Актуальные проблемы договора дарения

Теоретические проблемы в раскрытии содержания договора дарения

Несмотря на богатую историю договора дарения, до сих пор остаётся множество вопросов по отдельным его аспектам, что приводит к постоянным дискуссиям.

В юридической литературе, к сожалению, отношениям сторон по договору дарения уделяется недостаточно внимания. Отдельные проблемы данных отношений рассматривались в работах В.А. Умова, О.С. Иоффе и др. Однако обобщенному исследованию проблем дарения в наше время уделялось мало внимания. Содержащиеся в литературе выводы и практические рекомендации в ряде случаев остаются спорными. Имеющиеся пробелы в законодательстве порождают неточности и неясности, что в свою очередь ведет к возникновению споров между гражданами и организациями.

В современной юридической литературе трудно обнаружить взгляд на дарение как на одностороннюю сделку со стороны дарителя, являющуюся одним из способов прекращения права собственности дарителя и возникновения права собственности у одаряемого, как это имело место в дореволюционной гражданско-правовой доктрине. Напротив, подчеркивается принципиальное значение согласия одаряемого на принятие дара, что, безусловно, свидетельствует о договорной природе дарения и позволяет провести четкую грань между дарением и односторонними сделками, например завещанием в наследственном праве. Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций./Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2008 С.164; Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. СПб. 2006. С. 131.

А.Л. Маковский, рассматривая вопросы, связанные с договорной природой дарения, отмечает: Дарение представляет собой не одностороннюю сделку дарителя, а его соглашение с одаряемым, то есть договор между ними, поскольку для осуществления дарения требуется согласованное волеизъявление обоих этих лиц. Необходимость такого соглашения прямо вытекает из закона в случаях, когда он требует для этого договора письменной формы (п.2 ст.574). В остальных случаях ГК исходит из предположения, что принятие дара одаряемым свидетельствует о его соглашении с дарителем, допуская для этих случаев заключение договора дарения устно (п.1 ст.574).

И еще одну важную особенность договора дарения как вещного договора отмечает М.И. Брагинский, а именно: в отличие от иных гражданско-правовых договоров, понятие договора дарения (за исключением обещания дарения) лишено таких аспектов, как «договор — правоотношение» и «договор — документ» (форма выражения правоотношения) и имеет лишь одно значение — «договор — сделка». «Все дело в том, — указывает М.И. Брагинский, — что вещный договор в принципе не предполагает какого-либо обязательственного правоотношения. Его функция ограничивается тем, что речь идет именно о договоре — сделке. И как таковой он не укладывается в рамки, обычные для классификации договоров. Это относится, в частности, к делению договоров — правоотношений на односторонние и двусторонние. Характеристика односторонности и двусторонности сделки (договора — сделки) имеет, как хорошо известно, совсем иное значение». Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 226.

Что же касается предмета договора дарения, то некоторые авторы критикуют ГК за неоправданное, на их взгляд, расширение предмета договора дарения. Так, И.В. Елисеев по этому поводу пишет: «Такое определение предмета договора уже подвергалось и, вероятно, еще долго будет подвергаться справедливой критике юристов. Причина этого заключается, прежде всего, в том, что в одно множество объединяются такие разнородные объекты, как имущество и действия. Причем предметом дарения являются не любые, а лишь некоторые юридические действия: прощение долга. перевод долга. принятие на себя исполнение обязательства. Все эти действия объединяет лишь то, что они направлены на обогащение одаряемого, т.е. увеличение его имущества. Но вряд ли этого достаточно для их включения в предмет дарения. Во-первых, обогащение одаряемого возможно в различных правовых формах, которые не исчерпываются лишь случаями освобождения его от обязанностей. Во-вторых, основания и процедура прощения, перевода долга, принятия на себя исполнения настолько различны, что их объединение под крышей дарения крайне искусственно». Гражданское право / Под ред. Е.А. Сухановой. М., 2005. с.212

На эти критические замечания И.В. Елисеева в адрес ГК хотелось бы возразить следующее. Во-первых, представляется весьма странной попытка исключить из понятия предмета договора действия сторон. Ведь предмет всякого договора — это, по сути, предмет вытекающего из него обязательства, а предмет обязательства состоит как раз в действиях (бездействии) обязанной стороны. Применительно к договору дарения ограничить предмет договора передаваемым одаряемому имуществом можно только в отношении договора, совершаемого (заключаемого) путем передачи подаренного имущества одаряемому, да и то лишь в силу того, что такой договор не порождает обязательства. В остальных же случаях предметом договора дарения прежде всего являются действия дарителя, что вытекает из определения самого понятия обязательства (п.1 ст.307 ГК).

Во-вторых, если взять такой объект договора дарения, как действия дарителя, то ГК говорит о передаче вещи, о передаче имущественного права (требования) к себе или третьему лицу, об освобождении одаряемого от имущественной обязанности (п.1 ст.572). Что же касается уступки прав требования, перевода долга или прощения долга, принятия дарителем на себя исполнения обязательства, то применительно к договору дарения они представляют собой юридико-технические средства, посредством которых даритель выполняет действия, составляющие предмет договора дарения. И объединяет эти действия дарителя отнюдь не только то обстоятельство, что все они направлены на увеличение имущества одаряемого, но так же и то, что все они совершаются дарителем безвозмездно за счет уменьшения своего имущества, с совершенно определенным намерением увеличить имущество одаряемого и с согласия последнего на принятие дара. Налицо все основные признаки договора дарения.

И наконец, в-третьих, формулируя нормы, очерчивающие круг действий дарителя, составляющих предмет договора дарения, законодатель имел совершенно определенную цель, а именно: включить в сферу действия специальных правил, регулирующих договор дарения, соответствующие правоотношения. Если же согласиться с рассуждениями И.В. Елисеева, то под специальные правила ГК, устанавливающие, например, запрещение дарения, не будут подпадать в том числе случаи освобождения государственных и муниципальных служащих от имеющегося у них денежного долга в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

Таким образом, законодатель, определяя столь широко предмет договора дарения, тем не менее, не вышел за рамки законодательных концепций предмета дарения, а, следовательно, и не заслуживает упрека по этому поводу.

Что касается вопроса о допустимости дарения под условием в юридической литературе можно встретить различные точки зрения. Так, по мнению М.Г. Масевич, «договор дарения может быть заключен под условием, которое может использоваться как поощрительная мера, стимулировать одаряемого к определенному поведению, например успешному завершению учебы. Условие может быть поставлено в зависимость от определенных обстоятельств, например свадьбы. Наступление таких условий нельзя рассматривать как встречное исполнение обязательства, т.к. они не порождают обязанности одаряемого. Значение условий заключается в том, что они являются необходимой предпосылкой вступления в силу или действия обязательств дарителя. Условия могут быть как отлагательными, так и отменительными. К последнему можно отнести случай, установленный ст.578, когда дарение отменяется при ненадлежащем обращении одаренного с подаренной вещью»Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций./Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2008. С.168..

Иной позиции придерживается А.Л. Маковский. Он, в частности, указывает: «Что касается обещания дарения под отменительным условием, то представляется, что оно невозможно, поскольку закон сам определил основания, по которым возможна отмена дарения. Что же касается отлагательных условий, то безвозмездность дарения, по-видимому, оправдывает включение в договор таких условий, если только они не являются противоправными или безнравственными». Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 2001. С.48

Позиция А.Л. Маковского нам представляется убедительной в части обоснования возможности заключения договора дарения под условием. Действительно, нет никаких оснований исключать возможность заключения договора дарения под отлагательным условием, когда стороны ставят возникновение обязанности дарителя передать одаряемому подаренное имущество или освободить последнего от его обязательств в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Нельзя не согласиться с А.Л. Маковским и в том, что такое отлагательное условие не может быть противоправным или безнравственным. Именно в этом случае отлагательное условие, под которым совершается дарение (свадьба и т.п.), может использоваться дарителем как поощрительная мера по отношению к одаряемому.

Что касается субъектов договора дарения, о которых мы ранее говорили в работ, в юридической литературе иногда можно встретить точку зрения, согласно которой государство надлежит исключить из круга одаряемых по обычным договорам дарения, сохранив за ним возможность выступать в качестве одаряемого лишь по договору пожертвования. И.В. Елисеев пишет: «Право государства совершать дарения не вызывает сомнений. Но в качестве одаряемого лица оно может выступать лишь в договоре пожертвования. Это вполне естественно, поскольку государство действует только в общих интересах, следовательно, принимать подарки в качестве частного лица, преследующего свои цели, оно не может».Гражданское право / Под ред. Е.А. Сухановой. М., 2005. с.214.

Данный вывод, на наш взгляд, представляется поспешным. Законодательство подобных ограничений на участие в договоре дарения государства в качестве одаряемого не предусматривает, следовательно, должен действовать принцип распространения на государство при его участии в имущественном обороте положений о юридических лицах. Иначе придется любые ситуации, когда руководители различных государств на официальных дипломатических встречах обмениваются подарками, квалифицировать как пожертвования в пользу соответствующих государств. Кроме того, не следует забывать, что ГК не рассматривает в качестве пожертвования действия дарителя по освобождению одаряемого от его обязательств, однако нет никаких оснований не допускать возможности такого дара в адрес государства.

В юридической литературе высказаны критические замечания в адрес положений ГК, допускающих в определенных случаях совершение договоров дарения с участием малолетних и недееспособных граждан. Смысл этих замечаний сводится к необходимости установления полного запрета на совершение таких договоров без всяких изъятий. Например, М.Г. Масевич указывает: «Большие сомнения вызывает правомерность и целесообразность разрешения «обычных подарков» от имени граждан, признанных недееспособными, их законными представителями. Нужно полагать, что ст.575 имеет в виду подарки за счет имущества недееспособных лиц. Однако в соответствии с п.2 ст.37 ГК имущество подопечного его опекун или попечитель может расходовать только с разрешения органа опеки и попечительства, а согласно п.3 ст.60 Семейного кодекса на родителей распространяются ограничения в отношении распоряжения имуществом подопечного и никаких исключений для «обычных подарков» эти нормы не содержат».Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2008 С.166 На это мы можем сказать, что в данном случае речь идет о гражданско-правовых отношениях, поэтому правила, содержащиеся в ГК, которые допускают совершение «обычных подарков», являются нормами прямого действия и не нуждаются в дополнительных законодательных «подпорках». Кроме того, при разработке указанных норм ГК ставилась задача урегулировать отношения, складывающиеся в реальной жизни. Имелись в виду в том числе и ситуации, когда школьник, собираясь на день рождения одноклассницы, просит своих родителей дать ему денег на подарок либо приобрести последний для него. Недоцук Н.А. Договор дарения. М., 2006 с.21 Исходя из приведенных ранее представлений, мы придем к выводу, что родители должны отказать сыну в его просьбе. Но будет ли это соответствовать нормальным представлениям о взаимоотношениях родителей и их детей?

Это интересно:  Виды консенсуальных договоров в римском праве

И.В. Елисеев, напротив, соглашаясь с тем, что законные представители малолетних граждан могут от их имени совершать дарения (в пределах «обычных подарков»), категорически возражает против возможности для малолетних получать подарки. Он пишет: «А вот в отношении малолетних право самостоятельно получать подарки выглядит, действительно, неразумным. Безвозмездность дарения еще не означают отсутствия расходов и обременений, связанных с подарком. Хорошо ли, когда ребенок приносит домой подаренного ему нильского крокодила».

Хотелось бы в связи с этим напомнить, что нормы ГК и вся система правового регулирования имущественного оборота рассчитаны на нормальные человеческие отношения, основанные на презумпции разумности и добросовестности участников имущественного оборота. И.В. Елисеев же предлагает строить систему правового регулирования на экзотических примерах с нильскими крокодилами, забывая при этом, что он попутно лишает детей радости получать подарки на новогодние праздники и дни рождения. Гражданское право / Под ред. Е.А. Сухановой. М., 2005. с.214.

Объясняя смысл исключения, касающегося обычных подарков, из общего запрета на совершение дарения законными представителями малолетних и недееспособных граждан от имени последних, А.Л. Маковский подчеркивает, что «подарено может быть лишь то, что для соответствующих отношений может рассматриваться как «обычный подарок». «Обычность» подарка как в данном, так и в других предусмотренных в этой главе случаях (пп. 2-4 ст.575, п.1 ст.576, ст.579), означает его соответствие принятым в обществе нравственным критериям, прежде всего в отношении его стоимости. Но ни при каких условиях стоимость подарка не должна превышать пяти минимальных размеров оплаты труда». Маковский А.Л. Указ. соч. С. 311.

Во-вторых, не допускается дарение работникам социальной сферы — лечебных, воспитательных учреждений, учреждений социальной защиты и других аналогичных учреждений — гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.

В-третьих, такой же запрет (с соответствующим изъятием) действует в отношении подарков государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

В отношении положений ГК об этих двух категориях лиц, выступающих в качестве одаряемых (назовем их «социальные работники» и «государственные служащие»), также выпущено немало «критических стрел» в юридической литературе. Так, М.Г. Масевич считает неэффективным запрет дарения социальным работникам. «Однако этот запрет, — указывает М.Г. Масевич, — легко обойти, если вручение подарка будет поручено друзьям указанных выше граждан или путем неоднократного вручения «обычного подарка». Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций./Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2008 С.165

И.В. Елисеев же видит в соответствующих положения ГК реальную угрозу практике правоохранительных органов по привлечению взяточников к уголовной ответственности. «Статья 575 ГК, — пишет И.В. Елисеев, — может оказать влияние и на практику применения уголовного законодательства, в частности, на толкование понятия взятки. Ведь по смыслу этой статьи дарение чиновнику обычного подарка небольшой стоимости (не дороже пяти МРОТ) во всех случаях является правомерным действием». Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. СПб, 2006. С. 127

Не хотелось бы лишний раз обращать внимание на то, что гражданско-правовое регулирование не может затрагивать публично — правовые отношения, но приходится это делать, поскольку приведенные суждения явно свидетельствуют об отсутствии надлежащего понимания отличий между частным и публичным правом. А ведь имеется хорошо известная норма ГК, определяющая предмет гражданско-правового регулирования, согласно которой к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Уголовное законодательство, уголовное право — отрасль публичного права, и поэтому, конечно же, положения ГК об обычных подарках социальным работникам и государственным служащим не имеют никакого отношения ни к понятию взятки, ни к уголовной ответственности взяткодателей и взяткополучателей.

Кроме того, в сфере публичного права действует целый ряд законов и иных нормативных актов, определяющих правовой статус государственных служащих, судей, прокурорских работников, народных депутатов и т.п. Содержащиеся в них запреты и ограничения на принятие подарков от иных субъектов публично — правовых отношений (т.е. в связи с исполнением служебных обязанностей) ни в коей мере не затрагиваются нормами ГК, допускающими так называемые обычные подарки только в гражданско-правовых отношениях. Например, в соответствии с ФЗ «Об основах государственной службы РФ» от 5 июля 1995 г. (подп. 8 п.1 ст.11) государственным служащим запрещается получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, услуги, оплату развлечений, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе после выхода на пенсию. Однако данная норма не может исключить получение государственными служащими подарков, скажем, на день рождения, от друзей, родственников, коллег по работе как от субъектов гражданско-правовых отношений, не связанных с выполнением государственными служащими их служебных обязанностей. В связи с этим нельзя не согласиться с тем, что правило, содержащееся в пункте 3 статьи 575 ГК, являющееся дополнительным ограничением, охватывает лишь узкую сферу отношений, когда подарки государственным служащим делаются от коллег по работе или организации, в которой они работают. Равным образом, упомянутые правила ГК не отменяют и не могут отменять норм уголовного законодательства об ответственности за взятку Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 2001. С.47.

Представляется, однако, что «издержки» запрещения дарения между коммерческими организациями, увиденные И.В. Елисеевым, имеют в своей основе неправильное представление о соотношении норм о дарении и других положений ГК, регулирующих иные гражданско-правовые институты, в частности с положениями об объединениях коммерческих организаций, о взаимоотношениях материнских и дочерних организаций и т.п. Дело в том, что в приведенных И.В. Елисеевым примерах передача имущества, имущественных прав (требований) всегда имеет причинную обусловленность, что исключает возможность квалификации соответствующих правоотношений как дарение.

В-пятых, определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении юридических лиц, которым имущество, являющееся объектом дарения, принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Если иное не предусмотрено законом, субъекты права хозяйственного ведения или оперативного управления могут дарить принадлежащее им на соответствующем ограниченном вещном праве какое-либо имущество лишь с согласия собственника их имущества. Данное ограничение дарения в известном смысле корреспондирует нормам, определяющим правовое положение субъектов права хозяйственного ведения или оперативного управления в части их правомочий по распоряжению закрепленным за ними имуществом. Правда, нельзя не обратить внимания на то, что ограничения для указанных субъектов в отношении дарения являются более жесткими, нежели в отношении иных форм распоряжения имуществом. Например, для совершения иных возмездных сделок с имуществом субъект хозяйственного ведения должен испросить согласие собственника только в том случае, когда объектом таких сделок является недвижимость; остальным имуществом он распоряжается самостоятельно, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами. Совершение дарения имущества (и недвижимого, и движимого) как раз и являет собой такое исключение, установленное законом, когда требуется получить согласие собственника имущества.

Сложнее решается вопрос с ограничением дарения в отношении субъектов права оперативного управления. С одной стороны, действует норма, устанавливающая абсолютный запрет учреждениям отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ними имуществом и имуществом, приобретенным последними за счет средств, выделенных им по смете. С другой стороны, в отношении учреждений, которым в соответствии с их учредительными документами предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, предусмотрено, что доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения. В первом случае возникает вопрос, вправе ли учреждения с согласия собственника совершать дарение имущества, закрепленного за ними либо приобретенного за счет денежных средств, выделенных им по смете. Во втором случае неясно, требуется ли учреждению согласие собственника на передачу одаряемому в качестве дара по договору дарения имущества, приобретенного на доходы, полученные от разрешенной предпринимательской деятельности. Налицо коллизия норм об имущественном статусе субъектов оперативного управления и правил о договоре дарения.

Думается, ответы на эти вопросы следует искать в рамках более общей проблемы о соотношении всех законоположений (включая и публично — правовые), предусматривающих ограничения дарения. Данная проблема впервые поставлена в юридической литературе А.Л. Маковским, им же предложено и ее решение, которое состоит в следующем. Применение правил, тем или иным образом ограничивающих дарение, в случае их коллизии не может быть альтернативным. Вопрос о их соотношении должен решаться, как правило, по наиболее ограничительному варианту либо путем «сложения» этих ограничений, либо путем «поглощения», то есть применения наиболее строгого из них. Объясняется такой подход исключительностью безвозмездных отношений в общей массе имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Поскольку в соответствии с п.1 ст.298 ГК РФ учреждению вовсе запрещено отчуждать или иным образом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете, стало быть, оно не имеет права совершать дарение указанного имущества, в том числе и с согласия собственника. Такие сделки являются ничтожными как противоречащие закону.

Что касается имущества, приобретенного учреждением, которому разрешена предпринимательская деятельность, за счет доходов от такой деятельности, то «наиболее ограничительным вариантом» в данной ситуации является признание за учреждением права дарения указанного имущества при условии получения согласия на то собственника имущества учреждения.

В-шестых, определенные ограничения дарения есть и в отношении субъекта права общей совместной собственности. Дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускается по согласию всех участников совместной собственности с соблюдением правил, регулирующих порядок распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности.

И здесь возникает вопрос о соотношении положения, содержащегося в п.2 ст.576 ГК (о том, что для дарения имущества из общей совместной собственности требуется согласие всех участников общей совместной собственности), и общих положений, касающихся порядка распоряжения таким имуществом (ст.253 ГК). Указанные общие положения говорят о том, что при распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности, согласие всех участников общей совместной собственности независимо от того, кем из них совершается сделка, предполагается. Означает ли это, что, например, один из супругов или один из участников фермерского хозяйства могут подарить одаряемому имущество, находящееся в общей совместной собственности, не испрашивая специально согласия остальных участников общей совместной собственности, поскольку такое согласие предполагается? Исходя из необходимости решать этот вопрос «по наиболее ограничительному варианту», следует, видимо, признать, что для дарения имущества, находящегося в общей совместной собственности, необходимо положительно выраженное согласие каждого ее участника.

Также бы хотелось остановиться на моменте, посвящённом отмене договора дарения. В юридической литературе последствия отмены дарения, как правило, сводятся к применению названного специального правила, т.е. к возврату одаряемым сохранившейся у него подаренной вещи. Иные последствия, за редким исключением, не допускаются. Например, М.Г. Масевич пишет: «Последствием отмены дарения является возврат подаренной вещи дарителю. Это возможно, если вещь сохранилась к моменту отмены дарения. В противном случае даритель не вправе требовать возмещения стоимости вещи в деньгах, за исключением случаев вины одаряемого в невозможности исполнения требования дарителя».Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций./ Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2008. С.172 Эту позицию разделяет и несколько уточняет И.В. Елисеев: «Если одаряемый произвел отчуждение вещи или права с целью избежать их возврата либо преднамеренно совершил иные действия, делающие возврат невозможным, к нему может быть предъявлено требование о возмещении вреда по нормам главы 59 ГК». Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. СПб, 2006. С.134.

Это интересно:  Авторский договор книга

Учёные правоведы дифференцирует возможные последствия отмены дарения в зависимости от обстоятельств, послуживших основанием для такой отмены. Отмечается, что в ГК упоминается только о возможности реституции вещи, являющейся предметом дарения и сохранившейся в натуре к моменту его отмены. Если она не сохранилась, то в случаях отмены дарения, предусмотренных в пунктах 2 и 4 ст.578, требовать денежного возмещения ее стоимости вряд ли возможно, так как этим не достигалась бы цель отмены дарения либо на наследников одаряемого возлагалось бремя, которого они по правилам о наследовании нести не должны. Что же касается отмены дарения из-за неблагодарности одаряемого, то в этом случае возможны как истребование дара в натуре, так и требование о возмещении его стоимости (дар не сохранился либо не представлял материальный объект).

Нам представляется, что при решении вопроса о последствиях отмены дарения необходимо исходить из единого подхода ко всем вариантам отмены дарения независимо от ее оснований. Очевидно, что общим для всех случаев отмены дарения является то, что данный юридический факт влечет за собой обязанность одаряемого возвратить дарителю полученное от него в качестве дара имущество. Иными словами, в результате отмены дарения отпадают основания для удержания одаряемым переданной дарителем вещи или обладания переданным правом. Было бы неправильным и несправедливым представлять себе ситуацию, возникающую в результате отмены дарения, таким образом, что один одаряемый (сохранивший подаренную вещь) обязан нести неблагоприятные последствия, а другой (успевший продать подарок) — нет. Кроме того, весь смысл отмены дарения, скажем, в случае, когда оно совершается должником накануне банкротства, как раз и состоит в том, чтобы возвратить подаренное имущество в конкурсную массу должника в целях использования выручки от его продажи для расчетов с кредиторами. Да и в случае, когда отмена дарения производится в связи с тем, что даритель пережил одаряемого, возложение на наследников одаряемого обязанности возврата подаренного имущества дарителю, который вовсе не имел намерения увеличить их состояние за счет своего собственного имущества, нам не представляется чем-то выходящим за рамки нормальных человеческих отношений.

Гораздо большую и реальную проблему представляет вопрос о том, следует ли квалифицировать как договор дарения всякую безвозмездную сделку уступки требования по обязательству. Данный вопрос приобретает особо актуальное значение в случаях, когда речь идет о сделках уступки требования, совершаемых между коммерческими организациями по обязательствам, связанным с их предпринимательской деятельностью, поскольку, как известно, дарение между коммерческими организациями запрещено законом (п.4 ст.575 ГК).

Представляется, что ответ на этот вопрос мог бы выглядеть следующим образом. В соответствии с п.1 ст.388 ГК уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. В соответствии с законом не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда, в отношениях между коммерческими организациями. Договор дарения может совершаться в том числе и путем передачи одаряемому права требования к третьему лицу, осуществляемой с соблюдением правил, установленных в отношении уступки требований по обязательствам. Вместе с тем соглашение об уступке прав, не предусматривающее встречного предоставления цеденту со стороны цессионария, может быть признано договором дарения лишь в том случае, если оно содержит ясно выраженное намерение цедента совершить безвозмездную передачу соответствующего права цессионарию. При этом под безвозмездностью передачи права требования понимается отсутствие какой-либо причинной обусловленности такой передачи права, вытекающей в том числе и из других взаимоотношений сторон по иным сделкам и обязательствам.

Отсутствие в соглашении об уступке прав требования, заключенном между коммерческими организациями, условий об оплате цессионарием получаемого права либо об ином встречном предоставлении само по себе не может служить основанием для признания указанного соглашения договором дарения. Напротив, следует исходить из презумпции возмездности всякого гражданско-правового договора, предусмотренной п.2 ст.423 ГК, согласно которому договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Поэтому такое соглашение может быть квалифицировано как договор дарения лишь в тех случаях, когда в его тексте положительно решен вопрос о безвозмездности передачи дара либо, когда заинтересованным лицом будет доказано отсутствие причинной обусловленности безвозмездной уступки права.

Такой подход основан на том, что безвозмездные отношения в гражданском праве носят исключительный характер. Именно этой причиной «объясняется действие презумпции в случаях, когда возникает сомнение в том, является соответствующее отношение дарением или носит возмездный характер» Малеина М.Н. О договоре дарения// Правоведение. №4, 1998 С. 13.. В связи с этим можно привести слова И.Б. Новицкого: «Дарственный характер предоставления не предполагается, а должен быть положительно доказан» Новицкий И.Б. Обязательства из договоров. М., 1924. С. 40..

Вышеизложенное свидетельствует о необходимости проведения комплексного научно-теоретического исследования, в котором было бы определено место института договора дарения в системе гражданского права, отражены особенности применения договора, сформулированы рекомендации по его классификации, а также правила и приемы, которыми должен руководствоваться правоприменительно в процессе применения гражданско-правовых норм по договору.

дипломная работа Договор дарения в гражданском праве

Договор дарения как вид гражданско-правового договора. Правовое регулирование договора дарения в Российском праве. Основные проблемы договора дарения недвижимого имущество в современном законодательстве РФ. Преимущество и недостатки договора дарения.

Нажав на кнопку «Скачать архив», вы скачаете нужный вам файл совершенно бесплатно.
Перед скачиванием данного файла вспомните о тех хороших рефератах, контрольных, курсовых, дипломных работах, статьях и других документах, которые лежат невостребованными в вашем компьютере. Это ваш труд, он должен участвовать в развитии общества и приносить пользу людям. Найдите эти работы и отправьте в базу знаний.
Мы и все студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будем вам очень благодарны.

Чтобы скачать архив с документом, в поле, расположенное ниже, впишите пятизначное число и нажмите кнопку «Скачать архив»

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 29.06.2011
Размер файла 102,7 K

Подобные документы

Общая характеристика и сущность договора дарения в современном гражданском праве. Договор дарения по советскому гражданскому праву. Порядок признания договора дарения недействительным или незаключенным. Несоблюдение письменной формы договора дарения.

курсовая работа [1,1 M], добавлен 13.05.2015

История развития и становления договора дарения в отечественном законодательстве. Рассмотрение оснований возникновения права собственности. Исследование особенностей правового регулирования договора дарения в современном гражданском законодательстве.

дипломная работа [69,2 K], добавлен 13.08.2017

Договор и сфера его применения. Законодательное регулирование договора. Отказ одаряемого принять дар. Запрещение дарения. Ограничения дарения. Отмена дарения. Пожертвования. Договор ренты. Отличие договора дарения от договора ренты.

курсовая работа [39,6 K], добавлен 13.10.2007

Содержание договора дарения. Элементы договора дарения. Права и обязанности сторон по договору. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение вытекающего из договора дарения обязательства (обещания дарения). Прекращение договора дарения.

курсовая работа [67,3 K], добавлен 18.12.2014

Гражданско-правовая характеристика договора дарения движимого и недвижимого имущества. Исследование сущности, значения, предмета, содержания, сторон и форм договора дарения. Изучение особенностей отмены дарения и отказ дарителя от исполнения договора.

курсовая работа [40,0 K], добавлен 02.08.2016

Понятие безвозмездности, значение, элементы, предмет и форма договора дарения. Стороны договора дарения: права и обязанности дарителя и одаряемого. Запрещение и ограничение дарения. Пожертвование как вид договора дарения. Судебная и нотариальная практика.

курсовая работа [46,0 K], добавлен 13.10.2014

Понятие договора дарения и его место в системе гражданско-правовых договоров. Понятие договора дарения по российскому законодательству. Особенности правового регулирования видов договора дарения. Расторжение договора дарения и отмена факта дарения.

курсовая работа [50,0 K], добавлен 09.02.2011

Понятие дарения как составного элемента гражданского права. Методы регулирования гражданских правоотношений, возникающих при заключении договора. Признаки, субъекты и объекты договора дарения. Существенные условия и порядок заключения договора дарения.

дипломная работа [84,5 K], добавлен 31.08.2011

Понятие, значение, признаки и элементы договора дарения. Содержание договора дарения, стороны договора, их права и обязанности. Запрещение и ограничение дарения. Пожертвование как вид договора дарения. Процесс перехода права собственности на имущество.

курсовая работа [48,8 K], добавлен 31.10.2014

Гражданско-правовой анализ договора дарения. Форма, содержание и субъекты договора дарения. Изучение прав и обязанностей сторон. Порядок заключения и прекращения договора дарения имущества. Ответственность за нарушение обязательств по договору дарения.

курсовая работа [44,8 K], добавлен 19.02.2014

Актуальные проблемы договора дарения 2018

Например, договор обещания дарения не может быть заключен под таким отменительным условием, как ухудшение имущественного положения дарителя или состояния его здоровья до такой степени, что исполнение дарственного обещания может привести к существенному снижению уровня его жизни.

В то же время мы не видим никаких препятствий к заключению договоров дарения под отменительными условиями, не служащими основаниями к отказу от исполнения договора или к отмене дарения, которые предусмотрены ст. 577 и 578 ГК. Таковыми могут быть признаны дарственные обязательства с условиями об их прекращении в случаях, например, появления у дарителя до наступления срока передачи дара собственных детей; излечения дарителя от тяжелой болезни; значительного повышения заработной платы одаряемого и т.п.

1. См.: Сделки с недвижимостью. Оформление без нотариуса. Автор главы – М.Г. Пискунова. М. 2003. С. 104.

Возможно, приведенное используемое в быту выражение является отражением официального наименования акта, которым оформлялось право собственности одаряемого на недвижимость в отечественном дореволюционном гражданском законодательстве, когда такой акт назывался дарственной записью (См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т. 2. СПб., 1902. С. 130–131).

3. Маковский А.Л. Дарение (глава 32) // Гражданский кодекс Российской федерации.

Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М.

Актуальные проблемы договора дарения 2018

Право дарителя (его наследников) на отмену дарения по основаниям, указанным в законе, не может рассматриваться как обычное субъективное право, возникшее из договора дарения. В силу заключения (с государственной регистрацией) договора дарения недвижимости возникают иные юридические последствия: право собственности у одаряемого и прекращение права собственности на то же имущество у дарителя. В то же время законодатель учел, что данный договор тесно связан с нормами морали, нравственности, отношения между сторонами носят особо доверительный характер, а принятие дара должно сопровождаться чувством признательности одаряемого.

Результатом является отсутствие комплексной оценки этой коллизионной нормы гражданского права.

Так, например, мы уже говорили, что договор дарения относится к безвозмездным договорам, по которым одна сторона предоставляет либо обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Но тут же встаёт более сложный вопрос, может ли признаваться встречной передачей вещи либо встречным обязательством соответствующее предоставление, осуществляемое одаряемым в пользу дарителя, за рамками договора дарения по иным сделкам и обязательствам. В современной юридической литературе по этому поводу высказаны различные точки зрения.

Иная позиция высказана А.Л.

В случае ее направленности на сохранение имущественной массы должника путем безвозмездного освобождения его от имущественной обязанности прощение долга является дарением; при отсутствии указанных условий оно не может быть признано дарением, а значит, не подвержено ограничениям, установленным в ст. ст. 575, 576 ГК РФ67.

Это интересно:  Дарение денег без договора дарения

В настоящее время вопросы, связанные с прощением долга, получили освещение в материалах судебной практики. Имеются в виду рекомендации, содержащиеся в Обзоре применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств, доведенном Президиумом ВАС РФ до сведения арбитражных судов Информационным письмом от 21 декабря 2005 г. № 104. Прощению долга посвящен п.

Причины такого выбора применительно к указанным двум кодифицированным актам совершенно различны.

ГГУ столетней историей своего существования и применения в качестве одного из центральных законодательных актов германского правопорядка доказало, что оно является одним из лучших образцов кодификации гражданского права в рамках континентальной правовой системы. Немаловажное значение имеет и то, что из всех зарубежных законодательств российскому гражданскому праву наиболее близко именно германское гражданское законодательство. На это обстоятельство обращают внимание известные правоведы Е.А.
Суханов: «Современные преобразования в России потребовали и нового гражданского законодательства, основанного на возрождении частноправовых начал.

Значит, даритель может быть уверен в том, что любой дар в адрес государства будет использован на общее благо; иначе он просто не может быть использован. Более того, предполагается, что государство лучше других субъектов знает, в чем состоит это общее благо, и лучше других может действовать в общеполезных целях. Поэтому даритель некомпетентен обязывать государство к определенному способу использования пожертвованного имущества»33.

Первое наше замечание к данным рассуждениям состоит в том, что их результатом (при серьезном к ним отношении) может стать лишь исчезновение у «некомпетентных» дарителей (российских и иностранных граждан и организаций) всякой охоты жертвовать что-либо нашему такому «всезнающему» и лучше других понимающему, «в чем состоит общее благо», государству.

Именно такое решение вопроса соответствует и общим началам, и смыслу гражданского законодательства, требованиям добросовестности, разумности и справедливости, закрепленным в п. 2 ст. 6 ГК РФ.

Предусмотрев отмену дарения в качестве санкции, ст. 578 ГК РФ в одних случаях указывает на право дарителя отменить дарение (при умышленном посягательстве на жизнь и здоровье дарителя, членов его семьи или близких родственников), а в других — на право дарителя (его наследников) требовать в судебном порядке отмены дарения (при умышленном причинении смерти дарителю и при создании угрозы безвозвратной утраты подаренной вещи, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность).

Несмотря на имеющиеся существенные различия в подходах к регламентации договора дарения, мы можем выделить и общие черты указанных законодательных актов: 1) в обоих случаях отношения, связанные с дарением, признаются не просто юридическим фактом, порождающим право собственности у одаряемого, а гражданско-правовым договором, заключаемым между дарителем и одаряемым; 2) одним из основных признаков договора дарения признается то, что дарение осуществляется путем увеличения имущества одаряемого за счет уменьшения имущества дарителя; 3) в обоих случаях учитывается особое положение дарителя в договоре дарения, который теряет свое имущество, не приобретая ничего взамен: даритель наделяется дополнительными правами, не свойственными для должника в гражданско-правовом обязательстве, и в частности правом на отмену дарения по причине неблагодарности одаряемого.

Результатом заключения дарственной с консенсуальной конструкцией является появление у дарителя обязательства передать одаряемому обещанное. Оно может:

  • быть исполнено добровольно или принудительно по требованию одаряемого, подкрепленному решением суда;
  • не быть исполнено по причине отказа, мотивированного ссылкой на ст. 577 ГК РФ.

В результате совершения сделки одаряемый обретает правомочности собственника (ст. 209 ГК РФ):

  • владеть подаренным имуществом;
  • пользоваться им;
  • распоряжаться.

Он также вправе истребовать имущество из чужого незаконного владения, в том числе — от дарителя.

Поскольку дарение безвозмездно, у одаряемого-физлица возникают налоговые обязательства по НДФЛ (налогам на доходы физических лиц) на полную собственность подарка. В силу п.

Подарки, которые получены лицами, замещающими вышеперечисленные должности, и стоимость которых превышает три тысячи рублей, признаются федеральной собственностью, собственностью субъекта РФ или муниципальной собственностью и передаются служащим по акту в орган, в котором указанное лицо замещает должность38.

Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, в следующих случаях: 1) законные представители малолетних (дети до 14 лет) и граждан, признанных судом недееспособными, не вправе участвовать в договоре дарения на стороне дарителя от имени своих подопечных. В качестве законных представителей малолетних выступают родители, усыновители либо опекуны, законных представителей недееспособных граждан — опекуны. В силу ст. 31 ГК РФ опека и попечительство устанавливается для защиты прав и интересов недееспособных и малолетних.

Иными словами, суд либо обязан, либо вправе21 отменить дарение.

В анализируемой статье ГК РФ предусмотрен ряд оснований для отмены дарения. В качестве санкции могут рассматриваться лишь те из них, которые обусловлены наличием умышленной (при совершении преступления — п. 1) или любой (умышленной, неосторожной) формой вины одаряемого (бесхозяйственное обращение с подаренной вещью — п.2 ст. 578 ГК РФ). Иные основания порождают право дарителя требовать отмены дарения в судебном порядке независимо от наличия вины одаряемого.
В частности, право дарителя требовать отмены дарения в связи с бесхозяйственным обращением одаряемого с вещью возникает и при отсутствии вины последнего в создании угрозы утраты такой вещи (отсутствие у одаряемого необходимых условий, требующихся для сохранности вещи, тяжелая неизлечимая болезнь одаряемого и т.п.).

Новеллой ГК РФ является предусмотренное в п.

Актуальные проблемы договора дарения 2018

При этом передачей дара признается: 1) вручение одаряемому конкретного имущества, являющегося предметом договора; 2) символическая передача дара, например вручение ключей; 3) вручение правоустанавливающих документов. Это могут быть документы на конкретное имущество, а также документы, подтверждающие имущественное право требования, перешедшее к одаряемому31.

Во всех перечисленных случаях стороны вправе заключить письменный договор дарения, если по взаимному согласию они посчитали это необходимым.

Договор дарения движимого имущества даже в том случае, если он сопровождается передачей дара одаряемому, должен быть облачен в письменную форму в следующих случаях: когда дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает 5 установленных законом МРОТ. Согласно ст.

Законодателем запрещено дарение между коммерческими организациями, что совершенно оправданно. Запрещение такого дарения было установлено исходя из того, что безвозмездные имущественные отношения между организациями, само существование которых порождено целью извлечения прибыли, как правило, ненормальны и могут использоваться в ущерб интересам их кредиторов и государства.

Еще одной специфической особенностью договора дарения, отличающей его от всех прочих гражданско-правовых договоров, является предоставленная дарителю и его наследникам возможность отмены дарения.

  1. Гражданский кодекс РФ от 26.01.1996 г. в ред. от 26.06.2007 N 118-ФЗ//СПС «Консультант Плюс»
  2. Гражданский кодекс РСФСР, 1922 г.

Актуальные проблемы договора дарения 2018

Нельзя не отметить и то, что в настоящее время нормы ГК РФ по вопросу необходимости нотариальной формы сделок не всегда достаточно логичны. Например, сложно ответить на вопрос, почему для договора ипотеки необходима нотариальная форма, а для договора дарения (или продажи) того же недвижимого имущества – не обязательна. Или: почему для сделок по отчуждению нажитой в браке любой недвижимости одним из супругов требуется нотариально удостоверенное согласие другого супруга, а для самой сделки по отчуждению этой недвижимости нотариальная форма не требуется?

Нередко граждане путают договор дарения с завещанием.

В остальных же случаях неосновательное обогащение на стороне одаряемого, который в результате отмены дарения лишается правовых оснований для удержания подаренного имущества либо денежной суммы, вырученной от его реализации, не охватывается правилами о договоре дарения. Поэтому подлежат применению положения об обязательствах из неосновательного обогащения. Конкретная норма, которая может служить основанием для соответствующего требования дарителя, содержится в п.
1 ст. 1105 ГК. В соответствии с указанной нормой в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное имущество приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость после того, когда узнал о неосновательности обогащения.
Как уже отмечалось, договор дарения, совершаемый путем передачи одаряемому имущества, не порождает обязательственно — правовых отношений и в силу этого исключается из сферы действия норм о правопреемстве по гражданско-правовым обязательствам.

Применительно же к обязательству, возникающему из договора обещания дарения, ГК (ст. 581) устанавливает два противоположных правила о правопреемстве в отношении соответственно прав одаряемого и обязанностей дарителя. По общему правилу права одаряемого, которому по договору дарения обещан дар, не переходят к его наследникам (правопреемникам); и напротив, обязанности дарителя, обещавшего дарение, переходят к его наследникам (правопреемникам).

Договор пожертвования выделяется в отдельный вид дарения исходя из наличия у него такого основного признака, как совершение дарения в общеполезных целях.

ГК РФ госслужащие, медики, педагоги и соцработники должны отвергать дары стоимостью более 3 тыс. руб. от своих подопечных или подконтрольных лиц.

Форма договора дарения

Этому вопросу посвящена ст. 574 ГК РФ. Согласно ей, дарение может быть устным и письменным, а в определенных случаях требует госрегистрации.

Подтверждением заключения сделки (ч. 1 ст. 574) в случае реального или «ручного» дарения является факт приема-передачи даримого имущества. Устная форма дарения считается соблюденной и в случае, когда стороны не проговаривали договорных условий вслух, но их поведение явно свидетельствовало о соответствующих намерениях ст.
159 ГК РФ.

Ст. 574 не ограничивает цену даримого устно движимого имущества. Однако передачу ценных вещей лучше оформлять письменно.

Феофилактова опирается на реальный пример судебной практики, в котором суды, разрешая спор о возврате обществом с ограниченной ответственностью целевого финансирования, полученного на исполнение муниципальной программы создания и развития новых гражданских производств, констатировали: «Безвозвратная передача средств означала бы пожертвование (дарение имущества в общеполезных целях с условием использования имущества по определенному назначению). Однако в силу ст. 582 ГК РФ ООО «ТИС» (в рассмотренном деле — истец, получатель средств, коммерческая корпорация) не может быть одаряемым по договору пожертвования» [6].

Еще одна особенность договора пожертвования, установленная п. 2 ст. 582 ГК РФ, заключается в том, что пожертвование представляет собой одностороннее волеизъявление передачи в дар имущества, и на принятие пожертвования не требуется чьего-либо согласия или разрешения.

Как раз таким случаем является правило об участии в договоре дарения на стороне дарителя только с согласия собственника имущества. Данное правило относится как к дарению движимого имущества, так и к дарению недвижимости;

б) согласно ст. 297 ГК РФ казенное предприятие (унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управления) вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества;

в) согласно ст. 298 ГК РФ учреждение, имущество которого принадлежит ему на праве оперативного управления, не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом, а также имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете.

Глава 1. История возникновения и становления законодательства о дарении…….6

§1. Дарение в римском и зарубежном частном праве………………………………..6

Статья написана по материалам сайтов: otherreferats.allbest.ru, north-lawyer.ru, yurist-don.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector