+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Толкование договоров в международном праве

§ 2.
Соблюдение, применение и толкование договоров международного права

Часть III Венской конвенции о праве международных договоров 1986 г. непосредственно связывает толкование положений договоров с их соблюдением и применением.
Статья 26 Конвенции, озаглавленная «Pacta sunt servanda», гласит, что каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться.
Статья 27, также посвященная соотношению договоров, устанавли­вает:
1. Государство — участник договора не может ссылаться на поло­жения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыпол­нения этого договора.
2. Международная организация не может ссылаться на правила данной организации для невыполнения этого договора.
3. Нормы, содержащиеся в предыдущих пунктах, действуют без ущерба для ст. 46.
Статья 46 Конвенции предусматривает возможность ссылки госу­дарства или международной организации на недействительность для них договора, когда речь идет о явном нарушении особо важной нормы внутреннего права государства, касающейся компетенции заключать до­говоры, или о явном нарушении особо важного правила международной организации, касающегося ее компетенции заключать договоры.
Раздел 2 этой части Конвенции, посвященный применению дого­воров, содержит ст. 28—30. Первая из них устанавливает, что договоры не имеют обратной силы, если иное не явствует из договора или не установлено иным образом. Согласно ст. 29, договор обязателен для каждого государства-участника в отношении всей его территории, если иное не явствует из договора или не установлено иным образом. Ста­тья 30 касается применения последовательно заключенных договоров, относящихся к одному и тому же вопросу. В этих статьях подробно рассматриваются ситуации, касающиеся применения предшествующе­го и последующего договоров, относящихся к одному и тому же вопро­су, их участниками (государствами и международными организация­ми). Отметим, что п. 6 ст. 30 предусматривает важное положение о том, что в том случае, если обязательства по какому-либо договору окажут­ся противоречащими Уставу ООН, то преимущественную силу имеют обязательства по Уставу.
Таким образом, толковаться должны положения действующих, т.е. действительных в соответствии с международным правом, договоров, которые его участники должны добросовестно соблюдать и применять в своих взаимоотношениях.
Наконец, раздел 3 этой части Конвенций 1969 и 1986 гг., озаглав­ленный «Толкование договоров», содержит ст. 31—33. Следует при этом подчеркнуть, что если статьи Конвенции 1986 г. учитывают в час­тях, посвященных соблюдению и применению положений договоров, определенную специфику международных организаций — участников договоров, то положения разделов об их толковании обеих конвенций полностью идентичны, что вполне естественно.
Статья 31 этого раздела, озаглавленная «Общее правило толкова­ния», гласит:
1. Договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и цели договора.
2. Для целей толкования договора контекст охватывает кроме текс­та, включая его преамбулу и приложения:
a) любое соглашение, относящееся к договору, которое было до­стигнуто между всеми участниками в связи с заключением договора;
b) любой документ, составленный одним или несколькими участ­никами в связи с заключением договора и принятый другими участни­ками в качестве документа, относящегося к договору.
3. Наряду с контекстом учитываются:
a) любое последующее соглашение между участниками относительно толкования договора или применения его положений;
b) последующая практика применения договора, которая устанав­ливает соглашение участников относительно его толкования;
с) любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между участниками.
4. Специальное значение придается термину в том случае, если установлено, что участники имели такое намерение.
Статья 32 — «Дополнительные средства толкования» — предусмат­ривает, что возможно обращение к дополнительным средствам толко­вания, в том числе v. подготовительным материалам и к обстоятельствам заключения договора, чтобы подтвердить значение, вытекающее из ст. 31, или определить значение, когда толкование в соответствии со ст.31:
a) оставляет значение двусмысленным или неясным; или
b) приводит к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными.
Наконец, ст. 33 касается толкования договоров, аутентичность текста которых была установлена на двух или более языках. В этой статье, в частности, устанавлено, что текст договора, аутентичность которого была установлена на двух или более языках, имеет одинако­вую силу на каждом из них, если договором не предусматривается или его участники не условились, что в случае расхождения между этими текстами преимущественную силу будет иметь какой-либо один опре­деленный текст.
Таковы общие и специальные условия толкования положений до­говоров в соответствии с Венскими конвенциями 1969 и 1986 гг., т.е. договоров между государствами, а также договоров между государст­вами и международными организациями или между последними. За указанными пределами находятся лишь устные, так называемые джентльменские, соглашения между государствами.
Кроме того, особое значение имеет толкование норм общего меж­дународного права, каковые являются в своей основе нормами обычно правовыми. Но когда в современных условиях такие нормы кодифи­цированы в универсальных международных конвенциях, касающихся тех или иных сфер международного общения (например, в Конвенции ООН по морскому праву), или устанавливаются путем разработки и заключения универсальных международных договоров (например, в сфере космического права), то в конечном счете речь опять же идет о толковании таких международных договоров.
В иных же случаях нормы общего международного права могут толковаться международным сообществом государств в лице Органи­зации Объединенных Наций и ее Генеральной Ассамблеи. Когда такой акт принимается единодушно, на основании консенсуса, то он приоб­ретает силу аутентичного толкования, как это имело место, в частности, применительно к вышеупомянутой Декларации о принципах между­народного права 1970 г. В свою очередь, право толкования некоторых норм общего международного права, касающихся, в частности, ситуа­ций угрозы международному миру, нарушений мира и актов агрессии, принадлежит Совету Безопасности ООН и осуществляется им от имени международного сообщества государств.
В общем и целом вопрос о толковании норм международного права является одним из важнейших вопросов международного права вообще и права международных договоров в частности.
Между тем, как отметил И.И. Лукашук, несмотря на большое зна­чение толкования норм международного права, оно не привлекло к себе должного внимания ученых, особенно отечественных. Даже в учебни­ках этому вопросу практически не уделяется внимания.* Сам же автор этому уделил существенное внимание.
Некоторые его положения будут использованы нами ниже.
* Лукашук И.И. Указ. соч. С. 199.

По поводу условий толкования норм международных договоров помимо договоров универсального характера, о которых речь шла выше, возникает много весьма существенных вопросов. Рассмотрим некоторые из них.
Первый вопрос: кому принадлежит право толкования положений договора при условии, что действительность его не оспаривается.
Ответ на этот вопрос достаточно очевиден: такое право принадле­жит участникам данного договора.
Соответственно, в случае двустороннего договора толковать его положения должны оба его участника в ходе практики его применения. То же касается и многостороннего договора. Но так происходит до тех пор, пока у одного из участников таких договоров или у нескольких из них не возникло сомнений в правильности толкований положений до­говора каким-либо другим его участником. В этом случае налицо спор между участниками договора по поводу толкования и применения тех или иных его положений, который подлежит разрешению в соответст­вии со ст. 33 Устава ООН путем переговоров, обследования, посред­ничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обраще­ния к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору, если в самом договоре не указана кон­кретная мера разрешения спора. Когда такой указанной в договоре или согласованной иначе участниками договора мерой является обращение к арбитражу или судебному разбирательству, то решения таких орга­нов являются обязательными для участников данного договора.
Вообще можно с полным основанием утверждать, что положения подавляющего большинства договоров — двусторонних и многосто­ронних, в том числе универсальных, — добросовестно и единообразно толкуются, соблюдаются и применяются их участниками, не вызывая между ними каких-либо трений или разногласий.
Однако в практике главным образом межгосударственных догово­ров часто встречаются случаи, когда отдельные их положения толку­ются их участниками по-разному, порождая существенные споры. В конечном счете они часто разрешаются путем обращения к арбитражу или международным судам. Решения и обоснования таких решений этих органов (иногда со ссылкой на соответствующее обоснование по делу, рассматривавшемуся в другом арбитраже) представляют собой обширный и ценнейший материал для соответствующих доктринальных исследований и обобщений, хотя, как уже отмечалось, междуна­родно-правовая доктрина уделяет этому явно недостаточное внимание.
Второй заслуживающий внимания вопрос: какие виды и способы или приемы толкования договоров применяются в практике межгосу­дарственных отношений?
На наш взгляд, весьма ценные по этому поводу соображения выска­заны в Словаре международного права.* Приведем некоторые из них с отдельными нашими не меняющими существа дела коррективами.
* См.: Словарь международного права. М., 1986. С. 398—399.

Так, толкование договора — это уяснение подлинного намерения участников договора и действительного смысла его положений с целью наиболее полной их реализации. Многие ученые относят толкование договоров к числу наиболее важных вопросов международного права вообще и договорного права в частности. Договоры необходимо толко­вать в строгом соответствии с основными началами международного права.
Толкование должно способствовать достижению целей и задач до­говора, а не приводить к обратному эффекту. Толкование вызывающих сомнение статей или их элементов должно делаться в пользу обязан­ного ими участника договора.
Толкование текста международного договора подразделяется на: а) грамматическое — словам придаются те значения и смысл, в каком они были использованы участниками договора; юридическим терми­нам придается то значение, которое им придается в международно-пра­вовых актах и в некоторых случаях — в правовых системах участников договора; б) логическое — намерение участников договора выясняется путем сопоставления различных статей договора либо составляющих его частей (преамбулы, приложения и т.д.); в) телеологическое — ана­лиз положений договора с точки зрения целей, которые преследовались его участниками; г) систематическое — уяснение содержания договора путем сопоставления его и сравнения с другим договором, заключен­ным между его участниками; д) распространительное и ограничитель­ное — реальный смысл юридического акта сопоставляется со словес­ным его выражением; е) историческое — толкование договора основы­вается на исторических условиях, приведших к его заключению.
Таково, в частности, обобщение доктриной условий толкования международных договоров согласно Словарю международного права.
В свою очередь, И.И. Лукашук отмечает, в частности, следующее. *
* См.: Лукашук И.И. Указ. соч.

Это интересно:  Переуступка прав по договору купли продажи недвижимости

Доктрине известны различные подходы к толкованию норм меж­дународного права в зависимости от того, что ставится во главу угла. Основных подхода три — объективистский, субъективистский и функционалистский.
Объективисты, они же текстуалисты, видят главное в установлении значения текста путем его анализа. Они не отрицают значения воли сторон, но лишь той, что нашла закрепление в тексте. Юридическое значение имеет лишь текст, принятый сторонами. В обязанности тол­кующего не входит установление соответствия текста воле сторон. Во главу угла ставятся четкость и стабильность нормы. Считается, что содержание нормы остается неизменным. Толкование не может менять содержание нормы в угоду меняющимся обстоятельствам.
Субъективисты видят главную задачу в выяснении намерений сто­рон, которые не всегда выражены в тексте полностью. Поэтому боль­шое значение придается иным, помимо текста, средствам толкования, и прежде всего подготовительным материалам. Решающее значение придается воле сторон в момент создания нормы.
Функционалисты, или телеологи, полагают, что норма отклоняется от первоначальной воли сторон и продолжает самостоятельную жизнь. Она служит своим целям, выполняет определенные функции и именно в таком плане и должна толковаться. Главная задача — установить цель нормы, независимо от того, воплощена она в тексте, в подготовитель­ных материалах или в последующей практике. Толкование призвано содействовать реализации цели. Некоторые представители этого направления вообще отрицают прямое отношение намерения сторон к содержанию нормы. Полагают, что и цель нормы не является неизменной; нормативное содержание следует толковать в соответствии с той целью, которую преследует норма в момент толкования.
На деле, считает И.И. Лукашук, толкование требует использования всех методов в комплексе на основе пропорциональности их значения.
Толкование, осуществляемое государствами, а также международными органами и организациями, называют официальным толкованием. Его разновидностями являются нормативное и казуальное толкование. Нормативное толкование касается общего содержания нормы и относится ко всем случаям ее применения. Казуальное толкование выясняет содержание нормы применительно к конкретному случаю.
Более конкретно, подчеркивает автор, толкование должно осущест­вляться в соответствии с основными целями и принципами международного права, воплощенными в Уставе ООН. Другие принципы и правила толкования в основном кодифицированы в Венских конвен­циях о праве международных договоров.
На первое место они ставят принципы добросовестности. Толкова­ние должно быть добросовестным, т.е. честным, учитывающим интере­сы всех заинтересованных сторон, и направленным на выявление ре­ального содержания нормы.
Принцип единства толкования требует, чтобы норма понималась единообразно во всех случаях, применительно ко всем субъектам.
Принцип эффективности толкования требует, чтобы результат толкования обеспечивал достижение целей нормы, ее действенности. В Конвенции этому соответствует требование толкования нормы в свете объекта и целей договора. Этого требуют и давние максимы: lex est dictatem rationus; lex nоn praecipit inutilia; ad imposibilia lex non cogit; interpretatio fienda est ut res magis daleat quam pereat (закон диктуется разумом; закон не требует бесполезного; закон не требует невозможно­го; толкование должно делать право действенным, а не бездействен­ным).
Сомнительные положения нормы толкуются в пользу обременен­ного субъекта. Неясные положения толкуются так, чтобы не увеличи­вать обязанности несущей их стороны.
Нормы специальные имеют преимущественную силу в отношении норм общего характера, поскольку конкретизируют последние, содер­жат установленные исключения из общих норм.
Рассматривая способы толкования, И.И. Лукашук в их числе вы­деляет следующие.
Грамматическое толкование — уяснение смысла нормы путем ана­лиза ее текста с точки зрения этимологии, лексики, синтаксиса и даже стилистики данного языка.
Логическое толкование — анализ нормы путем использования за­конов и правил логики. Предметом анализа являются обозначаемые словами понятия.
Социально-юридическое толкование — выяснение юридических характеристик международно-правовой нормы. Речь идет о таких мо­ментах, как: находится ли норма в силе, каков круг субъектов, на кото­рых распространяется ее действие, и т.д. Социально-юридическое тол­кование состоит также в анализе юридических понятий, категорий, конструкций на основе специальных правовых знаний. Особое значе­ние это приобретает тогда, когда речь идет о государствах с различными правовыми системами и несовпадающей юридической терминологией.
Систематическое толкование — анализ нормы как элемента систе­мы международного права в ее взаимосвязи с его целями и принципами и с другими его нормами. Соответствующая латинская формула гласит: согласование одного закона с другим есть лучший способ их толкова­ния.
Для толкования нормы имеет существенное значение выяснение ее места в договоре (в каком его разделе она находится), какие вопросы призван решать договор в целом и соответствующий его раздел. Имеет также значение выяснение места самого договора и интерпретируемой нормы в системе более высокого порядка, в качестве которой могут выступать система двусторонних, групповых, региональных норм и, наконец, общее международное право.
К систематическому толкованию примыкает толкование телеоло­гическое, т.е. определение содержания нормы в соответствии со стоя­щей перед нею целью.
Историческое толкование — выяснение смысла нормы в свете ис­торических условий ее установления. Она анализируется также с уче­том условий, в которых она в данный момент применяется.
Таковы способы толкования международно-правовых предписа­ний в процессе их применения в соответствии с вышеназванными оте­чественными источниками, специально уделившими этому вопросу свое внимание.
Подытоживая изложенное в данной главе, можно повторить, что существуют две относительно самостоятельные системы права — право международное и национальное, внутригосударственное. В их рамках все правовые предписания так или иначе взаимосвязаны, что и характеризует их как относительно автономные системы. При этом применение правовых предписаний требует их толкования, т.е. уяснения их смысла, в их связи со всеми другими положениями права или по крайней мере с некоторыми из них.
В то же время международное право тесно взаимодействует с на­циональным правом, поскольку некоторые его предписания подлежат осуществлению во внутреннем правопорядке государства. Поэтому в необходимых случаях международное право отсылает к праву внутри­государственному, а последнее — к обязательствам государства в силу международного права.

Толкование международных договоров

Толкование — это выяснение действительного смысла и содержания договора. Применение договора невозможно без уяснения действительного содержания его положений применительно к конкретным условиям. Путём толкования договора выясняют то, о чем согласились стороны в договоре, т.е. установление результата согласования воль, выраженного в его постановлениях. В современной истории международного права известны затянувшиеся, длящиеся десятилетия споры относительно толкования, например, Парижских мирных договоров 1947 г. между Венгрией и Румынией, итало — американская полемика о воздушных перевозках, о сооружении на Дунае ГЭС Габчиково — Надьмарош» между Венгрией и ЧССР, а после её распада со Словакией. Споры о толковании договоров как вид правовых международных споров могут передаваться государствами в Международный Суд ООН. Решение Международного Суда о толковании договора в этом случае тоже обязательно для спорящих сторон (см. гл. 20).

Сложились устойчивые принципы толкования международных договоров. Прежде всего договор должен толковаться добросовестно. Терминам, используемым в договоре, следует придавать обычное значение в их контексте и в свете объекта и целей договора. Толковаться текст договора должен в сочетании с преамбулой и приложениями, а также с любым соглашением, относящимся к договору. При этом во внимание принимается любой документ, составленный одним или несколькими участниками в качестве документа, относящегося к договору. При толковании учитываются любое последующее соглашение относительно толкования применения договора, последующая практика применения договора и любые нормы международного права, которые применяются между участниками. Необходимо иметь в виду, что используется не всякая последующая практика применения договора, а только такая, которая может рассматриваться как согласие участников относительно толкования договора в целом либо его отдельных положений. Используемому в договоре термину может придаваться специальное значение, если участники имели такое намерение.

При толковании могут использоваться и дополнительные средства, которыми, как указывается в ст. 32 Венских конвенций 1969 и 1986 годов, являются подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора. Однако к дополнительным средствам возможно обращение только в том случае, если толкование приводит к неясным или двусмысленным выводам либо к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными.

При толковании международных договоров пользуются специальными способами. В частности, должны приниматься во внимание особенности языков, на которых составлен договор, исторические особенности его заключения, связь частей договора друг с другом, а также то, что договор, включая преамбулу, составляет единое логическое и юридическое целое. Результаты толкования не должны противоречить основным принципам международного права, нарушать суверенитет государств, вести к бездействию договора или к утрате им смысла. Специальные статьи имеют приоритет над общими постановлениями договора. Важна для толкования договора практика его применения.

Это интересно:  Переуступка прав по договору займа

Каждая сторона вправе толковать договор, но это толкование как односторонний акт не обязывает других участников. Вот почему такое внутригосударственное толкование, будь то официальное дипломатическое, судебное или другое, не может изменить содержание договора. Оно может иметь форму заявления, декларации и т.п., которые государства могут делать как при подписании, ратификации, утверждении, принятии или присоединении, так и при применении вступившего в силу международного договора. Это одностороннее толкование, и, в сущности, оно связывает только то государство, чьи органы в соответствии с внутренним правом имеют право давать такое толкование.

В зависимости от органов, которые толкуют международный договор, различаются виды толкования.

Если толкование осуществляется самими участниками договора, то такое толкование называется аутентичным. Этот вид толкования основывается на соглашении участников и поэтому обладает наивысшей юридической силой. Аутентичное толкование осуществляется в форме обмена нотами, протокола и т.д.

Наряду с аутентичным толкованием широко используется так называемое международное толкование, которое осуществляется международными органами. Эта форма толкования может быть предусмотрена в самом договоре либо согласована его участниками особо. В качестве таких органов могут, например, выступать Международный Суд ООН, различные комиссии и т.д. Так, в Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г. указывается, что ее участники по взаимному согласию могут обращаться в Международный Суд ООН в связи с возникновением между ними спора относительно толкования положений. Примером толкования международными организациями может служить принятие Генеральной Ассамблеей ООН резолюции «Определение агрессии» 14 декабря 1974 г. Она стала основой для разъяснения термина «агрессия», который используется в различных международных документах и используется на различных международных конференциях.

Существует и так называемое неофициальное толкование. Оно может осуществляться научными коллективами, отдельными учеными, экспертами и т.д.

Толкование осуществляется при помощи специальных способов (приемов), к которым относятся грамматическое (словесное), логическое, историческое и систематическое толкования договоров.

Грамматическое (словесное) толкование означает уяснение значения отдельных слов и смысла договора на основе грамматических и иных правил. Под логическим толкованием понимается толкование той или иной статьи договора на основе других статей или сопоставления их друг с другом. Текст договора при этом должен использоваться в качестве единого, целостного документа.

Иногда с момента заключения договора проходит значительное время, в связи с чем возникают трудности в уяснении его действительного содержания, например целей договора, отдельных его положений и терминов. Для толкования таких договоров приходится прибегать к изучению исторической обстановки заключения договора, исследованию различных подготовительных материалов, дипломатической переписки и т.д. Такое толкование называется историческим.

Толкование договора может осуществляться путем сравнения его положений с другими связанными с ним договорами. Этот вид толкования называется систематическим.

Как отмечалось, многосторонние договоры заключаются на двух или более языках, которые являются равно аутентичными. К таким договорам применяются рассмотренные выше принципы и способы толкования. Однако толкование этих договоров имеет определенную специфику, что нашло отражение в ст. 33 Венских конвенций 1969 и 1986 годов. Как следует из названных Конвенций, тексты таких договоров на каждом языке, которые признаны равно аутентичными, имеют одинаковую силу. Текст на каком — либо языке может иметь преимущественную силу лишь в том случае, если об этом условились участники либо это предусмотрено самим договором. Несмотря на языковые различия, термины, используемые в договоре, имеют одинаковое значение в каждом аутентичном тексте. В том случае, если при сравнении аутентичных текстов договора обнаруживается расхождение значений, будет приниматься то значение, которое с учетом объекта и целей договора лучше всего согласовывает все эти тексты, т.е., приведет к уяснению единого смысла этого договора.

Толкование международных договоров

Для того чтобы международный договор мог быть применен, он должен быть верно понят органами и должностными лицами, в обязанности и компетенцию которых входит применение международных договоров. Правила и методы толкования международных договоров служат целям правильного понимания и добросовестного исполнения субъектами международного права своих договорных обязательств. Истолковать международный договор означает верно установить то, о чем договорились стороны в момент заключения договора, выяснить выраженную ими в договоре их согласованную волю. Иначе говоря, толкование договора есть установление его правового значения, смысла и содержания.

Статья 31 Венской конвенции о праве международных договоров устанавливает общее правило толкования: договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора.

В зависимости от того, кто интерпретирует договор, различают толкование, даваемое самими участниками договора (аутентичное), и толкование, даваемое международными органами (смешанные комиссии, международный суд, арбитраж). Одностороннее толкование договора одним из его участников не обязывает других участников.

Для достижения правильного понимания постановлений договора применяются разнообразные методы, в том числе:

  • 1) грамматическое толкование (основано на этимологическом и синтаксическом анализе текста договора);
  • 2) логическое толкование (основано на использовании законов логики: например, закон исключенного третьего, различные правила построения силлогизмов);
  • 3) систематическое толкование (включает изучение связи одних частей договора с другими или связи данного договора с другими договорами, если, естественно, такие связи имеются);
  • 4) историческое толкование (основано на изучении обстоятельств заключения договора. Применяется главным образом для толкования подготовительных материалов, необходимых для проведения переговоров или конференций).

Приведенный перечень приемов толкования не является исчерпывающим.

Тема 8. Толкование международных договоров

Учебные вопросы темы:

Понятие и цели толкования.

Принципы толкования международных договоров: добросовестность, смысл терминов, контекст договоров. Значение дополнительных материалов и обстоятельств заключения договора и практики его применения. Роль объекта и цели договора при его толковании.

Виды толкования международных договоров по субъектам, толкующим договор. Внутригосударственное толкование (дипломатическое, судебное и др.). Толковательные декларации и заявления государства. Аутентичное толкование. Толкование международных органов (арбитражей, судов). Толкование договоров Международным судом ООН. Неофициальное толкование.

Способы (приемы) толкования (грамматическое, логическое, историческое, систематическое, узуальное). Вопрос о расширительном и ограничительном толковании договоров.

Толкование договоров, составленных на двух или нескольких языках. Принцип единого смысла всех языковых текстов договора.

Вопрос 1. Понятие и цели толкования.

Применение международного договора неразрывно связано с его толкованием. Не истолковав правильно международный договор, невозможно правильно его применить. В то же время эти два процесса должны быть разделены, поскольку толкование имеет своей целью разъяснение смысла текста договора, тогда как применение предполагает установление последствий, вытекающих для сторон, а иногда и для третьих государств. Само толкование можно определить как юридическую процедуру, которая в связи с применением договора к реальному случаю направлена к разъяснению намерений сторон при заключении договора посредством исследования текста договора и других соответствующих материалов.

Правильно истолковать международный договор – значит установить то, о чем согласились стороны в момент заключения договора, выяснить их согласованную волю, выраженную в постановлениях договора. Таким образом, толкование международного договора есть выяснение и разъяснение правильного смысла договора (его содержания) в целях наиболее правильного его применения, а значит и осуществления.

В мировой практике достаточно четко обозначилось несколько направлений исследований проблем токования.

Одни юристы считают, что целью толкования является выяснение намерений сторон при заключении договора. Поскольку эти намерения не всегда полностью выражены в договорном тексте, то сторонники этого направления (их иногда называют «субъективистами») большое значение при толковании придают кроме текста различным вспомогательным материалам, в частности материалам конференций, на которых был разработан и принят данный международный договор (так называемые travaux prеparatoires). Это иногда приводит к превышению роли таких материалов при выяснении воли государств в момент заключения международного договора над договорным текстом.

Сторонники другого направления, так называемые «текстуалисты», видят главную цель толкования международных договоров в выяснении смысла самого текста договора путем его анализа, так как именно в нем выражены согласованные намерения сторон. Они считают, что имеют значение лишь те намерения, которые зафиксированы в договорном тексте. Только они имеют юридическое значение и могут быть поэтому предметом и целью толкования. Намерения, оставшиеся за пределами договорного текста, никакого юридического значения не имеют, а потому подвергаться толкованию не должны.

Наконец, третье направление, наиболее радикальное, главную цель толкования определяет в уяснении объекта и целей международного договора. Следование этому направлению позволяет путем толкования изменить содержание договора в целях его приспособления к изменившимся обстоятельствам. Это функциональное направление, которое отрицает значение намерений, выраженных в тексте договоров, то есть напрямую ведет под видом толкования международных договоров к подмене права политикой, что совершенно недопустимо в международных отношениях

К функциональному подходу тяготеют США. Общим для всех трех направлений является то, что каждое из них придает первостепенное значение одной какой-то задаче толкования и опускает другие.

Статья 32 Венской конвенции гласит, что текст международного договора должен считаться аутентичным выражением намерений сторон, что ставит перед толкованием задачу выяснения содержания согласованной воли сторон, как она выражена в договорном тексте. Таким образом, предпочтение отдано договорному тексту как материальному выражению воли договаривающихся государств, однако статья 31 Венской конвенции в то же время определяет, что термины договора должны толковаться в свете объекта и целей договора, а для выяснения намерений сторон возможно обращение к дополнительным средствам толкования, в том числе к подготовительным материалам и обстоятельствам заключения договора, гласит статья 32 Венской конвенции.

Это интересно:  Нужно ли платить ндфл с договора дарения

Реальность воли и согласование государственных воль в международном договоре проявляются именно в его тексте, языке. Между волей и языком в договоре существуют неразрывная связь и единство. Конечно, могут быть и бывают случаи, когда формулировки международного договора недостаточно ясны для установления истинной воли договаривающихся по всем пунктам. Иногда в договорной практике бывают случаи, когда встречаются сложные и неточные формулировки, которые облегчают их произвольное толкование.

Поскольку толкование международного договора является одним из случаев толкования юридической нормы, то к нему могут быть применены все приемы толкования, известные в теории права и внутригосударственной практике, за исключением тех, которые противоречат самому существу международного права как права межгосударственного, основанного на добровольном соглашении суверенных субъектов.

Вопрос 2. Принципы толкования международных договоров: добросовестность, смысл терминов, контекст договоров. Значение дополнительных материалов и обстоятельств заключения договора и практики его применения. Роль объекта и цели договора при его толковании.

При толковании международных договоров следует различать принципы, виды и способы, или приемы, толкования.

Принципы толкования – это общие правила толкования, учитывающие особенности международного договора как соглашения субъектов международного права, в первую очередь государств. Принципы имеют общеобязательный характер, некоторые из них закреплены в Венской конвенции о праве международных договоров, другие носят обычно-правовой характер.

Толкование международного договора должно осуществляться в соответствии с основными принципами международного права. Оно не должно вести к результатам, противоречащим этим принципам, нарушать суверенитет государств, их основные права. Это один из важнейших принципов толкования международных договоров. Толкование в нарушение основных принципов международного права недопустимо.

Следующим принципом является добросовестность толкования, то есть честность, отсутствие желания обмануть контрагента, стремление установить истинный смысл международного договора, закрепленный в его тексте. Этот принцип толкования прямо вытекает из принципа pacta sunt servanda, так как добросовестное выполнение международного договора возможно только в том случае, если он осуществляется согласно его истинному смыслу.

Толкование международного договора должно быть направлено на поиск смысла и силы договора, полное осуществление взаимных прав. Недопустимо толкование, превращающее договор в бездейственный. Нельзя допустить, чтобы толкование договора привело к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными. В правильном толковании договора большую роль играют объект и цель договора, которые всегда должны приниматься во внимание при уяснении смысла договора.

Международный договор должен толковаться в соответствии с обычным значением терминов. Как и добросовестность, этот принцип закреплен в пункте 1 статьи 31 Венской конвенции о праве международных договоров. Обычное значение термина устанавливается не абстрактно, а, согласно Венской конвенции, исходя из «контекста», а также «в свете объекта и целей договора».

Специальное значение придается термину в том случае, если установлено, что участники имели в виду такое значение. Бремя доказывания в споре лежит на той стороне, которая утверждает, что данный термин должен употребляться в специальном значении.

Главным объектом толкования, имеющим решающее значение, является текст договора, который включает все части договора, в том числе преамбулу и в соответствующих случаях приложения, а также любое соглашение, относящееся к договору, которое было достигнуто между всеми участниками в связи с заключением договора, и любой документ, составленный одним или несколькими участниками в связи с заключением договора и принятый другими участниками в качестве документа, относящегося к договору. Наряду с этим должны учитываться:

любое последующее соглашение между участниками по проблемам толкования договора или применения его положений;

последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования;

любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между участниками.

Употребленный в Венской конвенции термин «контекст договора» охватывает не только его текст в узком смысле, но и другие документы, в частности приложения к договору. Однако чтобы считаться частью контекста договора в целях его толкования, документ «должен быть результатом соглашения всех участников договора, должен быть составлен в связи с заключением договора и принят как таковой.

Кроме этих главных объектов толкования Венская конвенция допускает возможность обращения к дополнительным средствам толкования международных договоров. К ним она относит подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора. Их можно использовать, когда толкование контекста договора оставляет его значение двусмысленным или приводит к абсурдным или неразумным результатам.

Венская конвенция, не устанавливая жесткой иерархии при выборе объектов и средств толкования, отдает явное предпочтение контексту международного договора.

В случае расхождения между общими и специальными статьями международного договора преимущественную силу имеют специальные статьи. Технический принцип lex specialis derogat legi generalis («специальный закон отменяет общий закон») является во многих случаях правильным». В то же время в ряде случаев специальное правило может быть удовлетворительно понято лишь в свете общих принципов, регулирующих взаимоотношения сторон в рамках данного договора в целом.

Толкует международный договор тот, кто его применяет. Этот принцип основывается на неразрывной связи между толкованием и применением международных договоров. Если применяет договор государство, то оно его неизбежно толкует; если же применяет его международная организация, то она также толкует договор. Каждая сторона договора вправе его толковать, причем тот орган, который его применяет. Конечно, такое толкование, как односторонний акт, не обязывает других участников договора. Поэтому толкование не может изменить содержания международного договора.

Кроме того, существует группа технических принципов, таких как: принцип максимального использования разноязычных текстов договора; принцип полной равнозначности текстов договора, аутентичность которых установлена на разных языках; принцип установления единого смысла, закрепленного в текстах на разных языках и др.

Вопрос 3. Виды толкования международных договоров по субъектам, толкующим договор. Внутригосударственное толкование (дипломатическое, судебное и др.). Толковательные декларации и заявления государства. Аутентичное толкование. Толкование международных органов (арбитражей, судов). Толкование договоров Международным судом ООН. Неофициальное толкование.

Виды толкования определяются органом субъекта международного права, который толкует международный договор. В зависимости от органов, осуществляющих толкование, различают следующие виды толкования:

Внутригосударственное толкование – это толкование, даваемое органами одного из государств, заключивших данный договор. Поскольку этот вид толкования является односторонним актом, оно не обязательно для других участников договора, а имеет силу лишь для данного государства.

Вопрос о компетенции органов государства, осуществляющих толкование международных договоров, определяется внутригосударственным правом. Это могут быть Министерство иностранных дел и другие дипломатические органы, а также судебные и административные органы. В соответствии с этим можно различать дипломатическое, судебное или иное внутригосударственное толкование. Такое толкование может даваться и высшими органами государственной власти и управления (парламентом, правительством и т.д.).

Близко к внутригосударственному толкованию примыкают так называемые толковательные декларации и заявления, которые государства составляют при подписании, утверждении, принятии, ратификации или присоединении к международному договору. В специальной декларации, прилагаемой к международному договору, выражается воля одного государства, сформированная с ведома других участников договора. Толковательные декларации не могут быть отнесены к оговоркам, поскольку путем одностороннего толкования нельзя изменить положения международного договора.

Аутентичное толкование. Этот вид толкования занимает особое место среди способов толкования международных договоров. Аутентичное толкование обладает наибольшим эффектом и наибольшей юридической силой. Будучи основанным на соглашении сторон, оно является обязательным для участников договора и не может быть изменено одним из них без согласия другого. Поскольку аутентичное толкование договора происходит на основе соглашения сторон, то такое толкование может вносить и изменения в договор. Это единственный случай, когда толкование может изменять международный договор.

Аутентичное толкование может применяться как к двусторонним, так и к многосторонним договорам. В случае многостороннего договора в его толковании могут участвовать не все государства, а только некоторые из них, для которых толкование и будет аутентичным. Такое толкование иногда называют «отдельным толкованием».

Аутентичное толкование международного договора может быть воплощено в различные формы: специальный договор или дополнительный протокол, обмен нотами и т.п.

Международное толкование – это толкование договора международными органами, предусмотренными государствами в самом международном договоре или уполномоченными ими впоследствии, когда спор о толковании возник, разрешить этот спор. Такими органами могут быть специально создаваемые комиссии или международный суд (арбитраж). В первом случае говорят о международном административном толковании, во втором – о международном судебном толковании.

Во всех этих случаях толкование, данное международному договору судебным, арбитражным или иным органом, является обязательным только для тех участников договора, которые обратились к этому органу за таким толкованием, и не обязательно для других государств, если только они заранее не дали своего согласия в договоре на обязательность для них такого толкования.

Неофициальное толкование. Это толкование, которое дается юристами, историками права, журналистами, общественными организациями и политическими деятелями. Сюда же относится доктринальное толкование, даваемое в научных трудах по международному праву.

Неофициальное толкование необязательно, но оно может сыграть большую роль в правильном применении международного договора, особенно если дается признанными авторитетами в области международного права.

Статья написана по материалам сайтов: 3ys.ru, studref.com, studfiles.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector