Объем прав передаваемых по договору цессии

Договор уступки части права (требования)

г. [место заключения договора] [число, месяц, год]

[наименование кредитора], именуемый в дальнейшем Цедент», в лице [должность, Ф. И. О.], действующего на основании [Устава, положения, доверенности], с одной стороны и

[наименование цессионария], именуемый в дальнейшем «Цессионарий», в лице [должность, Ф. И. О.], действующего на основании [Устава, положения, доверенности], с другой стороны, вместе именуемые «Стороны», заключили настоящий договор о нижеследующем:

1. Предмет договора

1.1. По настоящему договору Цедент уступает, а Цессионарий принимает право (требование) по договору [предмет договора] от [число, месяц, год] с [наименование должника], именуемым в дальнейшем «Должник», (далее — Договор).

1.2. Объем прав (требования), передаваемых по настоящему договору [индивидуализировать уступаемый долг, например, путем указания на период образования задолженности либо на документы (счета-фактуры, платежные требования и т.д.), позволяющие определить этот период], в остальной части права сохраняются за Цедентом.

1.3. Цедент гарантирует Цессионарию действительность и наличие всех прав, которые уступает по настоящему договору.

1.4. Цедент гарантирует Цессионарию, что все обязанности, вытекающие из Договора, выполнены им в полном объеме и своевременно.

2. Порядок уступки части права (требования)

2.1. Цедент передает Цессионарию по акту приема-передачи в течение [значение] дней с момента заключения настоящего договора все необходимые документы, удостоверяющие уступаемые права и обязанности, а именно:

— копию договора со всеми дополнительными соглашениями и приложениями к нему;

— [иные документы, подтверждающие образование задолженности].

2.2. Обязательства Цедента по передаче документов считаются выполненными после подписания Сторонами акта приема-передачи.

2.3. Цедент обязан сообщить Цессионарию все иные сведения, имеющие значение для осуществления Цессионарием своих прав и выполнения своих обязательств.

2.4. Цедент должен в течение [значение] дней с момента заключения настоящего договора в письменной форме уведомить Должника об уступке части прав (требования) по Договору.

3. Порядок расчетов

3.1. По настоящему договору Цессионарий выплачивает Цеденту сумму в размере [сумма цифрами и прописью] рублей (далее — договорная сумма).

3.2. Договорная сумма выплачивается [единовременно, не позднее (значение) дней с даты заключения настоящего договора/с периодичностью (указать сроки)].

3.3. Выплата договорной суммы осуществляется [наличными денежными средствами или путем перечисления денежных средств на банковский счет Цедента].

4. Ответственность сторон

4.1. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств по настоящему договору Стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

4.2. Цедент несет ответственность за достоверность передаваемых в соответствии с настоящим договором документов и сведений.

4.3. Цедент отвечает перед Цессионарием за недействительность переданных по настоящему договору прав.

4.4. Цедент не отвечает за неисполнение Должником своих обязательств по Договору.

4.5. За несвоевременное внесение договорной суммы Цессионарий выплачивает Цеденту неустойку в размере [значение] % от суммы задолженности за каждый день просрочки.

5. Порядок разрешения споров

5.1. Споры и разногласия, которые могут возникнуть при исполнении настоящего договора, будут по возможности разрешаться путем переговоров между Сторонами.

5.2. В случае, если Стороны не придут к соглашению, споры разрешаются в судебном порядке в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

6. Заключительные положения

6.1. Настоящий договор составлен в двух экземплярах, имеющих одинаковую юридическую силу, по одному экземпляру для каждой из Сторон.

6.2. Настоящий договор вступает в силу с момента его подписания Сторонами и действует до полного исполнения ими своих обязательств.

6.3. Во всем остальном, что не предусмотрено настоящим договором, Стороны руководствуются законодательством Российской Федерации.

7. Реквизиты и подписи сторон

[вписать нужное] [вписать нужное]

[подпись, инициалы, фамилия] [подпись, инициалы, фамилия]

Спорные права требования: уступаем правильно

Законодательство допускает уступку права требования по договору. А можно ли уступить часть требования? Либо штрафные санкции? Или передать требование, с которым одна из сторон не согласна? Ответы на эти вопросы — в арбитражной практике.

Начнем с того, что право (требование) можно уступить как полностью, так и частично.

Пункт 1 ст. 382 ГК РФ допускает передачу права (требования), которое принадлежит кредитору на основании обязательства, другому лицу по сделке (уступка требования). Причем, если иные правила не предусмотрены законом или договором, право первоначального требования перейдет к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода (ст. 384 ГК РФ).

Следовательно, стороны могут прийти к соглашению об уступке части, а не всего права. Подтверждает это и Президиум ВАС РФ в Обзоре практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (утвержден информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120, далее — Обзор).

Президиум ВАС РФ указал: ст. 384 ГК РФ разрешает закрепить в договоре правила, отличные от общих. Значит, если предмет обязательства, из которого уступается право (требование), делим, первоначальный кредитор может уступить новому кредитору принадлежащее ему право (требование) как полностью, так и частично.

Например, допустима частичная уступка по денежному обязательству, поскольку оно может быть разделено. Можно уступить право пользования, вытекающее из договора аренды нескольких помещений, не на все помещения, а на некоторые (п. 5 Обзора).

Как видим, с возможностью уступки права требования (полностью или частично) по договору неясностей не возникает. Но обычно стороны в договоре предусматривают не только оплату, но и штрафные санкции за неисполнение обязательства по оплате.

Возникает вопрос: можно ли уступить не часть основного долга по договору, а требование уплатить неустойку, штраф, пени, проценты за неисполнение обязательства?

По нашему мнению, можно. Ведь право переходит в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту такого перехода (ст. 384 ГК РФ). Поэтому к новому кредитору переходят права, которые обеспечивают исполнение обязательства, а также другие права, связанные с требованием, в том числе право на неуплаченные проценты (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.06.2009 по делу № А79-345/2009. Определением ВАС РФ от 10.08.2009 № 9646/09 было отказано в передаче указанного дела для пересмотра в порядке надзора).

В указанном деле ФАС Волго-Вятского округа подчеркнул: право на взыскание начисленных процентов представляет собой самостоятельное денежное требование и может быть уступлено отдельно. Даже если основное обязательство уже исполнено.

Далеко не всегда контрагент согласен с тем, что выполнил свои обязательства по договору ненадлежащим образом. Например, продавец может не согласиться с тем, что он поставил товар ненадлежащего качества, а исполнитель — с тем, что не выполнил работу в срок.

Можно ли уступить требования, по поводу которых возник спор?

Арбитражные суды дают положительный ответ на этот вопрос. Так, по мнению ВАС РФ, допустимость уступки права (требования) не зависит от того, является ли оно бесспорным и обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником (п. 8 Обзора).

Кроме того, ст. 386 ГК РФ предусматривает право должника выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Суды расценивают это как дополнительный аргумент в пользу возможности уступки спорного требования.

Так, ФАС Северо-Западного округа рассмотрел спор: организация уступила агентству право требования к банку, с которым последний был не согласен. Суд подчеркнул, что стороны определили предмет договора цессии как право требования к банку, принадлежащее организации на основании обязательства, возникшего вследствие неосновательного обогащения, поскольку банк неправомерно удерживал денежные средства организации. Агентству были переданы документы, подтверждающие право требования организации к банку. Таким образом, стороны договора цессии достигли соглашения о предмете договора.

Уступить нельзя отказать

Напомним, что ряд требований хоть полностью, хоть в части ГК РФ уступать запрещает.

Так, недопустим переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизнью и здоровью (ст. 383 ГК РФ).

Как видим, в ст. 383 ГК РФ перечень прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не закрыт. То есть круг требований, которые не могут переуступаться, не исчерпывающий. Соответственно практика выделяет и иные права, не подлежащие передаче.

В то же время в некоторых случаях суды допускают уступку права требования по обязательствам, на первый взгляд неразрывно связанным с личностью кредитора.

ФАС Московского округа решил, что ст. 965 ГК РФ не содержит запрета на уступку страховщиком права требования, вытекающего из договора имущественного страхования. По мнению суда, в этой ситуации положения ст. 383 ГК РФ о недопустимости перехода к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не применяются, поскольку связь с личностью кредитора отсутствует.

Уступки права требования (цессия)

Уступка требования (цессия) совершается в форме договора, в котором по сложившейся юридической терминологии лицо, передающее требование, именуется цедентом, а новый кредитор — цессионарием. Такой договор должен быть совершен в той же форме, что и сделка, из которой вытекает уступаемое требование, т.е. в письменной или нотариальной. При уступке права в отношении недвижимого имущества договор цессии для вступления его в силу должен пройти государственную регистрацию. Упрощенный порядок установлен для передачи ордерных ценных бумаг, когда перемена кредитора — держателя бумаги осуществляется посредством совершения на ней передаточной надписи — индоссамента.

Предметом передаваемых прав чаще всего являются денежные требования, и назначение цессии состоит в проведении взаимных расчетов. Предметом цессии могут быть и другие обязательства, например о выполнении работ или оказании услуг. Однако уступка требования допускается в отношении не всех прав.

Согласно ст. 383 ГК переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается. По общему правилу не может передаваться другому лицу требование по банковской гарантии (ст. 372 ГК). Ряд ограничений на передачу права предъявлять претензии и иски к перевозчику грузов предусмотрен в транспортных уставах и кодексах.

Не могут передаваться и личные неимущественные права, например, основанные на членстве кредитора в коммерческой или общественной организации, а также права на нематериальные блага личности, непередаваемость которых прямо оговорена в законе (п. 1 ст. 150 ГК). Наконец, следует иметь в виду, что уступка права требования может быть исключена договором, и в крупных коммерческих сделках, когда их участники заинтересованы в стабильности взаимоотношений, такое условие нередко предусматривается.

Реализация некоторых коммерческих прав требует наличия у их субъектов выданной государством лицензии на осуществление соответствующей деятельности (перевозки, строительные работы и т.д.). Это обстоятельство также ограничивает возможности кредитора на передачу принадлежащих ему прав другим лицам, их круг становится ограниченным.

Уступка прав юридическим лицом, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, может осуществляться согласно Закону о банкротстве в зависимости от стадии банкротства только после получения согласия на такую сделку временного управляющего (ст. 64) или собрания (комитета) кредиторов (ст. 112, 140).

При длящихся договорных отношениях возникает вопрос о допустимости уступки кредитором третьим лицам части его прав по таким договорам с сохранением самого договора в силе. Согласно ст. 384 ГК объем прав кредитора, переходящих к другому лицу, определяется законом или договором. Следовательно, в силу цессии возможна частичная уступка принадлежащего кредитору права.

Согласие должника на уступку требования другому лицу не нужно, однако если личность кредитора имеет существенное значение для должника, на уступку необходимо получить его согласие (п. 2 ст. 388 ГК). При этом суды принимают во внимание широкий круг обстоятельств, относящихся к содержанию и назначению передаваемого права.

Это интересно:  Договор на право размещения рекламной конструкции

Уведомление должника о состоявшейся уступке требования, как это следует из редакции п. 2 ст. 382 ГК, закон не рассматривает в качестве необходимого условия цессии. Однако новый кредитор несет риск неблагоприятных последствий такого бездействия, и при отсутствии уведомления исполнение обязательства первоначальному кредитору признается надлежащим исполнением.

В гл. 24 ГК об уступке требования нет прямых указаний о том, является цессия возмездным или безвозмездным договором. Этот вопрос должен решаться в заключаемом договоре цессии. В зависимости от назначения цессии она может быть как возмездной, так и безвозмездной (при погашении задолженности цедента перед цессионарием).

Заключение договора об уступке требования усложняет структуру обязательственных отношений и создает правоотношения между тремя ее участниками: цедентом, цессионарием, который становится новым кредитором, и должником по обязательству. При этом возникают и требуют решения три группы вопросов: 1) легитимация нового кредитора; 2) определение объема переданных по цессии прав; 3) пределы ответственности цедента и должника по обязательству перед новым кредитором.

1. Должник (за названными выше изъятиями, когда цессия невозможна) не вправе возражать против состоявшейся цессии, однако может не исполнять обязательство новому кредитору до представления доказательств перехода требования к данному лицу (его легитимации). В этих целях первоначальный кредитор должен предоставить новому кредитору документы, удостоверяющие переданное право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для реализации требования.

2. В отношении объема переданных новому кредитору прав ст. 384 ГК устанавливает, что право первоначального кредитора переходит к новому в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе на неуплаченные проценты.

Эти правила ГК сформулированы применительно к цессии денежных требований и нуждаются в двоякого рода уточнениях. Во-первых, принадлежащее кредитору по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано третьему лицу, если в гарантии не предусмотрено иное (ст. 372 ГК). Во-вторых, осуществление новым кредитором уступленного ему права может быть связано с выполнением им определенных обязанностей, например сообщить отгрузочные и платежные реквизиты, предоставить транспорт для перевозки груза, участвовать в приемке товара.

На практике сомнения вызывал вопрос о том, охватывает ли формулировка ст. 384 ГК также условие обязательства об особом порядке разрешения между сторонами возможных споров (арбитражную оговорку). В постановлении Президиума ВАС РФ 1997 г. по одному из дел было разъяснено, что предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору, следовательно, условие обязательства об особом порядке разрешения споров для нового кредитора обязательно*(326).

3. Для определения ответственности цедента, передающего другому лицу свое право, принципиальное значение имеет норма ст. 390 ГК, согласно которой первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случаев, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Недействительность переданного новому кредитору требования определяется в соответствии с правилами ГК о недействительности сделок (см. § 4 гл. 11 Учебника) и может вызываться различными основаниями. Бремя доказывания лежит на стороне, которая возбуждает вопрос о такой недействительности. Возможно признание уступленного обязательства недействительным в части (ст. 180 ГК). В случае полной или частичной недействительности уступленного цедентом требования для него должны наступить последствия, предусмотренные ГК в качестве таковых при недействительности сделок.

За недостатки и неполноту юридических формулировок, определяющих содержание уступленного права, которые могут затруднить новому кредитору практическое осуществление этого права, первоначальный кредитор должен нести ответственность согласно общим началам гражданского права, в частности обязан возместить доказанные убытки нового кредитора (например, дополнительные судебные издержки).

Возможное при цессии поручительство цедента за должника по обязательству должно быть ясно выражено в условиях цессии и подчиняется правилам ГК о договоре поручительства (см. § 6 гл. 24 Учебника). На практике такое поручительство встречается крайне редко.

Иначе решается вопрос об ответственности цедента при уступке требования по ордерной ценной бумаге, в частности векселю, когда ответственность цедента является более строгой. В силу специальной нормы законодательства лицо, совершившее индоссамент (индоссант), отвечает не только за существование переданного права, но и за его осуществление (п. 3 ст. 146 ГК). Однако индоссант может исключить свою ответственность за исполнение, добавив к совершенному им индоссаменту оговорку без оборота на меня.

Если практическое осуществление права по ордерной ценной бумаге оказывается невозможным, например вследствие гибели предмета обязательства (товарный коносамент, складское свидетельство), индоссант несет ответственность за неисполнение по общим правилам гражданского законодательства (см. гл. 26 Учебника).

При цессии правовое положение должника по обязательству не может быть ухудшено, и он вправе выдвигать против требования нового кредитора все те возражения, которые имел против первоначального кредитора к моменту своего уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК). Если же уведомление не последовало, этим моментом должна считаться дата предъявления к нему требования новым кредитором.

Такие возражения могут иметь как процессуальный, так и материальный характер и включать все допускаемые законом средства правовой защиты. В частности, возможно заявление должником просьбы о зачете его требования к первоначальному кредитору (ст. 412 ГК). Должник может также использовать в своих интересах возможные встречные требования к новому кредитору.

Вопросы уступки прав требования

Вопросы уступки прав требования

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, одобрив Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (30 октября 2007 № 120) во многом устранил целый ряд проблем, длительное время вызывавших затруднения на практике, в частности, по вопросу о возможности замены одной из сторон в двустороннем договоре, о возможности частичной уступки, о переходе прав по дополнительным требованиям, об уступке прав по будущим обязательствам.

1. В отношениях, складывающихся при уступке прав требования, выделяются:

— обязательство, из которого возникли права, являющиеся предметом уступки (далее — основное обязательство);

— сделки, на основании которой прежний кредитор передает новому кредитору имущество в виде права требования (договор — основание передачи);

— сделки цессии (уступки права требования) как акта, действия первоначального кредитора по передаче права другому лицу.

Сделка уступки права требования является сделкой, влекущей передачу (переход) права от правообладателя (первоначального кредитора, цедента) к правоприобретателю (новому кредитору, цессионарию). Это распорядительная сделка. Преследуемая при ее заключении цель — переход права требования— достигается, как правило, непосредственно в момент ее совершения.

Во избежание серьезных негативных последствий в правоприменительной практике необходимо четко различать, о какого рода договоре (сделке) идет речь в каждом конкретном случае. В связи с этим в Обзоре проводится разграничение между собственно сделкой уступки права (требования), как сделкой распорядительной, и соглашением об уступке — обязательственной сделкой, на основании которой осуществляется переход права.

2. Уступка требования всегда предполагает наличие обязательства, на основании которого первоначальный кредитор передает право требования новому кредитору. Правовая цель передачи требования может быть различной, соответственно различными будут и договоры, на основании которых производится передача. Цедент уступает свое место в обязательстве цессионарию и за то получает или не получает от него то или другое вознаграждение в то или другое время — словом, так, как это определено соглашением, состоявшимся между участниками сделки об уступке права.

Пункт 4 ст. 454 ГК РФ предусматривает, что общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. В качестве предмета договора дарения ст. 572 ГК РФ прямо называет имущественное право.

Нередко сделка цессии и договор, служащий для нее основанием, совершаются одновременно и оформляются единым документом, фактически сливаясь. Но юридически и в этих случаях мы имеем дело с двумя сделками. Например, соглашение может предусматривать, что цедент уступает цессионарию определенное право требования, а последний обязуется передать цеденту денежную сумму. Это соглашение о купле-продаже права, совмещенное с актом (сделкой) передачи имущества.

3. Документы, оформляющие сделки цессии, часто не содержат указаний на наличие и характер встречного удовлетворения.

Соглашение, определяющее основание уступки, как правило, существует, но оформляется самостоятельно. На практике такое оформление сделок уступки нередко необоснованно воспринимается как обстоятельство, достаточное для вывода о квалификации отношений между цедентом и цессионарием как договора дарения.

Предметом договора дарения в соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ могут являться и действия дарителя по безвозмездной передаче одаряемому имущественного права к третьему лицу. Под безвозмездностью передачи понимается отсутствие какой-либо причинной обусловленности такой передачи. Возмездность может состоять в передаче цессионарием или принятии на себя обязательства передать деньги, вещи, права требования или иные имущественные права, в оказании услуг и производстве работ, в освобождении им цедента от долга и т.д. Возмездность может вытекать и из отношений сторон по иным сделкам и обязательствам. Так, право может быть передано цедентом цессионарию во исполнение обязательства цедента перед третьим лицом.

Безвозмездный характер отношений в условиях товарно-денежного оборота представляет исключение, а не правило.

Исходя из этого, ГК РФ устанавливает презумпцию возмездности в случаях, когда возникают сомнения, являются ли соответствующее отношение дарением или носит возмездный характер. На основании п. 2 ст. 572 ГК РФ соглашение, не предусматривающее встречное предоставление цеденту со стороны цессионария, может быть признано договором дарения в том случае, если оно содержит ясно выраженное намерение цедента совершить безвозмездную передачу соответствующего права.

Необходимо также учитывать и положения п. 2 ст. 423 ГК РФ, устанавливающие презумпцию возмездности всякого гражданско-правового договора: договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Логика, которой руководствовался законодатель, устанавливая необходимость доказывания безвозмездности, позволяет сделать вывод, что при передаче права посредством совершения сделки цессии наличие основания передачи должно предполагаться. Данная посылка подтверждается содержанием п. 9 Обзора: соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон совершить безвозмездную передачу прав (требования).

В некоторых случаях суды при оценке соглашений о цессии квалифицировали отношения сторон как договор дарения в ситуациях, когда стороны предусмотрели в договоре встречное обязательство, но оно не соответствует действительной стоимости отчуждаемого имущества.

В одном из дел кассационная инстанция указала, что дарение может происходить не только в форме безвозмездной передачи имущества, но и путем продажи имущества (имущественного права) по явно заниженной цене. В этом случае по действительной цене оплачивается только часть имущества, а остальная часть по существу передается безвозмездно. Вряд ли можно согласиться с подобным подходом, поскольку существо договора определяется сторонами своей волей и в своем интересе. Если стороны предусматривали условия о встречном предоставлении и определяли, таким образом, свои отношения как возмездные, то оценка встречного предоставления для определения вида договора по общему правилу не имеет значения. На это обстоятельство обращается внимание в п. 10 Обзора.

Однако в некоторых случаях, при наличии соответствующих фактических обстоятельств, возможна ситуация, когда якобы возмездный договор имеет целью прикрыть дарение. В этом варианте «явный» договор ничтожен как притворная сделка (ст. 170 ГК РФ). Определенное значение стоимость встречного предоставления будет иметь и при оценке действительности совершенных сделок в рамках законодательства о банкротстве.

Это интересно:  Односторонний договор в римском праве

4. Уступка прав по двустороннему (взаимному) договору. Наиболее спорным длительное время являлся вопрос о возможности так называемой изолированной уступки — уступки отдельного требования кредитора (об оплате товаров, передаче вещи и т.д.) без полной замены стороны в договорном обязательстве в целом.

Исходя из того, что при передаче права требования по двустороннему договору в силу природы такого договора уступка права должна сопровождаться и передачей на новое лицо той обязанности (встречной), которая лежала на первоначальном кредиторе, арбитражные суды признавали недействительными сделки по уступке права на получение денежной задолженности за определенный период по договорам, предусматривающим обязанности уступающей стороны осуществлять встречное исполнение в последующих периодах (так называемые длящиеся договоры).

Между тем, глава 24 ГК РФ предусматривает порядок замены стороны в одном обязательственном правоотношении (должника или кредитора), а не стороны в договоре (или ином обязательстве — в широком смысле), каждая из которых может быть и должником, и кредитором по различным обязательствам, охватываемым конструкцией одного договора. «Из содержания главы 24 ГК РФ не следует, что она рассчитана на перемену лиц в договорном обязательстве (правоотношении) в целом и не применима к отдельным сравнительно обособленным обязательствам, входящим в состав сложного правоотношения. Если из состава сложного договорного правоотношения может быть выделено конкретное обязательство (например, уплатить деньги), то уступка требования по этому обязательству может быть произведена обособленно от правоотношения в целом».

Таким образом подтверждена возможность уступки требования из взаимного договора: в результате уступки такого требования цессионарий не становится стороной договора, он заменяет цедента в том основном обязательственном отношении, в которое входит уступленное ему требование. Участниками второго основного обязательственного отношения, равно как и субъектами дополнительных прав и обязанностей, которые связаны с основными обязательственными отношениями, продолжают оставаться договорные контрагенты — цедент и должник.

В настоящее время подход судебно-арбитражной практики к проблеме уступки отдельного права требования стороной в договоре при сохранении в целом структуры обязательственного правоотношения (в широком смысле) существенно изменился. Об этом свидетельствует вывод, отраженный в п. 6 Обзора: уступка требования по обязательству, в котором уступающий требование кредитор является одновременно и лицом, обязанным перед должником, не влечет перевод на цессионария соответствующих обязанностей цедента.

В п. 8 Обзора рассматривается проблема, возникшая в связи с тем, что в ряде случаев допустимость уступки отдельного требования из двустороннего договора обусловливалась бесспорностью уступаемого права и полным исполнением цедентом своих обязательств перед должником. Опровергая указанный подход, Президиум ВАС РФ приводит аргументы судов, которые признавали в этих случаях действительность уступок: законодатель не связывает возможность уступки права (требования) с бесспорностью последнего. Напротив, ГК РФ исходит из допустимости такой уступки, закрепляя право должника заявлять возражения, которые он имеет против требования первоначального кредитора, против нового кредитора. Избранный Президиумом ВАС РФ вариант разрешения проблемы отражает приоритетный подход, используемый в международной торговой практике, где возможность изолированной уступки прав, особенно по денежному обязательству, вытекающему из двустороннего договора, давно не вызывает сомнений, а интересы должника обеспечиваются сохранением права на возражения против предъявленного новым кредитором требования.

5. Уступка части права (требования). Для правоприменительной практики до последнего времени было характерно негативное отношение к сделкам, в рамках которых новому кредитору передавалось требование части долга. При обосновании подобных решений использовались доводы, аналогичные приводимым для подтверждения невозможности уступки права в «длящемся» правоотношении.

Отсутствие установленных законом запретов на передачу части объема принадлежащих кредитору прав констатируется в подавляющем большинстве работ, посвященных цессии. Возможность «дробления» права требования при уступке зависит от характера предмета обязательства. При юридической делимости обязательства не существует принципиальных препятствий для уступки требования в части долга. Как правило, делимы обязательства, предметом которых является передача вещей, определяемых родовыми признаками. Деньги как предмет денежного обязательства делимы и взаимозаменяемы, поэтому практически все обязательства по уплате денег также делимы.

Действующее гражданское законодательство позволяет сделать вывод о возможности уступки кредитором по денежному обязательству части долга.

Первоначальный кредитор, передавая право требования уплаты долга в определенной части новому кредитору, сам лишается права в этой части требовать исполнения от должника, т. е. в этой части он сам из обязательства выбывает, заменяется новым кредитором. Положение должника по денежному обязательству не изменяется, поскольку его обязательство остается прежним, не изменяется ни характер права, ни его объем.

Следует различать ситуации, при которых происходит разделение объема требования и случаи, когда уступается одно из нескольких самостоятельных требований (например, задолженность за определенный период по договору, предусматривающему обязанность производить периодические платежи). В последнем случае имеет место отдельное обязательство уплатить определенную (или определимую) сумму в определенный срок или при определенных обстоятельствах. Обязательство уплатить определенную сумму является самостоятельным и не зависит от отношений сторон в иные периоды действия договора. Препятствие для таких уступок практика арбитражных судов долго видела в «длящемся» характере отношений между сторонами этого договора, не позволяющем уступать права кредитору без полного выхода из этого договора. С изменением подхода к практике уступки требований по длящимся договорам изменился и подход к возможности уступки задолженности за определенный период.

В п. 5 Обзора отражен общий принцип допустимости частичной уступки прав по обязательствам, предмет исполнения по которым делим, и приводятся примеры таких требований — требование по оплате товара, требования арендатора по предоставлению в пользование нескольких самостоятельных помещений.

6. Передача права на неустойку. ГК РФ предусматривает, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие, связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты (ст. 384), если иное не предусмотрено законом или договором. Таким образом, по общему правилу, дополнительные права переходят к новому кредитору одновременно с обеспечиваемым требованием без специального оформления их уступки. Иное может быть предусмотрено законом или договором.

При отсутствии специальных оговорок в соглашении об уступке права требования новый кредитор приобретает право начислять неустойку в свою пользу при нарушении должником обязательства после перехода к нему прав по основному долгу.

В п. 15 Обзора обращается внимание судов на наличие в законе презумпции перехода новому кредитору права в полном объеме, включая и права по обеспечительным дополнительным обязательствам. При уступке части основного долга к новому кредитору права на обеспечение переходят пропорционально размеру переданного требования, если иное не установлено соглашением сторон.

Кроме того, следует обратить внимание, что ранее недопустимость самостоятельной уступки основного обязательства и неустойки обосновывалась тем, что обязанность по уплате санкций неразрывно связана с основным обязательством, сторонами которого неизменно остаются прежний кредитор и должник. Эта точка зрения до последнего времени преобладала в правоприменительной практике. Между тем денежная сумма, причитающаяся кредитору в качестве неустойки, является самостоятельной имущественной ценностью. Право требовать уплаты неустойки возникает у кредитора только при нарушении должником обязательства. Возможность реализации этого права зависит от целого ряда факторов (субъективные основания ответственности, характер и размер последствий нарушения для кредитора и т.д.). У кредитора возникает право требовать уплаты денежной суммы в качестве неустойки. В этом случае нет принципиальных препятствий к разъединению требования об уплате неустойки и требования по основному обязательству, с нарушением которого было связано начисление определенных сумм в качестве неустойки. Восстановление кредитором потерь от нарушения обязательства должником достигается при передаче права на компенсацию в обмен на денежный либо иной эквивалент, получаемый от цессионария.

Из смысла главы 24 ГК РФ не следует, что передача права на взыскание санкций возможна лишь во взаимосвязи с основным обязательством. Запрет передачи права на взыскание санкций в законе отсутствует, содержанию данного права такая передача не противоречит. В силу сказанного, нет серьезных оснований исключать возможность самостоятельной уступки права на взыскание уже начисленной неустойки в отрыве от основного обязательства.

Требование об уплате неустойки часто передается (уступается), когда сумма требования окончательно определилась. Например, суд с учетом всех обстоятельств дела, в том числе своего права на снижение неустойки (ст. 333 ГК РФ), уже определил размер сумм, подлежащих уплате должником. Однако нет препятствий для уступки права на неустойку до того, как требование окончательно определилось. Из положений, закрепленных в п. 16 Обзора, следует, что препятствий к уступке окончательно не определившегося (несозревшего) права (размер неустойки окончательно не определен) Президиум ВАС РФ не усматривает.

7. Передача права (требования) на возмещение убытков.

В п. 17 Обзора, исходя из характера обязательства по возмещению убытков, обосновывается вывод о возможности самостоятельной уступки требования о возмещении убытков, причиненных нарушением обязательства.

Право требовать возмещения убытков при неисполнении обязательства не является ни мерой обеспечения, ни требованием, связанным с основным обязательством. Поскольку притязание на возмещение убытков не является побочным правом по отношению к требованию, нарушение которого повлекло возникновение данного притязания, однако основание этого требования иное, чем у требования по основному долгу. Право требовать возмещения убытков возникает лишь при нарушении обязательства и реализуется как право применения имущественной ответственности (глава 25 ГК РФ), а не по правилам об исполнении обязательств. Требование о возмещении убытков принадлежит лицу, права которого нарушены.

Право требовать от должника уплаты этой суммы (сумы убытков) (уже определенной или определимой) может быть передано другому лицу (как новому кредитору, так и любому другому лицу) в качестве самостоятельного имущественного права. Изменение кредитора по требованию об уплате убытков никак не затрагивает ни характера, ни структуры нарушенного правоотношения. Поэтому такая уступка может быть допущена и в ситуации, когда право требовать исполнения обязательства, нарушение которого вовлекло начисление убытков, не обладает свойством уступаемости.

При реализации требования о возмещении убытков новый кредитор заменяет первоначального именно в охранительном обязательстве. Вследствие этого при рассмотрении вопросов о возможности применения мер ответственности к должнику, размере его ответственности учитываются последствия нарушения, наступившие у первоначального кредитора. Так, при применении ст. 333 ГК РФ должны приниматься во внимание последствия нарушения, возникшие у первоначального кредитора.

Из указанного следует обязанность привлечения первоначального кредитора к рассмотрению дела о взыскании убытков.

8. Право должника на возражения против требования нового кредитора, например п. 7 Обзора.

Одним из важнейших средств защиты должника при уступке является право на сохранение возражений. Данная возможность тесно связана с конструкцией, допускающей возможность уступки отдельных требований из договора, уступки части требования.

Действующее гражданское законодательство предусматривает специальные правила, призванные обеспечить защиту должника, с тем, чтобы сделка уступки, совершаемая, как правило, без участия должника, не затронула его имущественные интересы. Статья 386 ГК РФ предусматривает, что должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Данное положение относится и к прекращению обязательств зачетом, ничтожностью и т.п.

Таким образом, ст. 386 ГК РФ охватывает возражения, связанные в частности с неисполнением первоначальным кредитором перед должником договора (обязательства), на основании которого возникли уступленные права требования.

При этом значение придается не тому моменту, когда фактически были заявлены возражения, а моменту, когда возникли правовые основания для их заявления. Так, должник по денежному обязательству в возмездном договоре, предусматривающем встречное обязательство по осуществлению работ, вправе ссылаться против требования нового кредитора на факт неисполнения обязательств подрядчиком, даже если невыполнение имело место после получения должником уведомления об уступке.

Это интересно:  Отказ от договора дарения квартиры

Правовое основание для возражения — договор должника с первоначальным кредитором, предусматривающий наличие встречной обязанности, — существовал на момент направления информации об уступке. Именно это обстоятельство должно приниматься во внимание. Аналогичным образом складываются отношения и в случаях, когда возражения должника связаны с установлением факта поставки товара ненадлежащего качества. При этом не имеет значения, до или после получения уведомления должником были установлены недостатки товара. Важно то, что сам договор, предусматривающий право покупателя отказаться от оплаты в случае поставки некачественного товара, был заключен на этот момент. Значение имеет не момент возникновения обстоятельства, на которое может сослаться должник, а момент возникновения правового основания для выдвижения такого возражения.

Невыполнение встречных обязательств первоначальным кредитором перед должником не может рассматриваться как основание для признания сделки уступки права требования недействительной (ст. 168 ГК РФ). В подобных случаях требования нового кредитора не могут быть удовлетворены, но не из-за недействительности договора об уступке. Отказ в иске должен быть мотивирован наличием подтвержденных материалами дела возражений должника, позволяющих ему не исполнять обязательство, и указанием на возможность выдвигать эти возражения против лица, права к которому перешли в порядке сделки цессии (уступки права требования).

Должник может против требования нового кредитора ссылаться на недействительность самой сделки уступки, например на невозможность перехода требования в силу его личного характера либо на нарушение договорного или договорного запрета на уступку права требования. В указанных случаях возражения должника затрагивают саму распорядительную сделку, а не основания ее совершения — соглашение об уступке.

Вопрос о признании возможности для должника против требования нового кредитора ссылаться на дефекты соглашения между цедентом и цессионарием. Он тесно связан с вопросом о допустимости оспаривания должником соглашения об уступке. В Обзоре (п. 14) не отрицается право должника оспорить это соглашение; но должник обязан доказать, что это соглашение затрагивает его права и интересы. Обращает на себя внимание, что суд не принял во внимание доводы должника о том, что оспаривание им соглашения между цедентом и цессионарием осуществляется им для целей установления определенности в вопросе о том, кто является надлежащим кредитором.

9. Существенные условия в сделке уступки права требования.

Положения главы 24 ГК РФ не содержат специальных указаний о существенных условиях в сделках уступки права (требования). Целью рассматриваемой сделки является передача обязательственного права требования от одного лица (первоначального кредитора, цедента) другому лицу (цессионарию). Исходя из этого можно определить и существенные условия такой сделки — это указание на цедента и цессионария, а также на характер действий цедента: цедент передает (или уступает) определенное право требования, а цессионарий соглашается принять (или принимает) это право. Наиболее важным в подобных сделках является определение самого субъективного обязательственного права, которое подлежит передаче. Для этого, как правило, достаточно указать кредитора и должника в обязательстве, основание возникновения требования, предмет и содержание права требования.

Позиция Президиума ВАС РФ, отраженная в п. 12 Обзора, требует от судов оценки предмета соглашения об уступке с учетом положений ГК РФ о необходимости выявления воли сторон в сделке.

Конкретизация в отношении основания уступаемого требования необходима, если в силу данного договора должник обязан выполнить несколько однотипных по содержанию, но различных по основаниям возникновения действий и уступаются не все права в отношении должника по договору, а одно или несколько из них. Уступаемое требование должно быть конкретизировано и в том случае, когда на основании договора возникает несколько однотипных и по содержанию и по характеру оснований прав требования (например, по договору энергоснабжения существуют обязанности потребителя (должника) заплатить за энергию за различные периоды). Одним из возможных способов конкретизации предмета уступки в том случае, если права в отношении должника уступались не по всем этим обязательствам, является указание на сроки исполнения (или возникновения) обязанностей по оплате. На это обстоятельство обращается внимание в п. 13 Обзора.

Объем уступаемых прав определен в диспозитивной норме (ст. 384 ГК РФ), поэтому нет необходимости включать условия, определяющие объем права, в соглашение об уступке, если отсутствует намерение уступить часть права (требования). Но если уступается часть права (при делимости предмета обязательства) или стороны иначе, чем указано в ст. 384 ГК РФ, решают вопрос о переходе дополнительных и связанных с основным требованием прав, то условия, определяющие объем передаваемых прав, являются существенными.

Для выявления действительной воли сторон в сделке уступки относительно ее предмета могут быть использованы правила толкования договора (ст. 431 ГК РФ). Если необходимость установления предмета соглашения об уступке возникает при рассмотрении спора между цессионарием и должником, цедент должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, поскольку признание судом соглашения об уступке незаключенным может повлиять на его права и обязанности как по отношению к должнику (ответчику), так и по отношению к цессионарию (истцу).

10. Передача документов, подтверждающих право требования. В соответствии с п. 2 ст. 385 ГК РФ цедент должен передать цессионарию документы, удостоверяющие уступленное требование, и сообщить ему сведения, необходимые для осуществления права. Если иное не предусмотрено соглашением сторон, момент перехода права цеденту не зависит от того, исполнена ли эта обязанность цедентом. Право требовать передачи документов есть у первоначального кредитора независимо от того, предусмотрена ли такая обязанность в договоре об уступке. Такая обязанность лежит на прежнем кредиторе в силу закона.

При нарушении этой обязанности приобретатель права может требовать от первоначального кредитора возмещения убытков. На практике зачастую обязанность передать документы, подтверждающие право, смешивали с обязанностью передать само право требования. В результате делался вывод, что уступка права требования до момента передачи документов не состоялась. Наличие доказательств существования права необоснованно смешивалось с существованием самого права. Приведенный в п. 11 Обзора пример свидетельствует о четком разграничении Президиумом ВАС РФ момента перехода права и момента передачи документов. Уклонение цедента от передачи цессионарию документов, удостоверяющих переданное последнему право (требование), не рассматривается как факт, сам по себе свидетельствующий об отсутствии перехода права к цессионарию. Закон не устанавливает срока исполнения обязанности представления документов, ни формы. В силу общих положений об исполнении обязательств такая обязанность должна быть исполнена в разумный срок (ст. 314 ГК РФ), который должен определяться с учетом цели установления данной обязанности цедента. Срок передачи документов может быть определен соглашением цедента и цессионария.

Перечень документов, подлежащих передаче, зависит от характера уступаемого права. Лежащая на цеденте обязанность передачи документов охватывает все находящиеся у него документы, которые могут быть использованы для удостоверения требования и других перешедших к цессионарию прав. Конкретный перечень документов может быть согласован сторонами, поскольку при уступке лишь части права, определенные документы могут не передаваться или передаваться в копиях.

11. Ответственность цедента за действительность требования. Цедент отвечает за существование требования, но не отвечает за то, что может быть взыскано с должника. Стороны могут выработать гарантии, касающиеся существования передаваемого (уступаемого) права, и нести ответственность в случае нарушения этих договорных гарантий.

В соответствии со ст. 390 ГК РФ первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Под недействительным требованием понимается требование, не имеющее действительного основания; если заключенная между первоначальным кредитором и должником сделка ничтожна, то нет и требований из этой сделки.

Недействительность требования имеет место и в случаях, цедент не является обладателем данного права (например, оно было ранее передано другому лицу); когда сделка, на основании которой возникли передаваемые права, оспорима и признана судом недействительной; когда уступлено требование, уже прекращенное к моменту уступки исполнением либо иным предусмотренным законом способом (новация, отступное, зачет и т. д.). Недействительным является также требование, которое не может быть реализовано в силу возражений должника (например, неисполнении обязательства цедентом, зачете и т.д.).

Неисполнение должником принятой на себя обязанности (неисполнение цедентом обязанности по передаче цессионарию права требования) необходимо расценивать не как обстоятельство, свидетельствующее о недействительности сделки, а как нарушение обязательства.

Нельзя признать недействительным договор об уступке, фактически не исполненные цедентом (не был передан предмет договора). Президиум ВАС РФ в п. 1 Обзора, во-первых, провел разграничение между соглашением об уступке как обязательственной сделкой и распорядительной сделкой уступки. Во-вторых, Президиум ВАС РФ четко указал на то, что недействительность уступки означает отсутствие перехода права третьему лицу; но это не колеблет действительность соглашения между цедентом и цессионарием, на основании которого передавалось право и цедент несет ответственность за допущенное им нарушение обязательства — передать определенное в соглашении право (требование).

12. Уступка прав по кредитному договору.

Закон РФ «О банках и банковской деятельности» относит к банковским операциям деятельность по привлечению и размещению денежных средств от своего имени и за свой счет. Получение денежных средств, предоставленных на основании кредитного договора, не относится к банковским операциям. Новый кредитор, получая от банка право требовать от заемщика возврата денежных средств, не становится субъектом банковской деятельности и не обязан иметь соответствующей лицензии.

Рассмотрение положений ГК РФ о договоре займа и кредита показывает, что требования к субъектному составу имеют значение в момент заключения кредитного договора. Основным отличием кредитного договора от договора займа является наличие у банка в кредитном договоре обязанности предоставить денежные средства. Поскольку договор займа является реальным, такой обязанности у займодавца нет.

Принятие на себя специфических рисков, связанных с обещанием предоставить денежные средства, — прерогатива специальных субъектов (банков или иных кредитных организаций). После исполнения банком своей обязанности по предоставлению денежных средств у заемщика возникает обязанность их возврата, ничем не отличающаяся от обязанности возврата денежных средств, полученных по договору займа. Это обязательство заемщика принципиально ничем не отличаются от любых других денежных обязательств.

Личность кредитора для заемщика (независимо от того, получил ли он средства по договору займа или кредита), как в большинстве денежных обязательств, не имеет. Заемщик по кредитному договору в случае передачи права требования третьему лицу сохраняет против него все возражения, которые он мог выдвинуть против первоначального кредитора по денежному требованию (банка).

В п.2 Обзора Президиум ВАС РФ исходит из того, что ни Закон «О банках и банковской деятельности, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности прав кредитора по кредитному договору только кредитной организации; следовательно, эти нормы не могут быть основанием для признания недействительными сделок уступки прав требования банков к заемщикам третьим лицам, не являющимся кредитными организациями.

Статья написана по материалам сайтов: www.eg-online.ru, law-civils.ru, advokat9ak.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector