очередь обратил взыскание на главного должника. Позже стипуляция стала допускать присоединение или к кредитору, или к должнику других лиц в качестве самостоятельных кредиторов или должников.

Предметом стипуляции могло быть любое дозволенное исполнение — денежная сумма или любые вещи. Важен был сам порядок заключения стипуляции, если необходимый порядок соблюдался, то обязательство возникало независимо от того, какое материальное основание привело стороны к заключению договора, какую хозяйственную цель они преследовали и достигнута ли цель, которую стороны имели в виду. В зависимости от предмета договора стипуляция могла быть:

— в случае, если должник брал на себя обязательство выплатить определенную сумму денег кредитору. Должник мог быть обязан выплатить эту сумму за покупку (договор купли-продажи), аренду (арендная плата), заем, возмещение ущерба и др. (stipulatio certae creditae);

— в случае, если предметом договора выступали индивидуально-определенные вещи или некое количество родовых вещей (stipulatio certae rei);

— во всех остальных случаях, когда долж ник обязывался сделать, совершить что-либо в пользу кредитора (stipulatio incerti).

Стипуляция была строго формализована. Должник признавался взявшим на себя только то обязательство, по поводу которого было им подтверждено согласие. Например, если погибала вещь, которая была предметом обязательства, то должник считался освобожденным от исполнения (но только если вещь погибла не по его вине, а ввиду непред виденных, форсмажорных обстоятельств).

Кредитор имел право требовать выполнения взятого должником обя зательства через суд. Он также мог попытаться доказать вину должника в гибели вещи (culpa infaciendo). Если вина должника в гибели вещи была доказана, то иск предъявлялся на тех же основаниях, как если бы вещь была цела. Иски, которые предъявлялись в суд, были абстрактными — не важно было, в связи с чем возникла стипуляция, имел значение лишь сам факт ее существования. Иск мог быть предъявлен в течение двух лет со дня заключения стипуляции.

При stipulatio certae creditae величина долга устанавливалась заранее сторонами, и суд лишь присуждал должника к исполнению; при stipulatio certae rei величина исполнения (денежная стоимость вещи) определялась судом; а при stipulatio incerti суд определял и денежную стоимость и возможность натурального исполнения долга.

В связи с абстрактным характером стипуляции и возникновением обязательства непосредственно в момент заключения устного договора могли возникнуть различные некомфортные для сторон ситуации. Например, если стипуляция была совершена с целью предоставления займа должнику, но кредитор не передал ему этих денег, то по закону обязательство все равно возникало. Кредитор мог пойти в суд с требованием к должнику, и тому оставалось только защищаться, доказывая, что кредитор желал нажиться на сделке. Однако, если должник был обманут и понимал, что кредитор не собирается давать ему деньги взаймы, он самостоятельно мог отойти от сделки и первым оспорить заем в суде по средством иска.

Другие формы устных договоров. Специфическую разновидность вербальных (устных) договоров представляет назначение приданого (dictio dotis). Предполагают, что первоначально это было специальное выражение воли, делавшееся при обручении, совершавшемся в форме sponsio и носившем наименование sponsalia, почему эта специальная оговорка называется lex sponsalibus dicta. Такого рода обещание получало санкцию в форме actio ex sponsu. С тех пор как договор обручения не стал пользоваться исковой защитой, обещание установить приданое приобрело самостоятельное значение, как отдельная форма устного договора.

В отличие от стипуляции dotis dictio не содержала в себе вопроса и ответа; здесь было устное заявление — обещание установителя приданого и выражение согласия со стороны того, в чью пользу это обещание давалось.

Существовала и такая форма устного договора, как клятвенное обещание услуг со стороны вольноотпущенника по отношению к его патрону, отпустившему его на свободу (jurata operaram promissio). Вообще говоря, на вольноотпущеннике лежала обязанность проявлять преданность и вытекавшие из нее услуги своему патрону (operae officiales). Эта обязанность приобретала юридический и исковой характер только тогда, когда вольноотпущенник принимал на себя спе циальное обязательство этого рода, которое скреплял присягой или клятвой. На этой почве для патрона, несомненно, открывалась возможность эксплуатации вольноотпущенника.

7.2. Литеральные контракты

Понятие литеральных договоров. Литеральный договор — это контракт, заключаемый в письменной форме. Письменная форма для них была обязательной. Считалось, что договор заключен и обязательство установлено, если составлен письменный документ. Такая форма письменного контракта возникла в практике римского права в III–II вв. до н. э., однако в Риме не прижилась и связывалась только с деятельностью хозяйственных предприятий, требовавших учета обязательств для облегчения осуществления своей деятельности.

Учет денежных операций предприятия велся в приходно-расходных книгах кредитора и должника, в которых делались записи одолженной суммы как уплаченной должнику — в книге кредитора и как полученной от кредитора — в книге должника. В этом соответствии и выражалось их соглашение.

Expensilatio или nomina transcriptia. Древнейшим видом литерального договора был expensilatio или nomina transcriptia, при котором обязательство фиксировалось путем вне сения его в приходно-расходные книги. Домовладыка вел учет своих расходов и поступлений в свой бюджет в специальной приходно-расходной книге (codex accepti et expensi), занося туда имена своих должников. Запись сама по себе не устанавливала долг, а лишь регистрировала его, долг же возникал вследствие передачи денег. Если по какому-нибудь соглашению с должником долг регистрировался кредитором как уплаченный и при этом денежный заем заносился должником в его собственную книгу как полученный, то из этого вытекал литеральный контракт.

Гай говорит о двух формах записей: «Обязательство устанавливается в письменной форме, например посредством перезаписанных требований. Перезаписанное же требование возникает двумя способами: или от дела к лицу, или от лица к лицу. От дела к лицу перезапись производится, если, например, то, что ты будешь должен мне на основании купли, или найма, или договора товарищества, я запишу тебе в долг. От ли ца к лицу перезапись производится, если, например, то, что мне должен Тиций, я запишу в долг тебе, то есть если Тиций делегирует тебя мне» (Gai. 3. 128–130).

Итак, письменные договоры, фиксирующие долг, могли возникать: «от вещи к лицу» (a re inpersonam) из долга вследствие купли, найма или товарищества и переписывались в качестве долга лица; «от лица к лицу» (apersona inpersonam), когда одно лицо передает другому долг третьего лица.

Требования по литеральным контрактам защищались исками. Как уже было сказано выше, записи в расходной книге кредитора должна была соответствовать запись в приходной книге должника. Только в этом случае запись кредитора становилась доказательством долга: «Иное основание имеют те записи требований, которые называются кассовыми. Ведь при них обязательство основано на передаче вещи, а не на письме, ибо они имеют силу, не иначе как если отсчитаны деньги; упла та же денег создает реальное обязательство. По этой причине мы правильно скажем, что кассовые записи не создают никакого обязательства, но составляют доказательство уже установленных обязательств» (Gai. 3.131).

К концу классического периода литеральные контракты вышли из употребления, слившись с письменной стипуляцией.

Синграфы и хирографы. Синграфы (syngrapha) представляли собой документ, составлявшийся в третьем лице (такой-то должен такому-то такую-то денежную сумму); этот документ составлялся в присутствии свидетелей, которые и подписывали его вслед за тем, от чьего имени он составлялся. Эта форма письменных обязательств получила очень большое распространение уже в конце республики на почве процентных займов, заключавшихся между римскими ростовщиками и провинциалами.

В императорский период syngrapha стали менее употребительным видом письменного обязательства; на первый план выступили хирографы (chirographa). Это был документ, составлявшийся в первом лице («я, такой-то, должен такому-то столько-то») и подписывавшийся должником. Первоначально это был документ, имевший только значение доказательства, но затем с ним стали связывать значение источника самостоятельного обязательства: подписавший документ обязан платить по нему.

Эту новейшую форму письменных договоров Гай поясняет так: si quis debere se aut daturum se scribat; ita scilicet st eo nomine stipulatio non fiat, т. е. если кто пишет в расписке, что он должен нечто или что он предоставит то-то, то возни кает обязательство; Гай добавляет: разумеется, если не было по этому обязательству стипуляции (тогда основанием возникновения обязательства была бы стипуляция). Впрочем, в практике нередко в хирограф включалась оговорка о предшествующей стипуляции: получалось сочетание устной и письменной форм договора. Посредством этих документов устанавливались обязательства независимо от того, была ли фактически передана та сумма, которую обязуется уплатить подписавший расписку, и вообще не принимая во внимание основания (causa), по которому такая расписка выдавалась должником.

Естественно, что при социально-экономической зависимости от кредиторов должников, вынужденных прибегать к подобного рода обязательствам, на почве выдачи таких документов должны были нередко встречаться злоупотребления — безвалютные займы, когда кредиторы, не передав должникам валюты займа, тем не менее требовали ее возврата.

Гай называет этот род обязательств (т. е. позднейший пись менный договор в форме синографа или хирографа свой ственным (proprium)

перегринам (в том смысле, что возможность пользования старым литеральным контрактом для них была спорной, и это была единственно открытая для них форма письменного договора). Характеристика этой формы обязательства как свойственной перегринам может объясняться и тем, что эти обязательства возникли именно в практике перегринов.

7.3. Реальные контракты

Понятие реальных договоров. Эта группа договоров отличается от других прежде всего простотой порядка своего совершения. Чтобы заключить их, никаких формальностей не требовалось: достаточно соглашения и сопутствующей ему передачи вещи одним контрагентом другому. А при отсутствии строгой формы исключено и создание только на нее опирающегося обязательства. Отсюда вторая отличительная особенность реальных контрактов: они не могу быть абстракт ными и действительны лишь как имеющие под собой определенное основание.

В составе реальных контрактов римского права самостоятельное значение имели три договора — заем, ссуда, хранение. Все они получают исковую силу, т. е. с передачей имущества кредитором должнику; все они состоят в соглашении, обязывающего должника вернуть кредитору или те же вещи, которые он получил от кредитора при заключении договора, или такую же сумму подобных вещей.

Таким образом, реальные договоры — это договоры, в которых при соглашении сторон необходима передача вещи.

Договор займа. Заем (mutuum) — договор, в соответ ствии с которым одна стороны (за имодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или иные вещи, определяемые родовыми признаками, а заемщик по ис течении указанного в договоре срока обязан был вернуть такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода.

Договор займа характеризуют следующие особенности:

— договор приобретал юридическую силу с момента передачи вещи, по следовавшей после достигнутого соглашения между сторонами;

— по данному договору передавались вещи, имеющие родовые признаки, т. е. исчисляемые весом, мерой, числом (например, масло, вино);

— заимодавец передавал заемщику вещь в собственность, что предостав ляло возможность последнему свободно ею распоряжаться;

— договор заключался или на точно определенный срок или на неопреде ленное время. В последнем случае должник должен был возвратить вещь по требованию кредитора.

Договор займа — односторонний контракт: обязатель ство, возникавшее из договора, возлагалось лишь на должни ка. Что касается заимодавца, то он имел право требовать от заемщика взятой взаймы вещи.

Заем не устанавливал процентов с взятой суммы. Однако на практике стороны заключали вербальный договор о процентах. Размер процентов был различный: в классический период — 12 %, при Юстиниане — 6 % годовых. Запрещалось начисление процентов на проценты.

Риск случайной гибели полученной в заем вещи лежал на заемщике. Это вытекало из того, что предмет займа переходил в собственность заемщика. Поэтому если вещь погибла в результате стихийного бедствия, то заемщик не освобождался от исполнения лежащей на нем обязанности по возврату вещи.

Обычно должник составлял расписку в получении займа и передавал ее кредитору. Случалось, что расписка передавалась заимодавцу до получения предмета займа. Это приводило к тому, что заимодавец не передавал предмет займа, но требовал возврата денег или вещей. Когда такие факты стали приобретать массовое явление, на помощь должнику против недобросовестного кредитора пришло преторское право.

Так, если недобросовестный кредитор предъявлял иск, требуя возврата денег, которых он на самом деле не давал, ответчику давалось право возражения (exeptio doli), что означало обвинение в тяжкой недобросовестности. Кроме того, право предоставило должнику первым предъявить иск против недобросовестного кредитора о возврате ему расписки. Это был кондикционный иск об истребовании от ответчика неосновательного обогащения, ибо расписка предоставляла возможность недобросовестному кредитору требовать от должника возвращения не полученного им предмета договора.

Это интересно:  Передача прав по договору водопользования

Договор ссуды. Договор ссуды (commodatum) состоит в том, что одна сторона (ссудодатель, commodans) передает другой стороне (ссудопринимателю, commodatarius) индивидуально-определенную вещь для временного безвозмездного пользования с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования в целости и сохранности ту же самую вещь.

Подобно займу, договор ссуды также является реальным контрактом, т. е. обязательство из этого договора возникает лишь тогда, когда состоялась передача вещи ссудополучателю, пользователю.

Не всякая вещь может быть предметом ссуды: поскольку при этом договоре вещь передается во временное пользование с обязательством вернуть ту же самую вещь, естественно, что предметом ссуды может быть только индивидуально-определенная незаменимая и непотребляемая вещь; если, например, предметом договора является охапка дров на топку печи, то как только дрова сгорят, возврат тех самых дров, какие были получены, станет невозможным, и речь может идти только о возврате такого же количества таких же вещей (т. е. о займе). Нельзя дать в ссуду, говорит Ульпиан (id quod usu consumitur), вещи, которые при пользовании потребляются, — кроме тех исключительных случаев, когда вещи берутся только для выставки и т. п. (ad pompam vel ostentationem) (D. 13. 6. 3. 6).

Договор ссуды заключался так же, как и любой другой реальный договор, — посредством передачи вещи. Ссудополучатель получал право пользоваться (или не пользоваться) вещью по своему усмотрению, из влекать из нее доходы, однако он не мог передавать предмет ссуды третьим лицам.

Вещи, которые могли быть предметом договора ссуды, должны были обладать определенными признаками. Такими признаками были непо требляемость вещи при ее хозяйственном использовании и индивидуальная определенность вещи (дом, участок земли, хозяйственное орудие и др.). По договору ссуды могла быть передана вещь как находящаяся в гражданском обороте, так и изъятая из него. В отличие от договора займа предметом ссуды могла быть недвижимость.

При договоре ссуды ссудодатель не обязывался принимать особых забот о качестве вещи, которую он предоставлял ссудополучате лю. Вещь должна была исполнять оговоренную хозяйственную функ цию, но не было положения, что вещь должна исполнять ее наилучшим образом. Это связано с тем, что ссуда рассматривалась как безвозмездный договор и вариант хозяйственной благотворительности.

Договор ссуды несет ответственность (utilitas) только для одной стороны, ссудопринимателя. Тем не менее договор ссуды не является таким строго односторонним договором, как заем. Договор ссуды на стороне ссудодателя никогда не основывается на хозяйственной необходимости, это — дело доброй воли и долга ссудодателя. Поэтому он сам, оказывая эту любезность (по выражению римского юриста — благодеяние (beneficium)), определяет и форму, и пределы этой любезности (или благодеяния). Но раз ссудодатель любезность оказал, он уже связал себя: он не может по своему произволу прекратить договорное отношение, истребовать раньше времени предоставленную в пользование вещь и т. д. Таким произвольным действиям препятствует не одно только порядочное поведение, но и принятое на себя обязательство: юрист подчеркивает, что предоставление ссуды (commodatum) — сделка обоюдная и из нее возникают и иски у обеих сторон.

Разумеется, обязательство ссудополучателя — основное: во-первых, оно возникает всегда и безусловно — коль скоро получена во временное пользование чужая вещь, возникает непременно обязательство вернуть эту вещь; во-вторых, это обязательство основное, и по хозяйственному его значению — возврат вещи есть сущность всего возникающего отношения.

При договоре ссуды никакого эквивалента предоставлению вещи в пользование нет, так как пользование по этому договору предоставляется безвозмездно. Обязанность на стороне ссудодателя может возникнуть только случайно, если в самом предоставлении вещи в пользование будет заключаться вина ссудодателя, из которой для ссудополучателя возникли убытки. Для того чтобы взыскать со ссудодателя эти убытки, ссудоприниматель получал иск. Но этот возможный (эвентуальный), не безусловно возникающий иск римские юристы охарактеризовали и в самом его названии: если иски продавца и покупателя, наймодателя и нанимателя имели каждый свое наименование, отражавшее его самостоятельное значение, то здесь иск носил одно и то же название — actio commodati, причем иск ссудодателя назывался actio commodati directa, прямой, основной, а иск ссудопринимателя — actio commodati contraria, противоположный, обратный, встречный иск, который может возникнуть, а может и не возникнуть.

Ссудодатель несет ответственность лишь за умышленную вину и тяжкую провинность, но не за вину (culpa levis): вступая в договор без личной для себя выгоды, он, по принципам римского права, не может считаться обязанным принимать особо тщательные меры для ограждения интересов ссудопринимателя; если вещь и не первоклассных качеств, ссудоприниматель не имеет права на этом основании заявлять претензию ссудодателю; здесь применяются те же прин ципы, какие нашли выражение в правиле народной мудрости: «Дареному коню в зубы не смотрят».

Но если ссудодатель допускает вину, которая приравнивается к умыслу, он должен отвечать перед ссудопринимателем. Такое недобропорядочное отношение со стороны ссудодателя римский юрист признает, например, в тех случаях, когда ссудодатель, предоставив вещь в пользование на определенный срок, им же самим принятый, потом преждевременно и в неблагоприятный для ссудопринимателя момент (intempestive) прекратит пользование и отберет вещь: такое поведение недопустимо не только с точки зрения порядочности (officium), но оно противоречит и принятому по договору обязательству, в этом смысле договор ссуды приобретает черты двусторонности: geritur enim negotium invicem et ideo invicem propositae sunt actiones (сделка имеет взаимный характер, а потому и иски даются каждой стороне в отношении другой) (D. 13. 6. 17. 3).

Договор хранения. Хранение или поклажа (depositum) — договор, в соответствии с которым одна сторона (поклажеприниматель, депозитарий) получала от другой стороны (поклажедателя, депонента) индивидуально-определенную вещь и обязывалась безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить ее в целости и сохранности стороне, передавшей вещь на хранение.

Договор хранения — реальный контракт, обязательственные отношения возникали с момента передачи вещи. Поскольку предметом договора являлась индивидуально-определенная вещь, эта же вещь по окончании договора хранения должна была быть возвращена поклажедателю.

Хранение — безвозмездный договор, поэтому поклажеприниматель обязан хранить вещь как обычный человек и не должен принимать каких-либо специальных мер, если последние не предусмотрены в договоре. Отсюда, поклажеприниматель не нес ответственности за вред, если в его действиях была легкая небрежность. Однако если в действиях поклажепринимателя усматривалась грубая небрежность или умысел, он нес ответственность за вред, причиненный поклажедателю. Исключение из этого правила имело место в двух случаях: когда поклажеприниматель сам вызывался хранить вещь, и когда передача вещи имела место при чрезвычайных обстоятельствах, например при пожаре. В последнем случае ответственность хранителя повышалась, и он отвечал перед поклажедателем в двойном размере. В данном примере, как говорил Ульпиан, поклажедатель не имел возможности выбирать себе поклажепринимателя исходя из наименьшего риска для себя.

Как и при договоре ссуды, из хранения вытекало требование поклажедателя о возврате вещи, защищаемое прямым иском actio depositi direkta. Поклажеприниматель, не возвращавший вещь, подвергался бесчестию.

Если же поклажедатель при передаче вещи на хранение виновным обра зом причинял убытки поклажепринимателю, не знавшему о пороках вещи, то последнему предъявлялся иск о взыскании с поклажедателя убытков (actio depositi contraria).

Существовали следующие дополнительные варианты договора хранения:

— depositum irregulare («необычная поклажа») возникала в случае поклажи вещей, определенных родовыми признаками. В этом случае должник обязан был возместить любой ущерб, который был нанесен вещам во время хранения (уменьшение количества зерна, масла и т. п.). Если на хранение передавались незапечатанные деньги, то они поступали в собственность к поклажепринимателю (принцип смеше ния вещей), а поклажедатель приобретал право требования денежной суммы с процентами. Этот вид хранения был очень похож на договор займа;

— «горестная поклажа» (depositum miserabile) возникала в нестандартных обстоятельствах, при стихийных бедствиях, когда поклажедатель был вынужден прибегнуть к помощи хранителя из-за тяжелых условий и невозможности самостоятельно хранить вещь. Если поклажеприниматель наносил вещи какой-либо ущерб, то он возмещал убытки от незаботливого хранения в двойном размере (тогда как в обычной ситуации — в одинарном размере). Если же хранитель отказывался вернуть вещь, полученную в тяжелой ситуации, то вещь истребовалась посредством иска и он объявлялся обесчещенным.

— «секвестрация» (sequestrum) — это особый вид поклажи, когда на хранение сдавали вещь сразу несколько лиц сообща, а возвращалась вещь одному из этих лиц в зависимости от обстоятельств. «В собственном смысле в качестве секвестра передается на хранение вещь, передаваемая несколькими лицами солидарно для хранения и возврата на опреде ленных условиях» (D. 16. 3. 6). Секвестрацией пользовались при спорах о собственности, если продавец и покупатель хотели обезопасить себя от обмана со стороны друг друга, то вещь могла отдаваться на хранение вплоть до передачи денег. Если имущество передавалось на длительный срок, то хранитель мог получить право не только хра нить, но и управлять этим имуществом.

7.4. Консенсуальные контракты

Понятие консенсуальных договоров. Консенсуальный договор — это добровольное соглашение сторон в одном и том же деле, не требующее никаких формальностей. Консенсуальные договоры появились позднее остальных и утвердились приблизительно в III в. до н. э.

По порядку заключения они обладали еще большей простотой, чем контракты реальные. Здесь дело исчерпывалось одним только достигнутым сторонами соглашением, а передача вещи если и производилась, то не в целях заключения, а во исполнение уже заключенного договора. Тем самым консенсуальные контракты, как и реальные, не могли быть абстрактными и в своей действительности зависели от определенных оснований.

Консенсуальные договоры могли заключаться непосредственно сторонами или через посредников: «Нет сомнения, что договор товарищества мы можем заключить и посредством передачи вещи, и словами, и через вестника» (D. 17. 2. 4).

Предметом контракта должны были быть вещи, представляющие собой товар и находящиеся в коммерческом обороте (res in commercio). Если консенсуальный контракт не исполнялся, то предусматривались иски: actio empti для защиты покупателя и actio venditi для защиты продавца.

Римское право различало четыре вида консенсуальных договоров: куплю-продажу, наем, поручение, товарищество. Все они заключались через простое соглашение сторон о важнейших пунктах договора, в какой бы внешней форме ни проявилось это соглашение.

Купля-продажа. Купля-продажа (emptio-vendito) — это двухсторонний контракт, по которому продавец (venditor), принимает на себя обязанность передать вещь (res) или товар (merx) в обладание и господство покупателя (emptor), а покупатель принимает на себя обязательство уплатить за это условную цену в деньгах (pretium). Из такого соглашения возникают два иска «доброй воли». Этим иском он может требовать уплаты обещанной цены и возмещения необходимых или полезных для покупателя издержек, сделанных продавцом на вещь по заключении договора, но до передачи вещи покупателю. Покупатель предъявляет против продавца action emti. Этим иском он требует:

— передачи вещи со всеми ее плодами и приращениями;

— ответственности за все повреждения, которые продавец причинил вещи хотя бы легкой неосторожностью в обращении с нею;

— возмещения всех убытков, если продавец окажется несобственником вещи, а потому проданная им покупателю вещь затем была отнята у покупателя настоящим ее собст венником.

С течением времени стала признаваться ответственность продавца и за те недостатки вещи, о которых он не знал и не мог знать.

При несоблюдении продавцом обязанности гарантировать качество вещи покупатель мог требовать:

— «восстановления в первоначальном положении», т. е. расторжения до говора и возвращения ему денег; этот иск мог быть предъявлен в течение шести месяцев с момента совершения сделки. Восстановление в первоначальном положении требовалось посредством иска actio redhibitoria;

— уменьшения покупной цены соответственно выявившимся недостаткам товара — этот иск можно было предъявлять в течение года. Снижение цены истребовалось посредством исков о снижении покупной цены вследствие выявления недостатков вещи или простой иск о снижении покупной цены.

Продавец был обязан гарантировать, что он имеет право продавать вещь, является ее собственником или представителем собственника (т. е. в любом случае продавец отвечал за то, чтобы вещь была правомерно предоставлена покупателю). Если же вещь оказывалась несобственной, покупатель, к которому объявившийся собственник предъявлял виндикационный иск, в свою очередь имел право потребовать от продавца двукратного возмещения понесенного им ущерба (стоимости вещи).

Обязанностями покупателя являлись:

— оплатить товар в назначенной сумме денег и в срок. Интересно то, что покупатель, оплатив товар, не обязывался забрать его у продавца — это не отменяло куплю-продажу, и риск случайной гибели вещи возлагался на покупателя, так как юридически он уже был владельцем вещи, несмотря на то что еще не стал ее фактическим обладателем. «Со вступлением купли в силу риск возлагается на покупателя. Если в отношении проданного ясно, что это, каково оно и сколько, и имеется цена, и продажа является совершенной…» (D. 18. 6. 8);

— покупатель был обязан перед покупкой осмотреть вещь на предмет выявления ее недостатков, а также для того, чтобы удостовериться в ее качестве. Если вещь не была осмотрена покупателем по его воле, то она считалась как бы осмотренной при дальнейших разногласиях.

Следует заметить, что купли-продажи не возникало, если цена товара была выражена не в деньгах, а в другой вещи. Содержание договора и обязанности сторон были схожими с куплей-продажей, но уже гарантировать качество вещей и гарантировать собственность вещи были обязаны обе стороны, так как обе они передавали вещи. Такая сделка признавалась правом в качестве консенсуального договора «доброй совести» (bonafidei) или безымянного контракта. Мена (permutatio) состояла в том, что стороны договора обменивались не по схеме «товар—деньги», а «товар—товар»; происходил обмен правами собственности на две разные вещи. Если соглашение устанавливалось, а передача ни одной вещи не осуществлялась, то договор признавался ничтожным, так как для действительности мены было необходимо, чтобы хотя бы одна из сторон исполнила свое обязательство.

Договор найма. Этот договор состоит в том, что одно лицо обязуется предоставить другому свои вещи или свой труд, а другое лицо (контрагент) обязуется за это уплатить вознаграждение. Различаются три вида найма.

1 . Наем вещи (locatio-conductio rei) — это наем одним лицом у другого лица одной вещи или нескольких определенных вещей во временное пользование на определенный срок и за определенную плату.

Предметом найма могли быть движимые вещи, которые не принадлежат к числу потребляемых, а также недвижимые вещи. Отдавать внаем можно было как свою собственную вещь, так и вещь, принадлежащую третьему лицу. Помимо материальных вещей внаем могли сдаваться и нематериальные вещи, например узуфрукт. Вместе с вещью передавались ее принадлежности.

Срок не являлся обязательным элементом договора найма. Договор найма считался действительным с момента соглашения, и обязанности сторон определялись также с момента соглашения: даже если исполненная работа погибнет или не состоится без вины подрядчика, наниматель обязан оплатить ее полностью в соответствии с первоначальным соглашением.

Обязанностью арендодателя было обеспечение беспрепятственного пользования вещью: «Нанимателю дается actio conducti. Этот иск он получает почти только по следующим основаниям: например, если для него оказывается невозможным пользование (быть может, потому, что ему не предоставляется владение всем участком или частью его, либо если не ремонтируется дом, стойло или то место, где ему нужно разместить стадо); тем же иском может воспользоваться наниматель и в том случае, если ему не предоставляется то, что специально предусмотрено содержанием договора» (D. 19. 2. 15. 1).

В отличие от договора ссуды наем вещей не обязывает наймодателя воз мещать издержки по содержанию вещи, поскольку это договор возмездный и поддержание вещи в нормальном состоянии лежит на наймополучателе. С другой стороны, наниматель обязан был использовать вещь надле жащим образом и отвечать за ее сохранность. Наниматель вещи не нес ответственности за неизменность физического состояния вещи: смысл договора заключался в использовании, что предполагало возможность изнашивания. Улучшение вещи, не вызванное необходимостью, не оплачивалось, ухудшение расценивалось по мере этого изменения вещи. В процессе найма допускалось изменение условий найма в пользу нанимателя по его одностороннему требованию; изменение в пользу наймодателя (либо нанявшегося) не допускалось. Наниматель мог отдать нанятую вещь в поднаем, если наймодатель не оговорил, что он запрещает делать это. Ответственность за вещь остается у нанимателя, он отвечает за ее сохранность и возвращение наймодателю. Поднаниматель в свою очередь отвечает перед нанимателем.

Срок найма вещи не являлся обязательным элементом договора, стороны могли в любой момент отойти от контракта. Если договор расторгался одной из сторон, она должна была учитывать мнение контрагента и не причинить ему этим расторжением большого вреда.

При установлении срока действия договора если по истечении его ни одна из сторон не проявляла желания действительно прекратить отношения по найму, то договор считался продленным.

2. Договор подряда (locatio-conductio operis) — это договор, по которому одна сторона (подрядчик — locator) обязуется выполнить определенную работу (opus) по заданию другой стороны (наниматель, заказчик — conductor), а заказчик обязуется оплатить выполненную работу. «Выражение “locatio-conductio operis”, по словам Лабеона, означает такую работу, которую греки обозначают термином “законченный труд”…» (D. 50. 16. 5. 1). Таким образом, договор подряда заключался именно под выполнение определенной работы, а целью было именно получение законченного результата работы.

Нанявшийся исполнять определенную работу должен был выполнять именно то, что было указано в договоре найма. Работа могла состоять в обработке земли, создании какой-либо вещи и др. Главное условие, которое должно было быть достигнуто, — это конечный определенный результат работы (например, готовое изделие). Вещь могла изготавливаться как из материала заказчика, так и из собственного материала подрядчика. В случае изготовления изделия из материала подрядчика договор оказывался схожим с договором купли-продажи; этот спорный момент прорабатывался римскими юристами, и некоторые считали, что действительно следует приравнивать такой договор подряда к покупке готового изделия.

Подряд заключался на определенный срок (выполнение определен ной работы), если же срок не был установлен, то считалось, что работа должна быть выполнена в разумный срок, который обычно необходим для выполнения такой работы. Оплата обычно осуществлялась в момент передачи готового изделия заказчику. Вознаграждение обычно составляло обговоренную денежную сумму, но также могло быть получено и какими-либо вещами, т. е. натурально.

В случае гибели вещи до передачи заказчику ответст венность ложится на подрядчика, если же он уже передал вещь — на заказчика.

3. Договор найма услуг (locatio-conductio operarum) — это договор между наемным рабочим и нанимателем, по которому рабочий предоставляет рабочую силу, а работодатель использует ее, оплачивая рабочее время.

Это был срочный договор. Так же как и другие договоры найма, он автоматически продлевался, если стороны по истечении срока договора не проявляли желания расторгнуть его. Оплата по договору могла производиться как после выполнения работы, так и через определенные промежутки времени (например, ежедневно). Наемный рабочий не отвечал за простой, если наниматель не мог использовать рабочую силу эффективно, то наниматель должен был оплатить работнику его простой: «Нанявшийся должен получить наемную оплату за все время найма, если от него не зависело то обстоятельство, что ему не пришлось предоставлять услуги» (D. 19. 2. 38). Если же нанявшийся по личным причинам (болезнь, другие обстоятельства) не мог выполнять работу, для которой его наняли, то он не получал оплаты за пропущенное время.

Наемный работник мог защищать свои права посредством actio locati, а наниматель — посредством actio conducti.

Такой договор не получил широкого распространения, так как в Риме практически у каждого свободного человека в распоряжении были свои рабы, и не было смысла заказывать работу посторонним лицам.

Договор товарищества. Товарищество (societas) — договор, в соответствии с которым двое или несколько лиц объединяли имущественные вклады или личную деятельность (или то и другое) для осуществления общей хозяйственной цели, не противоречащей праву и нравственности.

Основным элементом договора товарищества являлось достижение общей хозяйственной цели, к которой стремились товарищи. В зависимости от цели, которую преследовали члены товарищества, эти товарищества были следующих видов:

1) товарищества по совместному проживанию и деятельности (societas omnium bonorum). Этот вид предполагал установление права общей собственности всех участвовавших в товариществе лиц на настоящее, будущее и случайно приобретенное имущество;

2) производственные, или доходные, товарищества (socie tas guaestus). Члены таких товариществ объединяли имущество, предназначенное для про изводственной деятельности, а также все приобретения, получаемые в ходе соответству ющей деятельности (исключение составляли случайные по ступления);

3) производственные, или товарищества какого-нибудь дела (societas negotiationis). Эти товарищества устанавливались, когда члены товарищества вносили часть своего имущества, необходимого для занятия определенным видом хозяйственной деятельности (например, доставкой грузов, строительством жилых объектов). При данной форме деятельности объединялось имущество, необходимое для достижения производственной цели, а также все полученное в ходе деятельности;

4) производственные, или товарищества одного дела (societas unius rei). Они создавались для осуществления единичного мероприятия, например строительства отдельного объекта. Соглашение товарищей устанавливало выделение части имущества, необходимого для выполнения работы с целью получения общих доходов.

Товарищество не являлось самостоятельным субъектом права, т. е. юридическим лицом. Субъектами права являлись товарищи. Каждый из них действовал от своего имени, имел права и нес обязанности.

Все виды договора товарищества включали соглашение о вкладах товарищей. Вклады могли быть денежные, имущественные или в виде услуг (профессионального умения). Равенство вкладов не являлось необходимым. При отсутствии в договоре ссылки на размер вкладов они предполагались равными.

Одной из важных частей договора являлось участие товарищей в доходах и расходах. Если в договоре отсутствовало соглашение о доходах и расходах, то они распределялись в равных долях. Было возможным заключать договор на условиях, когда один из участников получает большую часть доходов и несет меньшую долю расходов. Другой же имеет меньшую часть доходов, зато несет большую долю расходов. Вместе с тем римское право признавало, что недопустим договор товарищества, в силу которого один из участников участвует только в получении доходов и не несет никаких расходов.

Риск случайной гибели вещей — вкладов по договору товарищества ложился на всех участников договора: в отношении индивидуальных вещей — с момента заключения договора, в отношении вещей, определяемых родовыми признаками — с момента их передачи. Риск случайной гибели вещей, поступающих при ведении дел товариществом, также несли все товарищи.

Договор товарищества порождал взаимные права и обязанности.

Обязанности товарищей сводились к следующему:

— внесение в товарищество всего имущества (для товарищества по совме стному проживанию и деятельности) или части имущества (для товарищества другого вида);

— хозяйское и заботливое участие в управлении и производственной деятельности товарищества. Товарищ отвечал перед другими товарищами за любую степень вины, в том числе за легкую небрежность. Небрежность определялась таким критерием, как отношение к собственным делам. Гай указывает, что товарищ должен проявлять такую заботливость, какую он обычно проявляет к своим делам. Поэтому, если товарищ относится к делу с такой же беззаботностью, с какой ведет собственные дела, он не нес ответственности;

— предоставление в распоряжение других товарищей своего дохода;

— участие в расходах.

Товарищи имели следующие права:

— требовать от других внесения в товарищество договорного имущества;

— участвовать в управлении и хозяйственной деятельности товарищества;

— получать доходы и возмещать расходы товарищества.

Для осуществления своих прав каждый из товарищей в отношении других товарищей имел иск, сопровождавшийся бесчестием для присужденного по этому иску.

Договоры товарищества могли быть постоянные, срочные и обусловленные. Срочные и обусловленные договоры прекращались по истечении срока или по выполнении условий. Все договоры товарищества прекращались:

— со смертью одного из товарищей, если оставшиеся участники договора не заключили нового договора товарищества;

— в результате гибели всего имущества товарищества;

— вследствие разрозненных действий товарищей;

— по судебному решению;

— по соглашению всех участников товарищества;

— при одностороннем отказе товарища от договора. Односторонний отказ от договора товарища недопустим, если это связано со стремлением получить какие-либо доходы или если это нанесет непредвиденный ущерб другим товарищам. Если ущерба избежать нельзя, то расторгающий договор не имел права участвовать в разделе доходов товарищества, но обязан был нести всю тяжесть ущерба, наносимого своим действием.

Договор поручения. Договор поручения состоит в том, что мандатарий обязывался перед мандантом безвозмездно (в отличие от договора найма) исполнить какое-либо поручение манданта. Мандант мог требовать от мандатария выполнения поручения со всей заботливостью хорошего хозяина, т. е. отвечая за убытки, которые произойдут хотя бы от легкой его небрежности; сверх того, мандатарий был обязан выдать манданту все, что он приобретал от исполнения мандата.

Предметом договора являлись как юридические действия, так и какие-либо услуги. Такие действия и услуги не должны были быть про тивозаконными (например, поручение совершить кражу). Чаще всего договор поручения заключался для управления имуществом доверителя, совершения строго определенных однократных действий, например дать в долг третьему лицу, в этом случае доверитель обычно выступал в качестве гаранта.

Срок договора поручения мог быть определенным или неопределен ным. Если срок не был определен, то доверитель был вправе отменить поручение, а поверенный — отказаться от выполнения поручения в любое время.

Обязанностью поверенного было исполнить данное ему поручение полностью и в соответствии с указаниями доверителя. В некоторых случаях поверенному давалось право отступать в интересах доверителя от его указаний. Поверенный мог исполнить поручение как лично, так и попросив об этом третье лицо: «Susceptum (mandatum) consummandum… est, ut aut per semet ipsum aut per ahum eandem rent mandator exsequatur» — «Принятое на себя поручение нужно выполнять… так, чтобы лично или через другого исполнить порученное дело» (J. 3. 26. 11). Поверенный обязан был передать доверителю результаты исполнения, если таковые имелись, и отчитаться перед ним.

Поверенному доверитель возмещал понесенные издерж ки и обеспечивал средствами, необходимыми для исполнения поручения. Возмещался даже ущерб, понесенный поверенным по вине самого доверителя.

Прекращался договор поручения в случаях:

— исполнения поручения поверенным;

— отказа поверенного от исполнения договора;

— смерти одной из сторон (доверителя или поверенного). Для защиты прав как доверителя, так и поверенного применялся иск actio mandati.

Для доверителя этот иск назывался actio mandati directa, а для поверенного — actio mandati contraria. Если по actio mandati directa поверенный признавался виновным, то он объявлялся обесчещенным.

Безыменные контракты. Образовав самостоятельную группу договоров, безыменные контракты применялись в разнообразных конкретных ситуациях. Наиболее существенны три их типа: мена, прекарий и так называемый оценочный договор.

1. Мена — договор, опосредовавший обмен вещи не на деньги, а другую вещь.

2. Прекарий юридически закреплял передачу вещи одним лицом в бесплатное пользование другого, обязанного возвратить ее по первому требованию передавшего.

3. Оценочный договор применялся в отношении крупного торговца с мелким. Первый передал второму вещь с обозначением ее цены. Если второму продать вещь по указанной цене не удавалось, она подлежала возврату; если продажа состоялась по точно обусловленной цене, собственнику передавались все вырученные от продажи деньги; если реализация вещи производилась по более высокой цене, продавец оставлял себе разницу, передавая собственнику проданной вещи денежную сумму, равную определенной цене.

Безыменные контракты возникали тогда, когда одно лицо передавало в собственность другому какую-либо вещь или совершало действие с тем, чтобы другое лицо предоставило другую вещь или совершило какое-либо действие.

Безыменный контракт приобретал юридическую силу с того момента, как только одна сторона выполнила действие или передала вещь. Стороне, исполнившей обязательство, первоначально стали предъявлять кондикционный иск для истребования вещи, переданной другой стороне. Позже сторона, исполнившая обязательство, предъявляла договорный иск (actio in factum) для понуждения второй стороны к исполнению обязательства. В кодификации Юстиниана для защиты требований, возникавших из безыменных контрактов, были объединены цивильный и преторский иски.

По общему правилу голое соглашение обязательства не создавало. Учитывая, однако, настоятельные потребности экономического оборота, римляне со временем предоставили исковую защиту отдельным соглашениям, хотя они не охватывались признанным перечнем консесуальных контрактов. Такие соглашения, получив наименование защищенных пактов, приобрели юридическую силу одного из оснований возникновения обязательств договорного характера.

Принято различать несколько основных видов защищенных пактов, применявшихся в классическом периоде, — дополнительные и преторские. Дополнительные пакты представляли собой соглашения, при помощи которых к уже заключенному между сторонами договору присоединялось какое-то новое условие. Заключенное соглашение опиралась на юридическую защиту лишь тогда, когда он облегчал положение должника, сокращая объем лежащих на последнем обязанностей. Преторские пакты (клятвенное соглашение, соглашение об установлении денежного долга и др.). Некоторые обязательственные договоры не получили силы по гражданскому праву, но снабжены были юридической защитой в преторском эдикте. Во всех случаях, в сущности, претор не столько заботился о придании обязательной силы состоявшемуся соглашению, сколько о репрессии акта, представлявшегося ему нечестным и неодобрительным.

Преторские пакты были представлены тремя категориями соглашений: constitutum debiti, receptum, pactum iurisiurandi.

Соглашение, в соответствии с которым должник брал на себя обязательство уплатить уже существующий свой или чужой долг (constitutum debiti), заключалось в том, что подтверждая собственный долг, должник просил об отсрочке, с чем истец соглашался. Если впоследствии долг не возвращался, то он на основании со глашения взыскивался с должника. Кроме того, с него дополнительно в виде штрафа взыскивалась половина суммы долга. Если первоначально данная категория соглашения касалась лишь денежного долга, то в период Юстиниана она стала распространяться на другие вещи. При этом, заключая соглашение, можно было изменять предмет долга (вместо одной вещи возвратить другую).

Что касается обязательства уплатить чужой долг, то это было не что иное, как поручительство. Принятие (receptum) включало три вида пактов: а) соглашение об исполнении роли третейского судьи; б) соглашение с хозяевами судов, содержателями гостиниц и постоялых дворов о сохранности вещей проезжих; в) соглашение банкира об уплате за клиента долга третьему лицу.

Соглашение об исполнении роли третейского судьи заключалось между третейским судьей и спорящими сторонами, достигшими соглашения о пере даче спора на рассмотрение арбитра. Данное соглашение возлагало на арбит ра обязанность рассмотреть спор. За уклонение без уважительных причин от рассмотрения спора третейский судья подвергался штрафу.

Соглашение с хозяевами судов, содержателями гостиниц и постоялых дворов о сохранности вещей проезжих сводилось к тому, что отмеченные ли ца принимали на себя ответственность за сохранность имущества клиентов. Ответственность этих лиц наступала даже в отсутствие вины. Лишь в силу случайного бедствия ответственность не наступала. Для защиты потерпевших претор использовал персекуторный иск.

Соглашение банкира об уплате за клиента долга третьему лицу являлось неформальным соглашением между банки ром (менялой) и клиентом, служащим целям поручитель ства. В данном случае поручителем клиента перед третьим лицом выступал банкир. Механизм этого соглашения был следующий: если у клиента банкира не было средств для оплаты, он предлагал третьему лицу получить долг с банкира. В случае отказа банкира от платы, клиент получал против него actio recepticia.

Pactum iurisiurandi — добровольное соглашение, в силу которого истец обещает не взыскивать с должника по обязательству, если должник присягнет, что он ничего не должен. Равным образом, должник обещает исполнить требование кредитора, если тот даст присягу, что его требование обоснованно и сохраняет силу. Данное соглашение пользовалось преторской защитой, если сторона в дальнейшем не будет соблюдать данную ею присягу.

Императорские пакты появились в период поздней империи и представляли собой неформальные соглашения, из которых вытекали обязательства, защищаемые правовыми средствами, исходящими от императора. Таким средством являлся кондикционный иск. Наиболее известные император ские акты: compromissum, pactum dotis, pactum donationis.

Compromissum — соглашение, в соответствии с которым две стороны ре шение какого-либо спора передавали избранному им третейскому судье и были обязаны подчиняться вынесенному решению. Исполнение данного соглашения обеспечивалось тем, что стороны пере давали спорную вещь или денежную сумму третейскому судье. Последний должен был передать ее стороне, в чью пользу будет решен спор. За неисполнение решения третейского судьи с виновного взыскивался штраф.

Pactum dotis — неформальное соглашение между лицом, вступающим в брак, и лицом, обещающим передать ему приданое. На основе данного соглашения вступающий в брак (муж) предъявлял кондикционный иск, в соответствии с которым имел право требовать выплаты приданого.

Pactum donationis — неформальное соглашение о дарении, в соответствии с которым одна сторона (даритель) предоставляла другой стороне (одаряемому) вещь или право требования с целью проявить щедрость в отношении одаряемого.

В древний и классический периоды дарение приобретало юридическую силу лишь тогда, когда оно было облечено в форму стипуляции. Неформальное дарственное действие не имело юридической силы. Закон ограничивал размер дарения, за исключением дарения в пользу ближайших род ственников. Магистратам запрещалось принимать подарки от населения провинций; были запрещены дарения между супругами. Правда, такие дарения приобретали юридиче скую силу, если даритель умирал до отмены дарения.

В императорскую эпоху дарение было признано источником обязательства как pactum donationis. После заключения соглашения о дарении одаряемый имел право требовать передачи предмета договора. Даритель мог отказаться от передачи вещи, денег и т. п., если это влекло за собой угрозу для его существования или существования его семьи. Кроме того, основаниями для отмены дарения могли явиться неблагодарность одаряемого; отказ одаряемого от указаний дарителя, данных последнему в момент дарения; рождение у дарителя после обещания или вручения дара ребенка. Требовать отмены дарения имели право также наследники дарителя, если дарение уменьшало их наследственную часть имущества.

7.6. Обязательства как бы из договоров

Обязательства «как бы из договора» возникали, если между сторонами устанавливались соглашения, напоминающие договорные обязательства, но стороны не заключали ни один из перечисленных выше договоров. Основными видами обязательств из таких «как бы договоров» являлись ведение чужих дел без поручения (negotiorum gestio) и обязательства из неосновательного обогащения.

Ведение чужих дел без поручения — один из видов квазидоговора, который состоит в том, что некто берется за ведение чужих дел без всякого поручения и со стороны их хозяина. Из этого возникают взаимные обязательства между хозяином дел и лицом, которое взялось за их ведение. Хозяин может требовать, чтобы гестор (ведущий дела), взявшись за его дела, вел их с заботливостью хорошего хозяина и отвечал за всякую небрежность со своей стороны, а гестор может требовать от хозяина дела (dominus), в свою очередь, возмещения всех тех издержек, которые он предпринял, руковод ствуясь правильно понятыми интересами хозяина дела, хотя бы эти издержки без вины со стороны гестора не привели к желаемым результатам. Эти взаимные обязательства возникают при полном отсутствии предварительного соглашения между хозяином дела и гестором и поэтому не относятся к числу обязательств из контракта; но они имеют сходство с теми обязательствами, которые возникают из договора поручения.

Таким образом, необходимыми условиями возникновения обязательств являлись:

— дело, осуществляемое гестером, должно быть чужим, т. е. представлять собой распоряжение не своими, а чужими правами (ремонт чужого дома);

— осуществление лицом каких-либо действий в пользу другого лица должно иметь место по собственной инициативе исполнителя, без предварительного согласования с хозяином дела. При этом не имели значения мотивы, которыми руководствовалось лицо, ведущее чужое дело: общественный ли это долг, моральные или личные соображения;

— действия, совершаемые гестером, должны осуществляться для пользы противоположной стороны (хозяина дела).

Эти действия распространялись на имущество и права лиц, отсутствовавших в месте нахождения имущества или неспособных в силу тех или иных препятствий позаботиться о себе.

Иски из неосновательного обогащения (cоndictiones sice causa) — это так называемые кондикции, которые имеют своим предметом возврат неосновательного обогащения за чужой счет. Неосновательное обогащение получается в том случае, если из имущества одного лица переходит в имущество другого лица какая-либо ценность, и затем оказывается, что для удержания этой ценности получателем нет достаточного юридического основания. При таких условиях обогащение за чужой счет должно быть возвращено, для чего потерпевший может предъявить к обогатившемуся в зависимости от обстоятельств одну из следующих абстрактных индикций:

1) платеж не существующего долга (cоndictio indebit): в ошибочном убеждении, что я вам должен, я вам уплачиваю; теперь я могу уплаченное потребовать обратно. Если обогащение лица было связано с его недобросовестными действиями, это лицо было обязано полностью возместить ущерб. Однако если к обогащению привела ошибка, то обогатившийся обязан был лишь возвратить обогащение;

2) если что-либо предоставлено в ожидании наступления в будущем известного дозволенного результата, а затем этот результат не наступает (cоndictio causa data causa nоn secuta). Получивший принуждается к возврату неосновательного обогащения данной кондикцией;

3) передано что-либо для цели, запрещенной законом или для цели, противоречащей нравственности (cоndictio ob injustam или ob turpem causam). Предметом таких исков было возвращение похищенного имущества, а в случае случайной гибели — возмещение наивысшей цены вещи за время между похищением и присуждением. Виновный возвращал не только полученные плоды, но и все то, что собственник мог получить, если бы он владел вещью;

4) другие случаи, которые нельзя было подвести под перечисленные кондикции, оставались под общим именем соndictiones sice causa (например, случай займа у малолетнего: заем как договор недействителен, но взявший все же обогатился (sice causa)).

7.7. Обязательства из деликтов и как бы из деликтов

Под деликтом (delictum) понимается всякое правонарушение, причиняющее вред отдельному лицу, его семье или имуществу, всякое нарушение права или запрета. В результате деликта возникают новые права и новые правовые обязанности (obligationes ex delicto). К главным деликтам цивильного права относились: кража (furtum), обида (iniuria), повреждение или уничтожение чужого имущества (damnum iniuria datum).

Принципиальное положение заключается в том, что в древнейший период деликты носили частноправовой характер. Это означает, что виновного преследует не государст во, не органы власти, а сам потерпевший. Пострадавшему предъявляются иски из правонарушений (actiones ex delicto). В 287 г. до н. э. закон Аквилия установил ответственность за уничтожение и повреждение чужих вещей. Причем не имело значения, каким именно способом вещь была уничтожена или повреждена: испорчена, сожжена, разрушена, сломана, разорвана, разбита, разлита. По этому закону, если кто противозаконно убил чужого раба или чужое четвероногое животное (лошадь, быка, овцу, мула, осла), то он обязан был уплатить хозяину высшую цену, которую вещь имела в течение последнего года. А если кто только ранил чужого раба, или животное, или уничтожил какую-либо иную вещь, то он обязан возместить хозяину высшую цену, какую такая вещь имела в течение последнего месяца. Ответственность по данному закону наступала как в случае умышленных действий (dolus), так и в случае простой небрежности, т. е. легкой неосторожности (culpa levis) со стороны причинителя. Имелось в виду повреждение телесной вещи, совершенное непосредственным физическим воздействием виновного на нее.

В период поздней республики и империи обязательства, возникающие из правонарушений, претерпели ряд изменений. Если по цивильному праву, как явствует из Законов XII таблиц, всякое причинение вреда, независимо от того, совершено оно по вине или без вины, должно было повлечь за собой ответственность, то теперь на первое место выдвигается понятие умысла (dolus), т. е. не всякое, но лишь виновное причинение ущерба, влечет за собой обязанность возмещения. Ответственность наступает и при неосторожности (culpa). Изменяются границы между публичными (delicta publica) и частными (delicta privata) деликтами. Постепен но некоторые частные деликты переходят в публичные. Прежние категории (кража, обида, причинение ущерба, об ман) стали распространяться на новые отношения. Иными словами, возникают новые виды деликтов, а стало быть, и новые виды исков. Основание ответственности таково: ответственность возникала, если был установлен соответствующий иск. Нет иска — нет деликта. Главное последствие деликта — это денежный штраф (poena), налагаемый на причинителя. На штраф начинают смотреть, как на средство возмещения имущественного вреда. Величина штрафа стала определятся размером понесенного потерпевшим убытка. Затем стали комбинироваться штраф и возмещение убытка. Обязательства из деликтов по общему правилу не перехо дили на наследников. Перемены коснулись таких деликтов, как воровство или кража, обида, повреждение чужого имущества.

Понятие воровства (furtum) распространяется на новые случаи — оно становится не только частным, но и публичным деликтом. Ответственность за воровство усиливается. На него юристы начинают смотреть как на сознательное действие. Их определение воровства гласит: «Злоумышленный захват вещи в целях приобретения выгоды. Захват или самой вещи, или пользования вещью, или владения вещью». Похищение вещи именуется furtum rei. Неправомерное пользование чужой вещью — furtum usus. Похищение владения — furtum possessions — собственник крадет свою вещь у лица, которому она была передана в качестве залога. Ответственность за воровство приобретает новый вид. С III в. до н. э. вора не отдают потерпевшему, зато денежное взыскание увеличивается, составляя в ряде случаев учетверенную стоимость вещи. Однако сохранилось телесное наказание вора. Присуждение к штрафу за воровство влекло за собой бесчестье (infamia) виновного. Потерпевший был вправе истребовать вещь или ее стоимость у вора или у его наследников. Когда в период империи воровство превратилось в публичное преступление, то потерпевший мог, вместо предъявления к вору иска, возбудить против него уголовное преследование.

К краже примыкает грабеж (rapina). В I в. до н. э., точнее в 76 г. до н. э., грабеж выделяется в особую категорию деликтов. Имеются случаи соединения воровства с насилием. Сюда же относятся: кража при пожаре, при кораблекрушении, повреждение имущества, произведенное несколькими лицами. Ответственность при грабеже — возмещение учетверенного размера причиненного вреда или учетверенной стоимости похищенной вещи. Кроме того, виновный подвергается бесчестью. Для применения этих санкций иск должен быть предъявлен в течение года. В период империи грабеж безоговорочно считался публичным деликтом.

Обида (iniuria). Сюда относятся различные посягатель ства на личность: а) телесные повреждения; б) оскорбление словами или делом (verbis aut re). Предусматриваются санкции и за публичное произнесение оскорбительных слов группой лиц (convicium), а позднее — оскорбительные письма (famosi libelli). Если обиду причинили безумный либо несовершеннолетний, то они ответственности не подлежали. Но если им самим кто-то нанес обиду, то обидчик нес ответственность. Муж был вправе возбудить преследование за обиду, нанесенную жене; отец — за обиду дочери. Если обида нанесена рабу, то считалось, что обижен его господин. Обида, причиненная с согласия потерпевшего, ответственности не влекла.

В отдельную группу обособились тяжкие обиды, объявленные публичными: обида нанесенная магистрату, родителям, патрону; нанесенная публично; выразившаяся в нанесении ран. В I в. до н. э. уголовно наказуемыми стали побои и вторжение в чужое жилище. В период поздней империи потерпевший от обиды мог во всех случаях возбудить преследование в уголовном порядке. Но частноправовой способ преследования сохранялся. Это означало, что потерпевший мог действовать, как говорили юристы, civiliter или criminaliter. Исчезают прежние твердые размеры штрафов, налагаемых при обиде (300 или 25 ассов). В конце республики установилось правило, что в случае тяжкой обиды, размер штрафа в каждом отдельном случае устанавливался претором, который учитывал конкретные особенности дела. На величину штрафа могли влиять, например, тяжесть посягательства, общественное положение обиженного и другие особенности. Обида также влекла за собой бесчестье.

Применение претором и юристами закона Аквилия расширилось. Под него стали подводить всякого рода ущерб, причиненный чужому имуществу (damnum iniuria datum). По этому закону отвечал, например, тот, кто лишил чужого раба свободы, вследствие чего раб умер с голоду; тот, кто совершил тайное повреждение чужих деревьев, кто нанес раны свободному человеку. Ответственность по закону Аквилия стала наступать не только в случаях умышленного причинения вреда, но и при любой неосторожности (culpa) в том числе при легчайшей вине (culpa levissima). Сохранилось старинное правило: если причинитель отрицал свою вину, то отвечал в двойном размере против причиненного ущерба.

Насилие и угрозы (metus). В I в. до н. э. претор Октавий установил правило, что не признается действительным договор, совершенный под влиянием насилия и страха. Потерпевший вправе взыскать учетверенную стоимость, причиненного ему вреда, в том случае, если лицо, совершившее насилие, или прибегнувшее к угрозам, не возвратит немедленно той вещи, которая пришла к нему вследствие принуждения.

Обман (dolus malus). Этот деликт был установлен в 66 г. до н. э. претором Галлом Аквилием, известным юристом. В широком смысле слова под «dolus» понимается всякое злонамеренное действие, т. е. злой умысел при неисполнении обязательства. Это значит, что лицо своими сознательными действиями ввело в заблуждение другую сторону, вследствие чего последняя потерпела ущерб. Имеется в виду заведомое повреждение имущества. Иск на основании обмана (actio doli) имел целью возместить причиненные убытки в одинарном размере (правда, лишь в случае, если лицо, причинившее ущерб, не загладит причиненного им вреда добровольно и лишь в случае, если у потерпевшего нет никакого другого иска против ответчика). Если в результате обмана заключен договор, то вследствие иска по doli этот договор признается недействительным. Если обманщик предъявит иск, вытекающий из заключенного договора, то потерпевший от обмана может возражать против иска ссылкой на то, что он был введен в обман (exceptio doli). Осуждение за обман влекло за собой бесчестье.

Причинение ущерба кредиторам (fraus creditorum). Случалось, что должник, против которого состоялось судебное решение, отчуждал свое имущество до передачи такового кредиторам. Поэтому претор установил, что если должник отчуждал свое имущество во вред кредиторам, то они могли потребовать признания недействительными действия должника, причинившего им ущерб, и вернуться к старому положению (restitutio in integrum). Например, некто отпустил на волю рабов, что уменьшило имущество отпустившего, а это причинило ущерб кредиторам. Следовательно, человек, уже получивший свободу, мог быть возвращен в рабское состояние и продан для удовлетворения претензий кредиторов. Иск мог быть предъявлен кредиторами должнику и его сообщникам — посторонним лицам, которым должник передал имущество безвозмездно (фиктивная передача).

Нокзальные иски (actiones noxales). Глава семьи (pater familias) имел право выдать потерпевшему подвластных ему лиц, причинивших ущерб. Но в связи с тем, что сыновья стали более или менее самостоятельными лицами, претор предписывал потерпевшему, которому сын был выдан, отпустить его после отработки суммы штрафа, который полагался бы по общим правилам за совершение сыном действия, если бы сын отвечал сам.

Бесчестье (infamia). Некоторые деликты, как отмечалось ранее, влекли за собой бесчестье. Для причинителя вреда бесчестье имело своим последствием ограничение правоспособности. Такое ограничение наступало или в силу закона, или по распоряжению высшего магистрата. После наложения бесчестья могли последовать: исключение из сената, потеря права быть избранным в магистрат. Бесчестье, наложенное цензором за неодобрительное поведение, влекло за собой те же последствия. В менее серьезных случаях, когда бесчестье налагалось претором, виновному лицу запрещалось ведение чужих судебных дел и назначение судебного представителя. В период империи «инфамированные» не могли занимать некоторые должности. Обязательства могли возникать и в силу действий, совершенных без умысла, по неосторожности. В этом случае говорят об «обязательствах как бы из правонарушений» (obligationes quasi ex dilicto). Здесь лицо несет ответственность в силу закона или эдикта. Отвечает тот, кто причинил вред по небрежности. Имеется в виду денежная ответственность. Сюда относятся:

а) ответственность судьи перед тяжущимися за небрежное исполнение своих обязанностей, за неправильное решение, вынесенное, например, вследствие неопытности, за ошибку при ведении процесса. Размер взыскания мог доходить даже до полной цены спора;

б) ответственность за выброшенное и вылитое (actio de effusis et deiectis). Если что-нибудь будет выброшено или вылито из окна помещения, жилища, квартиры в такое место, где ходит или проезжает публика, на улицу или площадь, то за вред, причиненный прохожим, отвечает хозяин помещения, дома, хотя бы он и не был непосредственным виновником (ущерб могли нанести обитатели дома, т. е. рабы, дети, гости). Ущерб мог быть причинен здоровью свободного человека или даже повлечь за собой его смерть. В последнем случае штраф по иску любого гражданина мог простираться до 50 тыс. сестерциев. Если свободному человеку причинены телесные повреждения, то согласно Дигестам «судья исчисляет плату врачу и прочие расходы, вызванные лечением, а равно заработок, который потерпевший потерял, но не производится оценки рубцов от ран и обезображения, так как свободное тело не подлежит оценке». Ответственность за поставленное и подвешенное (actio de positis et suspensis) означала, что если у дома что-либо поставлено или подвешено так, что оно может упасть, например вывеска, и причинить ущерб кому-либо, то к хозяину мог причинить иск любой, хотя бы вещь и не упала. Следовательно, ответственность наступала за самую возможность причинения ущерба. Наложенный по этому иску штраф до 10 тыс. сестерциев шел в пользу истца;

в) близко к этому квазиделикту стояло содержание диких животных в таком месте, где могли находиться люди. Если животное причинило смерть свободному, то налагался штраф до 200 тыс. сестерциев. Причинение телесного повреждения влекло за собой возмещение всех убытков. Причинение иного ущерба влекло за собой взыскание убытков в двойном размере;

г) ответственность хозяев кораблей (nautae), гостиниц (caupones), постоялых дворов (stabularh). Если на корабле, в гостинице, на постоялом дворе что-либо будет украдено у путешественника, то отвечают: капитан корабля (судохозяин), содержатель гостиницы, содержатель постоялого двора. Ответственность наступала и за повреждение вещей. Все эти лица отвечают в двойном размере за обман или воровство, совершенные их слугами в отношении проезжих. В основу этой ответственности было положено соображение, что хозяин должен быть осмотрительным в выборе своих служащих (culpa in eligendo).

ВИДЫ ДОГОВОРОВ

Контракты и пакты

1. Юридическую норму, в какой бы редакции она ни была изложена, можно перефразировать в условное предложение: если налицо такие-то факты, то наступают такие-то юридические последствия. Факты, с наступлением которых юридическая норма связывает определенные юридические последствия, называются юридическими фактами.

Юридические факты можно разделить на события, которые не зависят от воли человека (например, естественная смерть, истечение времени и т.д.), и человеческие действия, являющиеся выражением воли человека.

Юридические последствия могут быть связаны с человеческим действием потому, что государство считает данного рода действие недопустимым и ведет с подобными действиями борьбу (например, кража, нанесение личной обиды, повреждение чужой вещи и т.д.). Наряду с такими недозволенными, неправомерными действиями юридические последствия связываются и с многими правомерными действиями. Особенно большое значение имеют те правомерные действия, которые прямо направлены на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей (так называемые сделки). Римские юристы не выработали общего понятия «сделки»; они знали только отдельные конкретные договоры. Ближе всего подходило к современному понятию сделки выражение negotium gerere, negotium contrahere.

В сделках как в правомерных целенаправленных действиях выражается воля совершающих их лиц. Если в сделке выражается воля одного лица (одной стороны), сделка называется односторонней; например, завещание, выражающее волю завещателя; принятие наследства либо отказ от наследства, выражающие волю наследника. Если в сделке выражается воля двух сторон (например, продавца и покупателя; подрядчика и заказчика и т.д.), сделка называется двусторонней, или договором. Не всякий договор имеет своим последствием установление обязательства. Если, например, по соглашению двух лиц производится передача одним лицом другому определенной вещи с целью перенесения права собственности на нее, то в этом случае имеет место договор, однако направленный на передачу права собственности, а не на установление обязательства.

Договор в качестве одного из оснований возникновения обязательств имеет место только тогда, когда воля сторон, вступающих в договор, направлена на установление обязательственных отношений.

2. Римская договорная система являлась своеобразной и сложной в том отношении, что она различала два вида договоров: контракты и пакты. Тот и другой вид договоров имел свои существенные особенности.

К контрактам в классическом римском праве относились договоры, признанные цивильным нравом и снабженные исковой защитой. К числу контрактов относился только определенный (исчерпывающий) круг договоров. Вне пределов установленного круга контрактов за сторонами не признавалось права практиковать какие-либо новые, не предусмотренные законом контракты. Некоторое отступление от этого принципа составили так называемые безыменные контракты (см. разд. VII, гл. 5).

В противоположность контрактам пакты представляли собой неформальные соглашения самого разнообразного содержания. По общему правилу, пакты не пользовались исковой защитой. С течением времени некоторые из таких неформальных соглашений все-таки получили исковую защиту (см. разд. VII, гл. 6).

Развитие римского договорного права и его служебная роль

1. Ф. Энгельс писал, что римское частное право характеризуется тончайшей разработкой всех существенных правовых отношений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.) [1] .

Такого развитого состояния римское договорное право достигло только в результате долгой эволюции хозяйственной и общественной жизни Рима.

История римского народа известна науке с той поры, когда Рим представлял собой сельскохозяйственную общину, в которой отдельные семьи жили замкнутой хозяйственной жизнью, почти без всяких меновых сношений (натуральная система хозяйства).

Понятно, что при таком состоянии хозяйства и неразвитом обмене не было надобности в развитой системе договоров. Отдельных типов договоров было тогда весьма ограниченное число, причем все они совершались в очень сложной форме. Формализм в ту пору не стеснял: сделки заключались каждым хозяйством так редко, что выполнение даже довольно сложных форм было возможно.

Развитие договорного права шло в двух направлениях:

  • а) по мере развития и усложнения хозяйственной жизни расширялся круг соглашений, пользующихся исковой защитой, и б) параллельно с этим шло постепенное ослабление древнего формализма и признание исковой силы за известными видами неформальных соглашений.
  • 2. Древнереспубликанскому римскому праву были известны три основных типа обязательственных договоров: 1)— совершавшийся в форме сложного обряда с помощью меди и весов (per aes et libram); 2) стипуляция — словесный договор в форме вопроса и ответа и 3) (надо думать, несколько позднее, чем два названных договора) литеральный (письменный) контракт. Общим моментом для всех этих трех категорий являлся их формальный характер (подробнее см. разд. VII, гл. 1—2).

Природа и значение не ясны. Древнереспубликанские юристы употребляли этот термин в разных значениях: одни понимали nexum в смысле всякой сделки, совершаемой с помощью меди и весов (per aes et libram); другие видели в nexum сделку, посредством которой лицо принимало на себя обязательство, главным образом — договор займа. Этот договор сопровождался очень тяжелыми последствиями для неисправного должника: в этом договоре должник как бы закладывал кредитору себя самого; факт неплатежа отдавал должника в распоряжение кредитора. Только с изданием Петелиева закона (IV в. до п. э.) было запрещено кредиторам убивать или продавать в рабство должников; за долги стало отвечать имущество (см. выше, гл. 1, § 1, настоящего раздела).

Трудно предположить, чтобы и в этот отдаленный период римской истории можно было обходиться без продажи и покупки вещей, передачи их во временное пользование и т.п., однако мы не располагаем никакими сведениями относительно того, как нужно было в то время оформлять соглашения подобного рода, чтобы они имели обязательную силу.

3. Даже на высшей ступени развития римское право не пришло к признанию того, что всякое законное соглашение двух сторон об установлении какого-либо обязательства само по себе имеет юридическую силу. В более древнем римском праве проводился прямо противоположный принцип: неформальное соглашение никогда не порождало юридически действительного обязательства. Чем объяснить эту особую склонность древнереспубликанского права к формализму, порой переходящему даже в символические обрядности и т.п.? Объяснение и в данном случае можно найти только в особенностях социально-экономического строя древнейшего Римского государства. Отмеченная выше простота хозяйственной жизни древнереспубликанского Рима, натуральная форма хозяйства, слабое развитие меновых отношений, — все это не давало чувствовать в повседневной жизни неудобства формализма. Для каждого отдельного хозяйства вступление в договор было сравнительно редким явлением, как бы событием в жизни, и потому можно было потратить время на выполнение требуемых формальностей. Таким образом, соблюдение формы не было в то время чрезмерно стеснительным, а между тем положительные стороны формализма: определенность, внешнее выражение окончательного заключения сделки, четкость устанавливаемого отношения, удобство доказывания спорных фактов и пр., были очень существенны. В малоразвитой хозяйственной жизни, в малоразвитом праве в формальных требованиях заключения договоров видели средство предупредить поспешность и необдуманность совершения такого рода юридических актов.

По мере роста территории Римского государства, развития его хозяйства, расширения обмена картина изменяется. Для менового хозяйства договор перестает быть исключительным, редким явлением: он проникает в повседневную практику каждого хозяйства, получает широкое распространение.

Старые формы заключения договоров тормозили развитие хозяйственной жизни, не соответствовали новому оживленному обороту, не удовлетворяли его потребностей. В конце концов победили требования, диктовавшиеся производственными отношениями, победила жизнь. Нельзя сказать, что в связи с новыми условиями хозяйственной жизни просто отказались от старых договорных форм. Постепенно отмерла только самая старая форма договора — nexum; что же касается стипуляции и письменного контракта, то они продолжали применяться, хотя и в этих договорах формальные требования со временем были ослаблены. Наряду с старыми формальными договорами появились новые, неформальные. Торговля требовала более быстрых темпов деловой жизни; расширение территории и завязывание торговых связей между лицами, находившимися на значительном расстоянии один от другого, делали затруднительным, а иногда и невыполнимым прежнее правило о том, чтобы заключающие договор стороны находились в одном месте.

  • 4. Уже в конце республики вместо старинного nexum вошла в широкое употребление новая форма займа. При этом договоре не требовалось выполнения каких-либо формальных действий: достаточно было всего двух моментов соглашения сторон и фактической передачи суммы займа заемщику, чтобы договор получил юридическую силу. Одновременно или немного позже такой же порядок заключения договора — путем передачи вещей — допустили и в некоторых других случаях (договор о пользовании вещью, о хранении вещи, об отдаче ее в заклад). А затем был сделай и следующий шаг: в определенных случаях, охватывавших самые частые в жизни типы сделок, допустили полное устранение каких-либо формальных моментов, признав юридическую силу за простым, неформальным соглашением, даже не сопровождающимся передачей вещи, но поводу которой договаривались стороны.
  • 5. Гай, систематизируя различные виды контрактов, говорит, что обязательств, возникающих из контрактов, — четыре вида: обязательство возникает или посредством передачи вещи, или путем произнесения слов, или на письме (путем письменного акта), или самым соглашением. Res —в смысле передачи вещи, verba — произнесение слов, litterae — письмо, consensus — выражение согласия (неформальное) — таковы различные основания возникновения обязательства из контракта, различные causae obligandi — основания установления обязательственной связи.
Это интересно:  Договор дарения квартиры с обременением образец

Отсюда — четыре основных вида контрактов: реальные (т.е. устанавливающие обязательство передачей вещи, re), вербальные (или словесные, устные), литтеральные (т.е. письменные) и консенсуальные (при которых обязательство возникает вследствие одного consensus, соглашения, даже независимо от передачи вещи). При этом каждая из четырех названных категорий охватывала строго ограниченное число точно определенных контрактов. В приведенную классификацию не включен Гаем древнейший формальный контракт —, надо думать, потому, что ко времени Гая эта форма контрактов утратила всякое практическое значение; упоминание о у Гая, впрочем, встречается (3.175) в связи с вопросом о прекращении обязательств.

С другой стороны, в перечень контрактов, указываемых Гаем, не вошли так называемые contractus innominati (безыменные контракты), первые следы признания которых относятся к I в. и. э. (юрист Лабеон) и которые окончательно сложились в законодательстве Юстиниана. Названные выше четыре основные категории содержали исчерпывающий перечень контрактов. Между тем продолжавшая развиваться и усложняться хозяйственная жизнь выдвигала все новые и новые потребности. Под влиянием этих новых потребностей в римском праве были признаны подлежащими защите и другие договоры, кроме перечисленных замкнутых категорий, причем возникновение их юридической силы римские юристы приурочили к тому моменту, когда одна из сторон уже выполнила принятое на себя обязательство (состоит ли оно в передаче вещи или в совершении какого-либо другого

действия). Поскольку такого рода договоры получили признание тогда, когда основная система римских контрактов уже сложилась и для данных договоров (как общей категории) римские юристы не оставили общего наименования (наподобие вербальных, литтеральных, реальных, консенсуальных контрактов), эта новая группа контрактов получила (уже у средневековых юристов) наименование contractus innominati (безыменные контракты). С точки зрения основания (а вместе с тем и момента) установления обязательственной связи, безыменные контракты ближе всего стоят к реальным контрактам: подобно тому как при реальном контракте обязательство устанавливается с передачей вещи, так при безыменном контракте обязательство устанавливается исполнением одной из сторон своего предоставления (нередко выражающегося также в передаче вещи).

Под влиянием тех же потребностей развивавшейся хозяйственной жизни получили исковую защиту также некоторые неформальные соглашения — пакты (см. разд. VII, гл. 6).

6. Изложенный краткий очерк развития договорного права показывает и служебную роль, которую договорное право выполняло в римской хозяйственной жизни. Договорное обязательство было главной правовой формой, с помощью которой устанавливались и закреплялись хозяйственные связи растущей торговой и отчасти промышленной (ремесленной) деятельности. Закрепляя возникавшие в развивавшейся хозяйственной жизни отношения, договорное право способствовало и дальнейшему росту хозяйственных отношений в соответствии с интересами господствующего класса рабовладельцев. Римское договорное право с его индивидуализмом и формально-юридической «свободой договоров» было в руках рабовладельцев действенным орудием эксплуатации (помимо рабов) также и свободных малоимущих граждан. Выработанная римскими юристами система разнообразных договоров открывала возможность снабжать правовыми последствиями различные отношения, складывавшиеся на почве ведения крупного сельского хозяйства (па латифундиях); выработанная система договоров отвечала интересам римских купцов и во внутренней, и в заморской торговле. В договорном праве более чем в любой другой отрасли частного права сказалось умение римских юристов, не отступая формально от консерватизма, характеризовавшего национальное римское право, давать признание новым интересам и новым потребностям и, таким образом, не только не тормозить дальнейшее развитие хозяйственной жизни, но и стимулировать его и содействовать ему.

Выполняя эту служебную роль, римское договорное право оказалось пригодным не только для урегулирования хозяйственных отношений в Римском государстве, но было использовано и в средние века для регулирования отношений, складывавшихся на почве оживившейся промышленности и торговли.

Виды договоров в римском праве кратко

СТОЛ ЗАКАЗОВ:

БОНУСЫ:

ДОБАВИТЬ В ЗАКЛАДКИ

Дизайн и поддержка:
Александр Кузнецов

Техническое обеспечение: Михаил Булах

Программирование: Данил Мончукин

Маркетинг: Татьяна Анастасьева

Перевод: Наталья Кузнецова

При использовании материалов сайта обязательна ссылка на http://www.diagram.com.ua

сделано в Украине

Конспекты лекций, шпаргалки

Римское право. Шпаргалка: кратко, самое главное

1. Понятие Римского права. Отличие частного права от публичного. Основные системы Римского права

Термином «римское право» обозначается право античного рабовладельческого Рима, а также его наследницы — Византийской империи (вплоть до Юстиниана).

В римской традиции (начиная с Ульпиана) принято делить право на публичное и частное. Ульпиан писал: «Публичное право — это то право, которое относится к статусу Римского государства, а частное право — то, которое имеет в виду выгоды и интересы отдельных лиц».

Для частного права характерен диспозитивный метод регулирования, а для публичного — императивный.

Сфера действия частного права в Риме была весьма широка и включала следующие основные правовые институты: право собственности; другие вещные права; договоры и иные обязательства; семейные правоотношения; наследование; исковую защиту прав.

В отличие от публичного римское частное право было широко воспринято (рецепиировано) европейскими средневековыми правовыми системами и лежит в основе современного гражданского права стран романо-германской правовой семьи.

Выделялись национальное право — ius civile и так называемое право народов — ius gentium.

Цивильное право распространялось только на правоотношения, обоими участниками которых были римские граждане (квириты). Однако со временем, когда Рим стал мировой империей, появилась необходимость в правовой системе, регулирующей отношения римских граждан с лицами, не обладающими статусом гражданства и последних между собой. Так возникло право народов (ius gentium). Ключевую роль в его создании сыграл претор перегринов (эта римская магистратура была учреждена в 242 г. до н.э.).

Право народов во многом строилось на заимствованиях правовых конструкций у других наций (финикийцев, греков, египтян и др.). Вместе с тем надо понимать, что право народов — не международное право, а римское — распространялось, разумеется, не на всех неримлян, а на тех, кто находился под юрисдикцией Рима (римских подданных). Ius gentium было более прогрессивным, чем ius civile, оно было проникнуто коммерческим духом. Потом эти правовые системы начали сближаться. Различие между квиритским правом утратило смысл в 212 г., когда император Каракалла предоставил права гражданства и право народов всем свободным римским подданным.

Восприятие цивильным правом основного содержания права народов имело своим следствием возникновение универсальной правовой системы — римского классического права, вобравшего в себя все нормы, наиболее соответствовавшие функционированию общества развитого товаропроизводства и товарооборота.

2. Историческое значение римского права. Значение римского права для современной юриспруденции

После падения Западной Римской империи римское право перестали применять даже в Риме, однако оно продолжало использоваться в Восточной Римской империи (Византии). Варварские западно-европейские королевства заимствовали лишь отдельные нормы римского публичного права.

Однако по мере развития экономических отношений римское право оказалось вновь востребовано (к XII в.), его начали изучать в североитальянских университетах (школа глоссаторов), применять в Италии, Германии, Южной Франции, даже Молдавии. Глоссаторы занимались комментированием и толкованием норм римского права, зачастую изменяя их в связи с изменившейся обстановкой. Помимо этого, нельзя сказать, что заимствованы были все нормы римского права (в частности, не был воспринят институт рабства).

В целях преодоления раздробленности и разнородности судопроизводства нормы римского права (глоссированные) стали применяться в судах западноевропейских стран.

Со временем нормы римского права стали систематизироваться в учебники, сборники и кодексы. Венцом этого процесса стало составление наполеоновского Гражданского кодекса Франции 1804 г. и Германского гражданского уложения 1896 г. (вступил в силу с 1900 г.).

Римское право (система его изложения) лежит в основе современных кодексов (особенно гражданских).

Весь современный понятийный аппарат гражданского права коренится в римском праве, многие институты римского права рецепиированы современным правом практически без изменений (напр., структура права собственности).

Теория государства и права заимствовала методы римского права в построении теоретических конструкций.

Из римского права заимствована современная система изложения права.

3. Состав источников римского права к началу I века н.э.

Среди источников римского права можно выделить следующие:

1. Законы — акты (обычно писаные, хотя народное собрание утверждало и устные), изданные верховной законодательной властью. Во время монархии это осуществляли цари, при республике — народное собрание (комиции издавали lex) и определенные магистраты (напр., преторские эдикты), во время принципата — сенат и принцепс, при доминате — император (он издавал конституции, эдикты, мандаты, декреты).

Законы, чтобы вступить в силу, должны были быть опубликованы.

Отдельно выделяются кодексы, которые появились в постклассический период развития римского права (при императорах Феодосии и Юстиниане).

Предусматривалось применение закона по аналогии.

Древнейшим законом были Законы XII таблиц V в. до н.э. — бессистемная казуальная запись древнеримских обычаев, основной источник цивильного (квиритского) права, по сути — первый памятник писаного римского права.

Принятие Законов XII таблиц означало ослабление былых позиций понтификов (клерикальных древнеримских юристов предыдущего периода), которые долгое время сохраняли за собой право хранить и толковать неписаные обычаи и законы, вырабатывать формы судебных исков и злоупотребляли этим правом. Хотя в Законах XII таблиц предусматривалось использование клятв и совершение других ритуальных действий, право уже было отделено от религиозных норм и приобрело светский характер.

Законы XII таблиц были выполнены на 12 медных досках, выставленных для всеобщего обозрения на форуме — центре политической жизни республиканского Рима. Знание этих законов было обязательным. Они были изложены в виде кратких повелительных суждений и запретов, некоторые из которых несли на себе печать религиозных ритуалов.

2. Обычаи вышли из недр доправового общества, формировались помимо воли законодателя посредством постоянного и длительного повторения определенных норм поведения, творцом обычая по сути является народ.

В республиканский период законы и обычаи имели одинаковую юридическую силу, в императорский период правовое значение обычаев значительно снизилось.

3. Взгляды юристов. Деятельность юристов издавна оказывала значительное влияние на развитие римского права, в классический период (в эпоху принципата) ее правотворческий характер получил и формальное признание со стороны верховной власти.

Император (со времени Тиберия) даровал узкому кругу видных юристов (потом фрагменты из их трудов и изречений были включены в Дигесты), т.е. их разрешения спорных юридических ситуаций стали источниками правовых норм.

В 426 г. эдиктом императора Валентиниана III сочинениям таких юристов, как Гай, Папиниан, Павел, Ульпиан и Модестин, вообще была придана сила закона.

4. Судебная практика. Древние римляне не знали прецедентного права. Важнейшие прецеденты просто включались в преторский эдикт, который являлся законом. Подчиненную роль играл правовой обычай судебного процесса.

4. Право цивильное и преторское. Римские магистраты

В структуре римского частного права выделяют две основные системы — цивильное право (ius civile) и преторское право (ius honorarium).

Цивильное право — исторически первая система римского права, основными источниками которой являются законы (начиная с Законов XII таблиц) и сенатус-консульты республиканского периода. Нормы цивильного права, созданные в условиях патриархально-натурального хозяйства раннего периода древнеримской истории, со временем оказались не приспособлены к развивающемуся товарному обороту, наглядно показывали свою пробельность и неприменимость.

Чтобы исправить эту ситуацию, и было призвано преторское право. Должность городского претора была учреждена в 367 г. до н.э. Он имел полномочия по судебным делам, участниками которых были римские граждане, обладал правом imperium (т.е., в частности, имел право издавать общеобязательные эдикты и интердикты).

Помимо текущих претор издавал эдикт на год (т.е. на весь срок своих полномочий). Обычно новый претор сохранял нормы такого постоянного эдикта предыдущего претора, соответствующие жизненным условиям, дополняя их чем-то своим. Со временем сложился определенный правовой массив, переходящий из эдикта в эдикт.

Во II в. юрист Юлиан (по поручению императора Адриана) выработал редакцию «постоянного преторского эдикта» (edictum perpetuum), которая в дальнейшем уже не изменялась и вошла в историю как Юлианов эдикт.

Вместе с тем преторское право не отменяло цивильное. Последнее просто переставало действовать на практике, становилось «мертвым», в этом проявлялся дуализм римского права.

Напр., наряду с институтом квиритской собственности (по цивильному праву) существовал институт бонитарной собственности (по преторскому праву).

5. Деятельность юристов. Формы их деятельности

На начальном этапе своего развития юриспруденция носила религиозную форму (юристы были жрецами-понтификами).

По преданию, некий писец Гней Флавий в 304 г. до н.э. похитил и обнародовал секретные документы жрецов, с тех пор юриспруденция в Риме перестала составлять монополию и тайну жрецов и оказалась доступной и светским лицам.

В течение долгого времени на само судебное заседание адвокаты и иные представители сторон не допускались, т.е. стороны должны были представлять свои позиции самостоятельно. Также юристы формально не нанимались за деньги (это считалось недостойно), их гонорары считались подарками.

Основные формы деятельности юристов в Древнем Риме:

1. Agere — дача советов при ведении судебного процесса.

2. Cabere — составление договоров (по определенным формулам).

3. Respondere — ответы на вопросы граждан.

4. Scribere — составление ходатайств, заявлений и прочих письменных документов.

Юристы занимали высокое положение в обществе, со временем они своей фактической деятельностью стали создавать правовые нормы.

Позже обучение праву стало осуществляться в частных школах. Классическими стали такие труды римских юристов, как «Институции» Гая и «Сентенции» Павла.

В Свод Юстиниана (значительно позже названный Corpus iuris civilis) вошли следующие составные части:

1. Институции — учебник по римскому праву, содержащий его основные положения, разделенные на 4 части: о лицах, о вещах, об обязательствах, об исках. Институции Юстиниана во многом опирались на Институции, составленные во II в. римским юристом Гаем. Юстиниан говорил, что Институции созданы для «образования юношества».

2. Пандекты (Дигесты) — изречения знаменитых римских юристов (Папиниан, Павел, Гай, Ульпиан, Модестин), содержащие по сути нормы права, разделенные на 50 книг.

3. Кодекс (было 2 его редакции) — собрание более чем 3000 императорских конституций, разделенное на книги и титулы.

4. Новеллы — конституции самого Юстиниана, изданные уже после знаменитой кодификации.

6. Формы гражданского процесса: легисакционный процесс

Римляне не сформулировали единого понятия иска. Выделялись лишь отдельные иски, вытекающие из конкретных ситуаций, основанные на конкретных обязательствах. Иногда римское право даже называют «системой исков», ведь римляне полагали, что без иска нет права. Иск как средство удовлетворения требования судебным решением реализуется в гражданском процессе.

В Древнем Риме не было постоянно действующих специализированных государственных судебных органов. Сначала судебные функции, помимо прочих, осуществляли некоторые магистраты, в императорский период указанные полномочия были присвоены определенными чиновниками. Широко практиковался третейский суд.

Долгое время процесс существовал как личный (т.е. требовал непосредственного участия сторон в судоговорении) и устный, он был насыщен формальностями.

История римского права знает три различные формы гражданского процесса, последовательно сменявшие друг друга: легисакционный, формулярный, экстраординарный.

И легисакционный, и формулярный процессы делятся на стадии in ius и in iudicio в отличие от экстраординарного процесса.

Легисакционный процесс (от legis actio — действовать по закону) — древнейшая форма римского гражданского процесса, предусмотренная Законами XII таблиц. Он был сугубо формальным и торжественным.

Процесс делился на 2 стадии: in ius и in iudicio.

На стадии in ius судебные функции осуществлял магистрат (в древние времена консул, позже претор). Ответчик уже на этой стадии мог признать иск, в таком случае процесс автоматически заканчивался победой истца. Если иск не был признан, магистрат призывал свидетелей подтвердить факт спора (litis contestatio), после чего процесс приобретал необратимый характер и должен был завершиться принятием решения по делу. С этого момента начинало действовать правило: нельзя подать второй иск по одному и тому же поводу. После этого магистрат формулировал предварительные правовые выводы по существу дела для судьи, которому оно передавалось.

На стадии in iudicio дело принимал судья (арбитр), избираемый сторонами. Он рассматривал доказательства по делу и выносил решение.

Легисакционный процесс не предполагал обжалования принятого судебного решения.

Иск в легисакционном процессе можно было подавать только по одной из следующих определенных формул: 1) с использованием присяги (если предметом иска является вещь); 2) посредством просьбы о назначении судьи — по стипуляции; 3) посредством истребования обогащения (если предметом иска являются деньги); 4) посредством наложения руки. В таком случае, если истец выигрывал, ответчика можно было забрать в кабалу; 5) путем захвата долга. В таком случае истец завладевал вещью ответчика и использовал ее как залог (форму обеспечения иска). Такая формула подачи иска использовалась только по наиболее важным искам (напр., о священных вещах).

Легисакционный римский гражданский процесс является довольно чистым образцом состязательного (обвинительного) процесса.

7. Понятие формулярного и экстраординарного процессов

Легисакционный римский гражданский процесс являлся довольно чистым образцом состязательного (обвинительного) процесса.

Со временем претор получил свободу в формулировании сути спора («формулы») перед судьей, что позволило обеспечить исковой защитой все новые категории правоотношений.

Судья, таким образом, был связан преторской формулой, что стало основой формирования формулярного процесса. Он изучал факты по делу, но не мог изменить его правовую квалификацию, уже данную претором в формуле.

Переход от легисакционного к формулярному процессу соответствовал переходу от цивильного права к преторскому.

Преторская формула — ключевое понятие в формулярном процессе. Формула начиналась с назначения судьи. Остальные части формулы делились на обязательные и факультативные.

Обязательные части формулы:

1. Intentio — суть требований и возражений сторон.

2. Condemnatio — правовая квалификация дела.

Факультативные части формулы:

1. Demonsratio — дополнительное пояснение пожеланий сторон (в сложных делах).

2. Adiudicatio — предоставление претором судье дополнительных правовых возможностей (напр., раздел наследства).

3. Exceptio — в этом разделе претор отмечает возражения, которые ответчик мог сделать против иска (напр., exceptio doli — ссылка на умысел истца при заключении договора).

4. Prescriptio — оговорка на то, что цена иска точно не установлена.

Экстраординарный процесс (когниционное производство) возник по мере расширения территории Римской империи.

Судебные функции в это время стали осуществлять уже не избранные магистраты, а назначенные императорские чиновники и военачальники — прокураторы провинций, префекты городов, начальник римской полиции, наконец, и сам император. Судья вел процесс единолично, заслушивал стороны, исследовал доказательства, выносил решение, осуществлял его исполнение; мог уменьшить исковые требования (что необычно для легисакционного и формулярного процессов).

Основным процессуальным актом в это время стал вечный преторский (Юлианов) эдикт.

Со временем экстраординарный процесс из устного превратился в письменный, обрел прочие черты инквизиционное™.

В экстраординарном процессе допускалось обжалование принятых судебных решений, при этом высшей судебной инстанцией являлся, разумеется, император.

8. Понятие и виды исков. Исковая давность

Иск — требование истца к ответчику, подаваемое посредством установленной судебной процедуры и подлежащее в случае удовлетворения принудительному исполнению. Всякий иск содержит в себе материальную и процессуальную стороны.

Иски классифицируются по следующим основаниям:

1. Личные (in rem — обращаются к личности ответчика) и вещные (in personam — направлены на истребование вещи, напр., виндикационный и негаторный иски).

2. Иски по цивильному праву и иски по преторскому праву.

3. По распределению бремени доказывания: прямые (каждый доказывает свое требование); иски, в которых истец освобождается от доказывания; иски, в основе которых лежит фикция (правовое признание фактов, которых в действительности не было); иски по аналогии (служили одним из средств для осуществления правотворчества без изменения буквы закона).

4. По характеру требования: восстановительные (об удовлетворении, т.е. о восстановлении нарушенного состояния имущественных прав, такие иски также назывались реиперсекуторными); штрафные (о взыскании штрафа); смешанные (реиперсекуторный + штрафной).

Отдельно выделялись популярные иски (action popularis). Такие иски мог заявить любой гражданин, не только тот, чье право нарушено (напр., иск о вылитом или выброшенном).

Классические римское право знало только нечто подобное тому, что теперь называют исковой давностью, а именно законные сроки предъявления исков. Отличие законного срока от исковой давности заключается в том, что истечение законного срока само по себе безо всяких исключений прекращает право на иск, в то время как исковая давность оказывает действие только ввиду бездеятельности истца. Напр., если отпадает повод для немедленного предъявления иска (скажем, истец получает от ответчика подтверждение своего долга), течение давностного срока прерывается и заново начинается течение исковой давности; течение же законного срока не прерывается ни при каких условиях.

Исковая давность в современном понимании появилась в римском праве только в V в., ее срок был установлен в 30 лет. Начало течения этого срока определяется моментом возникновения искового притязания.

Течение давности может приостанавливаться на то время, когда существуют уважительные препятствия для предъявления иска (напр., отсутствие по государственному делу). После отпадения такого препятствия течение давности продолжается.

Течение давности может быть прервано (в частности, признанием требования со стороны обязанного лица, предъявлением иска), в этом случае истекшее (до перерыва) время в расчет не принимается, т.е. после этого может начаться только течение новой давности.

9. Субъекты частного права. Понятие физического лица и правоспособности

Субъекты римского частного права — лица, которые обладают правоспособностью, т.е. способностью иметь права и нести обязанности. Выделяют физические и юридические лица.

Полностью правоспособным физическое лицо по римскому праву признавалось, если обладало всеми тремя статусами. Полная правоспособность в области частного права складывалась из следующих основных элементов: ius conubii (право вступать в законный римский брак); ius commercii (право выступать субъектом вещных и обязательственных правоотношений); testamenti factio (право завещать и наследовать имущество).

Правоспособность возникала у физического лица с момента рождения (однако зачатый, но еще не родившийся плод — постум — мог при определенных обстоятельствах быть признан наследником). Рождением считалось отделение родившегося плода от матери, при этом ребенок должен родиться доношенным и живым и оставаться таковым в течение определенного времени (т.е. выкидыш не признавался правоспособным), иметь человеческий облик.

Для физического лица по римскому праву было установлено 3 статуса:

1. Статус свободы: лица, обладающие им, считались свободными, остальные — рабами.

2. Статус гражданства: лица, обладающие им, считались римскими гражданами, остальные — негражданами. Неграждане делились на латинов (жителей италийских городов, получивших права римского гражданства после союзнической войны в I в. до н.э.) и перегринов (иностранцев, получивших права римского гражданства по эдикту императора Каракаллы в 212 г.). Латины и перегрины обладали гражданской правоспособностью в рамках преторского права и права народов.

3. Семейный статус: лица, обладающие им, считались домовладыками, остальные — подвластными.

Умаление гражданской правоспособности выражается в отпадении у лица одного или нескольких статусов: семейного статуса (напр., при усыновлении); статуса гражданства (автоматически также семейного статуса, если он был), напр., при высылке римского гражданина из Рима (и, соответственно, лишении его гражданства); статуса свободы (автоматически также статуса гражданства и семейного статуса, если они были), — означает полное прекращение правоспособности.

Иные формы умаления правоспособности:

1. Infamia (умаление гражданской чести) назначалась в порядке ответственности за некоторые правонарушения (напр., недобросовестное опекунство), присуждалась по некоторым искам (напр., из договоров поручения и товарищества), применялась при нарушении некоторых норм брачно-семейного права (напр., двоеженство). Лицо, подвергнутое infamia, не могло осуществлять ряд публичных функций (напр., быть опекуном).

2. Intestabilitas подвергались лица, отказывавшиеся подтвердить действительность цивильной сделки, если участвовали в ней в качестве свидетелей или весовщиков. Последствия сходны с последствиями infamia.

10. Правовое положение римских граждан. Дееспособность

Только лица, обладающие статусом гражданства, т.е. римские граждане, подпадали под действие норм цивильного права.

Гражданство приобреталось в силу рождения (от римского брака), в силу освобождения из рабства (если господином был гражданин, действовало правило, по которому вольноотпущенник получал тот же статус, которым обладал его господин), в силу усыновления римским гражданином чужеземца, в силу предоставления лицу гражданства римским государством.

Гражданство утрачивалось в силу добровольного отказа при переезде из Рима (а также при высылке), при превращении лица в раба.

Помимо правоспособности выделяется дееспособность, т.е. способность осуществлять права и исполнять обязанности своими действиями.

Абсолютно недееспособны были лица, не достигшие 6 лет. В возрасте 6-14 лет (6-12 лет для девочек) лицо могло совершать только те сделки, которые влекут за собой обогащение несовершеннолетнего. По достижении 14 лет (12 лет для девочек) лицо признавалось полностью дееспособным. Вместе с тем над лицами в возрасте до 25 лет могло быть установлено попечительство, по своим сделкам они могли запросить у претора реституцию.

Римское право также ограничивало дееспособность душевнобольных лиц и расточителей, а также женщин.

Опека и попечительство — правовые конструкции, при помощи которых восполнялась недостающая по той или иной причине дееспособность лиц.

В этом случае назначалось лицо, призванное способствовать недееспособным лицам и лицам с ограниченной дееспособностью в осуществлении сделок и защите их прав и законных интересов.

Иногда опека и попечительство назначались и в отношении дееспособных лиц, но с неполной правоспособностью (напр., в отношении совершеннолетних домашних подвластных).

Опека (fufe/a) устанавливалась над несовершеннолетними детьми и женщинами.

Попечительство (сига) могло быть установлено над лицами от совершеннолетия до достижения ими 25-летнего возраста, а также над расточителями и душевнобольными.

Опекун сам совершал юридические действия за опекаемого либо давал согласие на их совершение опекаемым непосредственно в момент их совершения.

Попечитель мог дать согласие опекаемому на совершение юридического действия как до, так и после его совершения.

Опека (попечение) могла быть назначена либо по завещанию, либо по закону (решением претора, одобренным судом).

Опекун (попечитель) должен действовать в интересах опекаемого. Он несет ответственность за это, обеспеченную соответствующими исками (напр., со стороны освободившегося из-под опеки опекаемого). Если опекун (попечитель) назначен государством (магистратом), оно сохраняло за собой право в определенном порядке контролировать его деятельность по защите интересов опекаемого.

11. Правовое положение рабов

Рабы не обладали правоспособностью, они являлись не субъектами, а объектами права, вещами. Однако все же были определенные проблески признания правом человеческой личности раба (в частности, место погребения раба, как и любого человека, считалось священным). Особенно тяжелым было положение рабов в период поздней республики и ранней империи. Напр., в 9 г. был принят сенатус-консульт, устанавливавший, что при убийстве господина все рабы, находившиеся с господином и не пришедшие к нему на помощь, подлежат смертной казни.

Вместе с тем раб мог представлять интересы гражданина (своего хозяина) в гражданском обороте, но только если сделки совершались к выгоде господина. Господин до определенного времени не нес ответственности по сделкам, совершенным своими рабами (т.е. рабы вступали в натуральные обязательства, не обеспеченные исковой защитой, ведь с самого раба спросить было совершенно нечего). Позже преторским правом была все же признана ответственность господина за действия рабов по его поручению, обязательства, в которые вступали рабы (напр., управляющие, капитаны кораблей) от имени господина, стали пользоваться исковой защитой.

В классический период развития римского права господа стали выделять своим рабам обособленное имущество для самостоятельного хозяйствования — пекулий. Ответственность господина по обязательствам, в которые вступил раб, была ограничена размером пекулия этого раба (если господин ничего не приобрел непосредственно себе от этого обязательства), для этого претором давался специальный иск action de peculio. После смерти раба пекулий обычно возвращался обратно во владение рабовладельца, при освобождении раба пекулий зачастую оставлялся ему, хотя сохранялось общее правило о том, что пекулий является частью собственности хозяина того раба, которому пекулий давался.

Рабство устанавливалось в силу рождения (от матери-рабыни) или в силу приобретения. В последнем случае рабами становились пленники, попавшие в долговую кабалу (на раннем этапе развития римского права), уклонившиеся от призыва в армию, а также воры, пойманные с поличным, и преступники, приговоренные к смертной казни или бессрочной работе в рудниках. Кроме того, женщина могла быть обращена в рабство за связь с рабом.

Рабство прекращалось в основном в связи со смертью раба. Однако была возможна и манумиссия (т.е. предоставление рабу статуса свободы). Манумиссия могла осуществляться как по цивильному, так и по преторскому праву. Вместе с тем даже после манумиссии вольноотпущенник сохранял определенную правовую связь со своим бывшим господином (патронат), при определенных условиях (неуважение к патрону, трактуемое очень широко) он мог быть даже обращен в рабство повторно. Кроме этого, рабов иногда освобождали на основании решения компетентных государственных органов (напр., по эдикту императора).

12. Юридические лица

Самого термина «юридическое лицо» в римском праве не было, его сформулировали только средневековые глоссаторы.

В качестве участников частно-правовых отношений в римских источниках часто упоминаются организации (напр., коллегии, сформированные обычно по профессиональному признаку). Все нормы о коллегиях исходят из того, что данная организация действует наподобие физического лица, т.е. является полноценным субъектом частного права. Члены коллегии могут меняться, что, однако, не несет перемены в личности коллегии. Некоторые римские коллегии существовали столетиями. Таким образом, юридическое лицо не зависит от тех физических лиц, которые участвуют в его деятельности. Коллегия имеет свое членство, определенные правила, сформулированные в уставных документах, в качестве представителей коллегии в гражданском обороте действуют уполномоченные на то ее органы управления. У коллегии имеется собственное обособленное имущество, образованное из вкладов ее членов. Коллегия могла совершать сделки и, соответственно, несла по ним ответственность.

Римляне заложили основы деления юридических лиц на виды.

Самыми древними были юридические лица корпоративного типа, основанные на членстве: коллегии, цехи, муниципии. Коллегии (напр., жреческие) были древнейшими из них, они создавались для различных некоммерческих (социальных) целей, т.е., говоря современным юридическим языком, имели статус общественных объединений. Цехи — профессиональные некоммерческие объединения лиц, занимающихся каким-то одним определенным видом промысла. Муниципии образовывались в республиканский период и в начале принципата в городах, которым предоставлялся особый статус самоуправляемой территориальной корпорации. В таком случае членами муниципии являлись все жители данного города.

Корпоративные юридические лица были основаны на демократическом принципе: деятельность корпорации определяют ее члены, принимающие, в частности, устав, формирующие органы управления.

Для коммерческой деятельности соответствующим договором создавалось товарищество, которое не являлось юридическим лицом. Персональный состав товарищества оставался неизменен и определялся договором товарищества, если изменялся его персональный состав, должен был быть изменен и договор. Переменный состав без изменения договора был возможен только в товариществе откупщиков.

Помимо корпораций выделялись и учреждения, основанные на обособлении одним лицом части своего имущества, управляемые должностным лицом, назначенным собственником. Исторически первым учреждением была императорская казна (фиск), которая управлялась лицом, специально назначенным принцепсом для этого. Деятельность фиска регулировалась не публичным, а частным правом, т.е. это был именно не государственный орган, а юридическое лицо — учреждение (учредителем в данном случае выступал император, ведь формально фиск считался принадлежащим принцепсу как физическому лицу и римскому гражданину).

13. Древнеримская семья. Агнатское и когнатское родство

Первоначально в Древнем Риме подчинением домовладыке (paterfamilias) определялось и родство. Все, кто подлежал власти одного главы семейства, вне зависимости от наличия между ними кровных уз считались родственниками. Такое родство называлось агнатским, а родственники, состоявшие в такой связи, — агнатами. Поэтому дочь, вышедшая замуж и поступившая под власть нового домовладыки, переставала быть агнатской родственницей своего отца, братьев, и наоборот, лицо постороннее, усыновленное домовладыкой, становилось его агнатом. Выход из-под власти paterfamilias прекращал все правовые связи соответствующего лица с его бывшей семьей, поскольку в древнейшую эпоху факт кровного происхождения никакого юридического значения не имел, если не сочетался с нахождением под властью отца-домовладыки.

По мере развития хозяйственных отношений и ослабления патриархальных устоев все большее значение получает так называемое когнатское родство (cognatio) — кровное родство, основанное на общности происхождения, в конце концов полностью вытеснившее агнатское родство.

Применительно к когнатскому родству выделяются линии и степени. Прямая линия родства связывает лиц, происходящих последовательно друг от друга, напр, отец, сын, внук. Боковая линия объединяет лиц, имеющих общего предка (брат и сестра, дядя и племянник). Прямая линия могла быть восходящей и нисходящей в зависимости от того, проводилась она от потомков к предку или от предка к потомкам.

Степень родства определялась количеством рождений, на которое сопоставляемые лица отстоят друг от друга. Отсчет рождений велся от общего предка. Напр., брат и сестра состоят между собой во второй степени родства. В то же время среди братьев и сестер различаются полнородные, т.е. происходящие от общих родителей, и неполнородные, которые могли иметь общего отца (единокровные) или общую мать (единоутробные).

От родства отличали свойство как отношение между мужем и родственниками жены, между женой и родственниками мужа или же между родственниками обоих супругов. Свойство, как и родство, дифференцировалось по степеням, соответствующим степени родства между супругом и его родственником, степень свойства с которым определялась.

Степени родства имели значение при наследовании и вступлении в брак, поскольку заключение брака между близкими родственниками не допускалось. Этот запрет распространился и на близкие степени свойства.

14. Понятие и сущность брака, его виды

Семья образуется посредством брака. Классический юрист Модестин определял римский брак как «союз мужчины и женщины, соединение всей жизни, общность божественного и человеческого права». Эта идеалистическая трактовка брака не соответствовала реальному положению вещей: даже в классический период женщина была далеко не равноправным партнером мужа. Как полагают некоторые исследователи, в этом общем понимании отразилось подчинение регулирования брачно-семейных связей правовым нормам двоякого происхождения: как проявление требований «человеческого права» брачный союз подчиняется установлениям гражданского права, как проявление требований «божественного права» брачный союз должен отвечать высшим предписывающим требованиям морального и религиозного характера, предпосланным человеческому праву.

Вплоть до Юстиниана римское семейное право различало matrimonium iustum, законный римский брак между лицами, имеющими ius conubii, и matrimonium iuris gentium между лицами, такого права не имеющими. В доюстиниановом праве различали два вида брака.

Первым видом был брак cum manu mariti, т.е. брак с мужней властью, в силу которого жена поступала либо под власть мужа, либо под власть домовладыки, если сам муж был подвластным лицом. Вступление в такой брак неизбежно означало capitis deminutio minima жены: если до брака жена была persona sui iuris (в собственной власти), то после вступления в брак сит тапи (в чужой власти) она становилась persona alieni iuris. Если до брака она была под властью (in potestate) своего отца, то, вступив в этот вид брака, она подпадала под власть мужа или его paterfamilias, если муж был под властью отца, и становилась агнаткой семьи мужа.

Второй вид брака — sine manu mariti, при котором жена оставалась подвластной прежнему домовладыке либо была самостоятельным лицом. Внешне этот вид брака похож на конкубинат, но в отличие от последнего обладал особым намерением — основать римскую семью, иметь и воспитывать детей. Брак sine manu следовало возобновлять ежегодно. Прожив в течение года в доме мужа, жена автоматически подпадала под его власть — по давности. Законами XII таблиц было определено, что женщина, не желавшая установления над собой власти мужа фактом давностного сожительства, должна была ежегодно отлучаться из своего дома на три ночи и таким образом прерывать годичное давностное владение ею.

Создавая различный строй отношений между мужем и женой, брак сит тапи и брак sine manu резко отличались друг от друга порядком заключения и прекращения. Заключение брака сит тапи требовало соблюдения определенных обрядов, это был акт формальный. Заключение брака sine manu было актом неформальным. Данный вид брака рассматривался как некоторое фактическое состояние. Вместе с тем с ним связывались определенные юридические последствия.

15. Заключение и прекращение брака. Конкубинат

Правовой предпосылкой для заключения брака было предполагаемое ius conubii (право вступать в законный римский брак) у лица, которое вступало в него. До Юстиниана на этом основании не могли заключать законного римского брака некоторые категории иностранцев (лица, не обладающие правами римского гражданства). По законодательству Юстиниана, когда права римского гражданства имели почти все подданные Римского государства, отсутствие conubium могло быть следствием близкого родства или свойства между лицами, желающими вступить в брак.

Собственно заключение брака распадается на два раздельных по своему правовому значению события: обручение и последующую брачную церемонию. В древнейшее время обручение подвластных лиц (alieni iuris) совершалось их paterfamilias без участия врачующихся. Позднее обручение совершали жених и невеста с согласия paterfamilias обоих. В поздний период односторонний отказ от заключения брака после совершения обручения давало другой стороне право потребовать возмещения причиненного ущерба.

Основным моментом собственно заключения брака, создававшим все предусмотренные правом последствия личного и имущественного характера, признавался увод жены в дом мужа; все другие обрядовые процедуры только символизировали заключение брака, но не считались формальными условиями наступления брачных связей.

С развитием права в Древнем Риме шел процесс отмирания или ослабления роли старых форм заключения брака. Параллельно этому происходило утверждение неформального совершения брака путем простого соглашения между мужчиной и женщиной о совместном проживании.

Процедура прекращения браков sine тапи и сит тапи была различна. Первый мог быть расторгнут не только по соглашению супругов, но и по свободному волеизъявлению одной из сторон. Развод при браке сит тапи мог произойти лишь по инициативе мужа.

От брака следует отличать конкубинат, т.е. дозволенное законом постоянное (а не случайное) сожительство мужчины и женщины, не отвечающее, однако, требованиям законного брака. Конкубин не разделял социального положения мужа, а дети от такого сожительства не подпадали под его patria potestas (отцовская власть). Вопреки тому, что в целом римская семья являлась моногамной, мужчина в республиканскую эпоху мог состоять в законном браке с одной женщиной и одновременно в конкубинате с другой.

16. Отцовская власть

Отцовская власть (patria potestas), первоначально безграничная, постепенно, с развитием древнеримского общества, смягчалась. Основной причиной этого являлось распадение прежней крестьянской семьи (в связи с развитием рабовладельческих хозяйств), развитие в городах ремесел: сыновья все в больших размерах ведут самостоятельное хозяйство. Наряду с этим сыновья приобретают самостоятельное положение в постоянной армии и в государственном аппарате, причем еще до достижения пожилого возраста.

Способы установления отцовской власти:

1. Рождение ребенка от данных родителей, состоящих в законном браке.

2. Узаконение (отец узаконивает своего сына, рожденного вне брака): 1) последующим браком родителей внебрачного ребенка; 2) путем получения соответствующего императорского рескрипта; 3) путем зачисления незаконного сына в члены муниципального сената, замужества незаконной дочери за членом муниципального сената.

3. Усыновление. Усыновить можно было лицо, находящееся под властью другого домовладыки, либо лицо, не являющееся подвластным.

В сфере имущественных отношений подвластные дети были рано допущены к совершению сделок от своего имени. Но все права из таких сделок возникали для домовладыки. В случае совершения подвластным деликта потерпевшему давался ноксальныи иск.

В республиканском праве у подвластных не было своего имущества: все принадлежало домовладыке.

В классический период подвластным детям стали, как и рабам, выделять пекулий (peculium). Помимо пекулия, получаемого от отца, появился институт военного пекулия, т.е. имущества, получаемого сыном на военной службе или в связи с таковой (жалованье, военная добыча). Позже правовой статус пекулия был распространен на всякого рода приобретения сына, сделанные на государственной, придворной, духовной и иной службе. В период абсолютной монархии за подвластным признали также право собственности на имущество, приобретаемое с материнской стороны.

Основания прекращения отцовской власти:

1. Смерть домовладыки или подвластного.

2. Утрата свободы или гражданства (capitis deminutio maxima или capitis deminutio media) домовладыкой или подвластным.

3. Лишение домовладыки прав отцовской власти (напр., в случае оставления им подвластного без помощи).

4. Приобретение подвластным почетного звания (напр., консула, епископа).

5. Emancipate, т.е. освобождение подвластного из-под власти домовладыки (в форме манципации по цивильному праву или с использованием судебных полномочий претора). Эманципация могла быть отменена в случае неблагодарности бывшего подвластного. В Юстиниановом праве эманципация совершалась: 1) получением императорского рескрипта, заносившегося в протокол суда; 2) заявлением домовладыки, заносившимся в протокол суда; 3) фактическим предоставлением в течение продолжительного времени самостоятельного положения подвластному.

17. Понятие и виды вещных прав. Эмфитевзис и суперфиций

Вещным называется такое право, которое предоставляет его носителю возможность непосредственного воздействия на вещь, иными словами, предметом (объектом) такого права является вещь. Вещное право является абсолютным (пользуется абсолютной защитой), т.е. защищается иском против всякого нарушителя права, кто бы им ни оказался (action in rem).

Для вещных прав характерны свойства следования (вещное право следует за вещью) и преимущества (над обязательственным правом, напр., снабженное залогом право требования подлежит преимущественному удовлетворению).

Виды вещных прав

Классификация имущественных прав на вещные и обязательственные не упоминается у самих римских юристов. Вместе с тем они различали вещные иски (actiones in rem, вытекающие из вещных прав) и личные иски (actiones in personam, вытекающие из обязательственных прав).

К вещным правам относятся право собственности и права на чужие вещи.

В последнюю группу входят:

1. Сервитутное право (сервитут).

2. Залоговое право (право залога).

3. Эмфитевзис — вещное право долгосрочного, отчуждаемого, наследственного пользования чужим сельскохозяйственным участком за вознаграждение. Этот правовой институт был заимствован римлянами из древнегреческого права, применялся для сдачи земли в аренду в римских провинциях. Эмфитевзис можно было передать по наследству, произвести его отчуждение иным способом. Обладатель эмфитевзиса (эмфитевт) обладал владельческой защитой, обязан был следить за плодородием почвы. Собственник такого земельного участка получал за него ежегодную плату (канон), имел возможность возвратить указанный земельный участок себе во владение, но не произвольно, а только если эмфитевт нарушал условия пользования земельным участком (ухудшал его или не платил канон) или сам отказывался от своего права. Эмфитевт при продаже участка обязан был уведомить об этом собственника земли, который мог воспользоваться своим правом преимущественной покупки в течение двух месяцев.

4. Суперфиций — вещное право долгосрочного, отчуждаемого, наследственного пользования строением на чужом городском земельном участке за вознаграждение. Это оригинальный древнеримский правовой институт, касающийся права застройки городского земельного участка (прежде всего возведения на нем жилого дома). Обладатель суперфиция (суперфициарии) не становился собственником построенного им на чужом земельном участке дома, однако он обладал правом владения, пользования и ограниченного распоряжения (с разрешения собственника земельного участка) указанным домом. В целом правовой статус суперфиция схож с правовым статусом эмфитевзиса (это касается, в частности, его возмездности).

18. Классификация вещей

Деление вещей на манципируемые (res mancipi) и неманципируемые (res пес mancipi). К манципируемым в республиканский период относились наиболее сельскохозяйственно ценные вещи (италийские земли, рабочий скот, рабы, земельные сервитуты), при их отчуждении применялся такой особый институт цивильного права, как манципация. К неманципируемым относились все остальные вещи.

В зависимости от оборотоспособности вещи подразделяются на находящиеся в гражданском обороте (in соттегсю) и изъятые из гражданского оборота (напр., дороги, проточные водоемы).

Вещи телесные (res corporalis) и бестелесные (res incorporate, напр, сервитуты и права требования).

Деление вещей на движимые (res mobiles) и недвижимые (res immobiles) пришло на смену разделению на манципируемые и неманципируемые.

Индивидуально-определенные вещи (species) имеют закрепленные в праве признаки, при помощи которых их можно выделить из числа всех остальных вещей, они юридически незаменимы, их гибель прекращает обязательство по их поводу. Вещи, определяемые родовыми признаками (genus), определяются через родовой признак (зерно, вино, масло) и описываются числом, весом или мерой. Такие вещи юридически заменимы, их гибель не прекращает обязательство по их поводу.

Вещи потребляемые погибают в результате одного акта пользования вещью (пища), являются «расходными материалами». Их нельзя передавать в аренду. Вещи непотребляемые можно использовать несколько раз с сохранения исходной субстанции (земельный участок).

Вещи простые и сложные. Прежде всего выделяются делимые и неделимые вещи. Часть делимой вещи не меняет своей субстанции (напр., вино, чаша которого имеет ту же субстанцию, что и кувшин). Часть неделимой вещи не имеет качеств целого (напр., раб, если его разрубить на куски, будет уже явно ни на что не годен). Если неделимая вещь оказывалась в общей собственности нескольких лиц (напр., в результате наследования), она присуждалась одному из лиц, которое выплачивало другому (другим) причитающиеся ему доли ее стоимости.

Простые вещи не имеют частей (т.е. являются неделимыми; напр., тот же раб). Сложные вещи, в принципе, состоят из разнообразных частей, но части сами по себе не имеют такой ценности, как вся вещь вместе взятая (напр., какой-нибудь сложный механизм).

Придаточная вещь (принадлежность) служит главной вещи, которая, в свою очередь, не может адекватно использоваться без придаточной (напр., главная вещь — замок, принадлежность — ключ).

Публичные (res publica, напр., публичные дороги и амфитеатры), ничейные (res nullius, напр., рыба в воде, дикие животные на воле, грибы в лесу) и общедоступные (res communia omnium, напр., текучая вода, воздух, солнечный свет) вещи.

19. Понятие и содержание права собственности. Виды собственности

Право собственности — наиболее полное господство над вещью (plena in re potestas), наиболее широкое вещное право, по общему правилу для римлян это господство было неограниченным.

Право собственности рассматривается как абсолютное, вещное и бессрочное (вечное, пока существует соответствующая вещь) право.

Впервые понятие о праве собственности сформулировано римлянами еще в Законах XII таблиц, римской конструкцией этого правового института в основных чертах пользуются и сейчас.

Поначалу в праве собственности преобладал личный элемент (оно обозначалось как dominium), затем подчеркивался уже вещный характер этого права (proprietas).

В современной конструкции право собственности включает в себя такие элементы: владение, пользование и распоряжение.

Римляне выработали понятие эластичности права собственности. Это значит, что если оно было ограничено (напр., сервитутом или узуфруктом), то вследствие отпадения основания ограничения (напр., смерти узуфруктуария) оно восстанавливается в своих исходных абсолютных пределах.

Виды собственности по римскому праву:

1. По правовому основанию: квиритская (по Законам XII таблиц), бонитарная (по преторскому праву), провинциальная (по местным законам и обычаям).

2. В зависимости от числа собственников на вещь: индивидуальная, общая.

Можно выделить также собственность латинов (жители италийских городов получили права римского гражданства после союзнической войны в I в. до н.э.) и перегринов (иностранцев, получивших права римского гражданства по эдикту императора Каракаллы в 212 г.). Латины и перегрины обладали гражданской правоспособностью в рамках преторского права и права народов.

При общей собственности единое право собственности на вещь одновременно принадлежит в определенных долях нескольким лицам (сособственникам). Обычно общая собственность возникала в результате получения в наследство неделимой вещи (напр., раба) несколькими наследниками. Другим основанием возникновения общей долевой собственности является смешение однородных сыпучих вещей (напр., зерно, принадлежащее разным лицам, ссыпали в один склад).

Классическое римское право предполагало, что каждый из сособственников может свободно распоряжаться общим имуществом, однако в постклассический период это право было значительно скорректировано: каждый из сособственников может распоряжаться общей вещью лишь в пределах своей доли.

Владение — фактическое (соприкосновение с вещью) или хозяйственное (возможность всегда получить фактическое) господство лица (владельца) над вещью. Правовая категория владения (posessio) позволяла внешне зафиксировать принадлежность вещи конкретному лицу в конкретный момент времени. Римляне рассматривали владение одновременно и как право, и как факт.

Владение и держание. Помимо господства над вещью (corpus posessionis) для владения необходима также воля (намерение) лица владеть вещью для себя (animus posessionis). Если такой воли нет, то речь идет лишь о держании. Держателями по римскому праву являлись арендаторы, хранители и другие лица, которые обладали вещью, но у которых не было намерения владеть вещью за себя (от своего имени). Зависимые держатели не пользовались владельческой защитой, этим правом обладал только собственник данной вещи. Таким образом, владение и держание, не различающиеся фактически, существенно разграничивались в правовом смысле.

Виды владения: владение законное и незаконное, добросовестное и недобросовестное

1. Законное (титульное) и незаконное (беститульное), последнее могло быть добросовестным и недобросовестным. Добросовестным беститульное владение в римском праве признается в тех случаях, когда владелец не знает и не должен знать, что он не имеет права владеть вещью (напр., лицо, приобретшее вещь от недобросовестного владельца, не знавшее о его недобросовестности). Примером недобросовестного владельца является вор. Только добросовестный владелец мог приобрести по давности право собственности, его ответственность смягчалась в случае предъявления иска собственником вещи.

2. Цивильное владение, преторское владение, иногда также выделяют владение по праву народов (ius gentium).

Характерные особенности процесса о владении вещью. Различие possessorium и petitorium. Преторские интердикты. Защиты добросовестного владения

Владение вещью защищалось при помощи петиторного или посессорного (интердиктного) процесса.

В петиторном процессе нужно было доказать право на владение вещью, что зачастую оказывалось затруднительным.

В посессорном процессе подавался, собственно говоря, не иск, а интердикт. При этом нужно было доказать только факт владения вещью и нарушение этого владения ответчиком. Посессорный процесс представлял собой упрощенный порядок владельческой защиты, в основе которого лежит презумпция законности предшествующего владения, которая на практике оказывалась соответствующей действительности в подавляющем большинстве случаев.

Виды владельческих интердиктов (interdict):

1. По цели: направленные на удержание владения и направленные на возврат владения.

2. По способу предполагаемого возврата вещи: направленные на насильственное отбирание вещи (если нарушитель сам отобрал вещь насильно) и направленные на добровольный возврат вещи (если вещь оказалась у нарушителя не в результате применения насилия, напр., по отпавшему основанию).

21. Первоначальные способы приобретения права собственности

Первоначальные способы (юридические основания) приобретения права собственности:

1. Изготовление новых вещей (с использованием своих материалов).

2. Получение плодов и доходов от своих вещей.

3. Occupatio — оккупация (захват ничейных вещей), отдельно выделяется клад (позже было установлено правило, что в таком случае нужно отдать половину собственнику земельного участка).

4. Соединение (смешение) вещей. По общему правилу, если соединенные вещи невозможно разделить без ущерба для них, собственник главной вещи становится собственником второстепенной (так, собственник земельного участка приобретает право собственности на дерево, посаженное на его участке). При смешении сыпучих тел возникает общая собственность.

5. Specificatio — спецификация (переработка) вещи. В законодательстве Юстиниана было установлено, что если изготовленную вещь можно без особого ущерба возвратить в первоначальное состояние, то она принадлежит собственнику материала. В противном случае она поступает в собственность переработчика, который обязан возместить собственнику материала его стоимость.

7. Приобретательская давность (usucapio) — первоначальный способ приобретения права собственности, сводящийся к признанию собственником лица, фактически добросовестно провладевшего вещью в течение установленного законом срока и при наличии определенных условий.

По Законам XII таблиц срок приобретательской давности был установлен в 2 года, а для остальных вещей — лишь в год. Единственным дополнительным условием приобретения права собственности по давности владения было то, что приобретаемая так вещь не должна являться краденой.

Ко времени Юстиниана закрепились такие условия приобретения права собственности по давности владения:

1. Фактическое владение приобретаемой вещью.

2. Добросовестность владения.

3. Законное основание владения.

4. Давностный законный срок в отношении движимых вещей 3 года, для недвижимости 10 лет (если приобретающий по давности и то лицо, которому в связи с давностным владением угрожает утрата права, живут в одной провинции) и 20 лет (если указанные лица живут в разных провинциях).

5. Способность вещи к приобретению по давности, в частности, нельзя было приобретать по давности (как и другими способами) вещи краденые и изъятые из гражданского оборота.

22. Приобретение права собственности по договору, защита и прекращение права собственности

Приобретение права собственности по договору

Манципация (mancipatio) — торжественный обряд передачи манципируемой вещи. Манципация предполагала наличие передаваемой вещи или ее символа (напр., комка земли с передаваемого земельного участка) и состояла в произнесении особых формул в присутствии пяти свидетелей и весовщика, взвешивания на весах металла (меди) и прочих формальных процедур, имеющих древнее происхождение.

Права на манципируемые вещи могли быть уступлены также посредством мнимого судебного процесса (in iure cessio).

Ко времени абсолютной монархии деление вещей на манципируемые и неманципируемые потеряло свое значение и основным способом передачи права собственности по договору стала традиция (traditio). Традиция — способ приобретения права собственности, заключающийся в передаче одним лицом другому фактического владения вещью с целью передачи права собственности на эту вещь.

Традиция как способ приобретения права собственности предполагала следующие элементы: 1) переход владения вещью к приобретателю по воле отчуждателя; 2) легитимация на передачу, т.е. у лица, передающего вещь, должно быть право на ее отчуждение (обычно такое право принадлежит собственнику, но оно может быть еще и, напр., у залогодержателя); 3) соглашение сторон о том, что владение вещью передается для перенесения права собственности на передаваемую вещь (а, напр., не для держания при заключении договора хранения); 4) не должно быть легального запрета для передающего вещь отчуждать ее (напр., муж не вправе был отчуждать имущество, полученное им в приданое за женой).

Защита права собственности. Для защиты права собственности были разработаны виндикационный и негаторный иски.

Виндикационный иск представляет собой иск собственника о возврате владения вещью. В этом иске собственник доказывает свое право на вещь. В случае удовлетворения иска владелец должен вернуть оспариваемую вещь собственнику, со всеми плодами и доходами от нее. Ответчик ответствен за ухудшение состояния вещи, но может требовать от собственника компенсации своих необходимых расходов на содержание вещи, пока она находилась у него.

Негаторный иск связан с посягательствами на право пользования и право распоряжения вещью, принадлежащей собственнику. Он применялся во всех случаях затруднения пользования и распоряжения вещью, находящейся в собственности лица, выступающего в качестве истца по негаторному иску.

Для защиты приобретателей права собственности путем традиции им давался Публицианов иск (с фикцией о том, что право такого приобретателя основано на давности владения, даже если соответствующий срок еще не был достигнут).

Прекращение права собственности. Утрата права собственности могла быть при гибели вещи (напр., при выводе ее из гражданского оборота), отказе собственника от этого права или в случае лишения права собственности без воли самого собственника при конфискации вещи, установлении права собственности по давности владения другим лицом, в некоторых других случаях.

23. Понятие, виды, значение и содержание сервитутов

Сервитут — ограниченное право пользования чужой вещью.

Собственник вещи, обремененной сервитутом, обязан терпеть пользование своей вещью другим лицом (другими лицами). Сервитутные отношения связывают собственника вещи и пользователя по сервитуту косвенно, через вещь, обремененную сервитутом (служащую вещь).

Сервитут по общему правилу полагается бесплатным, но собственник мог потребовать возмещения своих расходов, связанных с его обеспечением.

Сервитут не может состоять в совершении собственником служащей вещи каких-либо положительных (активных) действий, он должен лишь пассивно терпеть действия собственника сервитутного права.

При коллизии сервитута с правом собственности последнее уступает сервитуту.

Личный сервитут дается конкретному лицу, прекращается со смертью лица, которому он принадлежит. Наследование личного сервитута (как и любое иное распоряжение им) не допускается.

Виды личного сервитута:

1. Узуфрукт — право пользования (пожизненное либо срочное) с извлечением плодов (обычно узуфрукт имели родители на имущество детей), с сохранением в целости субстанции (сущности) вещи. Лицо, пользующееся узуфруктом, называлось узуфруктуарием. Узуфруктуарий имел право передавать предмет узуфрукта в поднаем третьим лицам. Узуфруктуарий был обязан бережно относиться к вещи, возмещать ущерб, виновно причиненный ей, в случае приведения вещи в негодное состояние или при пользовании своим правом с превышением дозволенного, возмещать затраты на вещь. Узуфруктуарию запрещалось отчуждать и передавать узуфрукт по наследству, со смертью узуфруктуария узуфрукт прекращался и вещь переходила собственнику.

2. Узус — право пользования (пожизненное либо срочное) без извлечения плодов (плодами можно было пользоваться, как и вещью, в объеме собственных потребностей, но не распоряжаться), также с сохранением исходной субстанции. Лицо, пользующееся узусом, называлось узуарием. Узуарий был обязан и ограничен так же, как и узуфруктуарий.

3. Habitatio — право проживания в чужом доме (или конкретной его части).

4. Право пользования рабочей силой чужого раба или животного (без извлечения плодов).

Земельный (предиальныи) сервитут не зависит от личностей собственников господствующей и служащей в сервитуте вещей. В зависимости от характера вещей среди земельных сервитутов выделяются городские и сельские сервитуты.

Земельный сервитут обычно устанавливался в целях исправления естественных недостатков господствующей вещи за счет служащей (напр., на господствующем участке нет воды, поэтому ее черпают с соседнего служащего по сервитуту участка), обычно между соседними земельными участками, для обеспечения постоянной нужды господствующего участка.

Некоторые городские сервитуты касались вопросов взаимодействия между строениями (напр., право опереть стену своего строения на соседнюю постройку).

Сельские сервитуты касались, напр., права прохода или прогона скота через соседский земельный участок, проведения воды к своему участку и пр.

24. Залог и его формы

Залог — один из способов обеспечения обязательств, при котором из имущества залогодателя выделяется определенная вещь, на которую устанавливается право залога залогодержателя.

В случае неисполнения должником обязательства, в обеспечение которого им была передана заложенная вещь, залогодержатель (залоговый кредитор) вправе не только воспользоваться заложенной вещью, но и распорядиться ею.

Залоговое право всегда принадлежит кредитору определенного должника (залогодержателю). Вещи в залог за должника могли давать и третьи лица. Право залога и право требования исполнения обязательства принадлежат одному лицу — кредитору по обязательству (залогодержателю по залоговому праву).

Фидуциарная продажа — должник либо третье лицо продает вещь кредитору в собственность с тем, чтобы при условии неисполнения должником своего обязательства вещь осталась в собственности кредитора. При условии исполнения должником своего долга кредитор продавал вещь обратно залогодателю.

Ручной заклад — заложенная вещь передавалась залогодержателю не в собственность, а лишь в держание, по общему правилу без права пользования. Иными словами, заложенная вещь уже не продавалась залогополучателю, а передавалась ему на хранение. Ручной заклад может эффективно применяться, если заложенная вещь не нуждается в эксплуатации (уходе), ведь залогодержатель не обязан предпринимать какие-либо усилия по поддержанию вещи в надлежащем состоянии, делать для этого какие-либо траты (напр., может просто не кормить переданное в залог домашнее животное, а потом вернуть лишь его труп). Кроме того, ни залогодатель, ни залогодержатель не вправе был пользоваться вещью.

Ипотека — залог с оставлением заложенного имущества у залогодателя (чистый залог). Залоговое право залогодержателя состоит лишь в его возможности распоряжаться (в ограниченных пределах, в случае неисполнения должником обязательства) заложенной вещью. Ипотека позволяла свободно закладывать практически любые вещи без особых хозяйственных затруднений для залогодателя.

Вместе с тем при ипотеке определенные исковые возможности возникают у залогодержателя, а также у третьих лиц, вступающих в частно-правовые отношения с залогодателем по поводу заложенной вещи, не знающих о ее обременении, т.е. вещь при недобросовестности залогодателя могла быть перезаложена. Поэтому был введен принцип старшинства залога — приоритетно получал удовлетворение залогодержатель, чье право на заложенную вещь возникло раньше.

Во избежание многократного заклада, являющегося результатом злоупотреблений недобросовестных залогодателей, римляне вплотную подошли к институту обязательной государственной регистрации залоговых прав на вещи. В некоторых крупных городах такая регистрация даже существовала, но лишь на факультативной основе, при этом зарегистрированное залоговое право считалось старше незарегистрированного, даже если возникло позже.

25. Понятие, элементы и основания возникновения и прекращения обязательств

В силу обязательства (obligation) должник (обязанное лицо) должен совершить определенные действия в пользу кредитора. Активный характер этих действий позволяет отличить обязательство от вещного права. В обязательстве есть две стороны: кредитор обладает правом требования, а на должника возложена обязанность выполнить правомерные требования первого.

Любое обязательство должно быть обеспечено иском. Сказанное не относится к натуральным обязательствам (напр., по сделкам рабов и подвластных на начальном этапе развития римского права). Факт существования натурального обязательства мог использоваться при возражении по иску, однако непосредственно из натурального обязательства иск не вытекает. При этом натуральное обязательство содержит все остальные существенные признаки других обязательств.

Элементы обязательства — стороны, содержание, предмет.

Стороны обязательства — кредитор и должник.

Содержание обязательства — право требования по поводу предмета обязательства у кредитора и корреспондирующая ему обязанность должника.

Предметом обязательства является вещь, по поводу которой возникает обязательство.

В обязательстве может быть несколько предметов. Напр., в обязательстве из договора купли-продажи (как и во всех обязательствах из возмездных договоров) два предмета: товар и покупная цена.

Основания возникновения обязательств:

1. Договор, т.е. соглашение между лицами.

2. Деликт, т.е. правонарушение.

3. Как бы договор — в отличие от договора в собственном смысле слова, здесь нет согласованного волеизъявления сторон, оно подразумевается (напр., ведение чужих дел без поручения).

4. Квазиделикт — в отличие от деликта, в квазиделикте не ясна личность правонарушителя (напр., квазиделикт о вылитом или выброшенном, по которому к ответственности может быть привлечен владелец дома, из которого вылили или выбросили, даже если он не виновен).

При нормальном развитии гражданского правоотношения обязательство прекращалось его исполнением. Кроме надлежащего исполнения обязательство по римскому праву также прекращалось путем новации и зачета.

Новацией назывался договор, которым существующее между сторонами обязательство прекращалось путем установления вместо него нового, при этом новация меняет какой-либо элемент прекращаемого обязательства.

При зачете обязательство прекращается погашением встречным соразмерным требованием. Первоначально право производить зачет предоставлялось только банкирам для зачета взаимных требований своих клиентов. Применялся также зачет взаимных претензий из одного и того же договора.

В Юстиниановом праве существовали следующие условия прекращения обязательства зачетом. Зачитываемые требования должны быть: встречными, действительными, однородными, зрелыми (т.е. сопоставимыми по установленным срокам исполнения), ясными.

26. Классификация обязательств в римском праве

Основная классификация обязательств в римском праве проводилась именно по основанию их возникновения; выделялись соответственно договорные, деликтные обязательства, а также обязательства из как бы договоров и квазиделиктов.

Сделки односторонние и двусторонние. Контракты и пакты

Выделяются односторонние сделки (у одной стороны только право, у другой — только обязанность, напр, договор займа) и двусторонние (напр., договор купли-продажи). Ко второй группе относятся договоры — наиболее распространенное на практике основание возникновения обязательства, представляет собой соглашение (согласование воли) равных и независимых субъектов права, исходя из основополагающих принципов свободы договора и равноправия сторон (договаривающихся субъектов). Договорами также называются многосторонние сделки.

В римском праве среди договоров выделяются контракты (вербальные, литеральные, реальные и консенсуальные) и пакты.

Контракты — договоры, признанные цивильным правом (прежде всего предусмотренные Законами XII таблиц), соответствующим образом снабженные исковой защитой. В соответствии с классической классификацией Гая выделяют следующие виды контрактов:

1. Вербальные (устные), напр, предельно формальная стипуляция, архаичное основание возникновения одностороннего обязательства.

2. Литеральные (письменные), до классического периода с их помощью оформлялись устные соглашения, соответствующие записи (напр., о возникновении или погашении долга) одновременно вносились в приходно-расходные книги кредитора и должника. Позже литеральные контракты оформлялись как долговые расписки от третьего лица (синграфы) либо от первого лица (хирографы).

3. Реальные — обязательство возникает вследствие фактической передачи вещи.

4. Консенсуальные — обязательство возникает в силу достижения сторонами определенного соглашения независимо от факта передачи вещи или отсутствия таковой.

Пакты являлись неформальными соглашениями и поэтому поначалу не пользовались исковой защитой по цивильному праву. В преторских эдиктах имелось право стороны пакта не предъявлять иск, а лишь ссылаться на пакт в порядке возражения. Впоследствии некоторые пакты получили также и исковую защиту, поэтому появилось разделение пактов на «одетые» (снабженные исковой защитой) и «голые» (без исковой защиты).

27. Эволюция римского договорного права, его служебная роль

Эволюция римского договорного права по мере его развития и усложнения регулируемых им общественных отношений осуществлялась по двум основным направлениям. Во-первых, появлялись новые виды контрактов (так называемые «безымянные контракты», не вошедшие в классификацию Гая), во-вторых, увеличивалось количество пактов, снабженных исковой защитой («одетых» исков).

Безымянные контракты возникают в I — IV вв. в силу экономической необходимости. Юридическую силу безымянный контракт приобретал после того, как одна из сторон уже исполнила принятое на себя по такому «нестандартному договору» обязательство. Отдельным видом безымянного контракта стал «оценочный договор»: определенная родовыми признаками вещь передавалась другой стороне в определенной оценке для последующей продажи в сумме оценки или возврата.

Пакты получали исковую защиту следующими способами: 1) защита иском основного договора, к которому присоединялся пакт; 2) предоставление пакту исковой защиты на основании преторского эдикта (напр., претор предоставил исковую защиту соглашению о рассмотрении спора третейским судьей); 3) предоставление пакту исковой защиты императорским законодательством (напр., соглашение о дарении «с целью проявить щедрость»).

Служебная роль римского договорного права. Односторонние и синналагматические договоры

Если древние формальные договоры строгого права были односторонними (т.е. договор управомочивает одного и обязывает другого контрагента, вследствие чего первый выступает только в качестве кредитора, а второй — лишь в качестве должника), то все новые неформальные договоры (за исключением займа) являлись двусторонними, или синналагматическими (т.е. каждый участник, приобретая как права, так и обязанности, выступал одновременно должником и кредитором).

В рамках двусторонних договоров выделяют совершенную и несовершенную синналагму.

Совершенная синналагма характерна для договоров, приобретающих двустороннее действие уже с момента их заключения. Это объясняется тем, что устанавливается обмен взаимных обязанностей, одинаково ценных для сделки (напр., договор купли-продажи, найма, товарищества).

Несовершенная синналагма свойственна договорам, сперва проявляющимся лишь в одностороннем действии, а затем приобретающим взаимную направленность. В данных договорах существует главная для осуществления цели сделки обязанность и побочная, имеющая второстепенное значение (напр., договор поклажи, поручения).

Двусторонние договоры, опосредующие встречные действия своих контрагентов, пригодны в большей степени к обслуживанию товарно-денежного оборота, чем договоры односторонние, в процессе исполнения которых не бывает встречности совершаемых действий.

Поэтому формирование синналагматических договоров относится к более позднему времени, когда серьезные сдвиги, произошедшие в экономике Рима, вывели ее из натурально-патриархального состояния, а на смену единичным товарным сделкам пришло массовое их распространение.

28. Предмет договора. Представительство. Недействительность договора

Существенными (необходимыми) частями договора являются:

— предмет их договоренности — объект, на который распространяется вытекающее из договора обязательство;

— основание (causa) — ближайшая материальная цель, приведшая стороны к заключению договора.

Для уступки права требования претор стал использовать институт делегации (т.е. процессуального представительства). Новый кредитор, взыскивая долг с должника, выступал как бы представителем старого кредитора. Такая правовая фикция также содержала в себе определенные неудобства: напр., при смерти старого кредитора (который формально оставался стороной в обязательстве) новый кредитор уже не мог требовать долг с должника, так как представительство прекращается со смертью представляемого.

Недействительность договора (сделки). Договоры противозаконные и противоречащие «добрым нравам». Пороки воли

Недействительная сделка не могла являться основанием для возникновения каких бы то ни было правовых последствий. Если недействительная сделка была исполнена, последствия такого исполнения подлежали устранению, а стороны возвращались в первоначальное личное и имущественное состояние (осуществлялась реституция).

Сделка признавалась недействительной при наличии хотя бы одного из следующих условий:

1. Дефект в содержании сделки (напр., неопределенность содержания сделки).

2. Дефект в воле участников сделки (напр., совершение сделки лицом, не обладающим соответствующим правовым статусом).

3. Дефект в волеизъявлении участников сделки (напр., совершение сделки насильственным путем, под угрозой применения насилия, путем обмана). Применивший насилие в целях понуждения к совершению насилия помимо реституции обязан был компенсировать потерпевшему ущерб в двойном размере. Лицо, применившее обман при совершении сделки, подвергалось бесчестию (infamia).

29. Стороны в обязательстве. Замена лиц

В самом простом (с точки зрения количества сторон) обязательственном отношении участвуют два лица — кредитор (creditor — reus stipulandi), обладающий субъективным правом, и должник (debitor — reus promittendi), на которого возложена коррелирующая праву кредитора юридическая обязанность.

Но существовали и обязательственные отношения, более сложные по составу и числу участников, — с несколькими должниками (пассивная множественность сторон), с несколькими кредиторами (активная), с несколькими должниками и кредиторами (смешанная).

Со временем была разрешена замена лиц в обязательстве: в случае замены кредитора имеет место уступка права требования; в случае замены должника говорят о переводе долга на другое лицо.

Сначала уступка права требования в обязательстве осуществлялась путем новации, т.е. перезаключения обязательства с новым лицом. Путем новации можно было менять и содержание (т.е. тип) обязательства. Однако новация предполагает наличие согласия должника на перезаключение обязательства (что вытекает из принципиальной свободы договора), чего не всегда удавалось достичь на практике.

Цессия. Перевод долга. Римляне по мере развития активного гражданского оборота перешли к свободе уступки права требования по обязательству — возник институт цессии. В цессии участвуют цедент (старый кредитор) и цессионарий (новый кредитор), при этом согласие должника не требуется (его нужно было только известить о состоявшейся цессии). Не все права могли быть переданы путем цессии, в частности личные обязательства (напр., алиментные обязательства, обязательства из обиды как частного деликта) цессии не подлежали. Цессия, рассматривавшаяся как специфическая сделка, могла быть как безвозмездной, так и возмездной.

Намного раньше появления цессии сформировался институт перевода долга, развившийся из стипуляции, при этом третье лицо просто заявляло, что готово ответить по обязательству (удовлетворить требования кредитора) вместо должника. Однако заменить должника можно было только с согласия кредитора.

Обязательства с несколькими кредиторами или должниками

Если предмет обязательства делим, то обязательство дробилось между несколькими участниками. «По Законам XII таблиц наследственные долги делятся автоматически на доли».

Обязательства с множественностью лиц могли быть двух видов:

1. Долевое обязательство (долг, право требования) разделено на доли каждого содолжника (сокредитора). Обязательство с множественностью лиц является долевым по общему правилу.

2. Корреальное (солидарное) обязательство. Солидарное обязательство могло быть только пассивным. В таком случае один содолжник платил за всех, а потом с ним уже расплачивались другие содолжники. В этом случае проигрыш кредитором иска в отношении одного содолжника лишал его права требования и с остальных содолжников.

30. Исполнение обязательства

Исполнение (solution) обязательства — главная цель, которую преследуют стороны, вступающие в обязательственные правоотношения. Исполнение обязательства прекращает его, является обычным и наиболее распространенным способом прекращения обязательства.

В древнереспубликанский период (по цивильному праву, происходящему от Законов XII таблиц) действовало строгое правило: обязательство должно быть прекращено тем же способом, которым возникло. Со временем формальные требования к исполнению обязательства все более и более упрощались. В итоге исполнение обязательства должно было просто соответствовать его содержанию, т.е. являться надлежащим исполнением обязательства:

1. Исполнение должно быть произведено лицом, способным распоряжаться своим имуществом, личное исполнение требовалось только в обязательствах, носящих строго личный характер.

2. Исполнение должно быть произведено лицу, способному его принять (кредитору либо лицу, указанному кредитором).

3. Исполнение должно строго соответствовать содержанию обязательства, предмет обязательства может быть заменен с согласия сторон, при этом в период Юстиниана (постклассический период развития римского права) замена денежного исполнения передачей земли допускалась даже без согласия кредитора.

4. Обязательство должно быть исполнено в надлежащем месте (общее место исполнения всех обязательств по римскому праву — Рим либо место, в котором может быть предъявлен иск по римскому праву).

5. Обязательство должно быть исполнено в надлежащие сроки (исходя из договора или существа обязательства), при этом досрочное исполнение допускалось лишь в случае, если это не нарушало интересов кредитора.

Обязательство может быть исполнено не только должником, но и любым иным лицом в пользу должника. Исполнение осуществляется кредитору либо иному лицу по указанию последнего (напр., его опекуну, попечителю, поверенному, наследнику, рабу-управляющему).

По общему правилу исполнение должно в точности соответствовать условиям обязательства. С согласия кредитора предмет исполнения может быть заменен на другой, на практике чаще всего это происходило в уплате вещью (напр., земельным участком) вместо денег.

Время исполнения обязательства определялось исходя из его содержания. Если указание на это в обязательстве не содержалось, то обязательство должно было быть исполнено в разумный срок, который в каждом конкретном случае определялся по обстоятельствам дела. Если не существовало разумных обстоятельств, отодвигающих срок исполнения обязательства, то оно подлежало немедленному исполнению. Место исполнения обязательства также определялось из содержания обязательства или находилось там, где можно было предъявить иск (обычно таковым являлось место жительства должника). Универсальным местом исполнения обязательства считался Рим как всеобщее отечество всех римских граждан.

31. Последствия неисполнения обязательства

В случае нарушения времени, места, порядка исполнения обязательства возникала просрочка исполнения обязательства, которая влекла за собой «увековечивание» обязательства. Сторона, просрочившая исполнение обязательства, отвечает за последующие риски (напр., риск случайного уничтожения вещей, которые следовало вовремя передать кредитору по обязательству). Помимо этого должник обязан возместить убытки, связанные с просрочкой исполнения обязательства, которые определялись наивысшей ценой предмета обязательства в период между возникновением обязательства и его фактическим исполнением, уплатить проценты по долгу.

Ответственность ограничивалась в зависимости от типа договора, лежащего в основании обязательства. По некоторым договорам (напр., договору товарищества) ответственность должника ограничивалась случаями несоблюдения той степени заботливости, которую он применяет к своим собственным делам. Ответственность должника за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательства выражалась в Древнем Риме преимущественно в обязанности возместить все возникшие убытки (damnum praestare). Иногда ответственность применялась объективно, по факту, т.е. независимо от вины нарушителя (повышенная ответственность, основанная на объективном вменении). Такова, напр., ответственность поручителя, возмещающего убытки, произошедшие по вине должника.

В случае просрочки исполнения обязательства кредитор может в одностороннем порядке отказаться от договора.

От ответственности за просрочку должника освобождала просрочка кредитора. Помимо этого кредитор (если время исполнения обязательства не было четко определено в нем самом) должен был напомнить должнику о необходимости исполнения обязательства, в противном случае просрочка не наступала.

Условия возложения на должника ответственности за неисполнение обязательства:

1. Факт гражданского правонарушения.

2. Наличие убытков.

3. Причинная связь между правонарушением и убытками.

Должник несет ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, как правило, при наличии вины, под которой понималось несоблюдение того поведения, которое требуется правом: «Нет вины, если соблюдено все, что требовалось». При этом выделялось два вида вины:

1. Умысел (dolus) — виновный предвидит последствия своих действий (бездействия), желает их наступления. Ответственность в этом случае наступает всегда безо всяких исключений.

2. Небрежность (culpa в узком смысле слова) — виновный не предвидел последствий своих действий (бездействия), хотя должен был их предвидеть («вина имеется налицо, если не было предвидено то, что заботливый мог предвидеть»). Грубая небрежность — не проявляется та мера заботливости, которую можно требовать от каждого («грубая вина — это чрезвычайная небрежность, т.е. непонимание того, что все понимают»). Легкая небрежность — не проявляется та мера заботливости и осмотрительности, которую должен проявить добрый хозяин, заботливый глава семьи.

32. Вербальные и литеральные договоры. Стипуляция

Вербальные договоры (контракты), как и литеральные, относятся к самым древним и формальным в истории римского частного права. Вербальными назывались договоры, устанавливаемые устным произнесением определенных слов, формул или фраз.

К вербальным контрактам относились обещание приданого, клятва вольноотпущенника (в верности патрону, т.е. бывшему господину).

Наиболее наглядным примером вербального контракта является стипуляция — одностороннее обещание, применявшееся в основном на рынках. Стипуляция заключается посредством вопроса будущего кредитора и совпадающего с вопросом ответа со стороны лица, соглашающегося быть должником. Стипуляция требовала одновременного присутствия в одном месте сторон возникающего обязательства (представительство не допускалось), а также свидетелей, призванных удостоверить сделку. Со временем (особенно в постклассический период) формальностям стипуляции уже не придавалось значения.

Обязательство, основывающееся на стипуляции, является сугубо односторонним: кредитору принадлежало только право требовать исполнения обязательства, а на должнике лежала абсолютная обязанность выполнить требование кредитора.

Обязательство из стипуляции носило абстрактный характер, поэтому было весьма удобной формой договорных отношений прежде всего на заре развития гражданского оборота в древнеримском обществе. В форме стипуляции можно было совершить фактически любой договор (от купли-продажи до поручительства).

Стипуляцией нередко пользовались в целях новации, т.е. стипуляцию заключали для того, чтобы прекратить уже существующее обязательство, поставив на его место новое, возникающее из стипуляции. Помимо этого в форме добавочной стипуляции на стороне должника в Риме устанавливалось поручительство.

Литеральные договоры основаны на записи, которая в дальнейшем свидетельствует о наличии такого контракта. Письменные договоры не получили широкого распространения в Древнем Риме, так как письменность была доступна весьма узкому кругу населения.

Наиболее древней формой литеральных договоров были записи в приходно-расходных книгах, основанные на предварительно достигнутом соглашении сторон данного обязательства. В письменную форму могли облекаться и ранее существовавшие договоры купли-продажи, найма. Литеральный договор в форме записи в приходно-расходных книгах не исключал возможности злоупотреблений со стороны кредитора, поэтому в классический период эта форма договора постепенно утрачивает свое значение, уступая место более простым и доступным формам литеральных контрактов.

Со временем римляне стали использовать заимствованные в древнегреческой практике долговые расписки — синграфы и хирографы. Синграфы излагались в третьем лице, заверялись подписями свидетелей, использовались при выдаче кредитов ростовщиками. Хирографы же излагались должником от первого лица и им же подписывались.

33. Реальные договоры. Договор хранения

Возникновение гражданского (частно-правового) обязательства из реального договора (реального контракта) обусловливается не только заключением соглашения между сторонами обязательства, но и передачей вещи, являющейся предметом обязательства. Типичными реальными договорами в классическом римском частном праве являлись заем, ссуда и хранение.

Хранение (depositium) представляет собой договор, по которому одна сторона передает другой вещь на время для обеспечения ее неприкосновенности.

Хранение — реальный, практически односторонний, безвозмездный контракт.

Сторонами обязательства, вытекающего из договора хранения, являются поклажедатель и хранитель. Поклажедателем не обязательно должен являться собственник вещи.

По общему правилу предметом хранения является индивидуально определенная вещь (хотя в принципе это не обязательно), обязательно телесная (существующая в натуре).

Хранитель, по общему правилу, не вправе пользоваться переданной ему на хранение вещью, он обязан обеспечивать ее сохранность и вернуть ее по первому требованию поклажедателю (вместе с плодами и доходами) в том состоянии, в котором получил, с учетом естественного старения.

Поклажедатель обязан возместить хранителю необходимые расходы, связанные охранением переданной вещи. У поклажедателя могла возникнуть обязанность возместить хранителю вред, нанесенный передачей на хранение недоброкачественной вещи, нанесшей ущерб хранителю.

Хранитель отвечал только в пределах грубой неосторожности (ведь договор хранения был безвозмездным). Исключением являлась только печальная (горестная) поклажа, т.е. поклажа в тяжелых чрезвычайных обстоятельствах, когда лицо вынуждено передавать вещь на хранение первому встречному, в таком случае хранитель отвечает за любую вину, а если такой хранитель вообще отказывался вернуть переданную на хранение вещь (или не смог обеспечить сохранность вещи), то он возмещал стоимость вещи в двукратном размере, а также подвергался бесчестью (infamia).

Поклажедателю предоставлялся прямой иск к хранителю по договору хранения — право истребовать обратно свою вещь.

У хранителя мог быть только встречный иск по договору хранения: в случае нанесения ему ущерба передачей недоброкачественной вещи.

Особым видом договора хранения был секвестр. В этом случае вещь изымается на хранение, если по поводу ее принадлежности ведется судебная тяжба. При секвестре неясно, кто из тяжущихся является поклажедателем (собственником передаваемой на хранение в порядке секвестра вещи), поэтому держатель по этому договору наделен в порядке исключения (как и в случае с залогом) средствами владельческой защиты, являясь как бы исполняющим обязанности собственника.

34. Заем и ссуда

Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона передает в собственность другой стороне денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками, с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока (либо по востребованию) такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие были получены.

Заем — реальный, односторонний, возмездный (хотя мог быть и безвозмездным, если не заключалось дополнительного соглашения о процентах) контракт. Нормальной была процентная ставка 1% в месяц в классический период, 6% (8% для торговцев) в период Юстиниана; начисление сложных процентов (процентов на проценты) не допускалось.

Сторонами договора являются заимодавец и заемщик.

Предметом являются денежная сумма или известное количество других вещей, определенных родовыми признаками (валюта займа).

Ответственность сторон основывается на общих правилах и специальном соглашении сторон по этому поводу.

Заемщик обязывался возвратить такое же количество вещей, такого же рода и качества, какое им было получено от заимодавца. Обычно дополнительным соглашением заемщик обязывался также платить проценты заимодавцу (что делало договор займа возмездным). Документом, обеспечивающим доказательство передачи валюты займа, обычно была специальная долговая расписка (хирограф), в таком случае обязательство на заемщика возлагалось с момента подписания им хирографа.

Для осуществления вытекающего из договора займа права требования заимодавцу предоставлялся иск. Должнику со временем стали давать специальную эксцепцию со ссылкой на то, что валюта займа заемщиком от заимодавца фактически получена не была, это должник должен был доказать. Лишь в III в. бремя доказывания по этой эксцепции переложили на кредитора: он должен был доказать, что валюта займа действительно была передана заемщику.

Ссуда (commodatum) представляет собой договор, по которому одна сторона передает в безвозмездное временное пользование другой стороне индивидуально определенную вещь.

Договор ссуды — реальный, практически односторонний, безвозмездный контракт.

Сторонами выступают ссудодатель и ссудополучатель.

Предметом является индивидуально определенная и непотребляемая вещь (напр., конкретный земельный участок).

Ссудополучатель обязан в срок (оговоренный в контракте или по первому требованию ссудодателя) вернуть ссуженную вещь ссудодателю. Ссудополучатель не обязан производить восстановительный ремонт вещи, если вещь не изнашивалась сверх обычного и использовалась им обычным способом.

У ссудодателя могла возникнуть лишь одна обязанность — возместить ссудополучателю вред, нанесенный передачей недоброкачественной вещи (напр., больного животного, заразившего стадо ссудополучателя). У ссудодателя сохраняется право собственности на ссуженную вещь, пока она находится во владении и пользовании ссудополучателя.

Ссудополучатель несет ответственность за любую вину, включая легкую неосторожность.

35. Договор купли-продажи. Эвикция

Купля-продажа (emptio-venditio) представляет собой договор, по которому одна сторона обязуется передать вещь в собственность другой, а другая, в свою очередь, обязуется уплатить покупную цену.

Договор купли-продажи — консенсуальный, двусторонний, возмездный контракт.

Сторонами договора являются продавец и покупатель.

Предметами договора являются вещь, подлежащая передаче продавцом покупателю (товар), а также сумма денег, подлежащая передаче покупателем продавцу (покупная цена).

Допускалась продажа вещей, еще не существующих или не находящихся в собственности продавца на момент заключения договора (запродажа, напр., урожая, который еще предстоит собрать, под отлагательным условием). Естественно, при запродаже договор купли-продажи не подлежал немедленному исполнению.

Более того, допускалась продажа чужой вещи, при этом возникала обязанность продавца выкупить вещь у ее нынешнего владельца, при невыполнении этой обязанности продавец возмещал покупателю все убытки, причиной которых явилась несостоявшаяся основная сделка купли-продажи.

Продавец обязан передать товар покупателю и перевести на него право собственности. Покупатель обязан уплатить условленную покупную цену за товар. Покупная цена при купле-продаже должна выражаться именно в деньгах, в противном случае возникает договор мены. Покупная цена должна быть определенной, однако не обязательно должна выражаться конкретной суммой. Цены по общему правилу определялись свободным соглашением сторон.

Риск случайной гибели продаваемой вещи переходит на покупателя с момента заключения договора купли-продажи (а не с момента фактической передачи вещи продавцом). Вместе с рисками на покупателя при заключении договора переходят все случайные приращения и улучшения товара.

Продавец нес ответственность по поводу качества передаваемой вещи. По Законам XII таблиц, продавец отвечал только за те обещания по поводу качества товара (кроме обычного для рынка пустого расхваливания), которые фактически делал, ответственность за скрытые недостатки товара не была предусмотрена. Римляне обычно освобождали продавца от ответственности за явные недостатки вещи, которые легко мог обнаружить продавец. По нормам преторско-го права (правильнее сказать, что эти нормы были сформулированы курульными эдилами, специальными магистратами, контролировавшими рыночную торговлю) продавец стал также отвечать за скрытые недостатки вещи, даже если они не были известны самому продавцу. При этом сохранялся принцип ответственности только при наличии вины, т.е. продавец не отвечал за недостатки, о которых не знал, но и не должен и не мог знать.

Продавец также нес ответственность (в размере двойной цены товара) за эвикцию, т.е. истребование проданной вещи третьим лицом в связи с тем, что продавец не был вправе отчуждать вещь покупателю. Продавец освобождался от такой ответственности, если в тяжбе с третьим лицом покупатель не прибегал к свидетельским показаниям продавца как доказательству своих прав на вещь.

36. Договор найма

Наем вещи (locatio-conductio rerum) представляет собой договор, по которому одна сторона дает вещь другой в возмездное временное пользование.

Договор найма вещи — консенсуальный, двусторонний, возмездный.

Стороны договора — наймодатель и наниматель.

Предмет договора — индивидуально определенная непотребляемая вещь.

Наймодатель обязан передать вещь в пользование нанимателю, обеспечить последнему спокойное пользование переданной вещью (напр., в случае необходимости помочь с владельческой защитой, ведь наниматель был лишь держателем переданной вещи).

Наниматель обязан уплачивать наемную плату, возвратить вещь по окончании срока действия договора в надлежащем состоянии (с учетом естественного износа). Наниматель вправе пользоваться переданной вещью, но не обязан делать это. Улучшения, которые он делает переданной вещи, остаются в его собственности, только если они могут быть отделены.

Смена собственника вещи прекращала действие договора.

Наймодатель несет ответственность по всем формам вины. Наниматель отвечает за любую вину при неуплате наемной платы и при ухудшении качества переданной в наем вещи.

Был допустим поднаем, в таком случае ответственность перед наймодателем сохранялась у первого нанимателя (по принципу «за всех как за себя»).

Наем услуг (locatio-conductio operawm) представляет собой договор, по которому одна сторона принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны определенные услуги за условленное денежное вознаграждение.

Договор найма услуг — консенсуальный, двусторонний, возмездный.

Стороны договора — нанявшийся и наниматель.

Предмет договора — выполнение нанявшимся отдельных услуг по указанию нанимателя.

Нанявшийся обязуется лично выполнять определенные договором услуги в пользу нанимателя. Наниматель обязуется выплатить нанявшемуся соответствующее вознаграждение. Если нанявшийся не мог вследствие болезни или иной причины выполнять условленные услуги, он не имел право и на вознаграждение. Если же нанявшийся готов был оказывать условленные услуги (и в это время не работал нигде на стороне), но наниматель ими не воспользовался по не зависящим от нанявшегося причинам, последний сохранял право на вознаграждение, определенное договором.

Договор мог быть заключен или на точно определенный срок, или без срока. В последнем случае каждая сторона могла в любое время заявить об отказе от договора.

Обычно договор найма услуг заключался по поводу выполнения повседневных домашних дел, не требующих специальных знаний и навыков, при этом существенным является то, что разрешалось только личное исполнение договора найма услуг.

Стороны договора несли ответственность по своим обязательствам в полном объеме.

Фактически положение нанявшегося в отношениях с нанимателем было близко к положению раба в его отношениях с господином. Если такая зависимость была недопустима, то использовался договор поручения (напр., при оказании юрид. или консалт. услуг).

37. Договор подряда

Если целью договора была передача заказчику готового результата работы, то заключался не договор найма услуг, а договор подряда (location-conductio opens). Это договор, по которому одна сторона принимает на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны определенную работу за условленное денежное вознаграждение.

Договор подряда — консенсуальный, двусторонний, возмездный контракт.

Сторонами договора подряда являются заказчик и подрядчик.

Предметом договора является определенный законченный материальный результат (opus), которого должен достичь подрядчик в интересах заказчика, используя свои специальные знания и навыки. При этом процесс достижения этого результата определяется самостоятельно подрядчиком.

Подрядчик обязан выполнить работу в соответствии с требованиями заказчика. Заказчик должен принять фактически проделанную подрядчиком работу (если она соответствует заранее определенным требованиям) и выплатить подрядчику вознаграждение. Заказчик предоставляет подрядчику необходимый материал (во всяком случае, не менее его половины, в противном случае будет иметь место купля-продажа). Если в процессе исполнения работы выяснилась невозможность выполнить работу за условленную цену, то заказчик может либо согласиться на увеличение вознаграждения, либо отказаться от договора без какого-либо вознаграждения подрядчику. Если заказчик произвольно отказывается принять от подрядчика работу, то он не освобождается от обязанности уплаты вознаграждения. Если заказчик прервал выполнение работы раньше срока и подрядчику удалось использовать освободившееся время на другой работе, его заработок по этой второй работе засчитывается в счет вознаграждения, причитающегося ему от первого заказчика.

Подрядчик выполняет работу на свой страх и риск, несет ответственность за случайную гибель или порчу работы до ее сдачи заказчику (это требование не касается предоставленных заказчиком материалов). Подрядчик отвечает даже за вину тех лиц, услугами которых он пользовался при выполнении работы. В случае неисполнения своих обязанностей стороны несут ответственность за любую вину.

Каждой стороне договора подряда предоставлялось по самостоятельному иску (acf/o locati и actio conducti).

38. Договор поручения

Поручение (mandatum) представляет собой договор, по которому одна сторона поручала другой исполнение каких-либо действий.

Договор поручения — консенсуальный, двусторонний, безвозмездный.

Стороны договора — мандант (доверитель) и мандатарий (поверенный).

Предмет договора — юридические действия (совершение сделок, выполнение некоторых процессуальных действий), услуги фактического характера (напр., безвозмездная починка дома).

Мандатарий обязан точно, тщательно и заботливо выполнить принятое на себя поручение манданта (совершить определенные договором поручения действия) в полном соответствии с его содержанием. Если же оказывалось невозможно исполнить поручение манданта максимально точно, мандатарий должен был испросить дополнительные указания от манданта; при фактической невозможности сделать это мандатарий должен поступить так, чтобы его решение соответствовало общему смыслу поручения. Мандатарий должен выполнять поручение манданта не обязательно лично (если иное не указано в договоре поручения). По исполнении поручения мандатарий обязан был отчитаться перед мандантом (в частности, передать ему все документы, относящиеся к поручению). Мандант обязан принять исполнение мандатарием поручения. Мандант обязан был возместить материальные убытки мандатария, связанные с исполнением поручения, независимо от результата, достигнутого путем произведенных расходов, при условии, что мандатарий расходовал средства добросовестно и разумно. Мандант был обязан возместить мандатарию убытки, понесенные последним по вине манданта, а также находящиеся в непосредственной связи с исполнением поручения.

Поручение рассматривалось как почетная обязанность (хоть и безвозмездная, во всяком случае по общему правилу), поэтому мандатарий нес ответственность (при наличии любой вины) перед мандантом в полном объеме и обязан был возместить манданту все убытки.

Если мандатарий не мог исполнить поручение, он обязан был известить об этом манданта, чтобы тот мог заменить мандатария, в противном случае он отвечал перед мандантом за причиненный ущерб.

Мандатарий отвечал перед мандантом за осторожный и тщательный выбор помощников и заместителей (субститов) при исполнении поручения, если ему было разрешено исполнять поручение не лично. Если он должен был исполнять поручение лично, но тем не менее использовал помощь субститутов, то он отвечал за их действия перед мандантом.

Для осуществления прав манданта, соответствующих обязанностям мандатария, манданту давался иск, присуждение по этому иску помимо прочего влекло за собой бесчестье. Мандатарий имел встречный иск, связанный, в частности, с истребованием с манданта компенсации расходов мандатария, связанных с исполнением поручения.

Договор прекращался односторонним отказом от договора той или иной стороны по возможности заблаговременно (если это не наносило ущерба другой стороне), а равно смертью одной из сторон (так подчеркивался сугубо личный характер этого договора).

39. Договор товарищества

Товарищество (soc/efas) представляет собой договор, в соответствии с которым два или несколько лиц объединялись для достижения определенной общей законной хозяйственной цели.

Договор товарищества — консенсуальный, безвозмездный, двусторонний (или многосторонний).

Стороны (участники) договора — товарищи.

Предмет договора — совместная хозяйственная деятельность товарищества.

Товарищи (из своего имущества) создавали определенную имущественную общность. Равенство вкладов не являлось необходимым, но по общему правилу предполагалось. Это имущество могло находиться как в режиме общей собственности товарищей, так и оставаться в собственности отдельных товарищей, но в общем пользовании для целей товарищества. При societas quaestus (эта форма товарищества существовала по общему правилу) в общее имущество товарищей включались и приобретения, получаемые в процессе общей хозяйственной деятельности товарищества. Товарищи участвовали в товариществе также своей личной деятельностью. Субъектами прав на общее имущество (и вообще всех прав и обязанностей в товариществе) были именно объединившиеся для совместной хозяйственной деятельности товарищи, а не товарищество как таковое, поэтому последнее (в отличие, в частности, от коллегии) не являлось юридическим лицом.

Срок в договоре не является существенно необходимым условием. При бессрочности товарищества за каждым из товарищей признавалось право одностороннего, с соблюдением определенных условий, отказа от договора.

Каждый из товарищей должен был относиться к общему делу заботливо и внимательно, как к своему собственному, его ответственность наступала при такой форме вины как culpa in concreto.

Каждый из товарищей был обязан получаемые при ведении общего дела вещи не присваивать себе, а относить в соответствии с договором товарищества на общий счет для распределения между всеми товарищами. Каждый товарищ вправе был требовать от других товарищей, чтобы и издержки, понесенные им, и обязательства, в которые ему пришлось вступить при ведении общего дела, не оставались на нем одном, но также были распределены между всеми товарищами в соответствии с договором товарищества.

Риск случайной гибели вещей, вносимых товарищами в качестве вкладов по договору товарищества, ложился на всех товарищей: в отношении индивидуальных вещей — с момента заключения договора, а в отношении вещей, определенных родовыми признаками, — с момента их передачи. Равным образом и риск случайных потерь и убытков, вызванных ведением товарищеского дела, несли все товарищи совместно.

Договор прекращался при выходе из товарищества (смерти, несостоятельности) хотя бы одного участника; соответственно при необходимости включения нового товарища заключался новый договор. Кроме того, договор прекращался: при окончании срока его действия; вследствие достижения поставленной цели или выяснения невозможности ее достижения; вследствие разрозненных действий товарищей; по судебному решению.

40. Безымянные контракты

Существовавшая в римском праве система исчерпывающего перечня контрактов, в которой каждый контракт имел свое собственное хозяйственное значение и защищался каждый своим иском, не удовлетворяла экономическим потребностям императорского Рима. Так, если два лица договаривались о каких-то имущественных предоставлениях друг другу, но заключенный договор не входил в закрытый перечень контрактов, то он не обеспечивался специальной исковой защитой, при этом римляне отмечали: «нет иска — нет и права». Давался лишь иск из неосновательного обогащения для стороны, чьи права были нарушены.

Для защиты развивающихся экономических отношений римскими юристами были введены в оборот новые виды контрактов, обеспеченные специальной исковой защитой, но выходящие из общей системы цивильных контрактов. Сам термин «безымянные контракты» для договоров указанного вида был введен средневековыми глоссаторами.

У безымянного контракта должно быть реальное условие, он должен быть возмездным и подпадать под формулу «Даю (делаю), чтобы ты дал (сделал) — do (facto) ut des (facias)».

Примерами безымянных контрактов являются договор мены, оценочный договор.

В договоре мены (permutatto) в качестве цены передаваемого товара выступают не деньги, а другой товар, а в остальном, как в экономическом, так и в юридическом аспектах он напоминает договор купли-продажи.

Оценочный договор (contractus aestimatorius) является аналогом современного договора комиссии. По этому договору одна сторона передает определенную вещь другой для продажи по заранее оговоренной цене, после продажи вещи ее бывшему хозяину непосредственным продавцом отдается оценочная стоимость. Вместе с тем оценщик мог вернуть вещь хозяину, не продав ее.

Безымянные контракты в постклассический период стали защищаться исками (action praescriptis verbis). За стороной, выполнившей свое обязательство по безымянному контракту и не получившей удовлетворения от другой стороны, признавалось право вместо предъявления иска о понуждении контрагента к встречному предоставлению предъявить кондикционный иск о возврате исполненного первой стороной как неосновательного обогащения.

Пакты (pacta) представляли собой неформальные (т.е. не подпадающие под правила заключения контрактов) соглашения, поэтому они не имели исковой защиты. Признание пактов со стороны претора поначалу выразилось не в предоставлении иска в его защиту, а в возможности для тяжущейся стороны сослаться на пакт в порядке возражения. С течением времени все же некоторые категории пактов в виде исключения получили и исковую защиту.

К пактам относились менее значимые соглашения, дополняющие систему контрактов. Самое общее деление пактов: обеспеченные исковой защитой («одетые пакты»); не обеспеченные исковой защитой («голые пакты»).

Выделялись следующие виды пактов, получивших исковую защиту:

1. Присоединенные к контракту. Пакты этого рода были дополнительными соглашениями к какому-либо защищаемому иском договору (контракту), они имели целью внести какие-либо видоизменения в юридические последствия главного договора (напр., возложить на одну из сторон дополнительную обязанность).

2.Преторские. Такие пакты были снабжены исковой защитой преторским эдиктом. Виды преторских пактов:

2.1. Подтверждение долга. Заключая этот пакт, можно было изменить содержание контракта (напр., уточнить срок платежа).

2.2. Receptum: 1) соглашение с третейским судьей. Стороны, передавая свое судебное дело третейскому судье (арбитру), заключали с ним пакт, по которому он обязывался рассмотреть порученное дело; 2) соглашение с хозяином корабля, гостиницы, постоялого двора о сохранности вещей проезжих. На хозяина возлагалась ответственность за пропажу (причинение иного вреда) переданных на хранение вещей проезжего, причем наличие вины было не обязательно (повышенная ответственность), т.е. действовал принцип объективного вменения (от ответственности освобождало только наступление стихийного бедствия); 3) соглашение с банкиром об уплате третьему лицу известной суммы за контрагента банкира, заключившего пакт.

3. Императорские, т.е. получившие исковую защиту в императорском законодательстве, включая:

3.1. Соглашение лиц, между которыми имеется спор относительно права о передаче этого спора на разрешение третейского судьи. Для обеспечения выполнения решения третейского судьи последнему обычно передавалась спорная вещь (либо денежная сумма) или для этого совершалась стипуляция. За неисполнение решения арбитра на виновную сторону накладывался штраф.

3.2. Договор дарения. Так как даритель ничего от акта дарения не приобретает, а даже наоборот теряет, то его ответственность за эвикцию подаренной вещи, за обнаруженные в ней недостатки ограничивалась только случаями допущения дарителем dolus и culpa lata. Допускалась односторонняя отмена дарения дарителем (напр., в случае неблагодарности одаренного).

42. Обязательства как бы из договора. Ведение чужих дел без поручения. Обязательства из неосновательного обогащения

Обязательства как бы из договора (quasi ex contractu) — обязательства, возникающие при отсутствии между сторонами договора, но по своему характеру и содержанию сходные с обязательствами, возникающими из договоров. В данном случае основанием возникновения обязательства являются или односторонние сделки, или другие факты, не сходные по своей природе ни с договорами, ни с деликтами. Основные виды обязательств как бы из договоров: ведение чужих дел без поручения и обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения.

Ведение чужих дел без поручения (negotiorum gestio) — аналог договора поручения. В этом случае одно лицо (gestor) вело дело другого лица (domimius), управляло его имуществом, выполняло иные фактические и юридические действия, не имея на то поручения и не будучи на то обязано каким-либо иным способом, имея в виду, что соответствующие расходы будут отнесены на счет гестора (однако не претендуя на вознаграждение), такие действия в интересах гестора должны быть хозяйственно целесообразными (utiliter). Гестор отвечал за всякую вину при ведении чужого дела без поручения, обязан был отчитаться перед domimius о проделанных действиях в его интересах. Последний был обязан возместить гестору понесенные им фактические издержки. Пре-торский эдикт защищал данные правоотношения аналогично отношениям, вытекающим из договора поручения.

Обязательства из неосновательного обогащения возникают вследствие поступления вещей в имущество одного лица или сохранения их в этом имуществе за счет имущества другого лица без надлежащего юридического основания.

Для истребования неосновательного обогащения заинтересованному лицу давался кондикционный иск (condictio). Его предметом могли быть: денежная сумма, определенная вещь, другое неосновательное обогащение.

1. Иск о возврате недолжно уплаченного.

2. Иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась.

3. Иск о возврате полученного вследствие кражи. Мог применяться собственником украденной вещи против вора вместо виндикационного иска. От других случаев обязательств из неосновательного обогащения этот отличался тем, что предполагал недобросовестность должника (вора).

4. Общий иск о возврате неосновательного обогащения. Этот иск предоставляется в силу одного лишь факта неосновательного обогащения за чужой счет без ближайшего определения условий иска. Он давался в случае невозможности предъявления виндикационного иска для истребования вещей (напр., смешение индивидуально-неопределенных вещей). Также данный иск давался, если вещи поступали во владение лица на законном основании, но затем данное основание отпало.

43. Деликт. Характер и объем ответственности. Обязательства как бы из деликтов

Деликт (частное правонарушение, delictum privatum) — такое правонарушение, которое рассматривалось как нарушение главным образом прав и интересов отдельных частных лиц (а не прав и интересов государства в целом, как преступление), порождающее обязательство лица, совершившего деликт, уплатить потерпевшему штраф или, по крайней мере, возместить убытки. Многие правонарушения, считавшиеся у римлян частными деликтами, являются сейчас преступлениями (это касается, в частности, кражи). Список деликтов по римскому частному праву был ограничен, являлся исчерпывающим, не существовало абстрактного правового понятия генерального деликта.

Частный деликт предполагал обязательное наличие следующих трех элементов: объективный вред, причиненный противозаконным действием одного лица другому; вина лица, совершившего противозаконное действие (в форме умысла или неосторожности); признание законом данного действия неправомерным.

Если было несколько правонарушителей, то штрафная ответственность в деликтном обязательстве возлагалась на каждого из виновников, причем по принципу кумуляции (умножения взыскания).

Деликтоспособность по римскому праву не всегда совпадала с дееспособностью. Напр., несовершеннолетние (старше 12 лет для девочек и 14 лет для мальчиков) не были способны заключать договоры (и нести по ним ответственность) без участия опекуна, но отвечали за любой деликт.

В области деликтов подвластных детей и рабов (особенно на раннем периоде) сложилась ноксальная ответственность: домовладыка виновного лица мог либо возместить потерпевшему убытки от деликта подвластного лица; либо выдать последнего для личной отработки долга в хозяйстве потерпевшего.

Основные деликты — обида, кража, неправомерное уничтожение или повреждение чужих вещей, угроза, мошенничество.

Обязательства как бы из деликтов (quasi ex delicto) возникают из недозволенного поведения лица, однако при таких обстоятельствах, когда нет ни одного из предусмотренных нормами права деликтов.

44. Личная обида. Кража. Неправомерное повреждение имущества

Термин injuria (обида) употреблялся римлянами и в общем смысле неправомерного действия, и в специальном смысле личной обиды.

Отдельные виды личной обиды (по Законам XII таблиц): повреждение конечностей человеческого тела, караемое по общему правилу по принципу талиона; повреждение внутренней кости и другие личные обиды действием, караемые штрафом.

Позже injuria уже не ограничивалась только обидой действием, но охватывала всякое оскорбительное, пренебрежительное отношение к чужой личности. Кроме того, основанием для ответственности по этому деликту стало признаваться намерение виновного обидеть потерпевшего. Штраф стал определяться судом в зависимости от обстоятельств дела (соответственно иск из обиды приобрел характер оценочного).

Деликтное обязательство из обиды в силу своего глубоко личного характера не переходило на наследников виновного в порядке правопреемства.

К furtum (краже) относилось всякое противозаконное корыстное посягательство на чужую вещь. Furtum не ограничивалось похищением вещи; выделялись корыстное противоправное намеренное пользование вещью и кража владения, напр., должник отнимает у кредитора вещь, отданную ему в залог, в таком случае получается, что он крадет свою же собственную вещь.

Вор, у которого вещь была обнаружена после кражи в результате обыска, карался бичеванием, после чего отдавался во власть потерпевшего; в случае ночной или вооруженной кражи вора разрешалось даже убить на месте. Вор, не застигнутый с поличным, карался штрафом в размере двойной стоимости украденной вещи.

Позже самостоятельная расправа над вором была запрещена. Потерпевшему собственнику давался как виндикационный, так и кондикционный иски (последний был легче в отношении доказывания, позволял истребовать с вора стоимость похищенной вещи, если он уже успел сбыть ее с рук). Потерпевший имел возможность предъявить к вору штрафной иск (вор, пойманный с поличным, присуждался к штрафу в размере 4-кратной стоимости похищенного; в противном случае — в двойном размере).

Неправомерное уничтожение или повреждение чужого имущества

Законы XII таблиц знали только некоторые частные случаи причинения имущественного вреда (напр., поджог дома). Общий деликт уничтожения (повреждения) чужих вещей появился приблизительно в III в. до н.э. с изданием закона Аквилия. Аквилиев закон устанавливал при уничтожении чужой вещи уплату виновным ее наивысшей стоимости на протяжении предшествующего года, а в случае повреждения чужой вещи — уплату ее наивысшей стоимости на протяжении последнего месяца. Поначалу Закон затрагивал только случаи причинения вреда телесным воздействием на телесную вещь, позже сфера его применения была расширена (напр., на случай уморения чужого раба голодной смертью). Необходимым условием применения Аквилиева закона было противозаконное причинение вреда, наличие вины (хотя бы в форме легчайшей неосторожности).

45. Понятие и виды наследования

Наследование — это переход прав и обязанностей умершего физического лица к другим лицам. Наследование осуществляется в порядке универсального правопреемства, т.е. наследник, принимая наследство, приобретает все права и обязанности наследодателя (или определенную наследственную долю, если наследников двое и более). Универсальное правопреемство отличается от так называемого сингулярного правопреемства, предоставляющего правопреемнику определенные права без обременения обязанностями.

В процессе наследования выделялось два этапа: открытие наследства (смерть наследодателя) и принятие наследства. Право собственности у наследника на наследуемое имущество возникало лишь после принятия наследства. Право на принятие наследства зависело от усмотрения наследника, за исключением наследников первой очереди по Законам XII таблиц, которые являлись «необходимыми наследниками» и обязаны были принять открывшееся в их пользу наследство, независимо от своей воли; отказ от принятия наследства в таком случае не допускался. Также необходимым наследником признавался раб, отпущенный наследодателем на свободу и назначенный наследником по завещанию.

Наследование в Древнем Риме было возможно по завещанию или по закону (если завещание не было составлено или признано недействительным либо наследник, указанный в завещании, не принял наследство).

Характерной особенностью римского наследственного права была недопустимость сочетания двух названных оснований при наследовании после одного и того же лица, т.е. было недопустимо, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику (наследникам) по завещанию, а другая часть того же наследства — к наследнику(наследникам) по закону.

Наследование по завещанию, требовавшее в ранний период соблюдения ряда формальностей, в дальнейшем заметно упростилось (претор стал признавать и обеспечивать исковой защитой даже завещания, составленные в более простой форме, чем теоретически требовалось).

В дальнейшем две системы наследования по римскому праву — цивильная и преторская — стали постепенно сближаться. Окончательно новые принципы наследования были установлены лишь новеллами знаменитого византийского императора Юстиниана.

46. Наследование по закону

Законы XII таблиц устанавливали три очереди наследования.

Первоочередными наследниками являлись непосредственные подвластные наследодателя (дети, внуки от ранее умерших детей, не вышедшие из-под власти домовладыки к моменту смерти последнего). Они получали наследство независимо от воли принять его, т.е. являлись «необходимыми наследниками».

Если после наследодателя не оставалось «необходимых наследников», к наследству призывался ближайший агнатский родственник умершего. Он мог не принимать наследство, в таком случае наследуемое имущество становилось выморочным, преемство правомочий наследника не допускалось.

Только если совсем не оставалось агнатских родственников, к наследованию призывались члены одного с ним рода, т.е. когнатские родственники (являвшиеся лишь наследниками третьей очереди).

По мере разложения патриархальной семьи система наследования на основании агнатского родства теряла свою актуальность и значимость.

Преторский эдикт в первую очередь наследников поставил детей наследодателя, в их число были также включены эмансипированные дети умершего.

Вторую очередь составили агнатские родственники наследодателя.

Третью очередь образовали кровные (когнатские) родственники наследодателя, вплоть до шестого колена.

Лишь в четвертой очереди наследования стоял супруг.

Если наследники первой очереди не принимали наследство, то оно открывалось для наследников второй очереди, а не становилось автоматически выморочным, как ранее.

Последнее изменение условий римского наследования по закону относится к Юстиниановому праву и содержится в новеллах Юстиниана.

Первую очередь наследников составили нисходящие родственники наследодателя (сыновья и дочери, внуки и т.д.). Между нисходящими родственниками одной степени родства (напр., между всеми сыновьями и дочерьми наследодателя) наследство при наследовании по закону делилось поровну. К наследству в первоочередном порядке призывались нисходящие родственники более близкого к наследодателю родства (напр., если у наследодателя были дети и они не отказывались от наследства, внуки к наследованию уже не призывались). Эти правила распространялись и при наследовании наследниками других очередей наследования.

Вторую очередь наследования составляли восходящие родственники наследодателя (родители наследодателя, его бабушки, дедушки и т.д.).

Третью очередь составляли братья и сестры наследодателя.

Четвертую очередь образовывали все остальные кровные (когнатские) родственники наследодателя (без учета степени родства).

Как и прежде, лишь в последнюю очередь к наследованию призывался переживший наследодателя супруг. Однако при этом пережившая мужа вдова получала право на необходимое наследование в размере одной четверти от наследства; если наследников было более трех, то наследственная доля вдовы равнялась их долям.

47. Наследование по завещанию

Завещанием (testamentum) в римском праве называлось распоряжение физического лица на случай своей смерти, в обязательном порядке содержащее назначение наследника. Завещание могло содержать легаты, назначение опекуна малолетним наследникам наследодателя. Завещание является односторонней сделкой, совершаемой по усмотрению наследодателя. Принятие наследства является отдельным от составления завещания правовым актом.

Для совершения завещания требовалось специальное качество физического лица — активная завещательная способность, которой не обладали недееспособные лица, лица, осужденные за порочащие преступления, некоторые другие категории.

Для назначения лица наследником последнее должно было обладать пассивной завещательной способностью. Такого качества не было у детей государственных преступников, у постумов, т.е. детей, уже зачатых, но еще не родившихся к моменту смерти наследодателя.

Форма завещания, чрезвычайно громоздкая в древнейший период, постепенно упрощалась (требовалось присутствие 7 свидетелей, письменная форма не была обязательным условием совершения завещания). Наряду с совершаемыми таким образом частными завещаниями в Древнем Риме существовали также публичные завещания с участием государственных органов:

1) путем занесения завещания в протокол суда или определенного магистрата;

2) путем передачи в императорскую канцелярию письменного завещания на хранение.

В древнейшую эпоху воля завещателя ничем не ограничивалась, однако в дальнейшем постепенно стали появляться ограничения завещательной свободы лица. По цивильному праву завещатель не мог обходить своих подвластных молчанием: в завещании он обязан был назначить их наследниками или прямо лишить их наследства, причем не мотивируя причины такого своего решения. Подвластные сыновья наследодателя при отказе им в наследстве должны были быть перечислены поименно, дочерей в таком случае можно было не называть отдельно по имени. Нарушение указанного порядка в отношении сына, являющегося потенциальным наследником, влекло за собой ничтожность соответствующего завещания и открытие наследства по закону. При несоблюдении указанных правил в отношении других подвластных наследодателя завещание сохраняло силу, но неправильно обойденные молчанием в завещании лица участвовали в наследовании наряду с наследниками, назначенными наследодателем в завещании.

Со временем в тексте завещания был установлен обязательный минимум доли в наследстве для ближайших родственников наследодателя. Претором было признано также право на обязательную долю в наследстве за эмансипированными детьми наследодателя. В классический период данное право было распространено также на нисходящих и восходящих родственников наследодателя в безусловном порядке, а также на его братьев и сестер при условии назначения наследником по завещанию опороченного лица.

К числу наследников первоначально не могли относиться постумы, юридические лица. В императорский период назначение в завещании наследниками и тех и других было разрешено.

48. Легаты и фидеикомиссы

Легат (завещательный отказ) — распоряжение наследодателя, содержащееся в завещании, предоставляющее определенному лицу (легатарию) право или иную выгоду за счет наследственного имущества. Легат по своей природе несет сингулярный характер правопреемства, т.е. легатарий (лицо, в чью пользу назначен легат) является преемником наследодателя только в отдельном праве, а не в определенной доле наследства, соответственно легатарий по общему правилу не несет ответственности по обязательствам наследодателя.

Поскольку легат можно было оставить только в завещании, нельзя было возложить легаты на наследников по закону.

Легаты по своему правовому статусу делились на легаты per vindicationem и легаты per damnationem. С помощью легата per vindicationem легатарий получал право собственности на конкретную вещь наследодателя (это его право в полной мере обеспечивалось виндикационным иском). Легат per damnationem назначался в форме «пусть наследник будет обязан передать то-то такому-то». Легатарию предоставлялось только обязательственное право требования исполнения воли завещателя в части предоставления данного легата.

В процессе приобретения легатарием его права выделялись два момента: момент смерти наследодателя либо наступления иных условий, указанных в легате (если легатарий переживал его, то принадлежащее ему право на получение легата само становилось способным переходить по наследству, к наследникам легатария); и момент вступления в наследство наследника по завещанию, которым предоставлен легат (легатарий получал право требовать осуществления своего права на легат).

В интересах наследников римским правом были установлены определенные ограничения легатов. Первоначально их размер был ограничен 1000 ассами, кроме того, было установлено, что ни один легатарий не может получить больше, чем наследник. Этих мер оказалось недостаточно, поэтому законом Фальцидия (I в. до н.э.) были установлены новые ограничения в области предоставления легатов: не могло быть выдано наследникам в качестве легатов более трех четвертей от всего наследства (совокупной наследственной массы). Четверть наследства (оставшаяся после погашения долгов наследодателя) должна была в любом случае поступить в собственность наследника по завещанию (так называемая Фальцидиева четверть).

Фидеикомисс — распоряжение, даваемое наследодателем на случай смерти без соблюдения формы цивильного завещания (распоряжение на случай смерти, не содержащее в себе назначения наследника или направленное к наследнику по закону). Так как в доклассический период такого рода распоряжения физических лиц не обеспечивались исковой защитой, их исполнение зависело лишь от совести наследника, то и сам фидеикомисс являлся скорее моральным, чем правовым институтом; отсюда и само название фидеикомисса, переводимое с латыни как «порученный совести».

Позже фидеикомиссы, снабженные исковой защитой, по своему правовому положению фактически слились с легатами, что было окончательно закреплено новеллами Юстиниана.

49. Открытие и принятие наследства. Последствия принятия. Иски о наследстве

Открытие наследства происходит в момент смерти наследодателя. После открытия наследства определяется круг лиц, призываемых к наследству.

В архаичный период юридически положение открытого, но не принятого наследства («лежачее наследство») приравнивалось к положению бесхозного имущества. И хотя к нему не применялось правило о допустимости свободного захвата бесхозных вещей, любое лицо, захватив вещь из открытого наследства и провладев ею в течение одного года, становилось ее собственником. В классический период лежачее наследство до принятия его наследником все же стали числить как бы за умершим. Подобная конструкция с использованием правовой фикции в отличие от понимания лежачего наследства лишь как бесхозного имущества позволила бороться с разного рода посягательствами на лежачее наследство.

Наследник вступал в наследство либо прямым выражением своей воли, строго формальным по нормам цивильного права, либо не таким формальным в пре-торском и позднейшем Юстиниановом праве, либо своим поведением в качестве наследника (напр., оплата долгов наследодателя). При принятии наследства наследник в силу универсального характера наследственного правопреемства принимал не только активы наследодателя, но и все его долги и прочие обязательства (кроме обязательств сугубо личного характера, прекратившихся со смертью наследодателя). При этом по обязательствам наследодателя наследник отвечает в полной мере, избежать этой ответственности возможно лишь отказавшись от наследства в целом.

В Юстиниановом праве была установлена особая льгота, по которой наследник отвечал по долгам наследодателя лишь в размерах активов наследства. Для использования этой льготы опись и оценка (при участии заинтересованных лиц, нотариуса и оценщика) наследства должны быть составлены в течение 3 месяцев с того момента, как наследник узнал об открытии наследства в его пользу.

Вступление в наследство автоматически погашало взаимные обязательства наследника и наследодателя.

При непризнании кем-либо из должников наследодателя прав, переходящих по наследству, наследник имел право на те же иски, что и сам наследодатель.

Если право наследника не признавалось, ему предоставлялся особый цивильный иск об истребовании наследства, по своим последствиям аналогичный виндикационному иску собственника вещи. Преторский наследник получал для своей правовой защиты особый интердикт, с его помощью он мог получить владение наследуемыми вещами.

Если наследство не принято ни одним наследником, оно становилось выморочным. В древнейшем праве такое имущество считалось ничьим, бесхозным, т.е. могло быть свободно захвачено (оккупировано) любым лицом. Со времени принципата такое имущество стало передаваться государству. В период абсолютной монархии церкви муниципальным сенатам было предоставлено преимущественное право на получение выморочного наследства лиц, к ним принадлежащих (в частности, церкви после священнослужителей).

Смотрите другие статьи раздела Конспекты лекций, шпаргалки.

Читайте и пишите полезные комментарии к этой статье.

Рекомендуем скачать в нашей Бесплатной технической библиотеке:

Статья написана по материалам сайтов: www.nnre.ru, studme.org, www.diagram.com.ua.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector