+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Принцип соблюдения договоров в международном праве

Действие и применение международных договоров предполагают строгое выполнение всеми участниками договоров вытекающих из них обязательств (pacta sunt servanda). Этот важнейший принцип международного права распространяется на все действительные международные договоры, в том числе на договоры, участниками которых являются международные организации. Поэтому формулировка ст. 26 Конвенции 1986 года не отличается от формулировки соответствующей статьи Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года. Она гласит: Каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться». Когда обсуждалась эта статья в Комиссии международного права, перуанский юрист X. Калье-и-Калье даже высказал мнение, что международные организации еще в большей степени, чем государства, должны соблюдать заключаемые ими международные договоры*(643).

Едва ли следует определять степень обязательности международных договоров в зависимости от видов их участников. Ясно одно: международные договоры должны в одинаковой степени соблюдаться всеми их участниками, и государствами не меньше, чем международными организациями.

Из формулировки ст. 26 видно, что речь идет о действующих международных договорах, то есть таких, которые вступили в силу и не утратили ее вследствие прекращения и т.п. Следовательно, принцип pacta sunt servanda не распространяется на договоры, которые утратили свою юридическую силу.

Многие государства, в том числе СССР, голосуя за эту статью, высказали мнение, что принцип pacta sunt servanda не распространяется на договоры, заключенные в противоречие с международным правом, то есть на противоправные, недействительные международные договоры. Поэтому «действующий» договор в ст. 26 также должен пониматься как включающий качество действительности.

Советский Союз неукоснительно соблюдает свои международные договоры, в том числе соглашения, заключенные с международными организациями, и требует того же от других государств. Это особенно относится к договорам, заключенным с универсальными международными организациями, прежде всего с ООН и ее специализированными учреждениями.

Нарушаются международные конвенции, устанавливающие привилегии и иммунитеты иностранных дипломатических и других официальных представителей государств. Правительство США не обеспечивает нормальное функционирование представительств СССР и других социалистических стран при ООН, расположенных в Нью-Йорке на основе соглашения о штаб-квартире ООН, заключенного между правительством США и этой организацией в 1947 году. Постоянно нарушается неприкосновенность советских дипломатов и помещений представительства СССР при ООН, нередко возникает угроза их безопасности и здоровью. Иностранные дипломаты часто становятся объектами враждебной кампании запугивания и угроз физической расправы. Объектом преступлений является не только представительство СССР, но и миссии тех государств, которые по тем или иным причинам «не нравятся» американским властям. Вопиющим нарушением соглашения с ООН 1947 года был отказ американского правительства дать гарантии по обеспечению безопасности главы делегации СССР на 38-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1983 году, в результате чего оказался невозможным его прилет в Нью-Йорк*(644).

Проявлением нарушения США соглашения с ООН о штаб-квартире являлось также произвольное требование о высылке 25 дипломатических сотрудников постоянного представительства Советского Союза при ООН в сентябре 1986 года. Такие действия правительства США не имели никаких правовых оснований. Соглашение 1947 года не дает правительству США права устанавливать численные ограничения персонала постоянных представительств государств — членов ООН, ибо они аккредитованы не при правительстве США, а при Организации Объединенных Наций. Основанием их деятельности в Нью-Йорке являются указанное международно-правовое соглашение США с ООН о ее штаб-квартире и другие международные соглашения, которые определяют права и привилегии постоянных представительств и их персонала. Что касается численности последнего, необходимой для их нормальной работы, то ее определяют только сами государства — члены ООН. Принимающее государство не вправе односторонне, по собственному усмотрению, а тем более ультимативно устанавливать, какое число сотрудников должно быть в постоянных представительствах тех или иных государств — членов ООН. Это — внутреннее дело самих государств-членов, а не правительства США. Поэтому упомянутая акция последнего была незаконной, противоречащей взятым на себя США обязательствам перед ООН. На это обоснованно указали в своих заявлениях и постоянный представитель СССР при ООН, и Генеральный секретарь ООН*(645).

Грубым нарушением соглашения 1947 года явилось решение правительства США в 1988 году об отказе выдать въездную визу Председателю Исполкома Организации освобождения Палестины Ясиру Арафату, который намеревался выступить на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН по палестинскому вопросу. По существу, это была попытка лишить Я. Арафата возможности обратиться к международному сообществу и рассказать о целях и задачах палестинского государства, независимость которого была провозглашена на сессии Национального совета Палестины в ноябре 1988 года в Алжире. Генеральная Ассамблея осудила нарушение США данного соглашения с ООН. Заседание по палестинскому вопросу пришлось провести в Женеве, где расположена европейская штаб-квартира ООН.

США нарушают и другие соглашения с ООН. Американское правительство осуществило фактическую аннексию подопечной территории Тихоокеанские острова, что противоречит условиям соглашения об опеке, заключенного США с Советом Безопасности ООН в 1947 году. Трем ее частям — Северным Марианским островам, Маршалловым островам и Федеративным Штатам Микронезии придан статус «содружества» и «ассоциации» с Соединенными Штатами. Это сделано в обход Совета Безопасности, несущего ответственность за данные территории, и поэтому является грубым нарушением Устава ООН и соглашения об опеке 1947 года, которое в соответствии с Уставом ООН может быть прекращено только решением Совета Безопасности. Поэтому акции США в отношении Тихоокеанских островов являются односторонними, произвольными и лишенными юридической силы*(646).

Постоянно нарушает соглашения ООН о вооруженных силах и другие договоры Израиль.

Во многих государствах принимаются законы и постановления вопреки обязательствам по международным договорам, что также является формой нарушения принципа pacta sunt servanda. Согласно данному принципу, государство — участник договора не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения этого договора. Это требование как составная часть принципа pacta sunt servanda содержится в ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года. Оно было включено в нее при активной поддержке Советского Союза.

Формулировка этой статьи в отношении государств была сохранена и в проекте статей о праве договоров с участием международных организаций 1982 года. Она подверглась широкой дискуссии и после бурных дебатов была принята с изменениями.

Сначала в четвертом докладе П. Ретер сформулировал положение о том, что невыполнение международного договора не может быть оправдано правилами международной организации (по аналогии с внутренним правом государств). Однако сразу же у членов Комиссии международного права возник вопрос, что понимать под правилами международных организаций. Определение, данное в ст. 2 проекта, включало не только решения и резолюции международных организаций, но и их учредительные акты, которые, как известно, являются источниками норм международного права, а не внутреннего права организаций. Поэтому аналогия с внутренним правом государств здесь едва ли была полностью уместна.

Это интересно:  Договор уступки будущего права требования образец

В частности, возник вопрос, могут ли международные организации заключать договоры, не соответствующие положениям их учредительных актов. Когда этот вопрос обсуждался в Комиссии международного права, Н.А. Ушаков отметил, что государство, заключая международный договор, не соответствующий его внутреннему праву, должно внести поправку в свое внутреннее право. Однако, спрашивал он, может ли международная организация, которая стала участником международного договора, изменить свои собственные правила, если они не соответствуют осуществлению договора?*(647) Можно ли, например, потребовать изменения ее учредительного акта, дабы согласовать его с положениями заключенного ею договора? Сомнения, выраженные советским юристом, разделили бразильский, кенийский и другие члены комиссии. Они указывали, что государства обладают неограниченной договорной правоспособностью как суверенные единицы и государство может стать участником международного договора даже в том случае, если положения этого договора противоречат его конституции. Поэтому положение ст. 27 Венской конвенции в отношении государств вполне оправданно.

Другая ситуация — в случае с международными организациями. Признание такой же нормы в отношении них противоречило бы признанию их ограниченной, специальной договорной правоспособности, зафиксированной в ст. 6 Конвенции 1986 года. Из нее следует, что международная организация не может заключать международные договоры, противоречащие ее учредительному акту, а если она заключает таковой, то он будет недействителен*(648). В связи с этим некоторые члены Комиссии считали нужным предусмотреть, что международная организация не вправе ссылаться на свои правила в оправдание невыполнения ею международного договора только до тех пор, пока она не совершит действия, запрещаемые ее учредительным актом. Учредительный акт, следовательно, должен иметь приоритет над любым другим международным договором. Однако это единственный случай, когда не будет применяться принцип pacta sunt servanda *(649).

Другие члены Комиссии международного права, в том числе Н.А. Ушаков, указывали, что ст. 27 проекта касается только законных договоров и исключает случаи, когда законность международного договора может быть поставлена под сомнение, как, например, в случае, если договор, заключенный международной организацией, противоречит ее учредительному акту*(650). П. Ретер, разъясняя свою формулировку ст. 27 проекта, подчеркнул, что она основывается на презумпции законности международного договора*(651). Поэтому в принципе для международной организации вопрос должен ставиться так же, как и для государства: оба они не могут ссылаться на положения внутреннего права для оправдания невыполнения международных договоров*(652).

Но положение, как справедливо отметил Н.А. Ушаков, не так просто. В некоторых случаях П. Ретер, может быть, прав. Другие примеры показывают противоположное. Например, Совет Безопасности может заключить в соответствии с Уставом ООН соглашение с государством, с тем чтобы направить войска этого государства в определенный район для поддержания мира. Позже Совет Безопасности может принять новое решение — по-прежнему в соответствии с Уставом ООН — заменить войска этого государства войсками другого государства. В этом случае первый договор не может помешать Совету Безопасности изменить свое решение. П. Ретер считал, что первый договор должен прекратить свое действие. Другие же члены Комиссии утверждали, что международные организации не могут вносить поправки в свои резолюции и принимать другие меры, которые освободили бы их от принятых по договорам международных обязательств*(653). Советский юрист подчеркнул, что вопрос уважения и осуществления договоров международными организациями является ключевым и к нему нужно относиться с чрезвычайной осторожностью*(654).

В ходе дальнейшего обсуждения ст. 27 в редакционном комитете Комиссии международного права была принята так называемая компромиссная формула, по которой внутренние правила международной организации могли превалировать над положениями заключенного ею международного договора только в том случае, если таковы были воля, намерение сторон. Таким образом, в принятой в первом чтении Комиссией формулировке ст. 27 говорилось: «Международная организация — участница договора не может ссылаться на правила данной организации в качестве оправдания для невыполнения этого договора, если только исполнение указанного договора, в соответствии с намерением сторон, не подчинено осуществлению функций и полномочий данной организации»*(655).

Однако во втором чтении Комиссия международного права сочла, что эта формулировка представляет очень значительное изъятие из принципа pacta sunt servanda и ослабляет этот принцип. Исходя из того, что ст. 27 имеет в виду лишь действительные договоры, заключенные в соответствии с уставами международных организаций, она предусмотрела для них такое же правило, как и для государств, оставив в стороне вопрос о подчиненности договора одностороннему акту международной организации. В результате появилась окончательная формулировка ст. 27, принятая во втором чтении, которая гласила: «Международная организация — участник договора не может ссылаться на правила данной организации в качестве оправдания для невыполнения этого договора». Как видно, вторая часть формулировки, принятой в первом чтении Комиссией, была исключена.

Эта формулировка подверглась обстоятельному обсуждению в Шестом комитете Генеральной Ассамблеи ООН, и в ее отношении были представлены замечания правительств и международных организаций. Так, делегация Туниса заявила, что включение в ст. 27 для международных организаций правила, идентичного правилу, существующему для межгосударственных договоров, с целью оправдания несоблюдения договора под предлогом его несовместимости с внутригосударственным правом не представляется полностью удовлетворительным и что заслуживает нового рассмотрения компромиссная формулировка этой статьи, принятая Комиссией в первом чтении*(656). Делегация ГДР отметила, что ст. 27 проекта во втором чтении недостаточно учитывает тот факт, что международные организации имеют статус международного субъекта, который вытекает из статуса государств, поэтому они обладают способностью действовать и заключать международно-правовые договоры только в рамках норм, согласованных их государствами-членами, и поэтому не всегда способны подтвердить права и выполнить обязательства, вытекающие из договоров*(657). На Венской конференции 1986 года все эти вопросы вновь были поставлены.

Исходя из того, что внутреннее право государств не может быть приравнено к правилам международных организаций в качестве основания для невыполнения договора, советская делегация отметила неудовлетворительность проекта ст. 27 по этому вопросу, в котором не учитывалась различная юридическая природа права государств и правил организаций. Советская делегация предложила дополнить статью положением, согласно которому «в том случае, когда обязательства по договору, заключенному международной организацией, противоречат ее обязательствам по учредительному акту этой организации, преимущественную силу имеют обязательства по ее учредительному акту»*(658).

Это интересно:  Договор доверительного управления исключительными правами

Внося эту поправку, советский представитель заявил, что международная организация в принципе не может заключать соглашение или договор, который противоречит ее учредительному акту. Если она тем не менее заключит такой договор, то он будет неосуществим и организация не сможет выполнить вытекающие из него обязательства. Международные организации постоянно принимают на себя десятки международных обязательств, и непредвиденные конфликтные ситуации могут возникнуть даже тогда, когда организации поступают добросовестно. Поэтому необходимо ясно заявить, что если обязательства международной организации по договору противоречат ее уставу, то последний имеет преимущественную силу. Любые договоры, заключаемые организацией, подчеркнул Н.А. Ушаков, должны быть вторичными по отношению к основному документу, который наделяет ее соответствующим мандатом*(659). Таковым является устав международной организации.

Предложение СССР было поддержано представителями социалистических стран, но встречено в штыки западными делегациями (Греции, Голландии, Австралии, США, Дании, Исландии, ФРГ), которые, смешивая вопрос о применении договора с вопросом о его недействительности, ссылались на ст. 46 о недействительности договора, заключенного с явным нарушением особо важного правила международной организации*(660). В связи с этим представитель СССР пояснил, что в его поправке речь идет не о действительности или недействительности договора, как утверждают западные делегаты, а о его применении и о соответствующих обязательствах*(661). Поэтому место указанной поправки именно здесь. Тем не менее представители западных стран продолжали возражать. Они выступили даже против поправки ООН о включении в ст. 27 слов «без ущерба для ст. 103 Устава ООН»*(662) и предложили сослаться на преимущественную силу обязательств по Уставу ООН в другом месте разрабатываемой конвенции. Против предложенных поправок и за сохранение формулировки КМП выступили и некоторые делегации развивающихся стран (Египта, Лесото, Судана, ОАЭ, Ирана, Индии, Пакистана).

Что касается представителей международных организаций, то их мнения разделились: если представитель ЕЭС выступил против упомянутых поправок, подчеркнув необходимость равенства между государствами и международными организациями в рассматриваемом вопросе, то представители ООН и ВОЗ отметили, что предложенные поправки вполне оправданны и что ст. 103 Устава ООН имеет превалирующее значение и для международных организаций*(663).

В результате обсуждения в комитете полного состава и в ходе неофициальных консультаций во главе с председателем конференции ст. 27 была одобрена в формулировке КМП 1982 года. В этом виде она и вошла в текст Конвенции 1986 года, сохранив недостатки проекта.

Лекция 4. Основные принципы международного права

4.10. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств возник в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda на ранних стадиях развития государственности, а в настоящее время находит отражение в многочисленных двусторонних и многосторонних международных соглашениях.

В качестве общепризнанного принципа международного права он закреплен в Уставе ООН, преамбула которого подчеркивает решимость членов ООН «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права». Согласно п. 2 ст. 2 Устава «все члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу членов Организации».

Рассматриваемый принцип носит универсальный характер, что удостоверяется, к примеру, Венской конвенцией о праве международных договоров следующим образом: «Каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться». Кроме этого в Конвенции также закреплено следующее положение: «Участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

Помимо Венской конвенции о праве международных договоров, рассматриваемый принцип закреплен в ряде других международно-правовых документов. Согласно Декларации о принципах международного права 1970 г. каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, принятые им в соответствии с Уставом ООН, обязательства, вытекающие из общепризнанных норм и принципов международного права, а также обязательства, вытекающие из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ 1975 г. государства-участники согласились «добросовестно выполнять свои обязательства по международному праву, как те обязательства, которые вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права, так и те обязательства, которые вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются».

В литературе отмечается, что следует сопоставлять обязательства «по международному праву» как более широкое понятие, нежели обязательства, «вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права».

Однако трудности возникают также и в отношении концепции добросовестности. В различных правовых системах существует свое понимание добросовестности, что отражается на соблюдении государствами принятых обязательств. Концепция добросовестности получила закрепление в большом числе международных договоров, резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в декларациях государств, однако определение точного юридического содержания понятия добросовестности в реальных ситуациях может вызывать трудности.

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств распространяется только на действительные соглашения. Это значит, что рассматриваемый принцип применяется только к международным договорам, заключенным добровольно и на основе равноправия.

В международном праве существует максима следующего содержания: любой договор, противоречащий Уставу ООН, является недействительным, и ни одно государство не может ссылаться на такой договор или пользоваться его преимуществами. Такое положение соответствует ст. 103 Устава. Кроме того, любой договор не может противоречить императивной норме международного права, как она определяется в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров. Подобного рода положения и максимы свидетельствуют о расширении сферы применения принципа добросовестного соблюдения международных обязательств.

Принцип соблюдения договоров в международном праве

12. ПРИНЦИП ДОБРОСОВЕСТНОГО ВЫПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ

Одним из важнейших принципов современного международного права является принцип добросовестного выполнения международных обязательств по международному праву. Этому принципу предшествовал принцип соблюдения международных договоров – pacta sunt servanda, появление и развитие которого тесно связано с римским правом, а затем с возникновением и развитием межгосударственных отношений и международного права.

Принцип добросовестного соблюдения международных договоров имеет длительную историю. Заключение первых международных договоров обусловило необходимость их выполнения, поскольку нарушение обязательств, предусмотренных международными договорами, приводило бы к неустойчивости международных отношений. В ХХ столетии этот принцип приобрел новое юридическое значение – он распространил свое действие и на иные нормы международного права.

Это интересно:  Международные договоры как источники налогового права

В настоящее время в качестве общепризнанной нормы поведения субъектов указанный принцип закреплен в Уставе ООН, преамбула которого подчеркивает решимость членов ООН «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права». Согласно п. 2 ст. 2 Устава «все члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу членов Организации». Содержание этого принципа раскрывается в Декларации о принципах международного права 1970 г., где подчеркивается, что добросовестное соблюдение принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, имеет важнейшее значение для поддержания международного права и безопасности.

В силу принципа добросовестного соблюдения международных договоров субъекты международного права должны выполнять обязательства, вытекающие из международного права, добросовестно. Выполнение обязательств должно осуществляться честно и точно. Только в этом случае исполнение международно-правовых обязательств может квалифицироваться как добросовестное. Государство не может уклоняться от выполнения обязательств, вытекающих из международно-правовых норм, и не может ссылаться ни на положения внутреннего права, ни на иные обстоятельства как на причину неисполнения или отказа от исполнения своих обязательств. Государство может отказаться от исполнения международно-правовых обязательств, однако такой отказ должен осуществляться только на основании международного права, что отражено в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Значение принципа добросовестного соблюдения международных обязательств заключается в том, что он является основой международного права, поскольку без такого принципа действенность международного права была бы проблематичной. В силу своей значимости и роли в системе международного права данный принцип приобрел императивный характер jus cogens.

Право международных договоров: понятие, принципы, основные источники и институты. РФ и право международных договоров

Читайте также:

  1. E. интерпретирование аналитических результатов по конкретно заданным вопросам правоохранительных органов или суда.
  2. I. Международно-правовые, законодательные и нормативные акты
  3. I. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КПРФ, ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ПАРТИИ
  4. II. ВІДПОВІДНЕ НАЦІОНАЛЬНЕ ПРАВО
  5. II. КРИТИКА: основные правила
  6. II. Основные модели демократического транзита.
  7. III. Основные задачи Управления
  8. III. Основные обязанности администрации
  9. III. Справочные данные
  10. IV. Основные обязанности работников театра
  11. IV. Рекомендуемые источники
  12. Module IV. Цивільне право

Право международных договоров — это совокупность международно-правовых норм, определяющих порядок заключения и прекращения международного договора.

Основными источниками МД являются:

— Венская Конвенция о праве МД 1969 г.

— Венская Конвенция о правопреемстве государств в отношении МД 1978 г.

— Венская Конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями и самими международными организациями 1986 г.

В процессе создания норм права МД особое место принадлежит конституциям и другим внутренним нормативным актам государств. Они устанавливают какие органы и в каких случаях имеют право заключать международные договоры, процедуру ратификации, последовательность осуществления МД, перечень договоров, подлежащих обязательному парламентскому одобрению и т.д.

Право МД распространяет свое действие на все виды МД независимо от их формы, наименования, объекта, процедуры заключения и видов участников основных субъектов международного права.

МД — явно выраженное соглашение субъектов международного права, призванное регулировать их отношения друг с другом путем создания взаимных прав и обязанностей.

1) Правоспособность сторон — стороной договора могут быть все субъекты МП.

2) Равноправие сторон — любое государство имеет право на полноправное участие в международных договорах общего и специального характера (государства при подписании многостороннего договора или присоединении к нему имеют право сделать оговорку о непризнании какого-либо из правительств, подписавшего договор – договор не порождает ПО между ними).

3) Договор создает обязательства только для его участников (не создает обязательства для третьего государства без его согласия; его объектом не могут быть права и интересы третьих государств; договор, нарушающий права третьих государств – недействительный; однако в договоре могут быть предусмотрены права для третьих государств или третьих организаций)

4) Принцип соблюдения международных договоров — один из основных принципов МП. Государство не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им МД.

5) Действительность МД только в том случае, если он не противоречит основным принципам или императивным нормам МП

Институты ПМД: 1. Стороны договоров. Правосубъектность. 2. Заключение договоров. 3. Форма и структура договоров. 4. Действие договоров. 5. Толкование договоров. 6. Условия действительности и недействительности договора. 7. Прекращение и приостановление действия договоров.

В КРФ закреплен порядок заключения и осуществления РФ международных договоров. ФЗ «О международных договорах РФ» 1995 (применяется в отношении международных договоров РФ независимо от их вида и наименования; распространяется на международные договоры, в которых РФ является стороной в качестве государства – правопреемника СССР).

Международные договоры РФ заключаются с иностранными государствами и международными организациями:

1) от имени РФ (межгосударственные договоры);

2) от имени Правительства РФ (межправительственные договоры);

3) от имени федеральных органов исполнительной власти (договоры межведомственного характера).

Согласие РФ на обязательность для нее международного договора может выражаться путем подписания договора; обмена документами, образующими договор; ратификации договора; утверждения договора; принятия договора; присоединения к договору; применения другого способа выражения согласия, о котором условились договаривающиеся стороны; согласие может быть выражено в отношении всего договора или его.

Международные акты подписываются Председателем Правительства РФ или федеральным министром. Лицу, возглавляющему делегацию Правительства РФ на переговорах, не требуется специального поручения.

Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.005 сек.)

Статья написана по материалам сайтов: www.aup.ru, www.e-reading.club, studall.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector