Уступка права требования по договору страхования

Страхователь имеет право переуступить свои права требования к страховой компании, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования. Таково мнение ВС РФ, как следует из недавнего определения, вынесенного по делу, связанному со страхованием автомобиля по каско в компании «Согласие».

Автовладелец, застраховавший свой автомобиль, обратился в страховую компанию за выплатой спустя полгода после ДТП, а еще через месяц уступил свое право требования к страховщику по договору цессии третьему лицу. Получивший таким образом право требования гражданин обратился в суд. Суд первой инстанции удовлетворил его иск и взыскал со страховой компании возмещение. Страховщик не согласился с этим решением и обратился в суд апелляционной инстанции, который отменил решение о взыскании, указав в своем определении, что при переуступке права требования произошла смена выгодоприобретателя, не допускаемая ст. 956 ГК РФ. После этого Верховный суд РФ получил жалобу на это решение и отменил его.

В своем определении ВС РФ указал, что для перехода к другому лицу прав кредитора согласия должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором. Гражданский кодекс позволяет страхователю заменить выгодоприобретателя другим лицом, письменно поставив об этом в известность страховщика. Замена выгодоприобретателя не может производиться после того, как страхователь предъявил страховщику требование о выплате, однако указанная статья ГК РФ не содержит каких-либо положений относительно возможности замены выгодоприобретателя в результате гражданско-правовых сделок страхователя, пояснил ВС РФ.

«В связи с этим страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования», — сообщается в определении высшей судебной инстанции. Поскольку противоречий уступки прав требования договору страхования апелляционным судом установлено не было, ВС РФ отменил его решение, отправив дело на новое рассмотрение.

Ранее Российский союз автостраховщиков (РСА) заявил, что лица, перекупающие у страхователя права требования к страховой компании, часто злоупотребляют ими для реализации своих мошеннических схем в суде.

«На лазейках в законодательстве построен целый бизнес недобросовестных автоюристов», — сказал глава РСА и Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игорь Юргенс в начале сентября, комментируя проект поправок в закон об ОСАГО, которые РСА передал в Банк России и Минфин. Несмотря на то что основной удар автоюристы наносят в ОСАГО, другие виды автострахования также страдают от их деятельности.

В сентябре РСА среди прочего предложил изменить систему компенсационных выплат из фонда Союза, из которого идут возмещения по полисам ОСАГО обанкротившихся или лишенных лицензий страховых компаний, запретив потерпевшему перепродавать посредникам свое право на компенсационную выплату. Согласно предложенным тогда РСА поправкам это право могло бы переходить лишь к наследникам потерпевшего или страховой компании, получившей его в порядке суброгации (после возмещения вреда).

До настоящего времени права потерпевших передавать свое право требования страхового возмещения в автостраховании никаким образом не ограничены. Согласно Гражданскому кодексу право требования не может быть ограничено в обороте: обладающий им человек имеет право реализовать его сам, может его простить, подарить или переуступить. Оборот права по закону ограничен только в специально оговоренных случаях. Так, нельзя уступить право на получение алиментов. Еще одно исключение сделано для Агентства по страхованию вкладов (АСВ): по обязательствам, где личность кредитора (в данном случае вкладчика) имеет существенное значение, уступка права не допускается согласно п. 2 ст. 288 ГК РФ.

Со своей стороны, автострахователи и юристы считают, что ограничение права на заключение договоров цессии выгодно страховым компаниям и невыгодно их клиентам. Передача прав требования к страховщику автоюристам позволяет последним объединять несколько дел в одно и добиваться взыскания с меньшими издержками, чем если бы этим занимался каждый страхователь в одиночку.

В то же время, возражают страховщики, в перспективе деятельность автоюристов оказывается для автолюбителей невыгодной, так как вынуждает страховщиков каско задирать тарифы, а страховщиков ОСАГО — уходить из «токсичных» регионов, где деятельность автоюристов особенно распространена, в связи с убыточностью бизнеса.

Договор уступки прав требования по выплате страхового возмещения за ущерб причиненный в дорожно-транспортном происшествии

  1. Предмет договора
  2. Срок действия договора
  3. Права и обязанности сторон
  4. Сумма договора
  5. Порядок расчетов
  6. Ответственность сторон
  7. Основания и порядок расторжения договора
  8. Разрешение споров из договора
  9. Форс-мажор
  10. Прочие условия
  11. Адреса и реквизиты сторон
  12. Подписи сторон

ДОГОВОР ЦЕССИИ по выплате страхового возмещения ущерба причиненный в дорожно-транспортном происшествии

1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

1.1. Цедент уступает, а Цессионарий принимает в полном объеме право требования к ____________________, именуемому в дальнейшем «Должник» право требование на получение исполнения обязательств по выплате страхового возмещения в связи с наступившим страховым случаем, а именно – ущербом причиненный Цеденту в дорожно-транспортном происшествии, повреждением автомобиля ____________________, государственный регистрационный знак ____________________, имевшим место «_____» _______________2016 года, по адресу: ______________________________.

Это интересно:  Передача прав по договору лизинга третьему лицу

2. СРОК ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА

2.1. Договор вступает в силу со дня подписания настоящего договора и действует до полного исполнения обязательств Сторонами по отношению друг к другу в соответствии с п.3 настоящего договора.

3. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН

3.1. Цедент обязуется:

3.1.1. Передать Цессионарию все необходимые документы, удостоверяющие его право требования: ______________________________.

3.1.2. Сообщить Цессионарию все иные сведения, имеющие значение для осуществления Цессионарием своих прав по перешедшему к нему требованию, в том числе обо всех возражениях Должника против требований Цедента.

3.1.3. Письменно уведомить Должника о состоявшемся переходе прав требования по Договору в срок до «_____» _______________2016 года, о чем незамедлительно должен сообщить Цессионарию. Уведомления осуществляются путем направления заказного почтового отправления с уведомлением о его вручении адресату.

3.2. Цессионарий обязуется:

3.1.1. Оплатить сумму Договора, указанную п.4.1 Договора, в порядке и на условиях, предусмотренных Договором.

3.1.2. Принять от Цедента все необходимые документы, удостоверяющие право требования Цедента к Должнику в порядке, предусмотренном Договором.

4. СУММА ДОГОВОРА

4.1. Цессионарий уплачивает Цеденту в порядке и на условиях определенных Договором денежную сумму в размере __________ рублей.

5. ПОРЯДОК РАСЧЕТОВ

5.1. В срок до «_____» _______________2016 года Цедент передает Цессионарию документы, указанные в п.3.1.1 Договора, по Акту приема-передачи документов (Приложение №__________ к Договору), являющемуся неотъемлемой частью Договора.

5.2. Оплата по Договору осуществляется в порядке, предусмотренном «Графиком платежей» (Приложение №__________ к Договору), являющимся неотъемлемой частью Договора.

5.3. Способ оплаты по Договору: передача Цессионарием наличных денежных средств Цеденту.

5.4. Обязанности Цедента по Договору считаются исполненными со дня уведомления Должника об уступке прав требования по Договору при условии передачи Цессионарию всех необходимых документов, подтверждающих права требования Цедента к Должнику.

5.5. Обязанности Цессионария по Договору считаются исполненными со дня осуществления Цессионарием оплаты по Договору.

6. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН

6.1. Стороны несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по Договору в соответствии с Договором и законодательством Российской Федерации.

6.2. Неустойка по Договору выплачивается только на основании обоснованного письменного требования Сторон.

6.3. Цедент, уступивший требование, отвечает перед Цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования Должником.

6.4. При нарушении Цессионарием сроков оплаты, установленных Договором Цессионарий выплачивает Цеденту пени в размере __________% от суммы долга за каждый день просрочки платежа, но не более __________% от суммы долга.

6.5. При нарушении Цедентом обязанностей по передаче документов, указанных п.3.1.1 Договора, Цедент выплачивает Цессионарию пени в размере __________% от суммы Договора, указанной п.4.1 Договора, за каждый день просрочки, но не более __________% от суммы долга.

7. ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК РАСТОРЖЕНИЯ ДОГОВОРА

7.1. Договор может быть расторгнут по соглашению Сторон, а также в одностороннем порядке по письменному требованию одной из Сторон по основаниям, предусмотренным Договором и законодательством.

7.2. Расторжение Договора в одностороннем порядке производится только по письменному требованию Сторон в течение __________ календарных дней со дня получения Стороной такого требования.

7.3. Цедент вправе расторгнуть Договор в одностороннем порядке только в случае невыполнения Цессионарием п.3.2.1 Договора.

7.4. Цессионарий вправе расторгнуть Договор в одностороннем порядке в случае невыполнении Цедентом п.3.1.1 Договора.

8. РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ ИЗ ДОГОВОРА

8.1. Претензионный порядок досудебного урегулирования споров, вытекающие из условий (обязательств) настоящего Договора является для Сторон обязательным.

8.2. Претензионные письма направляются Сторонами нарочным либо заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении последнего адресату по местонахождению Сторон, указанным в п.12 Договора.

8.3. Направление Сторонами претензионных писем иным способом, чем указано в п.9.2 Договора не допускается.

8.4. Срок рассмотрения претензионного письма составляет __________ рабочих дней со дня получения последнего адресатом.

8.5. В случае невозможности разрешения спора путем переговоров или при отсутствии желания любой из Сторон проводить переговоры, каждая Сторона вправе передать спор на рассмотрение в Арбитражный суд ____________________, за исключением подсудности судам общей юрисдикции.

9. ФОРС-МАЖОР

9.1. Стороны освобождаются от ответственности за полное или частичное неисполнение обязательств по Договору в случае, если неисполнение обязательств явилось следствием действий непреодолимой силы, а именно: пожара, наводнения, землетрясения, забастовки, войны, действий органов государственной власти или других независящих от Сторон обстоятельств.

9.2. Сторона, которая не может выполнить обязательства по Договору, должна своевременно, но не позднее __________ календарных дней после наступления обстоятельств непреодолимой силы, письменно известить другую Сторону, с предоставлением обосновывающих документов, выданных компетентными органами.

9.3. Стороны признают, что неплатежеспособность Сторон не является форс-мажорным обстоятельством.

10. ПРОЧИЕ УСЛОВИЯ

10.1. Стороны не имеют никаких сопутствующих устных договоренностей. Содержание текста Договора полностью соответствует действительному волеизъявлению Сторон.

10.2. Вся переписка по предмету Договора, предшествующая его заключению, теряет юридическую силу со дня заключения Договора.

10.3. Стороны признают, что если какое-либо из положений Договора становится недействительным в течение срока его действия вследствие изменения законодательства, остальные положения Договора обязательны для Сторон в течение срока действия Договора.

10.4. Договор составлен в 2-х подлинных экземплярах на русском языке по одному для каждой из Сторон.

Это интересно:  Вступление в силу договора дарения

ВС РФ высказался о переуступке права требования по каско

Страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору, может заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования. Такая позиция содержится в свежем определении Верховного суда.

Причиной судебного разбирательства стало ДТП с автомобилем, застрахованным по каско в СК «Согласие». Автовладелец обратился к страховщику с заявлением о выплате спустя полгода после происшествия. А через месяц после обращения переуступил свое право требования к страховой компании по договору цессии другому гражданину, который и обратился в суд.

Суд первой инстанции удовлетворил иск и взыскал со страховщика возмещение. Однако апелляция отменила это решение, указав, что при переуступке права требования произошла смена выгодоприобретателя, не допускаемая статьей 956 ГК РФ.

Верховный суд, рассмотревший жалобу на решение суда апелляционной инстанции, отменил его. Высшая судебная инстанция указала, что для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором. Согласно Гражданскому кодексу, страхователь вправе заменить выгодоприобретателя другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика. При этом замена выгодоприобретателя не может производиться после того, как он предъявил страховщику требование о выплате. Однако данная статья ГК РФ не содержит каких-либо положений относительно возможности замены выгодоприобретателя в результате гражданско-правовых сделок страхователя, отметил ВС РФ.

«В связи с этим страхователь, оставаясь выгодоприобретателем по договору страхования, не лишен права заменить себя другим лицом, заключив договор цессии, если это не противоречит договору страхования», – полагает высшая судебная инстанция. Поскольку противоречий уступки прав требования договору страхования судом апелляционной инстанции установлено не было, ВС РФ отменил его решение и направил дело на новое рассмотрение.

ВС: страхователь может уступить право требования возмещения по договору КАСКО

12 февраля Верховный Суд РФ вынес определение по спору между предпринимателем, которому было уступлено право требования страхового возмещения по ДТП, и страховщиком, не согласным с такой цессией.

Признание договора цессии страхового возмещения по КАСКО недействительным

В октябре 2015 г. Александр Букатов и страховая компания «ВСК» заключили договор КАСКО, по условиям которого страховое возмещение предоставлялось в виде ремонта авто на станции технического обслуживания по выбору страховщика. В феврале следующего года застрахованный автомобиль пострадал в ДТП, и гражданин обратился к страховщику за страховым возмещением. Впоследствии он уступил указанное право требования предпринимателю Андрею Ковалёву по соответствующему договору уступки.

По условиям такого договора цессионарий приобретал в том числе право требовать от страховой компании возмещения ущерба по страховому полису; компенсационной выплаты от профессиональных объединений страховщиков в случае банкротства или отзыва лицензии у страховщика; возмещения ущерба от причинителя вреда. Кроме того, он мог требовать компенсации утраты товарной стоимости, уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещения убытков, уплаты неустоек, пени и штрафов, а также у него возникли иные права, обусловленные случившимся ДТП. Впоследствии страховая компания оспорила договор цессии в суде, мотивировав свой иск тем, что Александр Букатов не получил ее согласие на уступку требований по страховке вопреки требованиям договора КАСКО и Правилам страхования.

Районный суд отказал в удовлетворении иска, однако апелляция отменила его решение и признала спорный договор недействительным. Свое определение вторая инстанция обосновала тем, что п. 7.6 Правил добровольного страхования компании предусматривал, что права и обязанности страхователя по договору не могут быть переданы третьему лицу без письменного согласия страховщика, а при заключении спорного договора такое согласие получено не было.

ВС вернул дело в апелляцию

Андрей Ковалёв подал жалобу в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Суд отметил допустимость уступки требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) при ее непротиворечии закону (ст. 388 ГК РФ). Согласно п. 3 и 4 той же статьи (в редакции, действовавшей на момент заключения договора) соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы последнюю и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование. При этом кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения. Как пояснил ВС, право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Со ссылкой на п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54 Суд отметил, что уступка требований по денежному обязательству в нарушение условия договора о предоставлении согласия должника или о запрете уступки, по общему правилу, действительна независимо от того, знал или должен был знать цессионарий о достигнутом цедентом и должником соглашении, запрещающем или ограничивающем уступку (п. 3 ст. 388 ГК РФ). Вместе с тем, если цедент и цессионарий, совершая уступку вопреки названному договорному запрету, действовали с намерением причинить вред должнику, такая уступка может быть признана недействительной (ст. 10 и 168 ГК РФ).

Кроме того, ВС указал на то, что при признании недействительным всего договора цессии апелляция не учла ст. 180 ГК РФ, согласно которой недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. По спорному договору передавалось право требования не только к страховой компании «ВСК», но и к другим лицам, однако суд второй инстанции не обосновал свои выводы о признании недействительным договора цессии в части передачи денежных требований, не связанных со страховой компанией и не требующих согласия на их уступку.

Это интересно:  Постоянная прописка без права на жилплощадь договор

В связи с этим Верховный Суд вынес Определение № 14-КГ18-53, отменив определение апелляции и вернув ей дело на новое рассмотрение. При повторном рассмотрении спора второй инстанции следует учесть п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49, согласно которому при наличии спора о действительности или заключенности договора суд, пока не доказано иное, исходит из его заключенности и действительности.

Если условие договора допускает несколько разных вариантов толкования, один из которых приводит к недействительности или к признанию его незаключенным, а другой не приводит к таким последствиям, то, по общему правилу, приоритет отдается варианту толкования, при котором договор сохраняет силу. Учитывая, что в п. 1.1 спорного договора не содержится четкого указания о переводе права требования на получение страхового возмещения в натуральной форме, содержание этого условия договора может толковаться и как допускающее право требовать страховые выплаты в денежной форме.

Эксперты «АГ» выразили согласие с выводами ВС

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян полагает, что определение последовательно развивает позицию ВС о приоритете сохранения силы договора. «Применительно к договорам цессии по денежным требованиям такая позиция достаточно последовательно поддерживается судами с учетом изменений, внесенных в ГК РФ еще в 2013 г., – отметил он. – В данной норме четко указано, что соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование (п. 3 ст. 388 ГК РФ). И единственным негативным последствием в данном случае выступает то, что кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения».

По мнению эксперта, ограничения в договоре на уступку, которые являются основанием для успешного оспаривания такой уступки, могут быть связаны только с неденежными требованиями. Применительно к ситуации по уступке прав из последствий ДТП по КАСКО к такому неденежному элементу может относиться только возмещение в натуральной форме. Именно на это обращает внимание апелляции Верховный Суд, предлагая при этом толковать договор в целях его сохранения. В связи с этим Артур Зурабян предположил, что вторая инстанция откажет в удовлетворении требований страховщика, но сделает оговорку о том, что уступка не касается права на возмещение ущерба в натуральной форме, а ограничивается только денежными выплатами.

Старший юрист корпоративной практики юридической компании «Дювернуа Лигал» Анна Сенаторова также выразила согласие с выводами Верховного Суда. При этом она полагает, что Суд ведет активную работу по обеспечению единства судебной практики: «ВС продолжает напоминать нижестоящим судам о необходимости учитывать все последние изменения в ходе продолжающейся реформы гражданского законодательства, воспринимать разъяснения Пленумов не как пустые формальные постулаты, а как “дорожную карту”».

По мнению юриста, в определении ВС в очередной раз подчеркнул значимость указанной реформы и усложнение порядка толкования договора в связи с появлением многих правовых нюансов. «В рассматриваемом споре Суд поясняет, что если договор допускает несколько вариантов толкования, один из которых ведет к недействительности, то предпочтение отдается тому варианту, которое сохраняет договор, – отметила эксперт. – Это довольно важное замечание для стабильности гражданского оборота, оно не позволяет недобросовестным участникам разворачивать сделки в угоду своим только интересам».

Также Анна Сенаторова полагает, что ВС продолжает подталкивать нижестоящие суды к активному применению положений ст. 10 ГК РФ (предел осуществления гражданских прав): «На практике мы видим, что арбитражные суды все-таки учитывают соответствующие нормы о добросовестности, в то время как суды общей юрисдикции соответствующие правовые положения априори пропускают».

Как отметила эксперт, Суд также указал, что при толковании договора не нужно забывать основные начала и принципы гражданского права. «По сути, Верховный Суд дал “зеленый свет” судам общей юрисдикции, прописал своего рода “протокол”, указывающий, через какого рода призму нужно рассматривать спорные соглашения – основные начала и принципы гражданского права (в т. ч. принципы диспозитивности, добросовестности), разъяснения его Пленумов».

Статья написана по материалам сайтов: domashniy-urist.ru, www.asn-news.ru, www.advgazeta.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector