+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Предмет договора уступки права требования

Мигранов Салават Джонович.

Договор уступки требования (цессии) представляет собой сделку, непосредственно направленную на переход обязательственного права, в силу которой первоначальный кредитор по обязательству (цедент) передает свое право требования исполнения определенной обязанности должником новому кредитору (цессионарию), а новый кредитор принимает право требования от первоначального кредитора на условиях, не ухудшающих правового положения должника.

Поскольку законом, а именно параграфом 1 главы 24 ГК РФ не указано специальных существенных условий договора уступки, то на основании п. 1 ст. 432 ГК РФ следует сделать вывод, что единственным существенным условием соглашения о цессии является условие о предмете.

Определенный научный интерес вызывает исследование правового регулирования договора цессии в случае, когда его предметом являются акцессорные права — требования, возникшие из обязательств, обеспечивающих исполнение основного обязательства, а также права на взыскание имущественных санкций.

Законом судьба таких прав определена лишь применительно к ситуации, когда передаются права из основного обязательства, — в этом случае в соответствии со ст. 384 ГК РФ к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты. Причем это правило действует лишь в том случае, если иное не предусмотрено законом или договором.

Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 352 ГК РФ залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства. Соответственно, в случае уступки всего объема требований из основного обязательства, что влечет прекращение этого обязательства, прекращаются и права, вытекающие из залога, если только первоначальный кредитор не уступил одновременно с требованием из основного обязательства и права залогодержателя. Такая позиция высказана Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ: Суд обоснованно удовлетворил требования заемщика, предъявленные к прежнему кредитору о возврате предмета обеспечения либо взыскании его рыночной стоимости, поскольку по договору об уступке прав кредитора не было передано право требования по обеспечительным соглашениям, в связи с чем у кредитора, выбывшего из основного обязательства, прекращается право на распоряжение переданными в залог облигациями, и он не вправе удерживать предмет обеспечения» .

Постановление Президиума ВАС РФ N 7144/01 от 06.03.2002 // www.businesspravo.ru; см. также: Постановление Президиума ВАС РФ N 931/01 от 06.03.2002 // www.businesspravo.ru

Иначе говоря, в случае уступки требований по основному обязательству, если их исполнение обеспечено залогом и права залога специально не указаны в договоре уступки в качестве ее предмета, они прекращаются и не переходят к цессионарию. Однако такой принцип правового регулирования уступки прав залога, по нашему мнению, противоречит устойчивости гражданского оборота. Здесь следует обратить внимание на аналогичные нормы, существующие в международном праве, а именно в Конвенции ООН «Об уступке дебиторской задолженности в международной торговле». В п. 1 ст. 10 Конвенции содержится следующая норма: «Личное или имущественное право, обеспечивающее платеж уступленной дебиторской задолженности, передается цессионарию без дополнительного акта передачи. Если такое право согласно регулирующему его закону может передаваться только с дополнительным актом передачи, цедент обязан передать это право и любые поступления цессионарию» .

Конвенция Организации Объединенных Наций от 12 декабря 2001 г. «Об уступке дебиторской задолженности в международной торговле» // www.businesspravo.ru

По нашему мнению, подобное правило следует закрепить и в Гражданском кодексе РФ, так как установление обязанности цедента передать обеспечительные права, которые не могут быть переданы без специального акта (ярким примером такого права выступает, как мы выяснили, право залога), будет способствовать большей устойчивости гражданского оборота и транслятивной сущности договора уступки требования. Это правило можно было бы сформулировать следующим образом: «В случае если для перехода к новому кредитору прав, обеспечивающих исполнение обязательства, необходимо специальное волеизъявление первоначального кредитора, первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору такие обеспечительные права».

Еще больший интерес вызывает вопрос, могут ли акцессорные права быть самостоятельным предметом договора уступки права (требования).

Одни авторы указывают на невозможность отдельной уступки обеспечительных прав в силу их субсидиарного характера , другие, напротив, отмечают принципиальную допустимость такой уступки . Сразу же заметим, что не все обеспечительные обязательства вызывают подобные разногласия, что обусловлено особенностями их законодательного регулирования. Например, в отношении залога законом прямо установлено правило, в соответствии с которым уступка залогодержателем своих прав по договору о залоге другому лицу действительна, если тому же лицу уступлены права требования к должнику по основному обязательству, обеспеченному залогом (ст. 355 ГК РФ).

Рассмотрим возможность передачи иных (помимо залога) обеспечительных прав: неустойки, удержания, поручительства, банковской гарантии, задатка, а также права на неуплаченные проценты и права на возмещение убытков.

Относительно уступки права требования к поручителю из договора поручительства следует согласиться с мнением О.Г. Ломидзе, которая делает вывод о недопустимости заключения таких сделок в силу требований ст. 363, 365 ГК РФ . Действительно, поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, исполнение обязательства поручителем погашает обязанность должника, по исполнении поручителем обязательства кредитор обязан вручить ему документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование. Э.Н. Нариманов отмечает также, что уступка требования к поручителю невозможна уже потому, что объем прав, принадлежащих кредитору по отношению к поручителю, не может быть четко определен в силу солидарной (по общему правилу) ответственности поручителя и должника по основному обязательству .

Ломидзе О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России. СПб.: Изд. «Юридический центр Пресс», 2003. С. 323.
Нариманов Э.Н. Уступка требования (цессия): Дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. Рязань, 2004. С. 128.

Уступка требования кредитором из такого акцессорного обязательства как удержание также не может быть признана возможной в отрыве от передачи прав по основному обязательству по следующим причинам. Право кредитора на удержание находящейся у него вещи, подлежащей передаче должнику либо лицу, указанному должником, неразрывно связано с основным обязательством. Цессионарий, даже и приобретший от первоначального кредитора право на удержание вещи, скорее всего, будет признан судом неуправомоченным (незаконным) ее держателем, т.к. по отношению к нему должник не несет никаких обязанностей, соответственно, он не имеет достаточных законных оснований удерживать принадлежащую другому лицу вещь.

Иначе говоря, право на удержание как таковое лишено какой-либо самостоятельной имущественной ценности. Так, если должник исполнит основное обязательство своему кредитору, то у последнего отпадают все основания для удержания вещи. Очевидно, что цессионарий (если он все же приобрел в порядке уступки право на удержание) в этом случае будет обязан вернуть вещь должнику, не получив за это никакого встречного предоставления.

Более того, следует признать, что в случае передачи кредитором по основному обязательству права на удержание принадлежащей должнику вещи другому лицу должник в значительной степени лишается той правовой определенности, которая существовала в отношениях между ним и первоначальным кредитором.

В отношении уступки прав по банковской гарантии законом предусмотрена специальная норма ст. 372 ГК, в силу которой принадлежащее бенефициару по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в гарантии не предусмотрено иное. Диспозитивный характер этой нормы позволяет сделать вывод, что требование по банковской гарантии принципиально может быть передано по цессии, причем без уступки требования по основному обязательству, в обеспечение которого выдана банковская гарантия .

См.: Шичанин А., Гривков О. Цессия: белые пятна законодательства // Хозяйство и право. 2002. N 3. С. 59.

Вопрос о возможности цессии права требования уплаты неустойки, процентов и возмещения убытков без уступки права по основному обязательству не имеет выраженного в действующем законодательстве ответа. Видимых законодательных ограничений на совершение таких сделок цессии не усматривается. Как пишет Е.Г. Комиссарова, из смысла самой главы 24 ГК РФ «не следует. что передача права на взыскание санкций. возможна лишь во взаимосвязи с основным обязательством» . Более того, еще русские дореволюционные цивилисты — К.Н. Анненков, К.П. Победоносцев — отмечали, что, так как право на взыскание неустойки, «набежавшей» на определенный момент времени, представляет собой не более чем право требования денежной суммы и обеспечительный характер неустойки утрачивается с ее реальным начислением, самостоятельная уступка права на взыскание неустойки возможна .

Комиссарова Е.Г. Уступка права требования в институте гражданско-правовой ответственности // Журнал российского права. 2000. N 8. С. 45.
См.: Белов В.А. Договор уступки требования в русском гражданском праве // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1999. N 6. С. 26.

Иначе говоря, право требования уплаты санкций (неустойка, проценты), а также право на возмещение убытков представляет самостоятельную имущественную ценность с того момента, как должником было допущено нарушение основного обязательства, исполнение которого было обеспечено неустойкой (уплатой процентов), либо если такое нарушение причинило убытки кредитору. В связи с этим, по нашему мнению, первоначальный кредитор вправе передать другому лицу требования об уплате процентов, неустойки и требование о возмещении убытков, но только после возникновения факта неисполнения (ненадлежащего исполнения) соответствующего основного обязательства должником.

Это интересно:  Права арендатора квартиры по договору аренды

Аналогичный принцип правового регулирования следует применять и при оценке возможности самостоятельной уступки требования на уплату двойной суммы задатка, поскольку такое требование может возникнуть лишь в связи с неисполнением договора контрагентом (п. 2 ст. 381 ГК РФ).

Таким образом, можно констатировать, что для оценки допустимости уступки акцессорного требования важными условиями являются, во-первых, самостоятельная имущественная ценность такого требования, и, во-вторых, возникновение факта неисполнения основного обязательства должником.

Конечно же, при этом следует учитывать и такие общие для всех договоров цессии требования, как надлежащая конкретизация предмета сделки и невозможность ухудшения правового положения должника. Так, О.Г. Ломидзе справедливо отмечает, что достаточно большое значение при разрешении рассматриваемой проблемы имеет изучение вопроса о том, способна ли уступка права требования на взыскание санкции (убытков, неустойки, процентов по ст. 395 ГК) ухудшить положение должника . Более того, Э.Н. Нариманов предлагает законодательно поставить возможность уступки требования по акцессорным обязательствам в зависимость от получения согласия должника — по аналогии с п. 2 ст. 388 ГК РФ . Отметим, что подобное решение проблемы позволит самому должнику оценивать свое правовое положение до и после уступки требования и, проанализировав все обстоятельства, принять решение о своем согласии или, напротив, несогласии с уступкой прав требования по акцессорному обязательству.

Ломидзе О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России. С. 324.
Нариманов Э.Н. Уступка требования (цессия). С. 132.

Таким образом, сделка уступки требования, в которой самостоятельным предметом выступают любые акцессорные права, должна оцениваться в каждом конкретном случае со следующих позиций:

  1. не запрещена ли законом либо договором уступка акцессорных прав без одновременной уступки прав по основному обязательству;
  2. не противоречит ли такая уступка существу акцессорного обязательства, в т.ч. представляет ли акцессорное требование самостоятельный имущественный интерес;
  3. не ухудшится ли в результате совершения такой уступки требования правовое положение должника;
  4. надлежащим ли образом конкретизирован предмет соглашения об уступке.

Лишь при положительном ответе на все указанные вопросы договор, предметом которого является самостоятельная уступка акцессорных требований, имеет право на существование или, говоря юридическим языком, может быть признан действительным.

Возможна ли уступка будущего права требования?

Будущее право требования как предмет уступки

Уступка права будущего требования фактически является сделкой с отлагательным условием: стороны договариваются о том, что передача права от одного к другому произойдет только при условии и с момента возникновения определенного обязательства.

То есть предмет такой сделки довольно эфемерен — передаваемого права требования при подписании сторонами соответствующего соглашения не существует (п. 1 ст. 388.1 ГК РФ). Заключая такой договор уступки, стороны исходят из того, что обязательство, а следовательно, и право требовать исполнения какой-либо обязанности с большой степенью вероятности возникнет в дальнейшем. При этом возможны следующие источники их происхождения:

  1. Из договора, который еще не заключен.
  2. Из внедоговорного обязательства. Например, вследствие причинения вреда, который еще не причинен; неосновательного обогащения, которого также еще не произошло, и т. д.

Момент перехода будущего права требования (далее БПТ) к новому лицу совпадает с возникновением обязательства, из которого оно вытекает, либо происходит в более поздние сроки, если это установлено соглашением сторон (п. 2 ст. 388.1 ГК РФ).

На практике нередко возникают сложности в разграничении существующих и будущих требований. Следует иметь в виду, что не является будущим требование, которое уже существует, но срок исполнения которого еще не наступил. Например, право заимодавца истребовать от заемщика возврата долга, срок которого еще не истек (постановление Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54, далее — постановление № 54).

Договор уступки будущего права требования: необходимые (существенные) условия, образец

Договор уступки будущего требования заключается по общим правилам гражданско-правовых договоров, а также на основании положений о перемене лиц в обязательстве (глава 24 ГК РФ) с учетом особенностей его предмета.

Сторонами являются цедент и цессионарий.

Необходимым условием этого договора является его предмет. Описание последнего не должно вызывать сомнений относительно БПТ и обязательства, из которого оно следует (п. 1 ст. 388.1 ГК РФ). В договоре необходимо охарактеризовать:

  • участников сделки;
  • БПТ, которое перейдет к цессионарию при возникновении обязательства, его объем;
  • если требование связано с имуществом, его свойства;
  • основания принадлежности БПТ (если на момент возникновения обязательства выяснится, что требование не принадлежит на законных основаниях цеденту, он отвечает за это перед цессионарием, ст. 390, 396 ГК РФ);
  • реквизиты договора, если обязательство возникнет из него;
  • обстоятельства, с которыми сторонами связывается появление в будущем внедоговорного обязательства, если БПТ вытекает из него;
  • иные признаки, идентифицирующие предмет договора.

Цессия, в том числе БПТ, предполагается возмездной. Цена не является ее необходимым условием — при ее отсутствии подлежат применению положения п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Образец договора уступки будущего права требования можно скачать по ссылке: Образец договора уступки.

Уведомление должника

Кроме цедента и цессионария в рассматриваемых правоотношениях всегда фигурирует еще один участник — должник. По общему правилу п. 2 ст. 382 ГК РФ цедент не обязан испрашивать согласия должника на передачу своих прав другому лицу, кроме случаев, когда:

  • личность кредитора имеет большое значение для должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ);
  • согласие должника является обязательным по условиям соглашения об уступке.

Однако должник обязательно должен быть уведомлен в письменном виде о состоявшейся смене кредитора (ст. 385 ГК РФ). При переходе БПТ стороны также должны уведомить об этом должника после возникновения обязательства.

Если цедент или цессионарий известили должника лишь о заключении ДУ БПТ, то такое извещение не считается надлежащим уведомлением, если только из его содержания не следует явно, когда и на каком основании у нового кредитора возникнет БПТ (абз. 2 п. 21 постановления 54).

Форма договора цессии будущего права требования

Если уступаемое право требования вытекает из договора, то форма ДУ по общему правилу следует за формой основного договора. Это касается не только соблюдения простой письменной формы, но и требования о нотариальном удостоверении и государственной регистрации договора (ст. 389 ГК РФ). Закон не устанавливает исключений и для БПТ. Однако на практике сложно представить ситуацию, когда орган регистрации производит регистрацию такого соглашения в отношении какого-либо объекта недвижимости при отсутствии основного договора. Полагаем, что в данном случае стороны должны соблюсти простую письменную форму.

При передаче БПТ, происходящего из внедоговорных отношений, соглашение должно также быть облечено в простую письменную форму.

Таким образом, ГК РФ законодательно закрепляет возможность заключения ДУ права требования, которое предположительно возникнет в будущем. Главным необходимым условием такого договора является его предмет, который должен быть максимально индивидуализирован. Договор заключается в письменной форме. Образец договора уступки будущего требования можно найти по ссылке выше в статье. Подробно о составлении договора цессии – в статье Договор переуступки права требования-образец.

Предмет и форма уступки права

Поскольку уступка права требования является договором, условие о предмете является его существенным условием, что вытекает из содержания п.1 ст. 432 ГК РФ. Предмет в договоре цессии составляют: 1) передача определенного права (требования) цедентом; 2) согласие цессионария принять это право либо его непосредственное принятие.

Наиболее важным в подобных сделках является определение самого субъективного обязательственного права, которое подлежит передаче. Для этого, как правило, достаточно указать: а) кредитора и должника в обязательстве; б) основание возникновения требования — обязательство, в силу которого должник обязан произвести то или иное действие, составляющее содержание уступаемого права. При этом, как отметил ВАС РФ, отсутствие в соглашении об уступке права указания на обязательство, в состав которого входит уступаемое право (требование), не обязательно влечет несогласование сторонами предмета указанного соглашения См.: п. 12 Обзора гл. 24 ГК РФ.; в) предмет и содержание права требования.

Если же определить передаваемое кредитором право невозможно, то предмет договора цессии не будет согласованным, а, следовательно, в силу п. 1 ст. 432 ГК РФ договор уступки требования считается незаключенным.

Индивидуализация уступаемого права требования может осуществляться различными способами, в частности, путем указания на передачу прав, подтвержденных судебным решением (или исполнительным листом). Необходима также конкретизация в отношении основания уступаемого требования, если в силу договора должник обязан выполнить несколько однотипных по содержанию, но различных по основаниям возникновения действий, и уступаются не все права в отношении должника по договору, а одно или несколько из них Так, например, ВАС РФ подтвердил правильность вывода арбитражного суда кассационной инстанции о том, что отсутствие в соглашении об уступке права (требования) по длящемуся обязательству указания на основание возникновения передаваемого права (требования), а также условий, позволяющих его индивидуализировать (конкретный период, за который передается право (требование) на уплату суммы задолженности предприятия) свидетельствует о несогласованности предмета договора, что влечет признание его незаключенным (см.: п. 13 Обзоа гл. 24 ГК РФ).. При уступке права требования, возникшего не на основании договора, как правило, указывают основания его возникновения (причинение вреда, неосновательное обогащение и т.д.) для исключения возможности смешения с другими правоотношениями, связывающими данного кредитора и должника. Характер уступаемого требования определяется, как правило, указанием на характер действий, которые должен совершить должник (уплатить деньги, передать то или иное имущество и т.д.).

Это интересно:  Договор дарения недвижимости госпошлина

Закон содержит специальные требования к форме договора цессии. В п. 1 ст. 389 ГК РФ устанавливается правило о том, что уступка требования должна быть совершена в простой письменной или нотариальной форме, соответствующей форме сделке, из которой вытекает уступаемое право требования.

Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом (п. 2 ст. 389 ГК РФ).

Таким образом, законодатель исходит из зависимости формы сделки уступки от формы сделки, на основании которой возникло право требования, являющееся предметом уступки. При этом В.А. Белов, анализируя правоприменительную практику, отмечает, что уступка права из сделки, фактически совершенной в простой письменной форме должна быть совершена в письменной форме, независимо от того требовалась ли такая форма в соответствии с законом См.: Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации части первой / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2008..

Ввиду отсутствия специальных указаний о форме сделок уступки требований, возникших из устных сделок, по аналогии с п. 1 ст. 389 ГК РФ можно сделать вывод, что сделки уступки могут быть совершены и в устной форме, если уступаемое право основано на устной сделке, заключенной с соблюдением требований ст. 159 ГК РФ.

В коммерческой практике достаточно распространены случаи заключения сделок по соглашению сторон в устной форме во исполнение договора, заключенного в письменной форме (п. 3 ст. 159 ГК РФ). В рамках различных сделок по финансированию в международной торговле такое устное оформление уступок является широко распространенной практикой.

Несоблюдение требований к форме сделок уступки права (требования) влечет те же последствия, что и несоблюдение соответствующей формы сделки, на основании которой возникло уступаемое право.

Если несоблюдение письменной формы влечет недействительность сделки, на которой основано уступаемое право (например, право на подлежащую уплате неустойку — ст. 331 ГК РФ), то недействительна и сделка цессии, совершенная с нарушением требования о форме. Несоблюдение нотариальной формы уступки права требования при нотариальной форме основной сделки влечет недействительность уступки (п. 1 ст. 165 ГК РФ).

Несоблюдение требований о государственной регистрации влечет недействительность сделки в случаях, установленных законом (п. 1 ст. 165 ГК РФ). В качестве примера таких сделок можно привести договор об ипотеке (п. 3 и п. 4 ст. 339 ГК РФ); договор коммерческой концессии (п. 2 ст. 1028 ГК РФ). Уступка права по таким сделкам также подлежит государственной регистрации; при несоблюдении этого требования сделка уступки является ничтожной.

Элементы и содержание договора уступки права требования.

Элементы договора уступки права требования.

Российским законодательством не установлено, какие именно условия являются существенными для договора уступки права требования. Из этого обстоятельства нужно сделать вывод о том, что для данного договора единственным существенным (с точки зрения закона) является условие о его предмете (как и для всех договоров, о чем сказано в части 2 п. 1 ст. 432 Гражданского Кодекса РФ).

Как уже отмечалось необходимо различать предмет договора уступки права требования и предмет непосредственно требования. Последнее имеет более узкое значение и соотносится с предметом договора уступки права требования как часть.

Единственное существенное условие уступки требования — условие о его предмете. Предметом договора цессии может быть субъективное обязательственное право или право требования. Он должен быть индивидуально определен.

Индивидуализация предмета договора активной цессии составляет непосредственный интерес цессионария, а не цедента. Цедент расстается с требованием, поэтому ему безразлично его точное и полное описание. Цессионарий же приобретает требование, которое ему в дальнейшем придется осуществлять. Этого он сделать не сможет, если не объяснит должнику и суду, что же за требование он приобрел. Коль скоро цессионарий по беспечности, неграмотности или каким-то иным причинам не настоял на индивидуализации требования, являющегося предметом договора, нет никаких оснований заставлять других лиц (в частности — цедента) заботиться об охране приобретенного цессионарием требования. Значит, в случае возникновения спора между цедентом и цессионарием по вопросу о том, какое именно требование или в какой части было предметом уступки, достоверными должны предполагаться сведения, представленные цедентом. На цессионария же вполне логично возложить бремя опровержения этой презумпции. Индивидуализация предмета договора цессии может иметь различную степень точности.

Рассмотрим вопрос, допустима ли уступка права требования, которое на момент совершения договора еще не возникло, но неизбежно должно возникнуть в будущем?

В современной российской цивилистике данный вопрос является предметом дискуссии.

Основываясь на положении п. 1 ст. 382 ГК РФ, который в качестве предмета уступки указывает на право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, а также на нормах ст. 384 ГК РФ, М. И. Брагинский делает вывод о невозможности передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи. 1 В качестве препятствия для уступки будущего права М. И. Брагинский указывает на его неопределенность на момент совершения соглашения об уступке: «Если право не является ни определенным, ни определимым, очевидно, есть основания считать договор, на основе которого должна происходить цессия, лишенным условия о предмете, признаваемого для всех договоров существенным». 2

Отрицательно отвечает на вопрос о допустимости цессии требования, которое на момент совершения договора не возникло, неизбежно должно возникнуть в будущем, В.А. Белов. Он исходит из того, что при отсутствии требования отсутствует и обязательственное правоотношение, значит, отсутствуют и должник и кредитор, то есть двое из трех участников операции уступки. Отсутствие же кредитора (потенциального цедента) делает невозможным заключение договора цессии, ибо «нет правоотношения, в котором могла бы произойти замена кредитора, и нет кредитора, который мог бы быть заменен». 3

По мнению Е.А. Крашенинникова, опирающегося на работы германских авторов, уступка будущего требования, то есть требования, не существующего на момент уступки, допустима, Но такая уступка проявляет свое действие в момент возникновения требования у цедента. 1

Как отмечает Л.А. Новоселова, возможность уступки «несозревших прав» по соглашению об уступке права «в российской и советской цивилистике практически не подвергались сомнению, отсутствие в главе 24 ГК РФ общих правил, регулирующих отношения по уступке будущих требований, не может выступать непреодолимым препятствием для совершения сделок в отношении «будущих» активов». 2

Признание рассматриваемого договора цессии ничтожной сделкой суд кассационной инстанции мотивировал тем, что на момент совершения цессии основное обязательство не прекратилось, за цедентом сохранилось обязательство по поставке газа до конца срока действия договора.

Как видно из материалов дела, предметом цессии является не весь комплекс двусторонних обязательств по газоснабжению (длящееся обязательство), а конкретное требование поставщика оплаты поставленного газа за определенный расчетный период.

Уступка требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением.

Предприятие «Югтрансгаз», поставив обществу «Саратовгаз» газ на конкретную сумму, в принципе вправе, не выходя из договора газоснабжения, уступить данное денежное требование третьему лицу с соблюдением условий, установленных статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции указал, что платежные требования на оплату поставленного газа датированы позже даты заключения договора цессии. Это обстоятельство не было предметом исследования суда, в связи с чем дело подлежит направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду необходимо выяснить, имелась ли указанная задолженность у ОАО «Саратовгаз» перед предприятием «Югтрансгаз» к моменту заключения договора цессии от 03.06.96 № 153.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Саратовской области. 1

Вступая в договор, влекущий возникновение какого-либо требования, цессионарий не может позволить себе оставить открытым вопросе о том, что это за требование. Индивидуализация предмета достигается при условии индивидуализации пяти его составляющих: предмета требования, активной стороны (кредитора), пассивной стороны (должника), содержания требования (какие действия должник должен произвести с предметом обязательства), основания возникновения требования.

Это интересно:  Правовое регулирование трудового договора в трудовом праве

Отсутствие в договоре уступки права требования предмета, неопределенность конкретного требования могут повлечь отказ в удовлетворении иска.

Постановлением апелляционной инстанции от 4 декабря 1997 года решение оставлено без изменений. Кроме того, в постановлении указано на отсутствие в договоре цессии предмета договора как его существенного условия.

Президиум считает: суд апелляционной инстанции правильно указал, что в спорном договоре отсутствует предмет договора, не определено конкретное требование, передающееся новому кредитору. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения иска не имеется. 1

Стороны договора цессии — кредитор (цедент, прежний или старый кредитор), который распоряжается принадлежащим ему требованием в том смысле, что прекращает его под условием возникновения требования идентичного содержания у контрагента, и лицо, которое приобретает требование, становится новым кредитором и именуется цессионарием. 2 Российское гражданское законодательство не содержит исчерпывающего перечня прав и обязанностей, в отношении которых допускается их уступка. Имея в виду, что одним из элементов правоспособности всех субъектов российского гражданского права является правомочие на совершение любых не противоречащих закону сделок, следует заключить, что по общему правилу должна считаться допустимой сингулярная перемена всякого лица во всяком обязательстве. Это правомочие закреплено в ГК РФ: для физических лиц — в ст. 18, для юридических — в п. 1 ст. 48 (указание на возможность от своего имени приобретать и осуществлять права, а также создавать и нести обязанности) и в п. 1 ст. 49 (обязанность учета в процессе совершения сделок юридическим лицом цели его деятельности). И в первом, и во втором случае участие субъектов в договоре уступки не должно нарушать требования законодательства. Несколько сложнее обстоит дело с государственными и муниципальными образованиями. Однако и для них возможность совершения уступки может быть усмотрена в действующем ГК РФ в виде положения п. 1 ст. 124 о том, что указанные субъекты участвуют в гражданском обороте на равных началах с физическими и юридическими лицами.

Некоторые авторы ставят возможность участия того или иного субъекта предпринимательской деятельности в договоре цессии в зависимость от того, имеется ли лицензия цессионария. Договор цессии может быть признан ничтожным по мотиву уступки требования лицу, не обладающему лицензией на осуществление соответствующего вида деятельности, если требования возникли из договора, заключенного в ходе осуществления деятельности, подлежащей лицензированию. 1 Рассмотреть данную проблему возможно на примере уступки права требования задолженности по кредитному договору банком другому лицу, не являющемуся банком или иной кредитной организацией.

В решении этого вопроса современные цивилисты разделились на две группы. Первые придерживаются мнения, что в силу ст. 819 ГК РФ кредитором по обязательству, возникшему из кредитного договора, может выступать только банк или иная кредитная организация. В связи с тем, что к субъектному составу кредитного договора законами установлены специальные требования, уступка прав в отношении должника по такому договору может быть произведена только в пользу соответствующих специализированных юридических лиц (банков, иных кредитных организаций). Представители второй группы считают, что после выполнения банком своих обязанностей по выдаче кредита правовой режим выданных заемщику денежных сумм определяется правилами о займе, которые не запрещают заимодавцу распоряжаться правом требования к заемщику по своему усмотрению. 2

Согласно ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону.

В соответствии со ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Следовательно, никаких препятствий для того, чтобы в самом договоре был бы установлен иной специальный срок его вступления в силу, отличный от времени подписания, в законодательстве не существует.

Таким образом, стороны вправе (ст. 1 ГК РФ принцип свободы договора) по своему усмотрению включать условия о распределении прав и обязанностей, условие о сроке, а так же ответственности сторон за недействительность переданного права. Главное, что должно соблюдаться при заключении договора уступки права требования: воля сторон должна быть направлена на совершение именно цессии, а не другого вида договора, с соблюдением правил главы 24 ГК РФ, что приводит к безусловной замене стороны в обязательственном правоотношении.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, признавая недействительным договор цессии, по которому было передано право требования с должника задолженности за оказанные первоначальному кредитору услуги, и при этом сумма взысканного долга подлежала возврату первоначальному кредитору, уступившему право требования, за вычетом определенного вознаграждения, пришел к выводу, что в данном случае первоначальный кредитор, переуступивший право требования, из обязательства не выбывает, а изменяет лишь фактический источник получения долга, и указал следующее: «из материалов дела усматривается, что предметом настоящего спора является требование о признании недействительным договора цессии от 27.02.95 N 677, по которому МП «Горводоканал» уступило ИЧП «Финансово-промышленный концерн «Столица» право требования с истца задолженности за оказанные ему услуги. Размер задолженности подтвержден актами сверки. 1

Впоследствии к договору от 27.02.95 сторонами подписано дополнительное соглашение с двумя приложениями, из содержания которых видно, что через 60 дней после поступления на расчетный счет нового кредитора сумма долга за вычетом 10-процентного вознаграждения подлежит возврату кредитору, уступившему право требования.

Таким образом, переуступивший право требования кредитор из обязательства не выбывает. Оставаясь правообладающим лицом, он изменяет лишь фактический источник получения долга».

На основании ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить заемщику кредит, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму. В отношениях по банковскому кредитованию должен быть специальный субъектный состав (то есть в качестве кредитора всегда выступает кредитная организация). При уступке требования изменяется не существо кредитного обязательства, а обязательство, право требования возврата кредитной суммы. 1

Таким образом, банк (иная кредитная организация) может уступить право требования к заемщику по кредитному договору другому лицу, не обладающему статусом кредитной организации, лишь на получение денежных средств, но не на осуществление банковских операций. Ст. 389 ГК РФ регулируется вопрос о форме, в которой должна быть заключена сделка уступки права требования. По общему правилу уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы при совершении сделки уступки требования не влечет ее недействительности.

В соответствии, с п. 1, 2 ст. 389 ГК РФ, уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Не существует каких-либо специальных предписаний о форме цессии требований, возникающих из устных сделок, а также юридических фактов, не являющихся сделками (из событий, юридических поступков, административных актов и т. д.).

В силу общего правила п. 1 ст. 159 ГК РФ следует заключить: поскольку для сделок уступки перечисленных требований не устанавливается, что они должны быть заключены письменно, постольку они могут быть совершены и устно.

Условие о сроке в договоре цессии не является существенным условием. Стороны могут предусмотреть в соглашении, что передача будет осуществлена в определенный срок. При отсутствии специального условия о таком моменте право требования следует считать переданным с момента совершения договора цессии. Рассмотрим, какое внешнее проявление можно принимать за передачу. Передачей следует считать соглашение сторон, в какой бы форме оно ни было достигнуто — в форме ли самого договора сингулярной сукцессии или в форме прилагаемого к нему «приемо-сдаточного» акта. 1

Условие о встречном удовлетворении, эквиваленте, составляющем ближайшую причину уступки требования, для договора сингулярной сукцессии коммерческих организаций обязательно, так как безвозмездность договора влечет признание его противоречащим закону.

Таким образом, единственным существенным условием договора уступки права требования, является условие о его предмете. Стороны вправе по своему усмотрению включать условия о распределении прав и обязанностей, условие о сроке, а так же ответственности сторон за недействительность переданного права. Главное, что должно соблюдаться при заключении договора уступки права требования: воля сторон должна быть направлена на совершение именно цессии, а не другого вида договора, с соблюдением правил главы 24 ГК РФ, что приводит к безусловной замене стороны в обязательственном правоотношении.

Статья написана по материалам сайтов: rusjurist.ru, vuzlit.ru, studfiles.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector